Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Корни и крона
Рав
Елена Цвелик, Стони Брук, Нью-Йорк

(Продолжение. Начало в «МЗ», №№456-460)

Роза очень любила своих братьев, и, когда они приезжали в Брацлав, подолгу гулялa с ними по городу. И Мотя, и Абраша были умными и способными ребятями: будучи очень одаренным в области технических наук, Мотя был успешным изобретателем и в 17 лет сконструировал приспособление к плоской вязальной машине для перестановки замков в положение, соответствующее тому или иному типу вязки. За свое изобретение Мотя получил тысячу рублей, a тогда это были большие деньги. Мотино авторское свидетельство Роза бережно сохранила до наших дней.

Мотя сочетал работу с учёбой в техникуме точной механики и оптики, а потом - на механико-машиностроительном факультете в Индустриальном институте. Когда он приезжал домой в отпуск, то все время занимался учёбой, а также вел дискуссии с отцом, вероятно, подвергая сомнению его мировоззрение.

К концу 30-х годов старшие братъя и сестры разьехались (Рахиль училась в Одессе, остальные жили в Ленинграде), и с родителями остались только Роза с Гедалем. Материальное положение семьи улучшилось, дети ходили в школу, с удовольствием учились, и для них обоих это было золотое время. “Гедаль, мой младший братик, был моложе меня на два года. Красивый и способный мальчик: учился в школе на пятёрки и ежедневно с папой учил древнееврейский. Гедаль был очень любознательный и имел много друзей. Мы ходили с ним в Чуков пешком, чтобы посмотреть аэроплан, или бродили вдоль берега речки и искали, где она начинается”. [28] Могла ли Роза тогда представить себе, как рано оборвется жизнь Гедаля?..

Роза с мамой и бабушкой. Слева направо: Рива Резник, Роза и ребецн Фейга.
Брацлав, конец 30-х годов. Фото из архива семьи Рабинович/Нахманович


За десять дней до начала войны Роза с Рахилью очутились в Ленинграде: Розе давно мечтала побывать в Петергофе, но нужен был пропуск на поезд , и тогда решительная Рахиль, имевшая авантюрные наклонности, “зайцем” довезла Розу в Ленинград.

Вскоре после начала войны Рахиль и Роза были эвакуированы на Урал, в город Чусовой, и о судьбе родителей и Гедаля ничего не знали. Провожал их Абраша. Война застала его на практике в Днепродзержинске, откуда он вернулся в Ленинград и вступил в ополчение. Абраша был добрый, веселый парень, имевший склонности не только к математике, но и к гуманитарным предметам, а чувство юмора не изменяло ему никогда. Умница Рахиль так же, как и брат, любила пошутить; Роза помнит что по пути в эвакуацию их бомбили, и всем было страшно. Когда кто-то вскрикнул:”Бомба падает”, одна женщина схватилась за грудь с воплем: ”Что вы так кричите “бомба”, чуть сердце у меня не разорвалось!”, Рахиль прошептала “Надо говорить - бомбочка”. Последовал такой взрыв хохота, как, наверное, потом на концертах Райкина. Люди успокоились и на время даже забыли об опасности.

Из мемуаров Розы: “В письмах с фронта Абраша тоже иногда подмечал смешные стороны фронтовой жизни. “Ему дали роту из старых и молодых, и вот он говорит: “Товарищи, через несколько часов нам предстоит напасть на такой-то населенный пункт и выгнать оттуда немцев. Кто плохо себя чувствует, прошу сделать два шага вперед.'' Вперед вышли все, кроме двух солдат. Он посмотрел на них, как на героев, и подошел познакомиться. Они оказались глухими''. [29]

