Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Прямая речь
«Благословляющих тебя благословлю...»
Элеонора Шифрин, Иерусалим

 

В дни военной операции "Несокрушимая скала" против ХАМАСа в секторе Газы по радио то и дело звучит реклама "Керен едидут" - Фонда христианско-еврейской дружбы, о котором многие в Израиле совсем не знают. Между тем, эта необычная организация оказывает израильтянам огромную помощь.

В связи с этим я вспомнила об интервью, которое взяла у создателя и руководителя "Керен едидут" рава Ехиэля Экштейна (на снимке) 19 ноября 2008 г. для «Седьмого канала», где я тогда работала.

"Керен едидут" имеет два центра – в Израиле и в США. Наша беседа состоялась в Иерусалиме, в роскошном помещении организации на 4-м этаже «Дома наций» - офисного здания, построенного на иерусалимской променаде в районе Армон-Анацив. Предметы иудаики в сочетании с современным убранством элегантного офиса – и открывающийся из окон вид на весь Иерусалим – современную объединенную столицу Израиля и всего еврейского народа – ненавязчиво подчеркивают направленность деятельности Фонда, который вызывает много нареканий со стороны ортодоксальных евреев в Израиле. Нарекания связаны с тем, что после 2000 лет преследований со стороны христиан в странах еврейского рассеяния евреям трудно поверить, что у нас могут быть среди христиан настоящие, искренние друзья. «Седьмой канал» хотел предоставить своим читателям возможность получить из первых рук свидетельство человека, который вот уже свыше 30 лет сотрудничает с христианами, которые считают поддержку Израиля и еврейского народа делом всей своей жизни.

Беседа велась на английском языке и записывалась на видеокамеру.

Рабби Экштейн, на сайте Фонда говорится, что Вы получили звание ортодоксального раввина в «Иешива юниверсити» в Нью-Йорке, затем в этом же университете и в Колумбийском университете получили вторую и третью степени, преподавали в ряде университетов США, работали в рамках таких сугубо еврейских организаций как Антидиффамационная Лига и Джойнт. С такой биографией, двадцать пять лет назад, в 1983 г., Вы создали совместный христианско-еврейский фонд помощи Израилю и еврейскому народу. Прежде чем мы приступим к разговору собственно о Вашей организации, не могли бы Вы рассказать о явлении, которое известно как «христианский сионизм»?

По сути дела, в Америке и по всему миру имеется три категории христиан. Это католики, которые подчинены Ватикану и Папе Римскому – это их епархия. Затем - протестанты, которые подразделяются на сотни конфессий: греческие ортодоксы, русские ортодоксы, методисты, пресвитерианцы и т.д.

Свыше двухсот, если память мне не изменяет?

Да, возможно, уже и больше к этому времени. Один сегмент в протестантстве (в католицизме тоже есть, но, в основном, это именно среди протестантов) называет себя «евангелисты». Что это означает? Прежде всего, это означает, что они верят в Библию. Под этим подразумевается наш ТАНАХ плюс то, что они называют «Новым заветом». Причем, верят они очень буквально, и это составляет теологическую базу их позиции. В ТАНАХе евреи представлены как «ам сгула», избранный народ Бога, а Израиль - как обещание, вечное обещание еврейскому народу. В книге «Брейшит» имеется стих 12:3, в котором Бог обещает Аврааму: «Благословляющих тебя благословлю, а проклинающих тебя прокляну». Они принимают это очень серьезно – поскольку они принимают Библию всерьез.

Если веришь, что это слово Бога, то приходится принимать это всерьез.

Совершенно верно! Если люди верят, что Бог в своем слове дал Землю Израиля народу Израиля в вечное владение, то они верят, что не только евреи – народ Бога, не только они должны этот народ благословлять, и помогать ему, но и что Земля Израиля принадлежит этому народу, и они должны в этом ему помогать. Это теологическая база этого движения.

Когда оно появилось, такого рода движение?

