Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Это - мы
7-13 авг. 2014
Рубрику ведет Леонид Школьник

7 августа

1960 – Популярный американский актер Дэвид Вильям Духовны – родом из Нью-Йорка, а вот родители его – из мест, далеко друг от друга расположенных: мама, Маргарет - эмигрантка из Шотландии, а отец, Абрам Духовны, - выходец из Лемберга (Львова), публицист, автор нескольких книг. Семья, в которой росли трое детей (Лаура, на шесть лет моложе Дэвида, и его брат Дэниэл, на четыре года старше) была малообеспеченной: заработки школьной учительницы и публициста, печатавшегося раз в месяц-два, были явно недостаточны для нормального существования. Общая неустроенность, низкий доход и отсутствие общих интересов привели к тому, что ссоры родителей случались всё чаще. В конце концов семья распалась, Дэвиду в то время было всего 11 лет. Мальчик рос замкнутым и малообщительным ребенком, однако благодаря незаурядному уму он всё же сумел получить стипендию, позволившую ему бесплатно учиться в одной из самых престижных и дорогих школ города Большого яблока. Кстати, и в школе, и позже, в университете, Дэвид активно занимался спортом, был капитаном бейсбольной и баскетбольной команд. По результатам экзаменов Дэвид Духовны проявил отличные способности и получил возможность поступить в любой из лучших университетов страны: в Гарвард, Принстон или Йель - на выбор. Дэвид выбрал Принстонский университет. Там он получил степень бакалавра по педагогике. Тема его диплома "Критика чистого разума в ранних произведениях Сэмюэля Беккета". По окончании университета Дэвид продолжил обучение, поступив в аспирантуру Йельского университета, где изучал классическую английскую литературу, стал носить очки и готовить диссертацию "Магия и технология в современной поэзии и прозе". Там же, в Йеле, Дэвид почувствовал, что отцовские гены – дело вполне серьезное: он начал писать новеллы. Духовны до сих пор считает, что нет ничего лучше, чем посвятить жизнь поэзии и прозе. Но жизнь начинающего литератора была наполнена отнюдь не поэзией. В течение всего времени обучения Дэвид вынужден был подрабатывать – он доставлял продукты в мелкие лавки, работал сторожем, барменом.
А дальше… Однажды, благодаря своей симпатичной внешности, он получил возможность сняться в рекламе пива. Наверное, это и было первым шагом к актерской карьере. Именно тогда Дэвид Духовны понял, что, покрутившись полчаса перед камерой, можно не простаивать ночи напролет за стойкой бара в течение месяца, обслуживая посетителей.
И вскоре Дэвид принял важное для себя решение: он прервал работу над докторской диссертацией и стал брать уроки сценического мастерства. После первых же опытов на театральных подмостках он почти сразу попал в Голливуд. В 1988 году актёр дебютировал в фильме Майка Николса "Деловая женщина". Затем у Дэвида было много эпизодов, крошечных ролей, ролей побольше... Примерно через год режиссёр Дэвид Линч оценил вкус Духовны к эксцентрике и пригласил его на роль агента-трансвестита Денизы-Денниса Брайсона в культовом телесериале "Твин Пикс". В этом качестве Духовны необычайно понравился режиссеру-эротоману Залману Кингу, который увидел в нём идеального покинутого любовника для фильма "Дневники красной туфельки", а потом пригласил сниматься в одноимённом сериале в роли рассказчика. "Я был там единственным, кто не раздевался, - вспоминает Духовны. - Как дурак, который не смог закадрить на вечеринке ни одной девушки и в одиночестве топает домой". На одном из кинофестивалей работы Дэвида привлекли внимание Рэнди Стоуна, продюсера студии «20th Century Fox», который и порекомендовал его Крису Картеру, создателю "Секретных материалов", на роль специального агента ФБР Фокса Малдера. При первой встрече Дэвид не произвел впечатления на Криса Картера, его внешность показалась режиссеру слишком стандартной, но после первых проб Крис решил, что камера просто влюблена в актера. Для утверждения на роль на совет компании «20th Century Fox» Дэвид явился в костюме и при галстуке, на котором были изображены розовые поросята. Несмотря на эту выходку, Дэвид получил эту роль, и она сделала его звездой мирового масштаба. За эту роль десять лет назад Духовны получил Golden Globe («Золотой глобус») как лучший драматический актер. К счастью, роль Малдера не сделала из него жертву коммерческого проката, вынужденную годами топтаться на одном месте. За время работы над "Секретными материалами" и после ухода из сериала в конце восьмого сезона Дэвид снялся в кинофильмах "Изображая Бога", "Битва за будущее", "Вернись ко мне", "Эволюция" и "Вид спереди". Кстати, снимаясь в «Секретных материалах», он несколько раз появлялся в культовом сатирическом «Шоу Ларри Сандерса», играя самого себя. Зрителям наиболее запомнился последний эпизод сериала, где Духовны спародировал знаменитую сцену допроса Шэрон Стоун в фильме «Основной инстинкт». Женщины всегда увлекались страстным героем эротического кино, являющегося, к тому же, тонким интеллектуалом с блестящим чувством юмора (недавно в одном из интервью Дэвида спросили, бельё каких фирм он предпочитает, на что актёр, не задумываясь, ответил: "Показать?"). Еще о женщинах. У Духовны был довольно продолжительный роман с актрисой Перри Ривз, потом - с Вайноной Райдер. Но это были только романы. А первая и пока единственная женитьба Дэвида случилась в мае 1997 года, когда актеру было 37 лет. Он страстно влюбился в актрису Теа Леоне (известную как исполнительницу главной роли в фильме "Голая правда"). Сейчас семья проживает в каньоне Малибу в Лос-Анджелесе, в большом доме на берегу океана. У них двое детей (дочь Мадлен 1999 года рождения и сын Кайд 2002 года рождения). Дэвид занимается йогой, бегает трусцой и предпочитает вегетарианскую пищу. Пишет стихи, но не любит читать их вслух, слушает The Rolling Stones, the Black Crowes, Sly and the Family Stone, Seventies Funk и диско-музыку. Увлекается чтением, бейсболом, плаванием.

