Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Театр начинаетcя с Любви
Изабелла Слуцкая, Тель-Авив

Впечатляющим финальным аккордом – спектаклем «Волки и овцы» по пьесе А.Н. Островского московского театра «Мастерская Петра Фоменко» - завершился IX Международный фестиваль «Гешер» «Золотая Маска в Израиле-2014». Об этой постановке можно говорить только высоким слогом, и все равно не передать ощущения свершившегося чуда от неожиданно изящного воспроизведения хрестоматийного произведения классика, от полной гармонии атмосферы, царящей на сцене, и филигранной работы каждого артиста, от удивительной легкости и заразительного веселья, которое оказалось вполне созвучно современному зрителю. Это не театр, к которому можно подойти с общепринятыми критериями. Это - «Мастерская Петра Фоменко»: неповторимый почерк этого Мастера, его талант, его темперамент, воплощенный в его учениках, ставших артистами его театра. Это - «фоменки»!


Удивительна и невероятна история этого спектакля: его премьера состоялась 22 мая 1992 года - это был дипломный спектакль IV курса режиссерско-актерского факультета ГИТИСа мастерской Петра Наумовича Фоменко (на снимке), выпускники которой стали труппой созданного им театра.

Прошло столько лет, а спектакль продолжает жить и восхищать зрителей по всему миру, неизменно завоевывая призы на многочисленных международных театральных фестивалях.

Я хотела встретиться с полюбившейся мне актрисой Галиной Тюниной, ни одна роль которой не остается не отмеченной критикой и любителями театра и кино. В Израиле ранее нам повезло увидеть ее в спектакле «Семейное счастье» по пьесе Л.Н. Толстого. Но больше я знала заслуженную артистку РФ Галину Тюнину по драматическим ролям в кино, так как, к сожалению, в театр «Мастерская П. Фоменко» удавалось попасть редко – билетов не было в кассах за полгода до представления…

Исполнение Галиной Тюниной в спектакле «Волки и овцы» роли Глафиры Алексеевны - бедной девицы, вознамерившейся заполучить богатого жениха, стало для меня полной неожиданностью: это было фантастическое преображение скромной монашки в феерическое, неотразимое женское существо, заразительно веселое и коварное и, в конце концов, достигшее своей цели.

С этого моего признания началась наша беседа за кулисами, в течение которой я получила дополнительную радость от общения с обаятельным, искренним и интеллигентным человеком.

Сцена из спектакля «Волки и овцы» (Галина Тюнина и Алексей Колубков)


- Как возникло ваше увлечение театром? Может, поэтичное название села – Большой Камень и романтика Приморского края, где вы родились, оказали такое влияние?

- Всё может быть… В этот край моя мама-врач была направлена после окончания института, но вскоре мы вернулись домой, в подмосковный город Троицк, теперь это уже Москва. Папа был инженером, но родители любили театр, мама хорошо пела, я пошла в детскую студию и… влюбилась в театр навсегда. По окончании восьмого класса поступила в Саратовское театральное училище – единственное на всю страну, где можно было получить среднее актерское образование. Но, проработав два года в Саратовском драматическом театре, я посчитала, что мне не хватает знаний, вернулась в Москву и поступила в ГИТИС на курс Петра Наумовича Фоменко.

- Так счастливо повернулась к вам судьба – вы многое успели, а главное – попали «в хорошие руки»! Что особенного было в отношениях Мастера с вами, студентами, в учебе и на репетициях? Говорят, в молодости он слыл хулиганом, его когда-то отчислили из института…
- Его природа – это отсутствие большого серьеза по отношению к жизни. Он считал, что нет чистого жанра – трагедия. Если нет иронии, нет смеха, нет столкновения юмора с серьезным – теряется что-то настоящее… Его хулиганство – это брызжущий свет радости бытия, который он считал своим оружием. Все свои отношения с людьми, свои занятия с учениками и работу с артистами Петр Наумович определял таким критерием: если наряду с преодолением трудностей все это не наполнено радостью, то лишено смысла.

