Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Дайджест "МЗ"
Революционная ситуация в США
Захар Либерберг, Массачусетс
Как поучал нас великий Ленин, революции всегда предшествует революционная ситуация. Революционную ситуацию Владимир Ильич определял просто: верхи не могут, а низы не хотят сохранять существующий порядок вещей.

Сложилась ли в Соединенных Штатах революционная ситуация? Давайте взглянем на некоторые из наших многочисленных проблем. Например, нелегальная иммиграция. Согласно различным оценкам, нелегальные иммигранты сегодня составляют от 7 до 9 процентов населения страны. Это — самое массированной вторжение в истории. Это в десять раз превышает численность вооруженных сил коммунистического Китая.

Как противники, так и сторонники нелегальной иммиграции знают, что она причиняет стране гигантский ущерб. Можем ли мы решить эту проблему? Вне всяких сомнений. Все, что должно сделать для этого правительство, - это депортировать каждого нелегала в момент его обнаружения: когда он пытается получить водительские права; когда он пытается записать своего ребенка в школу; когда он является в госпиталь, чтобы ему за наш счет вырезали аппендикс. Аппендикс ему, конечно, вырезать нужно, потому что мы не изверги, но заплатить за эту процедуру должна родина пациента, потому что мы не лохи. И если нелегальный иммигрант производит на свет младенца на нашей земле, то этот нелегальный младенец подлежит неукоснительной депортации вместе со своими нелегальными родителями. Все остальное является ни чем иным, как амнистией.

И поскольку все меры правительства, направленные как бы против нелегальной иммиграции, являются не более, чем вариациями формулировки, под которой эта амнистия будет проводиться, то ясно, что правительство решить эту проблему неспособно.

Но хотим ли мы сами решить ее? Не очень. Во-первых, нам сердечно жаль бедных иммигрантов и их невыносимо очаровательных детишек. Во-вторых, большинство нелегалов — порядочные, работящие люди, как, например, дама, которая раз в неделю наводит порядок и чистоту в вашем доме, и которой приходится платить меньше, чем любому американцу, потому что ни она не платит подоходного налога, ни вы не платите за нее налогов, причитающихся по закону с каждого работодателя. И, следовательно, нелегальная иммиграция будет продолжаться до тех пор, пока наша страна не развалится.

Или возьмите войну с наркотиками. Почему мы до сих пор не победили? Почему она тянется год за годом, десятилетие за десятилетием, разбазаривая казну и не принося абсолютно никаких результатов? Потому что когда полиция арестовывает мальчишку, торговавшего отравкой на углу Бродвея и 137-й улицы, то мальчишке, торгующему той же самой отравкой на углу Бродвея и 138-й, представляется шанс расширить бизнес. А когда федеральные агенты конфискуют многомиллионный груз предназначенных для нас с вами наркотиков, то ущерб, который они при этом наносят наркобизнесу, оказывается гораздо меньше, чем налоги, которые сдирают с законопослушного бизнеса аналогичного масштаба.

Нет, от правительства ждать решения этой проблемы не приходится. Но хотим ли мы сами победы в этой войне? Хотим, но только в теории. В теории мы могли бы оставить в покое тех, кто наркотики продает, и взяться за тех, кто их покупает. Без покупателей продавцы быстро переключились бы на торговлю чем-нибудь другим. Но хотим ли мы этого? Конечно нет — кто хочет, чтобы его дитя посадили, пусть даже на пару недель, за невинное любопытство к марихуане или даже к кокаину? Вот потому-то война с наркотиками никогда ни к чему не приведет, тем более, что служащие огромного федерального ведомства, созданного специально, чтобы эту войну вести, совсем не заинтересованы в том, чтобы сами себя сделать безработными.

Можем ли мы победить другой войне — с терроризмом? Прежде, чем я попытаюсь ответить на этот вопрос, я бы хотел поделиться с вами случаем из жизни. Я провожал друга, который улетал в Японию из аэропорта им. Кеннеди. Вместе с моим другом, в длинной очереди к посту госбезопасности стояла группа японских детишек, возвращающихся, по-видимому, с экскурсии в Нью-Йорк. Детишкам было лет по 10 или 11. У каждого на голове была бейсбольная кепочка — сувенир на память о поездке. У каждого в руках был наготове открытый паспорт. Ни один из них, скорее всего, по-английски не говорил. Когда очередной ребенок доходил до стража нашей безопасности, страж брал в руки ребенкин паспорт, молча приподнимал кепочку и не спеша сравнивал симпатичную рожицу путешественника с его фотографией.

В той же очереди толклись пассажиры других рейсов, в том числе, на Эр-Рийяд. Прилично одетый темнокожий господин в сопровождении четырех существ, напоминавших большие, покрытые темной материей кегли, отправлялся, скорее всего, именно туда. Мне было любопытно, как страж нашей безопасности будет проверять их паспорта. К моему глубокому разочарованию, международного инцидента не произошло. Араба с кеглями пропустили на посадку вообще без всякой проверки.

Давайте спросим снова: может наше правительство победить в войне с терроризмом? Конечно, может, причем без бесмысленного разбазаривания жизней наших солдат и сотен миллиардов долларов в Ираке и Афганистане. Все, что для этого нужно, - это объявить ислам вне закона. Как только выражение «американский мусульманин» станет бессмысленным, как выражение «честный подонок», мы сможем продать бесполезное, но удивительно дорогое оборудование для обеспечения безопасности аэропортов в Еврабию, а на вырученные деньги выкупить из долговой ямы воротил Уолл Стрита. Это знаю я, знаете вы, знает Осама бин-Ладен, и даже Джордж Буш, который все свои восемь лет в Белом доме вел себя так, словно не знает вообще ничего, знает это, как знал и 12 сентября 2001, когда объявил на весь мир, что ислам ему — не враг. Уж его-то правительство в этой войне наверняка не победит.