8 августа

1939 – Отмечающий сегодня свое 75-летие журналист-востоковед, кинорежиссер, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов окончил Институт восточных языков при МГУ (отделение «Индонезийский язык и литература»). С 1958 по 1964 годы учился на Высших режиссерских курсах, поставил такие фильмы, как «Отряд», «Процесс», «Обыкновенная Арктика», «Мой нежно любимый детектив», «Мир Улановой», «Русский маяк возле мыса Доброй Надежды», «С песней по жизни (Утесов)», «Прощай, старый цирк», «У Никитских ворот - опыт первый» и др. Алексей Симонов – автор книг «Солнечные берега реки Леты», «Частная коллекция», «Температура гласности». Переводил на русский язык произведения А.Миллера, И.Шоу, Ю.О’Нила, Х.Ажвара, Бандахаро (Индонезия), Кэрол Оутс (США) Оливии Шрейнер (ЮАР), М.Дей Ананга (Гана). Издатель журнала «Индекс-досье на цензуру» и бюллетеня «Законы и практика СМИ», учредитель Фонда защиты гласности, Института развития прессы, АО «Интерньюс», Гильдии судебных репортеров и др. Симонов – член Московской Хельсинкской группы, Союза журналистов России, Союза кинематографистов России, Академии «Ника», редактор и автор предисловий к более чем 40 книгам. В политических партиях не состоит и не состоял. Званий и правительственных наград не имеет. В одном из интервью Алексей рассказал, что у его отца, Константина Симонова, было четыре жены, и вторая из них - заведующая отделом поэзии журнала «Москва» в 1956 году Евгения Самойловна Ласкина, мама Алексея Симонова. «Она была еврейского рода и звания, - сказал Симонов, - это была совершенно фантастическая женщина. Большая часть того, что я есть, - это у меня от нее». Кстати, у Евгения Евтушенко есть замечательное стихотворение "Смеялись люди за стеной..." – оно как раз и посвящено Е.С. Ласкиной. Сам Алексей Симонов в журнале «Лэхаим» в 2006 году привел один забавный эпизод, с которым не могу не познакомить читателей «МЗ».
«В 1985-м, после восемнадцатилетней паузы, меня выпустили за рубеж, но всё невпопад: Польша, Венгрия, Югославия, Штаты, - рассказывает Симонов. – Наконец, в 1992-м я оказался в Брюсселе, и расписание на ближайшие два дня у меня получилось совсем свободное. Жили мы в какой-то гостинице, такой невообразимо крохотной, что глаголы «выйти» и «помыться» были пространственно несовместимы. Победив вечно сопротивляющийся мне европейский телефон, я дозвонился до Женевы, где жил и работал Симон Маркиш.
– Брюссель? Далеко. Дай подумать, – сказал Симон после недолгого обмена восторженными вздохами и ахами. – Карту посмотрю и перезвоню.
Минут через пятнадцать он перезвонил, и мы договорились встретиться на полпути. В итоге через два дня один из нас приехал из Женевы, другой - из Брюсселя, мы встретились на вокзале в Люксембурге, потом пошли в индийский ресторан, где наш русский язык вызвал веселое недоумение у польской официантки, и два часа два еврея проговорили, наконец, о России и о том, что там происходит. Так мы увиделись почти через двадцать лет».