В отношении евреев оно проявилось особенно в конце 19-го века в Англии, где, можно сказать, зародился христианский сионизм. Что это значит: «христианский сионизм»? Буквально это значит, что христиане верят, на основании пророчеств Исайи, Йезекииля и даже Йермиягу и других пророков, что настанет день, когда еврейский народ будет собран из всех стран своего изгнания, с четырех концов земли, и вернется в Землю Израиля. Поэтому с конца 19-го века, когда Герцль возрождал эту идею на уровне национализма, а некоторые немногие религиозные сионисты пытались объединить это с религиозными мотивами, параллельно с этим в Англии появилась группа христиан, которые сказали: «Обещание Бога не должно быть забыто». И они начали предсказывать - еще до Герцля, до 1897 г. – года Первого Сионистского конгресса, возвращение еврейского народа в Сион.

Когда Вы говорите «они», можете ли Вы назвать какие-то известные имена?

Нет, пожалуй, выдающихся имен я назвать не могу. Блэкуэлл в Америке и другие проходили процесс перерождения, они не были тогда некой единой группой, евангелистов было немного, но постепенно их становилось больше, они объединялись, сливались, и на сегодняшний день можно сказать, что в одной лишь Америке евангелисты составляют треть всей христианской общины страны. Президент Буш (младший) был евангелистом, целый ряд других политиков, Джимми Картер, говорят, Рональд Рейган был евангелистом. Клинтон тоже евангелист.

Но это значит, что не все евангелисты поддерживают Израиль.

Это означает, что они в целом поддерживают Израиль, но при этом обладают разной идеологией и придерживаются различных политических и философских взглядов относительно того, как его нужно поддерживать. Как и у нас, там есть свои правые, центр, левые, свой МЕРЕЦ и т.д.

И, надо полагать, что, как и у нас, у них тоже нередко имеется несоответствие между духовностью и их политическими позициями.

Совершенно верно, Вы очень остро это подметили. Таким образом, это движение выросло до того, что треть христиан в Америке сегодня составляют евангелисты; полный переворот произошел в странах Латинской Америки, которые раньше были исключительно католическими, а сегодня в целом ряде этих стран от 20 до 30 процентов христиан принадлежат к числу евангелистов. И это огромный потенциал помощи Израилю. Колоссальный подъем наблюдается в Юго-Восточной Азии: в Южной Корее, в Сингапуре, на Филиппинах.

И мы наблюдаем это здесь в Иерусалиме, когда тысячи евангелистов со всего мира ежегодно съезжаются сюда на праздник Суккот.

Да, 5-10 тысяч приезжают из 65-70 стран мира. Мы наблюдаем подъем туризма в Израиле, который также растет за счет евангелистов со всего мира. Мы можем сказать, что после возникновения движения христиан-евангелистов в конце 19-го века, за последние 30 лет это движение пережило колоссальный подъем. По мере роста их влияния выросла и их поддержка Израиля. И это произошло в то время как остальные христиане ослабили свою поддержку Израилю, и даже тут и там некоторые группы встали на сторону палестинцев. Наши бывшие друзья 60-х годов – левые либералы, движения за гражданские права человека, за социальную справедливость, движения против войны во Вьетнаме и др. – повернулись против нас. И вот тут эти стоявшие на правом фланге христиане начали говорить правильные слова и встали на нашу сторону. Они начали говорить, что мы не должны отдавать землю за призрачный мир, потому что этот мир – это не настоящий мир, эта земля принадлежит нам и т.д. и т.п.

У меня дома есть флаг Испании, который мне подарила испанская делегация на одном из ежегодных христианских сионистских конгрессов Суккот. Вся делегация расписалась на этом флаге под словами, которые написал один из них: «Не отдавайте ни метра вашей земли – вам дал ее Бог!»

Да, это часть их теологии. Многие из них, аналогично тому, как это происходит в среде ортодоксальных евреев, категорически против отдачи правительством земли, но многие из них чувствуют, что, не живя в Израиле, они не имеют права диктовать Израилю его политику. Поэтому, с одной стороны, у них имеются взгляды, основанные на теологии, а с другой – как и среди ортодоксальных евреев – эти взгляды не находят выражения в политической позиции истэблишмента, так как они не считают себя вправе говорить Израилю, что в его интересах. Особенно ярко это проявилось в вопросе «размежевания» - изгнания из Газы.

