Logo
11-19 марта 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17











RedTram – новостная поисковая система

Д-р искусствоведения Злата Зарецкая:
за строкой биографии

Не люблю писать о себе. Люблю других понимать и выстраивать. Поэтому собственную личность буду тоже складывать.

Я – это, прежде всего, мои родители: Зарецкий Рахман Яковлевич, герой Великой Отечественной, первым коснувшийся в 1945-м берега Одера, ибо всю войну строил переправы под артиллерийским огнем. Берегли его как зеницу ока, дали после Победы место начальника московского Речного порта.

Еврей, не коммунист, обладатель нескольких боевых медалей (одна из них - за переправу на Ладожском озере!) - в 1947-м этого было достаточно, чтобы его расстрелять.

Отец был богат, любим своими родственниками и подчиненными, с которыми был на равных. Только поэтому мы остались живы, ибо один из них его предупредил, чтобы утром он не приходил на работу. Мне было два месяца. Родители уже потеряли в блокаду мою старшую сестру – она умерла от голода. Средняя сестра (1939 г.р.) всегда была болезненна. Отец мне позже рассказал, что больше всего боялся потерять детей. И потому собрались в течение часа, взяли только теплые вещи и деньги и - пулей на вокзал, даже дверь не закрыли. Отец привез нас в Ленинград, к родственникам, которых мама спасла в блокаду от голода, и исчез. До 1953-го – до смерти усача мы видели отца только ночью или украдкой. Он был очень талантлив. Самостоятельно обучился, как строить котлы для ТЭЦ, и мотался по медвежьим углам. Как только дело доходило до государственных наград, он тут же исчезал.

Март 1953-го застал его на строительстве Рижской ТЭЦ, Это была единственная стройка, которую он довел от черной работы до белых халатов и красных кнопочек. Очень он хотел меня там видеть как белую леди. Но, несмотря на то, что окончила школу с серебряной медалью, я сожгла на следующий же день все математики и физики и отправилась в Москву, где поступила в 1965-м на факультет филологии МГУ им. Ломоносова. Отец меня очень понимал и, хотя думал по-другому, всегда уважал мой выбор. Никогда не забуду, как он поцеловал мне руку, когда я не поступила в аспирантуру по окончании университета и уехала за 9000 км на Дальний Восток, в Комсомольск-на-Амуре работать по специальности. Мой отец в Риге, снова поднявшись по карьерной лестнице: в брежневские времена, был главным инженером в СЕВЗАПЭНЕРГОМОНТАЖ по всему Северо-Западу СССР. Он умер в 1980-м и похоронен в Риге на еврейском кладбище. Моего сына зовут так же, как моего отца - Зарецкий Роман - Рахман.

Моя мама, Райхман Гита Мовшевна, никогда ничему особенно не училась. Она вышла замуж за отца в Турове в 1933-м. Ей было всего 19. В Москве она окончила кулинарный техникум и в блокаду Ленинграда распределяла хлеб. Она была настоящей а идише мамэ. Она спасла от смерти всех родственников и не спасла ни собственную дочь, ни себя. В 1960 году она полгода умирала на моих глазах в страшных муках от рака желудка, который она заработала в те страшные блокадные годы, когда они еле выжили. Я помню их серебряную свадьбу. Мать любила отца до последнего мгновения. Она лежит в Риге рядом с ним. Я привезла чудом в Израиль их переписку тех времен и до сих пор не могу к ней прикоснуться – жжет...

Я окончила аспирантуру Института искусствознания им. Грабаря и защитилась по истории и теории театра в 1988 году. Когда на всесоюзных конференциях меня спрашивали, кто я и откуда, я спокойно рядом со своими регалиями называла себя еврейкой – в память о моих родителях, от которых никогда не отказывалась ради карьеры (в отличие от моей сестры, которая в 1980 за большую взятку милиции вытерла у себя из паспорта пятый пункт, записав себя по мужу «эстонкой». Сейчас она живет в Германии, и у меня нет с ней общего языка).

По окончании МГУ 26 лет я работала учителем русского языка и литературы. В 1989-м, когда открылись каналы национальной информации, вдруг поняла, сколько антисемитизма было в произведениях моих любимых классиков, и онемела.

Одновременно с работой в школе защитилась, проверяяя свои теоретические выводы на практике авторских постановок, которых у меня набралось более 40... В конце 1990-х приехала с сыном в Израиль за две недели до войны с Хусейном. Помню, что была в эйфории и ходила по пустому Иерусалиму с противогазом, который раскрасила под сумочку. Так пришла в театр «Хан». Сторож – араб, увлеченный «русской», открыл мне все большие и малые залы. И тут в настоянном молитвами пространстве, в каменных нишах древнего приюта для пилигримов я вдруг услышала голоса актеров с Таганки, которые шептали что-то модернистское...

В общем, это был мой «иерусалимский синдром», когда я вдруг почувствовала, отыскала свой путь в Израиле - писать о театре, где на сцене происходит диалог с историей, в котором живет предощущение будущего. Это было то, о чем я мечтала в Москве, но что было невозможно там по идеологическим причинам... (Бедный завсектором «Русского театра», доктор наук кричал на меня: «Уберите эту фразу из названия (Традиции фольклорного театра на современной сцене)! Я всего лишь маленький профессор, и я держусь за свое место!». И мы все ему сочувствовали. Ибо это была «бомба», которая вела к постановкам Юденича и Любимова). В Израиле не было никаких ограничений, ибо здесь театр – зеркало драмы живой истории... Надо только увидеть это.

С тех пор пишу, почти не прерываясь, ибо многое открывается естественно – сижу на «золотой жиле матерьяла» - неисчерпаемой первичной информации о феномене еврейского театра. Изучаю с 1989 года хасидут как духовный ключ к тем процессам, свидетелем которых являюсь в современной израильской культуре. Опубликовала по этой тематике на иврите, английском и русском языках более двухсот статей, из которых выстроилась книга, еще не изданная из-за отсутствия спонсорской поддержки...

Мои статьи можно прочесть на сайтах: «Заметки о еврейской истории», «Семь искусств», «Дом Януша Корчака», «Седьмой канал», «All about Jewish Theatre» и в «МЗ»; в журналах: «22», «Лига Культуры», «Слово писателя», «Алеф», עתון 77 ; в газетах «Вести» («Окна»), «Новости недели» («Еврейский камертон»), “מקור ראשון”; в книгах: «Золото галута», «Феномен израильского театра», «Евреи в меняющемся мире».
Количество обращений к статье - 906
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com