9 августа

1945 – Живущий сегодня в Ришон ле-Ционе физик-теоретик и лирик-практик Константин Кикоин родился в Твери. Отец – Абрам Константинович Кикоин (1914-1999), физик-экспериментатор, профессор, автор учебника «Физика-9», бывшего стандартным учебником для средней школы в СССР в течение 25 лет, а также автор известного вузовского курса «Молекулярная физика» (обе книги – совместно с братом, академиком Исааком Константиновичем Кикоиным). Мать – Екатерина Ивановна Сосенкова (1920-2003), окончила Ленинградский университет, по профессии филолог, после рождения детей оставила работу. Константин Кикоин окончил физический факультет Уральского государственного университета (Свердловск) в 1967 г. и аспирантуру при Институте атомной энергии им. И.В.Курчатова в Москве в 1971 г. Доктор физико-математических наук К. Кикоин работал в ИАЭ им. Курчатова в течение 25 лет. Автор свыше 150 научных работ, двух монографий, статей в Физическом энциклопедическом словаре. С 1991 года – заместитель главного редактора «Журнала экспериментальной и теоретической физики». В 1997 году репатриировался в Израиль, работал в университете им. Бен-Гуриона в Беэр-Шеве, в настоящее время – профессор Тель-Авивского университета. С 2001 года принимает участие в составлении выпусков серии «Русское еврейство в зарубежье», «Краткой Еврейской энциклопедии» и «Энциклопедии восточноевропейского еврейства» (YIVO Institute for Jewish Research, New York). Публиковал эссе на историко-биографические темы в еженедельнике «Вести-Окна» и в различных электронных изданиях – в том числе и в «МЗ». Стихи сочиняет со студенческих лет. Победитель Всеизраильского литературного конкурса в честь 300-летия Санкт-Петербурга (2003). Выпустил сборник стихов «Другой глобус» (Иерусалим, «Филобиблон», 2007). «Детали картины» - вторая книга Кикоина, вышедшая в том же издательстве. Если контекстом первой книги был долгий путь автора и его лирического alter ego из мест исхода к Иерусалиму и его окрестностям, то во второй отражены подробности этого путешествия длиною в жизнь

10 августа

1921 – Имя еврейского поэта Пине Киричанского родом из местечка Малин на Житомирщине было известно любителям еврейской словесности ещё со второй половины 30-х годов, когда его стихи появились на страницах еврейских газет и журналов, а одно из стихотворений 16-летнего поэта даже вошло в сборник "Детское творчество", изданный в 1937 году харьковской пионерской газетой "Зай грейт". Великую Отечественную войну молодой поэт-рабочий встретил солдатом в июле 1941-го и закончил в поверженном Берлине в мае 1945-го. Ничего удивительного, что в послевоенном творчестве Пине Киричанского военные мотивы занимали преимущественное место. И не только в воспоминаниях. Его цикл, вошедший в поэтическую антологию, изданную в 1965 году московским издательством "Советский писатель" совместно с редакцией журнала "Советиш геймланд", открывается стихотворением "Осколок". Речь идёт об осколке мины, который на поле боя едва не задел мозг поэта, но путь ему преградили колосья пшеничного поля, - и им, этим колосьям, спасшим жизнь солдату, воздаётся благодарность в проникновенных поэтических строках. А начался путь Пине Киричанского в советскую еврейскую литературу с цикла стихотворений «Нет, не опоздал я!», присланного поэтом из Киева в редакцию «Советиш геймланд» в начале 60-х. Поэту тогда уже исполнилось сорок лет, но для еврейской литературы, жестоко обескровленной советским режимом, это был ещё вполне цветущий возраст. Пине Киричанский принадлежал к плеяде еврейских советских поэтов, к которым судьба была благосклонна, и они успели воплотить хоть частицу своего творческого потенциала. Ему писалось нелегко, но он обязательно каждый день после утомительной трудовой смены на одной из киевских кожевенных фабрик, где работал несколько десятков лет, садился за письменный стол - и рождались все новые и новые вдохновенные строки. И эти строки собирались в новые поэтические сборники - "Рассвет", "Яблоневый звон", "Солнечные стволы". Немало стихотворений поэта было переведено на украинский и русский языки. Умер Пине Киричанский в 1986 году.