Галина Тюнина и Алексей Колубков в спектакле «Семейное счастье»

- Искушенному зрителю понятно, что необыкновенной легкости, филигранности, пластичности актеров на сцене предшествует большой труд…Как этого добивался Петр Наумович?
- Наши репетиции длились по пять часов, застольный период, разбор психологии персонажей. Это была серьезная работа, ведь главная мысль – в слове, действие – в мысли, в тонкости интонаций, в нюансах. Это все не просто…

- Известно, что Фоменко в детстве обучался игре на скрипке, и он воспринимал спектакль как музыкальное произведение. Это была его стихия – паузы, ритм, темп, пиано, форте… Вам это передавалось?
- Спектакль – это сочинение на тему. Есть партитура, с ней мы долго работали, импровизация возможна, но все отрабатывалось в жестких рамках партитуры. Артист выражается действием, но это есть внешняя выразительность внутреннего содержания персонажа. Фоменко обучал нас всему. Он считал, что магия театра должна влиять на все органы чувств, и, например, в зависимости от разных сценических площадок на гастролях, он много импровизировал, что-то менял в сценографии, иногда используя местный ландшафт, даже привлекательные для той публики запахи, учитывал их восприятие слова…

- Ваше высказывание: «Для меня актер - это человек, который, прежде всего, работает на сцене». Вы говорите, что ваш театр начинался не с вешалки, как принято считать, ваш театр начинался с Любви. И все же вы ему иногда изменяли: снимались в кино у очень известных и талантливых режиссеров… Вас привлекает кинематограф?
- Это интересно, как путешествие в неизведанное, когда ты после него возвращаешься домой. Это обычно радостно, как кратковременное яркое впечатление от приобретения нового опыта, творческого общения с другими режиссерами, с ранее не знакомыми по совместной работе актерами. Но театр - это как воздух, без него актер не может жить. Ему негде приобретать профессиональные знания. Но, конечно, и в театре, и в кино актер остается актером, это наша работа, просто используются разные выразительные средства.

- Я не видела фильм «Мания Жизели», где вы сыграли роль великой русской балерины Ольги Спесивцевой, но смотрела балет Бориса Эйфмана о ее трагической судьбе. Что вы можете сказать об этом образе?

«Мания Жизели» - Г. Тюнина и М. Козаков

- Это была моя первая работа в кино, также это был дебют сценариста Дуни Смирновой, она написала эту роль для меня, и это - дебют режиссера Алексея Учителя в игровой картине. История жизни талантливой балерины Ольги Спесивцевой трагична, личность ее загадочна и мистична, много лет она провела в сумасшедшем доме. Изначально Леша планировал снимать документальный фильм, тогда Спесивцева жила в Америке, ей было 95 лет. Пока шла подготовка к съемкам, она умерла. И тогда он решил снять игровой фильм, не желая отказываться от идеи сделать о ней картину.

- Вам вновь повезло поработать с замечательным кинорежиссером Алексеем Учителем на картине «Дневник его жены», исполнив роль Веры Николаевны Буниной, умной и преданной женщины, любящей большого художника, понимающей и прощающей… Фильм очень тонкий, с участием замечательных партнеров – Андрея Смирнова, Евгения Миронова, Елены Морозовой, Ольги Будиной… Фильм и ваша роль отмечены многими наградами.

Андрей Смирнов (Бунин) и Галина Тюнина (Вера Николаевна) в фильме
«Дневник его жены»


- У меня осталось огромное чувство радости от этой работы. Образ женщины вообще очень важная составляющая в искусстве, там, где его нет, отсутствует самое главное… С мужскими образами в кино дело обстоит лучше. Женский образ очень трудно прорисовать, потому что он должен возникнуть через воздух, с нежностью и с нюансами… Женщина - это просвечивающая душа. Создавая свой образ, мы не можем соперничать с мужским, мы можем оттенять образ мужчины. Мне кажется, у Леши это получилось в обоих фильмах, возможно, потому что за этим стояли реально существовавшие люди, и его попытка перевести эти истории в игровое кино оказалась достоверной. Я с большой благодарностью отношусь к этой творческой встрече в своей жизни.

- А как вы отнеслись к всепрощению этих женщин в любви, в этом они вам близки?

- Женщины прощают, никогда не прощая до конца… Мы ничего не забываем, но эту боль мы умеем преломлять в продолжение жизни - и для мужчин, и для себя, и для всего, что вокруг… Поэтому для меня всепрощение – это жизнесозидающая составляющая, а не просто покаянный момент.

