Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Корни и крона
Рав
Елена Цвелик, Стони Брук, Нью-Йорк

 

(Продолжение. Начало в «МЗ», №456)

Брацлавская еврейская община в тот период находилась в таком бедственном положении, что не могла себе позволить содержать собственного раввина, поэтому раву Мойше было предложено остаться там в качестве шойхета и моэля, а раввином - по совместительству, что допускалось в практике небольших общин. Он согласился и, оставаясь шойхетом и моэлем, исполнял обязанности брацлавского раввина без малого пятьдесят лет.

Реб Мойше был известен глубокими познаниями в религиозной литературе и строгим соблюдением заповедей. При этом он был человеком, стоящим на земле и понимающим тяготы простых людей. В каждом, кто обращался к нему, реб Мойше, внешне сдержанный, со свойственной ему теплотой и чуткостью умел увидеть что-то доброе, приободрить и помочь. Реб Мойше Рабинович не принадлежал ни к какому хасидскому двору, хотя с глубоким уважением относился к цадикам, а был практикующим сельским раввином, беззаветно преданным своим евреям.

Переезд в Брацлав, в сердце хасидского мира, налагал на молодого раввина-миснагеда огромную ответственность, и он принимал ее. Наступали времена, когда сбывалось предсказание рабби Нахмана о том, в мир идет огромное неверие. Именно в эти смутные времена р. Мойше Рабиновичу суждено было стать раввином еврейской общины Брацлава. Много лет спустя, вернувшись домой после спасения из концлагеря, он поселится именно в том месте, где когда-то стоял дом цадика, и продолжит свое подвижническое служение.

Реб Мойше-Янкель Рабинович родился в местечке Калиновка Винницкой области на Песах 1883 годa в семье Янкеля и Рейзы Рабинович. Он был первенцем, за которым следовали брат Шмул и сестры Рахиль, Брандл и Фейга. Шмул и Рахиль ушли в мир иной в довольно молодом возрасте, а младшая, Брандл, после замужества Кауфман, поселилась в Мозыре. Эта замечательная женщина в голодные 30-е принимала детей реб Мойше, которые приезжали к ней по очереди подкормиться и окрепнуть, а кроме того, регулярно посылала посылки с хлебом в Брацлав, чтобы семья брата не умерла с голоду.

Отец реб Мойше, Янкель Рабинович, держал извоз и был, по-видимому, довольно состоятельным человеком, что позволило ему не только дать сыну начальное образование, но и отправить его учиться в дальнюю литовскую иешиву. В 13-летнем возрасте Мойше едет в Вильно, в '' Иерушалаим де Лита'' (''Литовский Иерусалим''), и с головой погружается в изучение Торы и Талмуда.

После окончания иешивы и получения смихи реб Мойше возвращается домойи вскоре становится женихом Фейги Резник, дочери старого знакомого Янкеля Рабиновича. Известно, что после приезда сына, в канун Субботы, Янкель встретил Герша Резника в бане: у обоих были дети подходящего возраста, молодой человек произвел весьма благоприятное впечатление на отца девушки, и, недолго думая, друзья сговорились о сватовстве.

Через некоторое время после свадьбы молодые отправляются в Ладыжин, где реб Мойше начинает служение в качестве раввина одной из синагог. У Фейги рождаюся дети, но старшие умирают в младенчестве, поэтому официально первенцем считается Сарра, родившаяся в 1909 году , а за ней идут Нина (Нехама) -1912 года рождения, Рахиль - 1914, Мордхе (Мотя, Марк) - 1917 , Абрам (Аврейлик) - 1921, Роза - 1924, Гедаль - 1926 и Пиня 1928 года рождения.

До революции семья крепко стояла на ногах: реб Мойше служил раввином в местечке, община которого содержала синагогу и три молитвенных дома. Исключительная порядочность, честность и строгое следование учению, которое он проповедовал, снискали реб Мойше Рабиновичу всеобщее уважение евреев Ладыжина.

В начале ХХ века в Ладыжине насчитывалось 7762 жителя; из которых половину составляли евреи. Купец Альтман имел винокуренный завод, а мещане Рейдель, Штерин и Цвейтель арендовали водяную мельницу. В 1913 году из 543 членов Ладыжинского ссудно-сберегательного товарищества 511 были евреями. [63]. Весной 1914 года реб Мойше с женой и дочерьми Саррой и Ниной перебираются в село Михайловку Брацлавского уезда, где на седьмой день Пейсаха у них рождается дочь Рахиль. Родители ждали сына и были очень разочарованы появлением на свет дочери, ведь старшие тоже были девочками. Через три года у четы Рабиновичей рождается сын Мордхе, они счастливы, и все их мысли устремлены в будущее, но начинается революция, и состоятельные хозяева быстро превращаются в нищих бродяг.