11 августа

1879 – Еврейский писатель Цодик Долгопольский родился 135 лет назад в г. Городок Витебской области в семье меламеда. В 14 лет поступил учеником в мастерскую по переработке кожи. Почти 10 лет трудился рабочим на щетинной фабрике в Невеле. В 1909 году экстерном сдал экзамены и получил диплом домашнего учителя. Работал в школах Беларуси. В 1918 году народным комиссариатом по образованию РСФСР был назначен инструктором по Витебской и Могилевской областям. В 1922- 1924 годах – директор детского дома в Витебске, в 1925 – литработник в редакции еврейской газеты “Октябрь” в Минске. По данным белорусского «Мемориала», был арестован 27 апреля 1938 года за «антисоветскую агитацию» и как член Бунда. Приговор – восемь лет лишения свободы. Срок отбывал в Казахстане, освободился в 1943 году. Жил на Урале, в Витебске, Ленинграде. Член Союза писателей СССР с 1934 года. Был реабилитирован посмертно 5 августа 1993 года прокуратурой Минской области. Писал Цодик Львоич Долгопольский на идиш и русском. Первый рассказ опубликовал в 1917 году. На идиш вышли его “Провинциальные иконки” (сборник драм, Вильнюс, 1914), “Дедушкины проклятия” (комедия для детей, Москва, 1919), “Обратная сторона нового быта” (1928 г.), роман “У открытых ворот” (1926), сборники рассказов “Наоборот” (1928 г.), “На советской земле” (1931), сборник стихов “С пером в руке” (1932), повесть “Агитпоезд” (1933), роман “Шелк”(1933), “Новеллы” (1936), пьесы “Борьба машин” (1930), “До последнего” (1931), “Колхозная печать” (1933). На русском языке вышли повести “Это было давно” (Москва, 1950), “На берегах Сылвы” (1955), “На рассвете” (1957), книга повестей и рассказов “Пять лепестков” (1959). На белорусский язык были переведены и опубликованы роман Долгопольского “У открытых ворот” (1931) и повесть “Агитпоезд” (1936). Умер Цодик Львович Долгопольский 16 июля 1959 года.

