Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Где и когда начинался Израиль?
Александр Меламед, Париж

История Дрейфуса и ее последствия

В Париже 120 лет назад началась история политического сионизма, которая привела к созданию Государства Израиля. С дела Альфреда Дрейфуса. Скульптурное изображение единственного некогда офицера-еврея Генерального штаба салютует при входе в парижский Музей искусства и истории иудаизма сломанной шпагой.

С напоминания о позорном факте в общественной жизни Франции начинается знакомство с экспозицией, о которой речь ниже.

А пока скажем, что обвинение капитана Дрейфуса в шпионаже, которое будоражило жизнь Европы в 1894-1906 гг., стало поводом для усиления шовинистических настроений в обществе. Через три десятилетия оно обернулось, в конце концов, поддержкой определенными политическими кругами Франции немецкого национал-социализма. Юдофобы Германии и Франции сошлись на антисемитской платформе.

Но дело Дрейфуса имело еще одно неожиданное последствие. В ту пору в Париже работал корреспондентом влиятельной либеральной венской газеты Neue Freie Presse Теодор Герцль, публиковавший в том числе заметки о парламентской жизни во Франции. В политических кругах Парижа Герцль неоднократно слышал антисемитские речи и высказывания.

Они были подстать крикам «Смерть евреям!», раздававшимся на столичных улицах 22 декабря 1894 года, когда суд приговорил Дрейфуса к пожизненному заключению на Чертовом острове во французской Гвиане. Антисемиты превратили журналиста в автора книги «Еврейское государство. Опыт современного решения еврейского вопроса» (Der Judenstaat), явившейся программой и основой политического сионизма.

Ядром сионизма стала идея о создании независимого еврейского государства.

Держать евреев вблизи и в отдалении

Некогда столицей мира считали Париж, затем это неофициальное звание перешло к Нью-Йорку. Однако Париж все же сохранил звание столицы мира в определенном аспекте.

Он слывет в Старом Свете еврейской столицей континента. Но если это так, то еврейское сердце Парижа бьется в центре квартала Марэ. Начиная с XIII века, евреи Востока и Запада, несмотря на все гонения и тяготы, всегда могли найти тут кров и пищу. Когда отовсюду гонимый иудей более семисот лет назад добрался до Парижа, рассматривая его в качестве защиты и убежища, он еще не подозревал, что созданный им еврейский квартал очень скоро будут рассматривать как дойную корову, отмечают исследователи.

Причиной тому было относительное благополучие евреев, которым разрешено было заниматься лишь некоторыми видами деятельности, в числе которых оказалось ростовщичество. Еврей-ростовщик был в ту пору главной фигурой для аристократов, которые селились неподалеку от площади Вогезов с ее королевскими апартаментами. Он ссужал деньгами власть предержащих, включая и монархов, и был за то нещадно проклинаем, ибо должник никого не ненавидит столь сильно, сколь кредитора.

Чем больше аристократ занимал у еврея-ростовщика, тем больше желал он ему несчастий. Тут – один из главных истоков парижского антисемитизма.

Едва казначейство оказывалось перед угрозой банкротства, столичная аристократия отдавала приказ полиции, и та забирала все еврейское имущество «для блага страны». Процедура повторялась столетиями и способствовала возникновению и нарастанию антисемитизма с сопутствующими погромами. Обвинения в отравлении колодцев, использовании крови христианских младенцев в ритуальных целях и прочие нелепости были опробованным средством провокации, которые нередко заканчивались физическим уничтожением евреев. Им рубили головы, их вешали и сжигали с одной-единственной целью – завладеть их имуществом и избавиться от кредиторов.

О том, что это не легенда, можно судить по старинной, датированной 1410 годом, живописной работе, которая так и называется «Французы сжигают евреев на костре».

Кроме того, евреи были много веков попросту бесправны. Лишь 27 сентября 1791 года решением учредительного собрания иудей впервые получил шанс стать гражданином Франции. В ту пору большая часть евреев страны – 25 тысяч из 49 жила в Эльзасе, ибо много веков существовал запрет на расселение евреев согласно королевским указам 1394 и 1615 годов, за исключением Авиньона.

Ограничения на расселение евреев непосредственно связаны с запретом на профессии. К такому выводу приходишь, когда вчитываешься в документы. Понятно, что в крупных городах сделать карьеру легче, чем в деревне. Тем более, людям с талантами и амбициями, трудолюбием и целеустремленностью, какими нередко были евреи. Именно возможность подобного служебного роста пугала общество.