Абрам Рабинович погиб на фронте в 1944 году при взятии Нарвы. Сестры очень тяжело перенесли весть о его гибели… Старший брат, Мотя, был эвакуирован из города Изюма в Томск и мог, имея бронь, проработать там всю войну, но ушел на фронт добровольцем. Последнее письмо от него сёстры получили в 1943 году, он писал, что скоро будет в тех краях, где прошло его детство; после этого Мотя пропал без вести. Много лет семья жилa с надеждой, что он найдётся. Но так и ушли из жизни реб Мойше, Сарра, Нехама и Рахиль и никогда не узнали, где сложил голову их сын и брат…

В блокадном Ленинграде оставались Сарра и Нина с детьми, их мужей уже призвали на фронт. В первые дни войны погиб муж Сарры, Хаим Побережский, а муж Нины был тяжело ранен и вернулся с фронта инвалидом. Самую тяжелую блокадную зиму Сарра и Нина прожили в Ленинграде, и только в январе 1943 года им с детьми удалось эвакуироваться на Урал.

А теперь вернемся в Брацлав, который немцы заняли 22 июля 1941 года, ровно через месяц после начала войны. Как и большинство евреев городка, реб Мойше с женой, ее матерью и сыном Гедалем были угнаны в Печору – концлагерь, который заключенные евреи называли “Мертвая петля”. Подробнее о Печоре - в интервью ее выживших узников, которые собрал Морис Яковлевич Бронштейн: [30]

До войны нееврейское население Брацлава составляло около 3030 человек, однако мы располагаем документально подтвержденными данными лишь о семи жителях Брацлава, которые спасли еврейские жизни. Это были: Ефрем и Лидия Сруль, Мария Ткаченко и Анна и Фома Тарасовы с дочерьми Галиной и Ириной.

Благодаря помощи этих семей выжили в оккупации Рахель, и Эва Бронфман а также Хая, Люба, Моисей и Рафаэль Ильвовские [31]. Рискуя жизнью ежедневно и ежечасно, спасители предоставляли беглецам убежище и обеспечивали их предметами первой необходимости. Впоследствии эти люди были удостоены звания Праведников народов мира; их имена можно увидеть на Стене почета мемориала «Яд ва-Шем» в Иерусалиме.

Многодетной семье Мажбиц, которая находилась в концлагере в Брацлаве, помогали их соседи: Суприновичи, Островские, Пясецкие, Барановские, Марина Кушнир. Кто приносил еду, кто одежду, а кто брал к себе пожить на неделю-другую. Рахиль Мажбиц ждала ребенка и обратилась к румынскому священнику, с просьбой, чтобы ее отправили рожать в больницу, и он помог ей (Рахиль родила в больнице, на Пурим 1943 года, и девочку назвали Эстер). Когда Рахиль с детьми в марте 1944 года бежали из лагеря, им помогли укрыться от немцев дед Тымко из села Чернышевка, Ульяновы из Слободы и Ксения Ивановна Барановская.

Грамота о присвоении Марии Ткаченко звания ''Праведницы народов мира''.
Израиль, Иерусалим, «Яд ва-Шем», 2000 год


Долгие годы тема Катастрофы на территории СССР всячески замалчивалась. Ни в одном учебнике, научном трудe или документальном сборникe o ней не упоминалось. Хотя анализ исследований на эту тему выходит за пределы данной статьи, мне хотелось бы напомнить, что коллаборационизм местного населения на Украине был настолько высок, что за пособничество в убийстве евреев в годы Второй мировой войны пришлось бы судить слишком многих.

(Продолжение следует)

Примечания

[28] Воспоминания Розы Рабинович из частного архива семьи Рабинович/Нахманович
[29] Там же
[30] http://www.netzulim.org/R/OrgR/Library/DeadLoop/DeadLoop.pdf
[31] http://db.yadvashem.org/righteous/family.html?language=ru&itemId=4035765;
http://db.yadvashem.org/righteous/familyList.html?placeTemp=Брацлав&results_by=family&placeFam=Брацлав&language=ru
Количество обращений к статье - 1706
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com