12 августа

1884 – Сегодня, когда мы с болью отмечаем очередную годовщину «черного августа» 1952 года, когда сталинскими палачами был уничтожен цвет еврейской культуры и науки в Советском Союзе, - именно в этот день 130 лет назад в местечке Охримово Киевской губернии, родился будущий еврейский писатель Давид Бергельсон. Сын богатого торговца зерном, он рано осиротел. Кроме учебы в хедере, получил в детстве основы светского образования. Много читая на иврите и русском, еще подростком начал писать на этих языках. Дебютировал в 1909 г. в Варшаве повестью "Арум вокзал" («Вокруг вокзала»), в дальнейшем писал только на идиш. В рассказе "Дэр тойбэр" ("Глухой", 1910) Бергельсон продолжает традицию Шолом-Алейхема. Утончённый психологизм и образный язык Бергельсона получили яркое выражение в повести "Нох алэмэн" («После всего», 1913), переведённом на многие западноевропейские языки (в русском переводе - «Миреле», 1941). Трагическую историю красивой и одаренной девушки Мирл критика причислила к наиболее значительным достижениям прозы на идиш: никто в еврейской литературе до Бергельсона так не раскрыл психологию, духовный мир, переживания женщины. В идиш литературе произведения писателя знаменовали собой отход от повествовательной манеры Шолома Аша к импрессионизму. В 1917 г. Бергельсон стал одним из основателей "Идише култур-лиге". Под его редакцией вышли литературные сборники "Эйгнс" ("Родное", 1918) и "Уфганг" ("Восход", 1919). Поиски ориентиров в действительности, сложившейся после революции 1905-07 гг., отражены в его романе "Опганг" («Отход», написан до Февральской революции 1917 г., опубликован в 1920-м). В 1921 г. Бергельсон уехал в Берлин, где жили в ту пору многие еврейские писатели, сотрудничал в журналах демократической направленности, часто печатался в нью-йоркской газете "Форвертс". С середины 20-х гг. склонялся к коммунистической идеологии. С 1925 г. издавал в Берлине журнал "Ин шпан" ("В упряжке"), в котором призывал еврейскую творческую интеллигенцию служить революции. В 1926 г. посетил СССР и объявил себя советским писателем, но окончательно вернулся в Советский Союз лишь в 1929 г., в 1934-м поселился в Москве. Тема правомерности Октябрьской революции и гражданской войны нашла выражение в романе "Мидэс hа-дин" («Мера строгости», 1926-27) и в сборнике рассказов "Штурэм-тэг" («Бурные дни», 1927), где он призывал евреев к участию в социалистическом строительстве. По возвращении в СССР Бергельсон писал очерки и романы, посвященные советскому быту: "Биробиджанэр" ("Биробиджанцы", 1934); "Трот нох трот" ("Шаг за шагом", 1938). Видным достижением советской еврейской литературы явился роман "Бам Днепэр" («На Днепре»: кн.1-2, 1932-40, рус.пер. 1-й ред. вышел в 1935) - эпопея о жизни и борьбе народных масс в начале ХХ в. с колоритными образами профессиональных революционеров. После начала Второй мировой войны Бергельсон участвовал в работе Еврейского антифашистского комитета (ЕАК), публиковал рассказы в газете "Эйникайт". Его военная проза, собранная в книге "Найе дэрцейлунген" («Новые рассказы», 1947), по своим художественным достоинствам приближается к лучшим ранним произведениям. Особое место занимала в творчестве Бергельсона драматургия. В 1929 г. Белорусский ГОСЕТ поставил инсценировку повести "Дэр тойбэр", а в 1933-м Московский ГОСЕТ - спектакль по "Мидэс hа-дин". Перу Д.Бергельсона принадлежат также пьеса «Принц Реубэйни» (1946) и "Мир вилн лэбм" ("Мы хотим жить"). В январе 1949 года Давид Бергельсон был арестован, а 12 августа 1952 года, в день своего рождения (трагическое совпадение!), расстрелян по сфабрикованному делу ЕАК.

13 августа

1846 – Сэр Отто Яффе, прослуживший два срока на посту мэра Белфаста, родился в Гамбурге. В 1852 году большая семья Даниэля-Йосефа и Фриды (Фредерики) Яффе – четыре мальчика и пять девочек - перебрались из Гамбурга в Белфаст. Там глава семейства с тремя старшими сыновьями – Мартином, Джоном и Альфредом – основали фирму по экспорту льняного полотна, а мизиник (младшенький) Отто старательно учился в школе Тейта в Белфасте, а затем продолжил учебу в Гамбурге и в Швейцарии. В 1879 году он женился на Поле Герц из Брансвика, Нью-Йорк. В семье росли двое сыновей, один из них стал адвакатом, а второй – бизнесменом в Лондоне. Десять лет, с 1867 по 1877 годы, Отто Яффе работал в Нью-Йорке, а когда его старшие братья решили отойти от дел, Отто вернулся в Белфаст и возглавил семейный бизнес «Братья Яффе», и делал это столь успешно, что компания вскоре стала ведущим в Ирландии экспортером льна. Отто Яффе был активен и в общественной жизни ирландской столицы: по линии просвещения он стал членом Совета по техническому образованию Ирландии и членом правления Королевского колледжа, который позже был преобразован в Королевский университете в Белфасте. Занимал Отто Яффе и пост консула Германии в Белфасте. Естественно, Яффе интересовался и еврейской жизнью своего города. Он был пожизненным президентом Еврейской конгрегации Белфаста, основанной еще его отцом в июле 1871 года в синагоге на улице Great Victoria. Если в ту пору еврейская община насчитывала всего 55 членов, при Отто Яффе она насчитывала более тысячи человек. Его жена Пола основала школу для еврейских детей в Cliftonville Road. Отто Яффе был членом Юнионистской партии и впервые был избран членом горсовета Белфаста в 1894 году. Спустя пять лет был избран мэром этого города, а еще через пять лет был титулован и стал называться – сэр Отто Яффе. Позже был верховным шерифом Белфаста, а в 1904 году вновь стал мэром города. Однако вспышка антинемецких настроений в обществе позволила недругам Яффе объявить его «немецким шпионом» (не правда ли, советским властям было у кого учиться?), и сэр Отто вынужден был подать в отставку и покинуть Ольстер в 1916 году. Когда 21 января 1874 года в Ницце умер глава большой семьи Даниэль-Йосеф Яффе, старший брат Отто Мартин купил для него место на городском кладбище Белфаста, которое вскоре стало еврейским. Семья Яффе установила памятник на могиле основателя династии, но, увы, это надгробие разрушили вандалы. Правда, муниципалитет Белфаста принял решение о сооружении нового памятника бывшему мэру города, умершему 29 апреля 1929 года.

