Logo
10-20 ноября 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18
15 Ноя 18










RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Биробиджанское дело
Исроэл Эмиот

(Хроника страшного времени)


На русском языке публикуется впервые.
Перевод с идиш Зиси Вейцмана, Беэр-Шева


(Продолжение. Начало в «МЗ», №№ 409-456)



Деревня Степановка



Многие зэки из нашего лагеря повадились ходить на целый день в Степановку, нанимаясь на заработки в колхоз, где "чужакам", то есть не членам хозяйства, платили в тот же день; им, в отличие от колхозников, не надо было ожидать расчета в конце года. Причем, каждый зэк нашел для себя еще и "теплый уголок". Кажется, ни в одной деревне не водилось столько вдовушек и просто одиноких женщин, как в Степановке. Немалая часть зэков пыталась остаться в этой деревне. Во-первых, у многих никого дома уже не оставалось. Пока они отсиживали свои длинные срока, растеряли на воле своих родных и близких. Во-вторых, одновременно с желанием ехать домой этих вечных арестантов одолевал страх снова оказаться за лагерной оградой. Находиться подальше от места, где их впервые арестовали, не мельтешить перед глазами людей в погонах, - таково было их желание.

Украинцы находили углы в избах сосланных семей земляков в окрестных таежных селениях. В последние годы войны их ссылали целыми кланами в этот дикий таежный край, где они тяжело трудились и потихоньку обустраивались. Избалованные женским вниманием, мужики лезли прямо в окна к стрелочницам... На каждом отрезке железнодорожного пути через шесть километров стояла такая будка. Зимой стрелочницы во время осмотра полотна чистили обильный снег высотой в метр, а то и больше, от возможной аварии железнодорожного состава. Зэки помоложе, возвратившись в лагерь после вылазок на волю, смачно рассказывали о своих успехах у женщин, живописуя пикантные скандалы, которые там происходили при стычке их "рогатых" мужей с пришельцами из лагеря.

Одна из женщин, с которой cожительствовал какой-то офицер из администрации, торговала в магазинчике, расположенном рядом с лагерем. В ассортименте была всякой всячина, в основном, залежалый товар: дорогие папиросы, которые местное население вообще не покупало; заплесневелая колбаса, протухшие консервы. Но главным достоянием была водка. В этой лавочнице зэки признали надзирательницу из женского лагеря, о которой говорили, что как-то за малейшую провинность она зимой привязала зэчку к дереву и так долго держала ее на морозе. что та отморозила руки и ноги. А сейчас эта бывшая вертухайка каждому расточает фальшивые улыбки. Но зэки ей все равно мстили, устраивая всякие каверзы: били стекла в лавке, в емкость с растительным маслом бросили дохлую кошку, а однажды ночной сторож еле потушил пожар, который кто-то заблаговременно устроил с вечера.

При встрече зэки ее подначивали:
- Софья Никитишна, что будет делать ваш муж, когда лагеря ликвидируют? Говорят, через месяц все лагеря опустеют...
- Никогда в жизни! - категорично отвечала женщина. - Быть такого не может!
- Это правда, Софья Никитишна, уже есть приказ. Ваш муж, майор, будет пастухом в колхозе...

***

Ко мне в дверь стучатся дети из окрестных домов. Сколько лет я не слышал их беззаботного смеха! Снег нынче глубок, его выпало много, и я с ними играю с в снежки. Детишки привыкли к незнакомому "дяде" и хотят после игры следовать за мной в лагерь. Разумеется, в лагерь охранники их не пускают - мало ли чего может случиться с ними, да и не положено. Малыши стоят у лагерной ограды и плачут от горькой обиды, потому что "дядя" не взял их с собой в лагерь.

К Витьке Косому. отсидевшему уже второй срок, в лагерь на свидание приехала жена. Витька мгновенно вырос в глазах лагерной публики: раздался в плечах, задрал голову. Каждый зэк пытался ему чем-то услужить, подкинуть что-нибудь из одежды, например, цивильный пиджак, нательное белье, дабы перед женой предстать в приличном виде. Лагерный парикмахер сделал ему на голове модную, красивую прическу, задарма обрызгав тройной порцией одеколона. Зэки благословили его и пожелали удачи. Вернулся Витька Косой в барак наутро подавленным, сам не свой, и, чуть не плача, пробормотал:
- Жена передумала со мной жить. Говорит, что в лагере я стал импотентом и чтобы домой после отсидки не возвращался...