- Судя по списку признанных кинорежиссеров, которые приглашали вас сниматься (среди них - Эльдар Рязанов, Глеб Панфилов, Михаил Козаков, Тимур Бекмамбетов и др.), у вас сложилась интересная фильмография. Расскажите, пожалуйста, что вас впечатлило в работе с некоторыми из них.
- Конечно, режиссер – все определяющее… Для меня кино – это проба возможностей, концентрация накопленного актерского опыта. Эльдар Рязанов пригласил меня в картину «Андерсен. Жизнь без любви». Он поразил меня своей жесткой режиссерской природой, хотя по фильмам производит впечатление светлого и доброго человека. Свои веселые картины он делает очень ответственно, заставляя себя и всех вокруг трудиться серьезно. Мне это очень понравилось. У Глеба Панфилова я снялась «В круге первом» по Солженицыну. Я наблюдала, как он в удивительном тандеме работал со своей женой Инной Чуриковой, меня поразило их невероятное доверие и понимание друг друга. Если нет партнера, это обедняет творчество, театральная труппа всегда дает тебе возможность иметь партнера. Кстати, это хорошо понимает режиссер Тимур Бекмамбетов, который в кино пришел из театра – он театральный художник. Было интересно с ним поработать в картинах «Ночной дозор», «Дневной дозор», которые оказались очень популярными у зрителей.

- Что для вас образ Марины Цветаевой, моего любимого поэта?
- Очень сложный. Я ее играла в фильме Михаила Козакова «Очарование зла», ранее мы вместе с ним снимались в кино и подружились. К Марине Цветаевой отношение у меня очень уважительное, но входить в ее образ жизни для меня было крайне тяжело, потому что она поэт почти мужской природы в смысле удивительной мощи и разрушения привычного.

Галина Тюнина в роли Марины Цветаевой в фильме «Очарование зла»

- Мне кажется, вместе с тем, она очень ярко и самобытно в своей поэзии выражала женскую сущность, любовь, страдания… Кстати, о страданиях. У вас есть такое высказывание, что периоды страданий являются основными толчками к дальнейшему движению, что эволюция дается, чтобы изжить нечто, почувствовать себя в безвоздушном пространстве и идти дальше… Это не случайные мысли, они связаны с личными переживаниями?
- Я думаю, это имеет отношение к моей профессии. Порой кажется, что ты на грани отчаяния, ничего не получается, ты в тупике, не знаешь, как быть и что делать, теряешь свободу…

- И тогда, «жизнь начинается по ту сторону отчаяния»?
- Да, «есть упоение в бою у темной бездны на краю…».

- Завершая беседу, я хотела бы вернуться к вашему спектаклю «Волки и овцы», который поразил еще и тем, что, начав его играть в совсем юном возрасте, вам удалось спустя 22 года сохранить свежесть и аромат премьеры. Я знаю, что театр долгие годы вынужденно играл в ограниченном пространстве, но это создало особую лаконичную сценографию, где все продумано и все не случайно, а близость к зрителям придавала особенную органичность актерам. Надо отметить, что этот индивидуальный стиль вам удалось сохранить и на большой сцене. Ну, а искрометный дует девицы Глафиры в вашем исполнении и барина Михаила Лыняева, которого трогательно играет артист Алексей Колубков, весьма забавные сцены его обольщения с «рискованным» использованием гамака, мог бы с успехом показываться отдельным номером…
- Я очень люблю этот спектакль. Искусство полно неожиданностей, и именно этот спектакль, первая работа Петра Наумовича с нашим курсом, по сей день является визитной карточкой нашего театра. Пока есть постановки Петра Наумовича Фоменко, он с нами. Он всегда будет с нами. Но жизнь остановить нельзя, она продолжается, будут новые постановки, но мы, несколько поколений учеников его школы, все вместе, мы – «фоменки».

- Что ж, наши любимые «фоменки», как вы не побоялись приехать к нам в такое неспокойное время?
- Петр Наумович, шутя и всерьез, говорил артистам на репетициях в экстремальных ситуациях: «Не дорожи жизнью!» Вот поэтому мы сейчас здесь, в Тель-Авиве, под аккомпанемент сирен и ракет, играем комедию Островского в переполненном зале, где израильский зритель аплодирует нам стоя, а мы со сцены – им, в благодарность за их мужество и неизменную преданность театру. Мы еще будем гордиться этими необычными гастролями…

- Спасибо вам за интервью, успехов всему вашему необыкновенному коллективу, будем рады посмотреть весь ваш репертуар и постараемся развеять залетные облака к вашим следующим гастролям!
Количество обращений к статье - 1741
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость | 15.08.2014 17:21
Замечательное интервью с прекрасной актрисой. Спасибо Вам огромное.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com