 ______________________________

При подготовке статей для рубрики "Это - мы" использованы материалы из   Литературной энциклопедии 1929-1939 годов, Краткой еврейской энциклопедии, Википедии, ЕжеВики и других авторитетных изданий,
в том числе из различных энциклопедий on-line – российских и зарубежных, а также публикации "бумажных"
и электронных СМИ, авторских блогов и страниц в "Живом журнале", отдельные авторские публикации
Количество обращений к статье - 2305
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (4)
Леонид Сорока | 16.08.2014 13:03
С Пиней Киричанским был очень близко знаком. Переводил его стихи для детских журналов. Он был частым гостем в редакции газеты "Юный ленинец", где я работал. Умирал он тяжело. Его переводили класссики украинской поэзии Дмитро Павлычко, Борис Олейник. И они были у его больничной койки в его последние дни. А с его похоронами связан неприятный курьёз, описанный в моем стихотворении.


ПАНИХИДА

В Доме литераторов фото с черной рамкою.
Пиню Киричанского катафалк привёз.
Вышла гардеробщица, что-то тихо шамкая,
И родня не тратила понапрасну слёз.

И распорядители к случаю угрюмые,
Видя провожающих жидкий урожай,
Глянули на часики и недолго думая
Кинули водителю: "Хватит, поезжай!"

Пусть до часа выезда, что на объявлении,
Далеко, но ждать у них нету больше сил.
Позже прибежавшие стыли в сожалении -
Раньше, чем назначено, Пиня укатил.

Память в душах вечную и неизгладимую
Оставлять не чаял он, не о том радел.
С Борею Олейником и с Павлычко Димою
Попрощался загодя, зная свой удел.

Всё, что недосказано, под землей упрятано,
Ну, а то, что сказано, льет на землю свет.
Сняли объявление в Доме литераторов.
- Умер кто?
- Да жид один! - прозвучал ответ.
Гость | 10.08.2014 19:22
К сожалению, в архивных номерах отсутствуют статьи с правого столбика. Нельзя ли все статьи архивных номеров сохранять полностью?
С уважением.
Владимир, Хабаровск | 10.08.2014 10:33
Мои поздравления Алексею Симонову. Помню, заходил он однажды в наш журнал "Дальний Восток", и я поразился его сходству с отцом. Вылитый Константин Симонов! Но главное - востоковед, а к таким исследователям я отношусь особо. Удачи ему в познании Востока!
Зиси Вейцман | 08.08.2014 15:55
С Пине Киричанским встретился лишь однажды в Киеве - на пути отпуск с Д. Востока на Украину, кажется, в начале 80-х. Его телефон дал мне тогда в Биробиджане писатель Бузи Миллер, с которым П. Киричанский поддерживал связь. Его стихи весьма часто появлялись в "Бир.Штерн", так что я был знаком с его творчеством не только по журналу"Сов. Геймланд".Замечу, что его стихи часто переводили на укр. язык и публиковали в киевских журналах под именем "Петро Киричанський".

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com