Наиболее полную картину жизни семьи в те далекие годы воссоздают воспоминания дочерей реб Мойше, Рахили и Розы.

Рахиль родилась на Пейсах 1914 года и была третьей девочкой в семье. Ее детство пришлось на годы гражданской войны, погромов и бедствий. Девочка росла в религиозной семье, и отрывки молитв, выученных в детстве, помнила до глубокой старости. Самое яркое воспоминание детства - первая банда в селе, появившаяся летом 1919 года:

“Наша участь была решена. Со всех концов села слышались выстрелы. Это убивали евреев – виновников всех бед во все времена. Из 60 семейств спаслись немногие: те, которые удрали в Брацлав или Тульчин. Банда ушла, и евреи села стали хоронить убитых. Мама посчитала, что меня, убитую, затеряли. Она переоделась в крестьянскую одежду и вышла с несколькими приятелями из украинцев искать мой трупик. И вдруг входит в дом наш знакомый, я ухватилась за него и не хотела выпускать. Потом пришла сюда мама, отблагодарила добрых людей, которые спасли мне жизнь, а отец в это время уже сидел шиву по мне…

Не прошло и недели, как опять зазвонили в церкви колокола. Пришла вторая банда. Мама еле упросила, чтобы папа ушёл из дому. Сестренка Нина лежала больная скарлатиной. Только папа ушел, как мама стала одевать нас, чтобы тоже где-нибудь спрятаться. Вдруг Сарра закричала, что бандиты идут к нам. Зашел мужчина лет двадцати пяти, в белом костюме, на руках золотые браслеты и кольца, цепь часов выглядывала из бокового кармана. Это был Ляхович. Человек из семьи порядочной. Когда мы уже жили в Брацлаве – его привезли мёртвым. Сарра пошла смотреть его и узнала, а мать его стояла возле подводы и сказала: “То, что ты желал людям, - ты сам получил”. [8] Что представлял собой атаман Ляхович, видно из воспоминаний его современника, брацлавского аптекаря Лившица. “22-летний недоучившийся гимназист, сын и внук полицейских чинов, во время гетманщины был офицером какого-то куреня. Приехав на родину в Брацлав, он познакомился с младшей дочерью соколецкого священника. Через неделю он женился на ней.

С первых дней по приезде он явился ко мне в аптеку и попросил морфия, жалуясь на боль в ноге от полученной раны при битве с большевиками. Я, однако, скоро убедился, что имею дело с морфинистом. Он брал морфий в других аптеках, требовал, угрожал, плакал. Он собирался уехать с женой в часть, но в это время гетманщина пала под мощными ударами повстанцев, план отъезда Ляховича рухнул.

Наркосотенец, всосавший ненависть к чужой свободе, к крестьянству, ко всему украинскому с молоком матери, он не переставал надеяться и ждать поражения ''украинской сволочи'', как он выражался. Его надежды, однако, не сбывались. Потребление морфия усиливалось, и так он прожил до прихода первой большевистской части. Будучи ими обобран, этот психически больной юноша затаил злобу против евреев и коммунистов. Деньги, привезенные с фронта, иссякли.

И вот однажды ночью ему стучится кто-то в окно. Он уверен, что это коммунисты пришли его убить (в последнее время он страдал манией преследования). ''Открывайте, не бойтесь. Это я (такой-то) хочу выпить'', - это повстанец-организатор приехал к нему от имени батьки Петлюры организовать повстанческую часть. Наделив психопата чином, атаман уехал, а в больном мозгу дегенерата уже готов был план действий.

Так Ляхович организовал свою соколецкую банду, человек 20-30, с которой делал свои походы на Печору, Брацлав, Нeмиров, Тульчин и др. Он собственноручно резал, упиваясь кровью невинных жертв. ''Я зарезал свыше 600 жидов'', - говорил он печорскому священнику. Награбленное имущество он оставил у своего тестя, дом которого был головным штабом Ляховича. Через год после Печорского погрома Ляхович был найден убитым около Вороновиченцев. Убил его фельдшер, как говорят, на романтической подкладке”. [9]

Наркосотенец – ни прибавить, ни отнять. Офицер-монархист, люто ненавидевший мужичка-богоносца, ''украинскую сволочь'' и, тем не менее, не побрезговавший с его помощью грабить еврейское добро и убивать его хозяев.

Из дневника Максима Горького: ''Не надо скрывать мрачную правду, - ведь нигде в мире не режут, не истребляют евреев с такой горячей любовью к делу, как у нас на Руси''.[10] Только ли на Руси? А разве история Украины не скреплена еврейской кровью?