Франция не стала исключением. Чтобы французов устрашить посильнее, евреев, как людей весьма набожных, даже приравняли к язычникам. Сделано это было намеренно. Язычникам и евреям запрещалось занимать государственные должности (militandi), в том числе и в сфере правосудия. Причины было две. Первая - христиане не должны были оказаться в подчинении иудеев. Вторая – христиане не подвергались искушению переменить веру. Держать евреев подальше от властных структур – такое требование содержалось еще в подписанном 9 июля 425 года декрете императоров Феодосия II и Валентиниана III, обращенном к Аматию, префекту Галлии. Примечательно, что права евреев ущемлялись в новейшей истории - по той же причине – антисемиты боялись конкуренции.

С приходом Наполеона положение изменилось. Париж стал Меккой для евреев Европы. Им было разрешено воевать в составе добровольческой армии – великий правовой прорыв для того времени. И все же антисемитизм, который, как писали прогрессивные историки того времени, «был ввезен из средних веков», продолжал существовать в виде мифов о тайном мировом еврейском заговоре. Ненависть, которая сопровождала евреев во Франции, стала почвой для будущих бедствий.

Еврейские волны

В 1881 году «русская волна» эмиграции накрыла Париж. Тысячи евреев бежали от погромов в Российской империи. Прибыли они как нельзя кстати: в стране шла индустриализация, требовались рабочие руки. Между 1880 и 1939 годами из Польши, Румынии, России, Австро-Венгрии, Турции, Марокко, Туниса и Алжира приехали примерно 110 тыс. евреев-ашкенази, многие из которых остались в квартале Марэ.

Сегодня Восточная Европа, Северная Африка и Ближний Восток встречаются в ресторанах еврейского анклава, в квартале, который являет космополитической шик и сохраняет суть традиционной жизни иудеев.

Это здесь, с улицы Розье (Rue des Rosiers), начинается знаменитый квартал, остающийся признанной обителью выдающихся творческих работников, ремесленников, богатых посетителей – в основном, представителей нетрадиционной сексуальной ориентации.

В течение последнего столетия в численности евреев во Франции произошли значительные изменения . Хотя Франция начала прошлый век с очень невысоким процентом еврейского населения (по различным оценкам, всего 50 тысяч, что даже не одна десятая часть немецких евреев), значительная его часть рассредоточена на большом пространстве, в треугольнике с городами Париж, Марсель и Страсбург.

Еще семь лет назад, по данным переписи Всемирного еврейского конгресса, еврейская община Франции насчитывала 606,5 тыс. членов в то время как основные еврейские учреждения Франции, в том числе Appel Unifié Juif de France, указывали только 500 тысяч. Если учесть, что сейчас (2014) во Франции 66,6 млн. жителей, то доля евреев по-прежнему не превышает 1%.

Тем не менее, пока что это самая крупная еврейская община в Европе.

Еврейское сердце Европы - Pletzl


Почти половина из них живет в Париже, причем немалая часть - в квартале Марэ. Район, ограниченный кварталом Бобур на западе и площадью Бастилии на востоке, площадью Республики на севере и Сеной на юге, евреи облюбовали давно, но формировался он параллельно с переселением сюда дворян, особенно два века назад, когда барон Османн затеял большой снос жилья в связи с генеральной перепланировкой города.

Реконструкция не коснулась Марэ, поэтому он стал своеобразной заповедной архитектурной зоной, сохранившей строения такими, какими они были два-три века назад.

Обсуждение новостей, в том числе и только что полученного письма
из муниципалитета, начинается тут же, на улице...

Квартал был удобен: он находился в считанных метрах от широких магистралей, и здесь, в узких, извилистых улочках третьего и четвертого округов дома и населявшие их люди смогли сохранить свой уклад и менталитет, причем, в мирном переплетении представителей разных конфессий и культур.

Великолепные дворцы аристократии и особняки соседствовали с кривобокими домами ремесленников, ароматы духов – с вонью мастерских, казарм и конюшен, принадлежавших ордену Тамплиеров. О том, как все это выстраивалось и совмещалось, рассказывают экспозиции упомянутого в начале статьи Музея еврейского искусства и истории, открытого в 1998 году в Hôtel de Saint-Aignan - постройке 1645-1650 гг.