Ну конечно, политическое руководство в Израиле не помогает нашим сторонникам, занимая антисионистскую позицию.

Вы правы. Большинство (не все, но большинство) евангелистов в Америке голосуют за республиканцев, и, если бы они жили в Израиле, то голосовали бы, скорее всего, за «Ликуд» или еще правее.

Вернемся теперь к вопросу о Вашем личном участии, Вашем месте во всей этой картине. Что толкнуло Вас, ортодоксального раввина, получившего традиционное еврейское воспитание и образование, протянуть руку этим людям, когда Вы знали, и сейчас знаете, что столь многие евреи относятся к ним, мягко говоря, подозрительно?

Вопрос стоимостью в миллион долларов! Я полагаю, что это было то, что на иврите мы называем «ашгаха». Я уверен, что каждый человек в этой жизни имеет миссию, свою личную уникальную миссию. На английском мы называем это «призвание», «зов свыше». На иврите мы называем это словом «шлихут» - «миссия». И Бог создает в вашей жизни обстоятельства, создает ситуацию, которая позволила бы вам заняться исполнением этой миссии. Вы можете либо принять ее, либо бежать от нее, либо вы можете ее проигнорировать, и тогда это окей, но, я полагаю, что тогда это теряет смысл…

То есть вы должны найти в себе мужество принять вызов и взять эту миссию на себя?

Ну, Вы психолог, а не просто интервьюер… Да, человек должен суметь распознать, осознать, в чем заключается его призвание, его смысл в этой жизни. Мы можем иметь их несколько: я отец и дедушка, слава Богу, и многое еще… Так случилось, что я работал в Антидиффамационной Лиге и отвечал там за еврейско-христианские отношения. И случайно – или, как мы говорим, «башерт», то есть это назрело – я встретился с одним из лидеров общины евангелистов. И между нами возник диалог. Для меня это было очень интересно, и я начал учиться. Потому что я ведь ничего не знал о христианстве – я происхожу из ортодоксальной еврейской среды, учился в иешиве, за всю свою жизнь не встречал ни одного христианина.

И, очевидно, опасались их?..

Вероятно, но я просто никогда не сталкивался с ними, они не имели никакого отношения к моей жизни. Но когда я начал работать в АДЛ, я начал встречаться с такими людьми. Они в это время как раз начинали расти в Америке. И я увидел в этом потенциал помощи Израилю на основании их теологии. И я начал формулировать первый в мире диалог между евреями и христианами. Это было 33 года назад, и это было впервые в мире. Да, это вызвало много споров и кривотолков. И на протяжении всех этих 33 лет всегда были люди в еврейской общине, которые выражали сомнения и говорили, что мы смягчаем свои позиции, что это взаимный процесс и, получая, мы вынуждены что-то уступать и т.д. Но сегодня, десятилетия спустя и после всех вложенных усилий, мы видим целое движение, которое я могу сказать, я, мы помогли создать, чтобы направлять эту духовную силу и трансформировать ее в конкретные практические дела. Туризм, финансовая помощь… Лишь за последние 10-12 лет мы собрали среди христиан-евангелистов полмиллиарда долларов, которые направляем на разнообразную помощь Израилю. Начиная от бомбоубежищ и лекарств для пожилых…

Мне известно, что вы помогаете нуждающимся солдатам ЦАХАЛа, старикам, выжившим в Катастрофе, даете деньги на оплату отопления для нуждающихся ветеранов в Израиле…

Совершенно верно. Я смотрю, Вы хорошо подготовились к этому интервью (смеется). Да, но не только это. Мы помогаем и в бывшем Советском Союзе. Это помощь в алие и социальная помощь. Мы сотрудничаем с такими организациями как ХАБАД, Джойнт…

Вы все еще являетесь сотрудником Джойнта?

