Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
О несвободной стране
Алексей Осипов, «Новости недели»

12 июля 2014 года в одной из московских больниц после тяжелой болезни скончалась правозащитник, общественный деятель, большой друг Израиля Валерия Ильинична Новодворская. Предлагаем вашему вниманию фрагменты ее интервью израильской газете "Новости недели" (2005 год).

Инакомыслящих не жаловал не один режим, особенно советский. В современной России инакомыслие также не приветствуется, да и наказание за него приобрело несколько другие формы. Неизвестно почему, но сегодня в России инакомыслящих стало куда больше, чем это было лет 30 тому назад. Бывшие партийные бонзы, стукачи КГБ и просто неудачники вдруг в одночасье заявили о своем несогласии с проводимой политикой очередного правительства, вместо Устава КПСС положили на стол Библию и по расписанию появляются то на малочисленных митингах, то на экранах телевизоров, хваля или ругая очередного лидера.

О Новодворской в 90-х было известно мало. Казалось, что эта странного вида дамочка и есть та самая "пена демократии", которую в одночасье случайно вынесло на гребне волны в авангард демократических сил России. Лично мне так казалось до тех пор, пока в руки не попала ее книга "По ту сторону отчаяния". В этом автобиографическом произведении Новодворская рассказала о своей диссидентской жизни.

Оказалось, что еще в 1969 году 19-летняя Валерия создала "Московскую группу Сопротивления" и 5 декабря того же года, в День Конституции, с балкона Дворца съездов бросила в партер зала пачку листовок с описанием преступлений КПСС, задач сопротивления, необходимости борьбы с коммунизмом.

"Изготовила я 125 штук. Пачку в 100 листовок можно было кинуть в партер сразу. Со стола я училась разбрасывать листовки веером, они у меня разлетались отлично даже со стола. Были куплены два билета: на 2 декабря и на 5 декабря на "Кармен" (генеральная репетиция). "Генералка" прошла хорошо. Стало ясно: бросать надо где-то без пяти до начала, когда зал уже полон, но еще есть свет, бросать из среднего прохода бельэтажа в партер.

Было ли мне страшно? Нет, не было. Я ведь и в аресте, и в пытках, и в казни видела свой долг. Жить было нельзя, бессовестно, невозможно. Но я волновалась, как студент перед экзаменом. Знаешь, что пару не поставят, тройку тоже вряд ли, все выучил, но вдруг 4, а не 5, вдруг не высший балл? А вдруг не дадут бросить? А вдруг арестуют до акции?

Спектакли тогда начинались в 18:30. В 18:25 я вошла в центральный проход, но - о ужас! - молодая пара подошла к барьеру. Я быстро дошла до соседнего прохода и швырнула свою пачку в 100 листовок в партер. Как мне стало легко, какая ноша свалилась с плеч! Назад дороги не было... Весь партер одновременно вздохнул: "Ах!", и это было как рокот моря. Я взглянула вниз: все читали мою листовку. Какое блаженство! Я повернулась к бельэтажу, устроила маленький митинг и раздала остальные. Если бы я знала, что их будут так хватать, я бы изготовила вдвое больше! Их разбирали, как глазированные сырки. Из партера прибежала девочка и попросила листовку для них с мамой, "а то нам не досталось".

Школьница Лера и Валерия Ильинична...

Старенькая, видавшая виды служительница театра шептала мне: "Уходите скорей!" Но мне нужен был процесс, и я, наконец, дождалась. Штатный гэбист, проводивший с семьей уикенд, явился в бельэтаж и спросил, не я ли распространяю листовки. Я горячо подтвердила, что именно я. Он вцепился в меня так, как будто я собиралась бежать, вывел из зала в фойе и стал просить у зрителей помочь меня задержать, хотя свободно мог сделать это один. От него все отмахивались, дожевывая свои конфеты и блины. Один юноша даже сказал, услышав от чекиста про листовки: "Спасибо, что сказали. Пойду возьму, если осталось". Наконец нашелся какой-то полковник, взявший меня за другую руку. Вместе они привели меня в административный отсек (3-4 комнаты), посадили на диван и стали звонить на Лубянку: "Здесь женщина (взгляд на меня)... девушка (еще взгляд)... девочка распространяла антисоветские листовки"...

Далее были неоднократные аресты, принудительное лечение в психушке, тиражирование и распространение самиздата, многочисленные уголовные дела, выборы в Госдуму, создание "Демократического союза России", который, как и положено, находится в оппозиции российской власти.

Новодворская спросила меня о критериях репатриации в Израиль, предварительно поинтересовавшись, ватик я или новый репатриант, обнаружив тем самым знание израильского предмета. Услышав все возможные варианты, она пошутила, что является христианкой широкого профиля, так как среди ее родственников нет евреев. Получение израильского гражданства через наделение оного министром внутренних дел нашей страны ей как деятелю, вносящему большой вклад в израильскую экономику и культуру, она поставила под сомнение, заявив, что "Израиль теперь есть кому спасать. Я же останусь спасать Россию".