Евреи внесли значительный вклад в историю французского и мирового искусства. Работы архитектора и книжного графика Лазаря Лисицкого, художника и скульптора Амедео Модильяни, портретиста и автора серии знаменитых натюрмортов с птицей и рыбой Хаима Сутина, интерпретатора образов еврейского фольклора в живописи Марка Шагала – все они представлены в экспозиции. Это - образцы франко-русско-итальяно-еврейского авангарда, определившего художественное разнообразие двадцатого столетия. В Музее соседствуют разные идеи, фрагменты светской и религиозной жизни, которые по-своему изображают еврейскую историю, в том числе историю парижских евреев.

Сформированные средневековыми сефардами, евреями арабо-испанского Средиземноморья, основные потоки пришли сюда, как уже отмечалось, после Французской революции. Вторую часть пришельцев составили набожные евреи из Эльзаса и Восточной Европы. Приток продолжался до начала XX века. В ту пору еврейский квартал пополнился частью этого притока, составлявшего в общей сложности 160 тысяч человек из России и Румынии, Литвы и Польши. Они стали обитателями Pletzl, как на идиш называют «местечко».

Таким Pletzl во французском формате стал появившийся в 1881 году в 4-м округе Парижа квадрат со стороной в полкилометра, в который вписались 6 улиц: Rue Pavée, Rue des Rosiers, Rue Ferdinand Duval, Rue des Écouffes, Rue des Hospitalières-Saint-Gervais, Rue Vieille du Temple.

Народ прирастал стремительно. Если в 1900 году здесь было 6 тыс. обитателей, то к началу первой мировой войны уже 18 тыс. Многие из названных эмигрантов прибыли совершенно нищими, многодетные семьи селились в одной комнате.

Еврейским эмигрантам новый старт давался не легко. Им надо было часто покидать добровольное заточение в новом жилье, искать возможности для учебы и работы, как правило, совершенно непривычной, а для этого требовалось знание французского языка. Беженцы страдали не только от потери их профессионального и социального статуса. Они стояли перед угрозой потери национальной идентичности. Но был успешно преодолен и этот барьер.

Вскоре появилась целая вереница еврейских лавок и магазинов, куда с удовольствием приезжали из других районов города. На улице Розье 4В открылась еврейская торговая школа, известная в Париже как École Israelite du Travail. Здесь и сегодня немало еврейских опознавательных знаков, включая ресторанчик Chez Marianne, синагогу, булочные и лавки с кошерной едой, книжные магазины с еврейской литературой.

Pletzl как предмет художественного исследования

Кстати, на почетном месте в одном из таких магазинов стоит роман Рожера Икора (Roger Ikor) «Смешение вод» ( Les Eaux Mêlées), который был удостоен престижной Гонкуровской премии в 1955 году. Это произведение о жизни того самого Pletzl, где и расположен магазин. Витрины лавок, где продают принадлежности богослужения, уставлены семисвечниками, ермолками, кипами. Специи и ароматные травы израильского происхождения в течение десятилетий продаются в специальном учреждении на Rue François Miron. Все скотобойни находятся под контролем Beth Din и главного раввината Парижа, который следит за соблюдением необходимых требований.

Быт и нравы еврейских жителей квартала в Париже стали предметом художественного исследования не вдруг.

В их судьбе случился очередной геноцид. Он был назван Холокост («всесожжение») – это слово, известное в греческом варианте из Священного Писания, в декабре 1942 года слетело со страниц британской газеты News Chronicle, чтобы с той поры иметь начертание с большой буквы. Это подчеркивало, по мнению англичан, масштаб фашистских фабрик смерти, где евреев умерщвляли, а затем сжигали. Еврейские беженцы, которые двумя-тремя поколениями уже вросли во французские реалии, вновь бросились в дорогу, на этот раз подальше от охваченной огнем и ненавистью Европы, в Америку.

К началу Второй мировой войны во Франции насчитывалось около 300 тыс. евреев. 76 тыс. из них были депортированы в концентрационные лагеря и там убиты. Все их добро – по древней традиции, о которой говорилось выше, - было украдено. Стоимость конфискованного еврейского имущества во Франции оценивается примерно в 1,3 млрд. евро.

Евреев из квартала Марэ первыми отправили на смерть. Их не надо было искать по Парижу. Они все жили по соседству. В марте 1942 года из Франции в Освенцим отправились первые эшелоны. Всего их было 73, причем, последний пришел по назначению за восемь дней до освобождения концлагеря.