Рахиль продолжает: “А пока он у нас дома и держит револьвер, и спрашивает: “Где муж? Давай деньги, а то сразу убью”. Сарра выбежала из квартиры, и я за ней. Сарра, очевидно, знала, где прячется отец, мы побежали, и она крикнула: “Маму убивают!” И мы побежали дальше по селу…В какую хату ни просимся – никто не пускает. В самую последнюю хату нас пустили, посадили в коноплю, вынесли нам коржи с молоком, а на ночь положили спать на сеновале…

Через несколько дней мы оказались в Ладыжине нищие, почти просители… Мама тогда дала себе слово, если мы станем снова хозяевами, - она никому не откажет в помощи. Так она и делала, хотя это дорого нам обошлось вследствие контактов с тифозными во время голода 1921 года”. [11]

Трагизм ситуации заключался в том, что, даже при наличии в каких-то местечках отрядов самообороны, которым удалось сохраниться вопреки запрету властей, евреям практически не приходилось рассчитывать на поддержку местного населения, которое либо сочувствовало погромщикам, либо само громило и было не прочь поживиться в разоренных домах.

Лозунги “Бей жидов и буржуев” устраивали отряды Красной армии, а правительство Директории во главе с председателем Симоном Петлюрой, хотя время от времени и выпускало антипогромные приказы, находилось в руках атаманов-антисемитов, с которыми Петлюра ссориться не хотел. В 1919 году доминирующую роль в погромах начали играть крестьянские банды, а к концу года, при отступлении Добровольческой армии с территории Украины, евреев грабили и уничтожали войска Деникина.

В условиях разрушенной войной и революцией экономики погромы давали возможность снабжать воюющие армии деньгами и провиантом путем грабежей, и в этом плане евреи были наиболее привлекательным обьектом. Их грабили, как торговцев, а убивали как евреев. [66]

Погромленным некуда было бежать - везде творилось одно и то же, за исключением тех случаев, когда выручали знакомые христиане. Интересно, что в Ладыжине было гораздо меньше жертв от банд, чем в соседних местечках. Это объяснялось тем, что навстречу бандам выходили делегации евреев, представителей русского и украинского духовенства и местной интеллигенции. Главари банд предъявляли свои требования, евреи немедленно выполняли их пожелания, и бандиты, как правило, уходили.

Переехав в Брацлав, р. Мойше Рабинович пытался скоординировать действия евреев и христиан по защите города от банд, но его усилия не увенчались успехом из-за антисемитских настроений местной элиты.

В 1919 году через Брацлав проходили войска Директории, банды атаманов Григорьева, Волынца, Ляховича, Сокола, Тютюнника и Хмары. Вспоминает Рахиль Нахманович: “Помню предсубботний вечер. К нашему дому подъехал сын Кабалкина, тульчинского богача - еврея, знакомый отца. Он сообщил, что сегодня ночью через Брацлав пройдёт Петлюра. По-моему, все закончилось благополучно. Во всяком случае, в Брацлаве все банды оставляли более глубокий след, ибо интеллигенция, такие, как поп Соколов, врач Пластухов и многие учителя, поддерживала бандитов”. [12]

Примечания:

[8] Сергей Гусев-Оренбургский. «Багровая книга. Погромы 1919-1920 гг. на Украине»
[9] Милякова Л.Б. (отв. ред.) Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918-1922 гг. Сборник документов, Москва. Росспэн, 2007, стр. 485.
[10] Aб Мише (Анатолий Кардаш) ШОА. Ядовитая триада, Иерусалим, 2014, стр.152
[11] Воспоминания Рахили Нахманович из частного архива семьи Рабинович/Нахманович
[12] Там же
[63] Лукин, стр.546
[66] http://alvishnev8391.narod.ru/15may2008.htm

(Продолжение следует) [8] Сергей Гусев-Оренбургский. «Багровая книга. Погромы 1919-1920 гг. на Украине»
[9] Милякова Л.Б. (отв. ред.) Книга погромов. Погромы на Украине, в Белоруссии и европейской части России в период Гражданской войны 1918-1922 гг. Сборник документов, Москва. Росспэн, 2007, стр. 485.
[10] Aб Мише (Анатолий Кардаш) ШОА. Ядовитая триада, Иерусалим, 2014, стр.152
[11] Воспоминания Рахили Нахманович из частного архива семьи Рабинович/Нахманович
[12] Там же
[63] В.Лукин, А.Соколова, Б. Хаймович:”100 еврейских местечек Украины”, Санкт-Петербург, 2000, стр.546
[66] http://alvishnev8391.narod.ru/15may2008.htm

Количество обращений к статье - 1907
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Гость | 15.08.2014 04:10
Tara, спасибо Вам!
Еlena Tsvelik | 04.08.2014 03:39
Дорогая Тара, я очень рада. Спасибо!
Гость Tara Levin, NY | 03.08.2014 02:58
Лена, спасибо, читается на одном дыхании. Удачи!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com