Валерия Ильинична, любой человек, вне зависимости от пола или политической принадлежности, определяет для себя какую-то жизненную роль. Какова эта роль у Вас?

Ее определили за меня. Думаю, что задолго до моего рождения. И даже, полагаю, задолго до возникновения феноменов советской власти, тоталитарного режима и вообще СССР. В России еще до того, как она стала называться Россией, а называлась Русью, все было так предопределено, а с XVI века это стало еще и необратимо, что свободный человек в России будет диссидентом. Это будет его главная профессия, амплуа, жизненная роль, а все остальное будет только хобби. Возникновение СССР от этой роли ничего не убавило, а только добавило к ней. Журналистика - мое хобби, способ зарабатывать на жизнь. А главная моя профессия, как и любого другого свободного человека в моей стране (примерно в течение последних шести веков) - диссидент.

Согласитесь, что есть многочисленная категория лиц, т.н. внутренних диссидентов, которые ведут обычный образ жизни, и лишь на кухне, в разговорах с близкими друзьями или сами с собой, клянут очередной режим...

Это не внутренние диссиденты, это пикейные жилеты. Которые именно так и обсуждают: "Путин - это голова, а Иванов - это тоже голова", и если заключают, что "Путину они бы в рот палец не положили", то, в принципе, в этом они правы.

В чем заключается разница между диссидентами и правозащитниками?

С 70-х годов до примерно 1989 года разницы не было никакой, в т. ч. и для КГБ. Сейчас разница есть. На Западе это вообще понятно. Там правозащитник - престижная профессия. Любое, даже самое свободное государство, обычно грешит перед человеком, и всегда за государством нужно надзирать, чтобы оно не сделало какой-то пакости по отношению к людям. Так что там точно не надо обязательно быть диссидентом. Не думаю, что во "Freedom House", "Amnesty International" или Хельсинкской группе все поголовно диссиденты. Вряд ли в той же лондонской секции правозащитной "Amnesty International" заседают все диссиденты по отношению к британскому премьеру. В России же ситуация более занятная, возникшая с 1989 года, когда люди не очень стойкие и не очень принципиальные стали позволять себе иметь иллюзию называться правозащитниками, сотрудничать с властью и делать вид, что это очень полезно для них как власти и для третьей стороны, т.е. для народа. Правозащитник - это фигура умолчания сегодня. Эвфемизм. Когда человеку не хочется называть себя диссидентом, и он называет себя правозащитником. Я не уверена в том, что "Демократический союз" может называть себя сегодня правозащитной партией. Мы - непримиримая оппозиция, которая ведет войну с властью. Войну с нашей стороны бескровную.

У руля власти в СССР и России поменялось уже достаточное количество лиц. И вполне возможно, что в России все идет так, как надо, просто вы и ваши соратники - не что иное, как вечные бунтари по натуре.

Здесь есть объективные показания: и мировое сообщество, которое в принципе нельзя назвать бунтарским по натуре, и Путин, который и не демократ, и не западник, и не либерал, а вообще "совок" и чекист. Чекист - его жизненная роль, от которой он и не отрекается. Все это признано мировым сообществом, просто об этом политики не кричат на всех перекрестках. А в западной прессе все эти определения уже встречаются. Что же касается Ельцина, то его "замечательная" идея начать войну на Кавказе тоже получила соответствующую оценку вне пределов России. Поэтому я думаю, что наша невозможность примириться со всем этим абсолютно не обусловлена нашим бунтарским характером. С такой властью, как сегодняшняя в России, просто нельзя жить. А советская власть... Так это историей зафиксировано, что ни с ней, ни при ней также жить было нельзя.

Демократический союз - это же партия буржуазных революционеров. Нам, собственно, ничего такого и не нужно. Мы не антиглобалисты, не какие-нибудь лимоновцы. Никаких социальных требований не выдвигаем. Нам нужно нормальное капиталистическое государство с минимумом социалки. Мы правые консерваторы, поэтому нас обвинять в бунтарстве - это все равно что сваливать с больной головы на здоровую.

Вопрос очень короткий: а вы за кого? За русских? За Россию?

За свободу. За прогресс, За свободный выбор. За либерализм. За американскую модель. Любая Россия нам не нужна, а нужна цивилизованная, западническая страна. А то скажешь "За Россию!" и окажешься в одной компании с Рогозиным, Жириновским и Путиным. А это не наша компания.

Коль всё так несладко, почему не отказываетесь от российского гражданства?