Луи Шапиро с улицы Розье был депортирован в концлагерь в самом конце войны. Об этом напоминает мемориальная табличка

«Черный четверг», как назвали парижане 16 июля 1942 года, стал днем массовых облав и охоты на евреев. Их было доставлено 13 тысяч. «Всего 13 тысяч», как смущенно пояснял начальству шеф городской полиции, поскольку планировалось арестовать и депортировать в Освенцим 28 тысяч. Причину ненависти к евреям объяснил профашистски настроенный писатель Люсьен Ребате (Lucien Rebatet), отметивший в Petit Parisien: 80 процентов всех евреев, живущие во Франции во втором или третьем поколении, испытывают нетерпимость к христианам, Талмуд учит их, как обманывать и грабить наш народ, как готовиться к еврейскому мировому господству.

Профашистская пресса отмечала: она не подозревала, что в Париже так много евреев до тех пор, пока их не заставили носить желтые звезды. Один репортер насчитал в 10-минутном пешем путешествии в районе Монмартра 268 желтых звезд. «Кругом банды ленивых евреев! Евреи, за работу! Нельзя их терпеть!» - пестрели погромными заголовками газеты. Из 13 тысяч жертв «черного четверга» выжили около 30.

Послевоенные волны


После 1945 года беженцы прибывали в Париж в основном из стран Магриба, однако эта волна оказалась столь многочисленна, что квартал Марэ был уже не в состоянии разместить еврейских иммигрантов, и те двинулись дальше, в северные пригороды. Оставшиеся в живых и вернувшиеся в свои дома евреи предприняли попытку длительных судебных разбирательств, пытаясь вернуть часть своего имущества, но не всегда это получалось.

В результате израильско-арабских войн к 1970 году в Париж хлынула новая волна сефардов, насчитывающая почти 40 тысяч человек. Большинство из них никогда не слышала идиш. Позже было решено, что сефардам должна быть отдана большая синагога, названная по имени улицы, на которой стояла Sinagoga Tournelles.

Тогда же еврейская община Франции предприняла программу, условно называемую «перевоспитание иудаизацией», которая базируется на трех столпах: религия, солидарность с Израилем, память о Холокосте. Однако, как отмечала Le Monde, в среде еврейской диаспоры в связи с эскалацией конфликта на Ближнем Востоке нарастало значительное беспокойство. Это - симптом неуверенности при выборе индивидуального варианта между неустойчивым еврейским самоутверждением и ассимиляцией.

Положение осложнилось, когда в 2004 году в связи с участившимися акциями антисемитов тогдашний премьер-министр Израиля Ариэль Шарон призвал французских евреев эмигрировать в Израиль. Дипломатическая напряженность между двумя странами достигла апогея, когда последовали израильские обвинения правительству Франции в том, что оно проводит откровенно проарабскую политику, и это упорство означает поддержку агрессивно настроенных палестинцев.

В начале июня 2010-го по миру прокатилась волна демонстраций против действий Израиля, который задержал корабли так называемой «Флотилии солидарности», попытавшиеся прорвать блокаду сектора Газы. В Париже демонстрация собрала 5 тысяч человек и еще почти 15 тысяч в Марселе, Лионе, Страсбурге, Бордо и других французских городах. Как сообщили официальные источники, лидерам еврейской общины в Париже порекомендовали завершить субботние молитвы раньше обычного из опасения перед массовыми беспорядками.

Ближневосточное противостояние в связи с проводимой сейчас антитеррористической операцией «Нерушимая скала» сейчас пребывает в опасной фазе. Однако это обстоятельство не сказывается на лицах обитателей. Они, немногочисленные потомки тех, кто жил здесь с момента основания Pletzl, настроены миролюбиво и взирают на прохожих без особого подозрения.

Духовная жизнь квартала формируется в синагоге Agudath Hakehilot на Rue Pavée, 10. Ее построил в 1913 году «отец Парижского метрополитена», французский основатель стиля «модерн», архитектор и дизайнер Эктор Гимар (Hector Guimard). Вместе с женитьбой на американской еврейке Гимар вписал в свою судьбу иудейскую веру, а в тяжеловесное здание синагоги - игривую эстетику «арт нуво». В 1940 году немцы взорвали синагогу. Однако после войны она была восстановлена и является одной из крупнейших сегодня в Париже, охраняется как национальный памятник.