Да, я член исполнительного совета этой организации и член исполнительного совета Еврейского агентства («Сохнута») и Керен а-Есод (Еврейского Земельного фонда, который выкупал в свое время землю в Эрец Исраэль на собранные евреями всего мира деньги – Э.Ш. ). Но для меня всегда было очень важно, и это стало вопросом первостепенной важности в 1989-90 гг., когда стены Советского Союза пали, и евреи начали приезжать в Израиль, самой важной задачей стало помочь тем, кто хочет приехать в Израиль, и помочь им устроиться здесь. Потом уже я много ездил по Советскому Союзу, особенно по таким местам, где было «очень холодно» (говорит это по-русски, чем явно гордится, и смеется). Сибирь, Молдова, Ялта… О, Ялта, я так ее запомнил! Симферополь.

И во всех этих холодных местах Вы находили евреев?

О да! Я нашел там множество евреев. Некоторые из них хотели ехать в Израиль, а некоторые были слишком стары для этого. И я понял тогда – ведь это было время, когда еще никакой «страховочной сети» для них не было: не было еврейских организаций, которые бы действительно помогали.

Ну конечно, ведь здесь были к этому совершенно неподготовлены, правительство никогда не верило, что может начаться массовая алия. Как мы ни предупреждали на протяжении многих лет, убеждая, что нужно готовиться к массовой алие, нам не верили. На нас смотрели, как на сумасшедших. Поэтому, когда алия грянула, страна была к ней совершенно не готова.

Совершенно верно. Все были не готовы. И тогда «Джойнт» решил включиться в это дело, и мы начали давать миллионы долларов на помощь старикам, на различные программы «хеседа» (милосердия) в бывшем Советском Союзе, начали помогать еврейским детям там через ХАБАД , у которого уже была прекрасная инфраструктура помощи детям. А уже недавно, пару лет назад, мы создали совместно с Джойнтом специальную программу помощи детям.

Вы имеете в виду детей тех семей, которые не хотят никуда ехать?

Да, именно. Так что сейчас мы помогаем тысячам стариков ежедневно: продуктами питания, одеждой, лекарствами и горючим для отопления. И в то же время мы помогаем тысячам детей через наши партнерские организации, такие как ХАБАД, ОРТ, «Хефциба», «Сохнут» и, конечно, Джойнт.

Какой была бы жизнь этих людей без вашей помощи?

Я не хочу слишком много заслуг приписывать себе. Но за ту помощь, которую мы оказываем, мне бы хотелось, чтобы еврейская община признала ее, чтобы евреи знали, что христиане в Америке заботятся о них и помогают им – чтобы мы могли повернуть историю наших взаимоотношений. Какой была бы их жизнь?.. Без нашей помощи, без помощи христиан было бы намного больше евреев без помощи – как в вопросах алии, так и в социальной помощи, в программах «хесед». Приведу лишь один пример. Сейчас еврейские организации проходят очень трудный период. ХАБАД, Джойнт, «Сохнут» - руководство всех этих организаций вынуждено урезать фонды. Исполнительный совет «Сохнута» только что урезал 45 миллионов из своего бюджета. Джойнт был вынужден произвести сокращения. ХАБАД проходит через свои трудности. Потому что Лев Леваев является одним из их основных доноров… Все в Америке переживают кризис. Мы, к счастью, пока что идем даже с опережением на 10% по сравнению с запланированным. Так что, возвращаясь к вопросу о том, какой была бы жизнь этих людей без нашей помощи… Прежде всего, без помощи еврейских организаций, ХАБАДа, Джойнта и др., их жизнь была бы ужасной. Пожилые евреи, выжившие в Катастрофе или бежавшие от нее, не имели бы еды. Ведь при той мизерной пенсии, которую они получают, им приходится делать выбор между едой, лекарствами и отоплением. И мы пытаемся избавить их от необходимости этого ежедневного выбора. Так что без помощи этих еврейских групп положение этих людей было бы катастрофическим. Но эти еврейские группы, при наличии созданной ими инфраструктуры, делают недостаточно, потому что не хватает денег. Потому что, честно говоря, еврейская община во всем мире не делает достаточно. И, по моему мнению, это позорно и возмутительно, что при всем богатстве еврейской общины в мире она не делает достаточно, чтобы помочь самыми необходимыми вещами – едой, лекарствами и отоплением - евреям в последние годы их жизни и детям, чтобы они могли получить более светлое будущее. Мы явно не делаем достаточно в этом плане.