Мне не очень понятно, кто такой апатрид, т.е. человек, который одно гражданство утерял, а другого не приобрел. Мы и так считаемся здесь безродными космополитами. Этот статус нам и так обеспечен, т.е. не надо для него от чего-либо отказываться. Врагами народа нас тоже считают. Нет смысла отказываться от гражданства уже хотя бы потому, что это может быть расценено как способ уйти от юридической ответственности. Мы-то как раз граждане России. Мы, немногочисленные западники России, как раз и соответствуем российской Конституции. Вот президент таким гражданином не является, и его электорат - тоже. У нас все очень запуталось, прямо как в фантастическом фильме. На одной территории находятся два государства - Советский Союз и Россия. Так вот, нынешний российский президент является главой совсем другой державы - виртуального Советского Союза. И электорат его имеет виртуальное гражданство такого самого СССР. Это они должны потребовать, чтобы в их паспорта поставили штамп о гражданстве совсем другой страны.

Вы человек одинокий?

Удел свободного человека в несвободной стране - всегда одиночество.

Ваша оценка нынешней политической ситуации в России?

Это всё называется "реакция", "реставрация" или "полный провал". В России было 10-12 волн модернизации-вестернизации. Последняя была самой большой, но она тоже откатилась. Это самая трагическая ситуация в истории России, потому что на этот раз реакция осуществляется по воле народа, с соблюдением демократических процедур. При голосовании за реакцию на народ никто не давит, наоборот, народ забегает вперед, теребит президента и требует, чтобы он был более реакционным. Теребит так, что президент даже не успевает за народом. Если следовать народной воле и народным пожеланиям, то все мы, западники-демократы, уже должны висеть на Красной площади, частная собственность должна быть поделена, а Ходорковскому должны составить компанию все остальные крупные и, не исключено, мелкие предприниматели. Это один из уникальных случаев в истории, когда народ требует от власти: "Ну, дави меня! Ну, души меня!". Власть еще колеблется в вопросе, до какой стадии удушения ей дойти. Она старается, но народ требует большего. Россию убила демократия. У народа спросили, чего он хочет, и он ответил. Ельцин вот не спрашивал, да и не надо было спрашивать. Народ заказал какой-то вариант на уровне 20-30-х годов прошлого века. КГБ-ФСБ уже сбивается с ног, и если бы не страсть президента хорошо проводить время за рубежом на барбекю, желательно где-нибудь в западном направлении, то, уверена, вам просто уже не было бы у кого брать это интервью.

 

Новодворская об Израиле

"Я думаю, что это великолепное государство. Оно создано поистине избранным народом, одним из самых древних народов на земле. У евреев существуют знания, доступные только тем цивилизациям, которые жили до потопа. Они из горсти песка, из пустыни сделали свой рукотворный Эдем и съели все плоды назло змию - и плод с Древа познания Добра и Зла, и плод с Древа Жизни. Это великий реванш еврейского народа, который всю его историю гнали в гетто, в газовые камеры и крематории. Это пример того, как кроткие интеллектуалы научились себя защищать, создали великолепную армию и, подобно Давиду, разбивают Голиафов, и они катятся во все стороны, сколько бы их ни было. Израиль - это зерно западных ценностей, заброшенное в бесплодную пустыню восточных народов, которые не в состоянии догнать Запад и только клевещут на него. Естественно, Палестина принадлежит Израилю - она должна принадлежать тем, кто способен построить там цивилизованное государство. А так называемая Палестинская автономия тысячу раз продемонстрировала, что кроме агрессии и террора она ничего не способна создать. А израильтяне великодушны. У них в Кнессете, в настоящем парламенте, сидят и представители арабских народов, и русские, и евреи. Они в этом смысле космополиты, но не безродные. У них один из государственных языков - арабский, и они на стороне тех, кто хочет свободно жить и развиваться в рамках западной цивилизации. А вот те, кто не хочет, те с камнями за пазухой и с интифадой наперевес остаются на обочине. Мне нравятся абсолютно все действия Израиля. Я считаю, что Америка и Европа должны защищать Израиль с утра до вечера, а о Палестинской автономии даже и не думать, потому что это все равно, что защищать Северную Корею или Уго Чавеса из Венесуэлы. Пусть их нечистая сила защищает, к которой они и приписаны.

Я была в Израиле, я всё это видела, и ЦАХАЛ - единственная армия, в которой мне захотелось служить немедленно, потому что я никогда не видела такую добрую и демократичную армию. Я, к сожалению, по состоянию здоровья уже не могу нигде служить. Но помню, как я плакала, что я не еврейка, что мне нельзя жить в Израиле и что я не имею никакого права на эту дивную страну. Мне было очень трудно оттуда уезжать. Это пример того, на что способен человеческий интеллект, потому что ничего, кроме интеллекта и таланта, у евреев, когда они явились на эту землю, не было. И они показали, на что способны эти два качества. Я думаю, что Израиль - это самое драгоценное достояние человечества, и его надо беречь и лелеять".

 

Количество обращений к статье - 2027
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость | 03.08.2014 09:42
Мир и покой душе ее. Редкого мужества и честности человек.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com