Pletzl сегодня


Кто фалафель не едал, тот Парижа не видал
В обычные дни Pletzl почти неотличим от других кварталов Парижа. Зато в воскресные дни здесь звучит идиш, полно бородатых с пейсами мужчин, одетых, по традиции, в черные шляпы. Они идут в быстром темпе, а на расстоянии, по той же традиции, следуют их жены и дочери. В руках мужчин еженедельные газеты на идише Tribune Juive и Actualité Juive, которые куплены в магазинчике на Rue des Écouffes.

Еще совсем недавно путь этих семейств (по традиции опять же) лежал в ресторан Jo Goldenberg. Но в начале 2010-го в помещении ресторана открылся магазин джинсовой одежды. Говорят, лет двадцать назад на посетителей заведения было совершено вооруженное нападение. Однако главный гастрономический символ еврейского Парижа закрылся по финансовым соображениям.

Новые собственники здания заломили непомерно высокую арендную плату. Ни городской муниципалитет, ни местное еврейское сообщество не смогли продлить срок аренды. Теперь район не узнать, жалуется старожил Марэ, 87-летний Самуэль Мило. После того, как парижские власти приступили к реконструкции района, местные евреи стали покидать дома своих предков и переезжать в более тихие и спокойные места. Теперь еврейское наследие вытесняется галереями современного искусства и модными бутиками.

Самуэль Мило и другие активисты сумели убедить городских чиновников установить мемориальные доски, увековечившие события истории района — например, депортацию парижских евреев в концлагеря во время нацистской оккупации. Район Марэ не одинок в переменах: большой бизнес наступает все более решительно, в Париже все чаще закрываются небольшие лавочки и магазины.

Но хватит о грустном. Кошерные булочные Moskaitch и Korcarz на улице Розье наполнены ароматом свежего хлеба. Это не только аппетитные булки, но и восточноевропейские сладости – печеное с маком, яблочный штрудель, пирог с сыром. Прибывшие в свое время из России и после алжирского кризиса (1958-1963) ашкеназим привезли с собой свою кухню, которая представлена в ресторанчиках – фаршированная куриная шейка, гусиные лапки, фаршированная рыба, блины с икрой, креплэх (по сути, пельмени, но, в силу североафриканской составляющей могут готовиться не обязательно из говяжьего фарша, но и из рыбы).

Аппетит у нынешних обитателей Pletzl точно такой же, как у их далеких предшественников.

И интерес к жизни, несмотря на все ее сложности, – подстать аппетиту.

* * *

Использованы данные Der Spiegel, Neue Zuercher Zeitung, Jewish.ru, исследований немецких и французских историков, Еврейской Энциклопедии.

Фото автора
Количество обращений к статье - 1822
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Александр Меламед | 22.07.2014 13:43
Гостю.
Не озвучивайте ложь про массовый исход евреев из Франции, которую Вам поручили транслировать в Конторе. Вы, судя по всему, сидите в Москве, и откуда Вам знать, что происходит в Париже? Если это не ложь, представьте доказательства. "За базар отвечать надо" - из лексики Вашего ведомства, которое, как известно, готово неугодных "мочить в сортире". Так что говорю с Вами на Вашем родном языке. То, что Вы из Конторы, подтверждается тем, что Вы, ведя диалог, до сих пор не представились.
АЛ Россия | 21.07.2014 20:17
http://newsru.co.il/israel/15jul2014/alia4567.html
Александру Меламеду.20.07.2014. 20:15. "Гость, за БАЗАР отвечать надо"
Что Вам можно сказать, хоть я и не тот Гость, к которому Вы так по хамски, по блатному обращаетесь, как в одном старом фильме:"Дядя Саша, Вы дурак?"
Александр Меламед | 20.07.2014 20:15
Гостю.
Набрал в поисковой машине - "евреи Франции в массовом порядке переселяются в Израиль". Результат нулевой. Сделай то же, и результат перешли мне. Гость, за базар отвечать надо. Или ты как обычно? 3а%Eгадил и в кусты?
Гость | 20.07.2014 06:50
Автор забыл написать главное: евреи Франции в массовом порядке переселяются в Израиль. На днях прибыло 400 человек. В Иерусалиме, Натании, Ашдоде на улицах все больше слышна французская речь. Франция меняет евреев на мусульман. Туда этой антисемитке и дорога.
АЛ Россия | 19.07.2014 16:45
О евреях Франции, к слову.
Только что прочитал на сайте www.newsru.co.il, что глава еврейской общины Франции Мишель Симони, протестует против решения Правительства Франции о запрете пропалестинских демонстраций. Чудак на букву М. Наверное, не знает или забыл, что бьют не по паспорту, а по роже.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com