В моем предыдущем вопросе содержался подтекст: не думаете ли Вы, что без такой массированной помощи было бы значительно больше молодых евреев, которые захотели бы сделать алию - приехать в Израиль? Не является ли факт помощи от Вашей организации и от других причиной того, что многие решают остаться на месте и никуда не ехать?

Не думаю. И я Вам скажу, почему я так не думаю. Потому что коммунизм привел к отсутствию знаний не только об иудаизме, но и о правде Израиля, более того, он привел к демонизации Израиля. Поэтому имеется нехватка сионистского чувства. Те, кто этим чувством обладал, уже приехали.

Те, кто этим чувством обладал, приехали в 70-х. А те несчастные, что застряли в многолетнем отказе, приехали в конце 80-х.

Согласен. Поэтому я чувствую здесь двойную обязанность: помочь тем, кто хочет приехать. Как я сам совершил алию и приехал, в конце концов, из Чикаго, хотя, безусловно, у меня жизнь была много лучше.

Когда Вы приехали?

Это была мечта всей моей жизни, которую я, наконец, воплотил шесть лет назад. Хотя у меня имеется офис в Вашингтоне, через который я работаю с сенаторами и конгрессменами над различными вопросами.

Мой следующий вопрос следует из того, что Вы сказали об отсутствии еврейский знаний у евреев в бывшем Советском Союзе. Многие из еврейских организаций, работающих над тем, чтобы сохранить, удержать в еврейской семье тех евреев, которые были ограблены и лишены еврейского наследия, еврейской традиции, они опасаются – и вполне понятно и обоснованно, – что эта христианская помощь является лишь прикрытием, маской для сокрытия истинной цели, каковой является миссионерство. Потому что ведь миссионерство – это одна из основных, базисных заповедей христианства.

Вы правы. И поэтому мы различаем и очень осторожны, стараясь отличить те действующие среди бывших советских евреев организации, которые хотят помочь евреям, от тех, которые хотят просто использовать эту помощь и протащить Иисуса через заднюю дверь. Я раввин, и, очевидно, у меня нет таких целей, и у нас нет миссионерской деятельности. Мы обеспечиваем ее невозможность, организуя работу таким образом, что между донорами и получателями помощи нет прямой связи. С одной стороны, мы, конечно, хотим, чтобы люди, получающие помощь, знали, что у них есть христианские друзья в Америке и во всем мире, и что эти друзья им помогают, но в то же время мы не предоставляем им возможности заниматься миссионерством. Это та красная черта, которой мы никогда не пересекаем. Но Вы, безусловно, правы: есть группы, которые этим занимаются. Важно не обобщать: есть группы, которые помогают ради того, чтобы «свидетельствовать об Иисусе», в то время как сотни тысяч других помогают потому, что они хотят благословить Израиль и еврейский народ. Они стремятся утешить выживших в Катастрофе и помочь им, но без всяких задних мыслей, без всяких условий, без каких бы то ни было ожиданий, проявляя то, что они называют «безусловная любовь», любовь без всяких условий. Но мы, евреи, просто не привыкли видеть «безусловную любовь» со стороны гоев…

Потому что мы ее не так много видели…

Ну да!

Мне это понятно, потому что на протяжении многих лет мой покойный муж Авраам Шифрин и я – мы дружны с основателем Христианского сионистского посольства в Иерусалиме Яном Виллемом ван дер Ховеном. И на протяжении всех лет наши друзья, знавшие о нашей дружбе с Яном и с посольством, задавали нам время от времени вопрос, не боимся ли мы, что они попытаются нас «охмурить» и перевести в христианство. Мой муж всегда смеялся и отвечал, что если кто кого куда и переведет, то уж, скорее, это будет в обратном направлении. Именно это и произошло, в конце концов, когда сын Яна Виллема, молодой Ян Ван дер Ховен, прошел гиюр и женился на еврейке марокканского происхождения.

Да, а до этого он еще отслужил в израильской армии.

А еще раньше, учась в школе, он жаловался, что он единственный нееврей в классе и при этом единственный сионист.