В лагерь с воли приходят тревожные, грустные письма от тех, кто недавно освободился. Эти послания с воли зэки обсуждают, мусолят, пересказывают друг другу. Один из таких освободившихся написал: "В лагере я мог говорить то, что хотел, а здесь, на воле, мне пришлось закрыть рот".

С приближением дня освобождения зэки ходят все более грустные, настроение у них ухудшается. От некоторых вышедших на свободу родственники отказались как от лишнего груза - смертельно больных и к семейной жизни непригодных. Но в деревне Степановка любовные дела идут полным ходом. Колхозные бабы бросаются зэкам на шею. Представьте себе, приходят в лагерь с подарками к начлагу, и тот их сватает. Он заинтересован, чтобы его люди оставались на месте.

Наконец, подошел и мой черед. На прошение, отправленное мной полтора года назад, из Генпрокуратуры пришел ответ, что, рассмотрев мою жалобу, они постановили исключить пункт 11 из статьи 58 и согласно пункту 10, часть 2, уменьшить наказание с десяти до пяти лет. При этом я подпадаю под амнистию в соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года об амнистии, освобождаюсь от наказания и выхожу на свободу.

Но полностью наказание с меня не сняли, позволить себе это советское правосудие не могло. Из обвинения убрали лишь 11-й пункт. Фактически это означало: наказание за организацию антисоветской группы уменьшается наполовину. Но я же отсидел семь лет! Поди потребуй теперь с советской власти ответа за лишние два года...

Меня перевели сразу в другой лагерь, где я был полностью расконвоирован и даже не надо было отмечаться по вечерам на поверках. И что удивительно: там я встретил своего давнишнего "нарядчика" - бандита и антисемита Нестеренко, который нас, евреев, гнобил в лагере номер 051. Здесь его повысили в должности: он теперь сотрудник отделения, готовящего документы на освобождение заключенных.

Наши еврейские проклятия на него нисколько не подействовали. Из-за боязни ехать домой на Украину, дабы там не нашелся свидетель его злодеяний во время немецкой оккупации, он осел в далеком сибирском поселке Чукша. женился, гулял и пил вместе с тамошним начальством. Так что дела у него шли блестяще - вот-вот получит паспорт...

В Чукше у нас появилась возможность посещать библиотеку и в местном клубе смотреть кинофильмы. Мы уже действительно начинаем себя ощущать вольными людьми. Процедура подготовки наших бумаг длилась сравнительно недолго - полмесяца. Оказалось, что на каждого нужно исполнить пять документов и с ними затем ехать в район к начальнику милиции для выписки паспорта. После этого отправиться в Тайшет, чтобы на путь следования на путь следования домой получить продпаек и, конечно, билет. Тайшет наводнен ворами. Нередко зэков здесь обкрадывают до нитки. На вокзале поезда приходится ждать по 3-4 суток.

И вот я уже в поезде. Конечный пункт моей "командировки" - станция Хабаровск. До нее пять суток пути, на которые я получил "командировочные расходы" из расчета по три рубля в день. Этого едва хватит на хлеб и чай с сахаром. Ничего, перетерплю, все же я теперь вольная птица. Кому нужны эти деликатесы - яйца, масло, рыба и мясо? Да и голодать в общем-то для меня привычное дело. Все-таки я дожил до свободы и теперь могу почуять ее сладкий запах!

Стоял февраль 1956 года...

(Продолжение следует)

Количество обращений к статье - 1806
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Гость | 04.08.2014 12:50
Публикация начата Предисловием с такими, в частности, словами: "...Был амнистирован 27 марта 1953 года и вернулся в Биробиджан...", что не согласуется с последней строчкой этого номера "февраль 1956".
Что же верно?
Мирослава, Одесса. | 03.08.2014 19:36
Эти воспоминания очень интересны. Сердечное спасибо редактору сайта и переводчику!
Гость Биробиджан | 02.08.2014 12:16
Дорогой Зиси! Жду с нетерпением окончания книги. Большое спасибо!
Михаил, Астрахань. | 01.08.2014 15:56
Сколько их было таких Степановок на просторах безбрежной Сибири с присоседившимися к ним лагерями,
в которых сидели миллионы зеков, таких, как Эмиот, автор этих воспоминаний.
Игорь, Маалот. | 31.07.2014 19:24
Подошел уже февраль 1956 года. Внимательно слежу за событиями.Автор уже на свободе...

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com