Но готовы ли мы с вами начать искоренение ислама в одной отдельно взятой стране? Боюсь, что нет. Ислам — это религия, и, независимо от того, считаете ли вы его религией мира или чего-то совершенно другого, наша Конституция гарантирует свободу вероисповедания. С другой стороны, ислам — это религия, а любая религия — это идеология. Идеология же может защищать наш образ жизни, как это делают иудаизм и христианство, быть к нему безразличной, как буддизм, или откровенно враждебной, как фашизм, коммунизм и ислам.

Почему мы разрешаем враждебной идеологии цвести пышным цветом на нашей земле? Потому что мы боимся, что когда ислам перестанет быть угрозой, государственные структуры, созданные для борьбы с ним, переключатся на борьбу с нами: евреями, гомосексуалистами, неграми — всеми, у кого есть исторически обоснованная причина опасаться преследований.

Ответа не знает никто. Если вы думали, что нынешний кризис ограничен только экономикой, вы, боюсь, кое-что проглядели. Экономика — только одна его сторона. Этот кризис созревал десятилетиями, и в него вовлечены все аспекты нашей жизни. Международный престиж Соединенных Штатов скатился до уровня, предшествовавшего открытию Америки. Американский политический процесс, традиционно опиравшийся на соревнование идей между двумя партиями, выродился в бестыдную борьбу за власть. Либералы, злоупотребляя своим постояно растущим влиянием, методично и целенаправленно уничтожают наши самые элементарные свободы, как, например, свободу открыто и публично праздновать Рождество или просто говорить политически некорректную правду. То самое правительство, которое посылает наших солдат неизвестно куда сражаться неизвестно за что, клеймит их обвинением в убийстве, когда они исполняют свой воинский долг.

Этот кризис все еще преодолим, но для этого нам необходим мудрый и сильный лидер. Буш на эту роль самым откровенным образом не тянет. К сожалению, не тянет на нее и Маккейн, не отважившийся даже просто признать тот факт, что страна проходит через кризис, угрожающий ее существованию.

Что с нами будет? Сто лет назад очевидная неспособность российской монархии вывести страну из кризиса вынесла на авансцену истории молодого, полного своеобразной харизмы вождя, который пообещал коренные перемены, без особого труда вынул страну из слабых рук бездарного царя и разрушил ее до основанья, а затем с помощью своих приспешников угробил больше россиян, чем обе мировые войны вместе.

Его звали Владимир Ленин. Его ученики на полвека поработили Восточную Европу. Его последователи превратили Китай, Северную Корею и Кубу в огромные концентрационные лагеря. Он умер, но дело его живет в путинском Кремле.

В тридцатые годы прошлого века очевидная неспособность правительства Германии вывести страну из кризиса вынесла на авансцену истории молодого, полного своеобразной харизмы лидера, который пообещал коренные перемены и без особого труда вынул страну из слабых рук престарелого канцлера. Его звали Адольф Гитлер. Поддерживаемый энтузиазмом своих сограждан, он уверенной рукой провел Германию через непродолжительное возрождение к полной разрухе, вместе с большей частью Европы принеся в жертву более 70 миллионов человеческих жизней. В конце концов он подох в своем бункере, но дело его живет в многочисленных неофашистских группировках, существующих сегодня в каждой цивилизованной стране.

Сегодня Соединенные Штаты находятся в таком же безвыходном положении, загнанные туда подлостью либералов и трусостью консерваторов. В то время, когда сильный лидер нам жизненно необходим, правящая элита оказалась трагически неспособна его найти. На авансцену истории выходит молодой, полный своеобразной харизмы лидер и обещает нам коренные перемены. Его зовут Барак Хуссейн Обама. Я верю его обещаниям, хотя они и не выдерживают проверки элементарной арифметикой. Почему? Потому что Барак Хуссейн Обама, по сути своей, — иностранец. Он, возможно, родился в США (хотя, возможно, что и нет), но ценности, разделяемые американцами, ценности, которые сделали это страну самой великой, самой богатой страной в мире, так же чужды ему, как нам чужды его арабские, кенийские, индонезийские корни.

Сам факт, что через 7 лет после самого страшного массового убийства на нашей земле, совершенного арабами, американцы готовы вручить арабу свою страну, говорит о глубине кризиса, в котором мы находимся. Согласно опросам общественного мнения, на предстоящих выборах победит Обама. Да и как может быть иначе?

За 20 лет, прошедшие с того дня, как Рональд Рейган покинул Белый дом, республиканцы не сделали абсолютно ничего, чтобы заслужить наши голоса. Даже в то время, когда им, при президенте-республиканце, принадлежало большинство в обеих палатах Конгресса (что произошло не столько благодаря их достижениям, сколько благодаря провалам клинтонов), они не сумели осуществить практически ничего. Нет, я не забываю про бушевское сокращение налогов, но мы все знаем, что станет с этим сокращением в самом ближайшем будущем.

Что можно сделать? Голосовать за Ральфа Нейдера? Не поможет. Начать жечь мечети? ФБР доберется до вас прежде, чем догорит ваша первая мечеть.

Что нужно нам сегодня, - так это новая партия, которая не станет приносить правду в жертву политической корректности и которая будет способна вытащить нас из ловушки, расставленной для нас врагами внешними и, главным образом, внутренними.

Парторгов-добровольцев приглашают откликнуться.

Количество обращений к статье - 2789
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com