Одна из высокопоставленных руководительниц Еврейского Агентства и Еврейской Федерации и других организаций (не хочу называть ее имени) рассказала мне о своем первом посещении какого-то мероприятия христиан-евангелистов. Когда она увидела, что они делают, она сказала, что «они значительно более «фабрент», чем мы, сионисты. И что мы должны учиться у них.

Они не стесняются своей веры, не стесняются ее демонстрировать.

Да, и они проявляют ее со страстью, а среди нас многие эту страсть потеряли.

Мы упоминали Христианское посольство. Вы начали свою организацию в 1983 году. Они создали свое Посольство в 1980 году. В чем заключалась причина для создания еще одной организации, когда уже была одна, работающая практически в том же направлении и на той же идеологической основе?

Практически я начал свою работу в этом направлении за семь лет до того, как основал этот Фонд Дружбы, - когда я работал в Антидиффамационной Лиге. То есть еще до создания Христианского посольства. Но между нами есть разница и есть разногласия. Первое – это то, что во главе нашей организации стоит раввин. Во-вторых, наша организация состоит из христиан и евреев, и наши задачи несколько иные: это не только помочь Израилю, но и свести евреев и христиан для совместной работы над общими вопросами. Еще одно различие обозначилось в первые годы нашей работы (больше тогда, чем сейчас): мы не ассоциировали себя ни с каким политическим движением в Израиле. Мы готовы были сотрудничать с любым политическим направлением, будь то «Ликуд» или иное другое, помогая всем сегментам израильского общества. Мы не занимали политической позиции. Мы работали со всеми правительствами, независимо от того, стояла ли во главе «Авода», «Ликуд» или «Кадима», мы помогали и работали со всеми премьер-министрами. Они (Христианское посольство) занимали значительно более четкую идеологическую и политическую позицию в последние десять лет. Но они делают потрясающую работу, и нам не раз в прошлом доводилось вставать на их сторону и защищать их, когда некоторые раввины обвиняли их в тайной миссионерской работе. Я лично не раз вставал на их защиту – они не миссионеры, они хорошие люди, и их цели правильно определены, и они делают великолепные вещи.

К сожалению, Ян Виллем был вынужден, в конце концов, уйти из посольства в результате разногласий как раз по этим вопросам. Вы сказали, что не занимаете политической позиции. Но Вы явно занимаете идеологическую позицию. И можно не поддерживать ту или иную партию, но, занимая определенную идеологическую позицию – в Израиле – человек все равно попадает в соответствующую политическую категорию.

Верно, мы идем по очень узкой дорожке. Когда Барак был премьер-министром и ЦАХАЛ покинул Ливан, и была необходимость строить бомбоубежища на севере - мы пришли на помощь. Мы помогаем в Израиле независимо от того, ортодоксы ли это, светские, мужчины или женщины… Мы помогаем и арабам. Мы помогали арабам в Восточном Иерусалиме, в Рахате, в Сахнине, беднякам в Умм эль-Фахме. То есть, мы помогаем народу Израиля в целом. Не только харедим, не только светским, мы помогаем народу Израиля в целом.

Вы имеете в виду – не только евреям, но всем жителям Израиля?

Да, всем гражданам Израиля.

Каково отношение официального Израиля к Вашей организации? Каковы Ваши контакты с официальным Израилем – на уровне правительства, на уровне местной власти и т.д.?

На протяжении всех лет, с тех пор, как я сюда переехал, мы работаем в тесном контакте со всеми премьер-министрами и со всеми правительствами. Сегодня, например, у нас есть совместные проекты с министром просвещения, у нас намечаются совместные проекты в области общественной безопасности, с министерством абсорбции, с министерством туризма, с министерством социального обеспечения. Таким образом, мы работаем со всеми. Мы также работаем с мэрами городов. Наш фонд сейчас вкладывает деньги в 136 городов в Израиле. Речь идет о миллионах долларов. Так что с каждым из мэров мы поддерживаем отношения. Кроме того, мы работаем с отдельными организациями, благодаря чему нам не приходится заново изобретать велосипед и растрачивать лишние деньги на двойное финансирование, двойное управление и т.д. Мы стремимся этого избежать. Поэтому мы работаем с Еврейским агентством (Сохнутом), с Джойнтом…

То есть вы просто помогаете финансировать их проекты?

