Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Из цикла «Рассказики»
Марат Баскин, Нью-Йорк

 

ПРАДЕДУШКА ШЕЙЛ

Жизнь моего прадедушки Шейла Бруна, полна была загадок, необъяснимых и по сей день. Я часто о нем рассказываю, надеясь, что вдруг из глубины времени придет разгадка, такая же невероятная, как и жизнь реб Шейла. В Краснополье он появился, как в стариной байке, неизвестно откуда и неизвестно почему. Хотя «почему» - можно догадываться. Неожиданно в местечко приехал сват из самого Могилева, что удивило всё Краснополье, ибо таких именитых сватов местечко ни видало. Даже богач Зевин обошелся для своих сыновей услугами шадхена из ближайшего к Краснополью Кричева. А здесь сват приехал из самого Могилева. И направился к местному ребе Меерсону. И завел разговор не о местных красавицах, а о дочке самого ребе, шестнадцатилетней Цирл.

Надо сказать, что красивей Цирл в Краснополье никого не было, и в выборе невесты шадхен не ошибся. Приехал он с двумя красивыми парнями, как он сказал - друзьями жениха. О женихе он говорил много, но ничего конкретного. Говорил, что он из очень богатой семьи. Сыпал знаменитыми именами, включая Воложинского ребе и ребе из самого Петербурга. Все они, по словам шадхена, в мишпохе реб Шейла. И вся его родня живет в Петербурге и Москве. Парни, что приехали со сватом, кивали головами и вставляли в разговор мудрые слова из Талмуда.

У простого местечкового ребе от всех этих разговоров кружилась голова, и он на все вопросы кивал головой в знак согласия: ну, кто из праведных евреев откажется от такого жениха! А невеста, подглядывая из-за занавески на дружков жениха, представляла его таким же красавцем, как и они: с английскими бородками, с длинными пейсами, в больших каракулевых штромлах и в костюмах, как у самого Зевина, а может, и лучше. И счастью ее не было предела. И даже то, что после согласия ребе гости сказали, что жених не сможет приехать, чтобы познакомиться с невестой, не смутило отца Цирл. Не может так не может! Зато хупу проведет сам Могилевский ребе, который по этому случаю приедет в местечко. А был он в Краснополье до этого только один раз на свадьбе у старшего сына Зевина! Такой почет, такое уважение!

Через месяц из Петербурга пришла огромная посылка с платьем для невесты и подарками для ее родни. Все охали и ахали, глядя на присланные подарки! И еще через месяц, как и обещал шадхен, в местечко приехал Могилевский ребе. О свадьбе Цирл долго говорило все Краснополье. И, конечно, обсуждали жениха. Был он, как и говорил сват, большим талмудистом, но внешне совершенно не похож на своих дружков – был он на сорок лет старше невесты! Даже старше ее отца! Но изменить уже ничего нельзя было.

- Мэйдалэ майне,- успокаивая Цирл, сказал ребе, - так, наверно, положено! Так на небесах записано!

Никогда Цирл не видела родню Шейла. И даже ничего о ней не знала. Шейл никогда ничего о ней не говорил. И вообще, он был очень молчаливым человеком, хотя когда говорил, сразу становилось понятно, что он не простой человек. Знал он буквально всё и в Талмуде, и в светских делах. Родня никогда не писала ему писем. Только каждый месяц приходили большие посылки - то из Петербурга, то из Москвы, полные разных вещей, и обязательно с книжками, и Шейл торговал ими в лавочке, которую неизвестно кто снял ему в местечке. Ее бывший хозяин сказал, что привезли деньги из Могилева, а может, из Петербурга. И все в золотых рублях.

Перед самой революцией моего дедушку, старшего сына Шейла, которому исполнилось семнадцать лет, вдруг неожиданно пригласили письмом в Петербург. В письме лежал и билет на поезд из Кричева до Петрограда. Все в доме перепугались этому письму, а Шейл сказал, что это письмо от его мишпохи, и пусть Анзельм едет. Как всегда, ничего не добавив о своей мишпохе, к этим словам. Дедушку в Петрограде встретили незнакомые люди и сразу отвезли на какую-то квартиру, сказав, что здесь он будет жить, а завтра должен прийти на Путиловский завод, где будет учиться бухгалтерскому делу в тамошней бухгалтерии. И оставили ему деньги. На все дедушкины вопросы о родне ему отвечали, что ничего не знают. Велели встретить – встретили. Велели отвезти на квартиру – отвезли. Велели дать деньги – дали. И в бухгалтерии никто ничего не знал. Отвечали одним словом – хозяин велел.

Отучился он полгода, так и не увидев родню. Правда, однажды ночью в квартиру пришла старая женщина. Пришла она с каким-то молодым человеком. Дедушка уже спал. Они как-то сами открыли дверь. Молодой человек остался в передней, а женщина вошла в спальню и подошла к дедушке. Она несколько минут молча смотрела на него, потом погладила по голове, благословила и ушла. Как дедушка говорил, он почувствовал в ней что-то родное.

А потом в Петрограде начались беспорядки. Революция. И дедушке сказали - возвращайся домой, в Краснополье.

Худ. Иегуда Пэн. Часовщик. 1914 г.

После революции посылки в Краснополье перестали приходить. Дедушка мой устроился бухгалтером, а его брат Наум - землемером. Пошла иная жизнь. Шейл после революции изменился: помрачнел, стал заговариваться, называя какие-то незнакомые имена, плакал во сне. Дальше двора он не ходил. И даже за калитку не выглядывал. И единственной его работой стало - подметать двор. И так весь день: он то ли читал книгу, то ли подметал двор. Цирл, хотя и была его моложе, умерла раньше, неожиданно для всех, во сне. Шейл очень переживал ее уход. И говорил, что она ушла к Богу, потому что ей тяжело было жить с ним, стариком! И всё просил Бога забрать и его! Когда началась война, он вместе с бабушкой и внучками, ушел из Краснополья, но, когда подводы беженцев разбомбили на дороге в Кричев, и все разбежались по лесу, он потерялся. Его долго искала бабушка, но не нашла. И с детьми пошла дальше в Кричев, в который вот-вот могли войти немцы.

После войны кто-то рассказывал, что Шейл в те дни всё же вернулся в Краснополье. Но не дожил до расстрела евреев, а умер раньше, от голода. Так как не было кошерной еды, а иную он отказывался есть.

Количество обращений к статье - 1775
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость | 06.08.2014 15:58
Однако, я и множество других еврейских детей, бежавших от уничтожения в Российскую Сибирь спасались от холода и отсутствия кошерной пищи трудом, в ожидании победы над немецкими фашистами своих, и множеством других, советских отцов.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com