Совершенно верно.

Когда вы инициируете совместный проект с министерством, как, например, Вы упомянули проект с министерством просвещения, вы просто передаете им деньги или имеете также возможность оказывать какое-то идеологическое влияние, как-то уравновешивать их отношение?

Нет, такой возможности мы не имеем, но мы просто беремся участвовать только в тех проектах, которые, с нашей точки зрения, хороши и соответствуют нашим установкам. Ведь нам предстоит «продать» каждый очередной проект дома, чтобы собрать деньги под него, поэтому мы всегда в достаточной мере знаем, о каких проектах идет речь, и они всегда неидеологические. Так что нам не приходится и мы не пытаемся влиять. Например, у нас намечается проект с министерством просвещения, в рамках которого мы дадим, кажется, один миллион долларов, чтобы привлечь новых репатриантов в молодежные движения. Потому что без этого эфиопские, бухарские, русские репатрианты останутся вне молодежных движений, таких как «Бней Акива», «Эзра»…

Почему?

Потому что эти дети ощущали себя иными, они чувствовали, что их не принимают другие израильтяне. Это особенно важно для новых репатриантов.

Это проект, связанный с воспитанием, привычками, с культурой. Как это относится к деньгам, которые вы даете?

В шести городах мы наняли во все молодежные движения, как в светское «А-шомер а-цаир», так и в религиозные, людей из этих общественных групп – русского для русских, эфиопа для эфиопов и т.д., чтобы они были своего рода связными между этими группами и созданными для них программами, которые помогут им постепенно интегрироваться в эти движения. Это лишь один из множества примеров. Таким образом, ничего идеологического в этом нет. А если имеются идеологические аспекты, то мы этого не касаемся. Так что мы действительно не пытаемся изменить их политику в вопросах просвещения и воспитания. Мы всячески стараемся найти и оказать поддержку проектам, которые важны, но при этом не являются идеологическими.

Как, на Ваш взгляд, сказывается – если вообще сказывается – Ваша работа, то, чем занимается возглавляемый Вами Фонд, на взаимоотношениях между Израилем и США в целом?

Я полагаю, что ввиду того, что треть американских христиан – это евангелисты, тот факт, что мы создали связь с этой общиной, а также со многими странами по всему миру, уже укрепляет и углубляет связи между Америкой и Израилем. Когда имеются отношения между 70 миллионами евангелистов и Израилем, это означает, что они обладают возможностями и заинтересованы – и мы создали для этого соответствующую среду – оказывать влияние на политику американских руководителей в отношении Израиля. Развитие туризма, развитие отношений, увеличение инвестиций - это хорошая помощь Израилю совместно с еврейской общиной, и тогда это проявляется на политическом уровне, на экономическом уровне, и т.д., самыми разнообразными путями.

Вы знаете, конечно, что в наших отношениях с Соединенными Штатами есть кровоточащая рана - это продолжающееся тюремное заключение Йонатана Полларда. В эти дни он завершает 23-й год своего пожизненного заключения. И в эти же дни завершающий свою каденцию президент подписывает постановления о помиловании. Имеется письмо, подписанное – исключительный случай! – письмо, подписанное самыми разными людьми, которые никогда не сели бы вместе, имеются письма, подписанные раввинами, всеми бывшими Главными раввинами, и нынешними, письма буквально ото всех. Это действительно единственный вопрос, который объединяет весь Израиль. И в данный момент это даже не противоречит нынешней позиции большинства тех людей, которые протестовали против освобождения Полларда в прошлом – таких, как бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси и другие…

… и Вайнбергера больше нет в живых…

...и даже Вайнбергер, когда он еще был жив, написал, что дело Полларда было раздуто вне всяких пропорций. Он сам написал это в своих мемуарах. Точнее, он даже вообще не упомянул об этом, и поэтому ему был задан вопрос в интервью о его книге, почему он не упомянул Полларда. И тогда он сказал, что это было настолько незначительное дело, что о нем не стоило даже упоминать, и что оно было раздуто вне всяких пропорций ради политических целей. Поэтому я задаю вопрос: могут ли друзья Израиля в Америке, наши друзья-евангелисты обратиться к президенту Бушу с просьбой помиловать Полларда? Ведь президент обладает конституционным правом помилования…

Этот вопрос стоит все время, на протяжении длительного времени, как Вы, безусловно, знаете, потому что это дело дорого Вашему сердцу. Оно дорого и моему сердцу, как и множеству других людей, правых, левых, как Вы справедливо отметили, по всему политическому спектру делались заявления в этом направлении. Я разговаривал с премьер-министрами Израиля, с протестантскими пасторами, с такими как Джерри Фалуэлл, Пэт Робертсон и другие. Помню, я разговаривал с премьер-министром Шароном и другими, и все они обещали поговорить с президентом и разговаривали, но было что-то, что мешало. Иногда, не каждый год, но каждые несколько лет, возникают ситуации, когда имеется возможность. И я думаю, что сейчас мы находимся в такой точке, когда имеется возможность. Вопрос, удастся ли организовать массовую кампанию вокруг этого дела, и во-вторых, поможет ли такая кампания оказать влияние на лидеров здесь и в Америке, я не знаю.

Даже на протяжении всех лет двух каденций президента Буша время от времени поступали сигналы из его канцелярии, что при соответствующем подходе он был бы готов освободить Полларда. Теперь же, когда он покидает свою должность, время для этого кажется наиболее подходящим.

Я согласен, но в то же время полагаю, что если что-то сдвинется, это будет результатом сделки между президентом и премьер-министром, вроде той, что была заключена с Клинтоном, но не сработала…

Я искренне благодарю Вас за интервью.

Я благодарю Вас. Спасибо большое (произносит по-русски).

Я буду сожалеть о множестве вопросов, которые остались незаданными.

Даст Б-г, у нас будет еще другая возможность.

Благодарю Вас и принимаю эти слова как приглашение к следующему интервью.

Безусловно!

Надеюсь также, что мы продолжим сотрудничество. Мы будем рады помочь Вам сделать цели Вашей организации достоянием гласности.

Спасибо большое. На здоровье.

Количество обращений к статье - 2014
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Гость | 07.08.2014 12:53
6 августа Глава фонда «Керен Едидут» раввин Йехиель Экштейн посетил евреев Луганска и Донецка в семейном еврейском лагере Житомира. В подарок детям господин г-н Экштейн привез развлекательную программу с батутами, клоунами, катанием на катере, а также сладости и фрукты. Со взрослыми поговорил о наболевшем и о дальнейших перспективах. Фонд «Керен Едидут» продолжает спонсировать лагерь, а также оформляет всем желающим выезд в Израиль в кратчайшие сроки.
Гость | 06.08.2014 14:14
В Луганской синагоге формируется группа, которая сможет выехать в Израиль по упрощенной схеме.
Обязательно иметь загранпаспорт! Все затраты по выезду, оформление документов берет на себя благотворительный фонд «Керен Едидут».
Участники программы получают пособие, а по приезду в Израиль — все положенные льготы и выплаты. Выезд состоится в сентябре 2014. Сообщите всем евреям в Луганске об этой возможности! Заявку отправлять на адрес: jewishlugansk@com.ua
Блокадный Луганск — город остался без электричества, воды, связи и интернета.
Элеонора Шифрин | 03.08.2014 08:49
Забыла указать, что пост в 22:10 - мой.
Гость | 02.08.2014 22:10
Вы правы, Ольга. Р.Экштейн явно имел в виду отделившихся от католической церкви, но неточно выразился. Спасибо за Ваш комментарий. Рада "встрече" с Вами на страницах МЗ.
Olga V., Boston | 01.08.2014 12:13
In my opinion, Rabbi Ехиэл Экштейн is doing a great job. A big thank you to Элеонора Шифрин for very interesting interview. The only "неточность" I see the following: протестанты, которые подразделяются на сотни конфессий: греческие ортодоксы -NO, русские ортодоксы - NO, методисты YES, пресвитерианцыYES. Thank you again.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com