Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Всем смертям назло
Глубина
Владимир Левин, Нью-Йорк

Мои друзья и ровесники начали исход туда, откуда не возвращаются. Мое поколение, чье детство опалено войной, кто пошел в школу в День Победы, кто понял всё после ХХ съезда, уходит..

Лучшим в стране было поколение фронтовиков, а мы - их дети. Иван, отец Рыгора Бородулина, погиб в партизанском отряде. Маму его Акулину я видел в Ушачах, на родине Рыгора. Ушачи были когда-то наполовину еврейским местечком. Половина населения уничтожена фашистами. Поэтому Рыгор, друг моей студенческой юности, коллега по Дому печати, друг, как он сам написал в своей подаренной мне книге “по захапленню паэзияей” всегда стоял рядом со мной у Ямы. И поэт Геннадий Буравкин, и поэт Давид Симанович, написавший врезавшиеся в память строчки:

Имею честь принадлежать
К тому великому народу,
Которого, лишив свободы,
Хотели в Яму затолкать.


И прозаик:, мой соавтор по ряду книг Наум Ципис, и сценарист кино Самсон Поляков, побратимы мои и братья - все они ушли. И стало очень одиноко в этом мире.

В Минске Яма - то же самое, что для киевлян Бабий Яр. Она в самом центре города. С нее началось уничтожение стотысячного Минского гетто. Это половина города, а потом сюда добавились евреи, которых привезли из Германии, Австрии, Венгрии, Чехии и Моравии, Бельгии, Польши...


Каждый год, 2 марта и 9 мая, мы стояли здесь, оглушенные льющимися из репродукторов бравурными военными маршами. С тех пор не могу я слышать “Прощание славянки”. С помощью этой «славянки» чекисты предусмотрительно заглушали возможные здесь речи.

В эти дни здесь всегда было море людей. Потом это море стало таять - потому что люди уезжали насовсем.


Рыгор Бородулин (на снимке) обычно был у Ямы мрачен и молчалив. И на моих глазах рождалось это его стихотворение. Я давно хотел его перевести, но “не выходил каменный цветок”- терялась бородулинская глубина. А вот сегодня как-то сразу получилось. Но Рыгора уже нет. Он ушел, как и многие мои друзья и ровесники. Ушли оба мои брата. Уходит поколение. Страшным для него оказался уходящий год. Я тоже получил повестку. Но пока дышу, буду работать, как и Рыгор - до последнего дня.

Мы знали, что он гений поэзии. Но держаться, как и положено, на почтительном расстоянии от себя он не давал. Сам его сокращал. На Нобелевскую премию Рыгора Бородулина неоднократно представлял Папа Римский. Возможно, он получил бы ее, если бы не ушел в этом году. Вместе с Василем Быковым они считали, что евреи - это часть белорусского народа, только молящаяся по-другому. В его стихотворении “Над Ямой” нет расхожих слов. Строчки торчат острые, как ребра. А между ними бьется огромное сердце Поэта, И философско-поэтическая глубина, равная глубине страшной минской Ямы. Он был последним апостолом на забытой богом земле по имени Беларусь.

НАД ЯМОЙ


РЫГОР БОРОДУЛИН,
народный поэт Беларуси

Головы склоним над страшной ямой,
Она немая, не имеет дна:
Жертв наглоталась она.
Умолкнем над Ямой,
Жадной самой.

Здесь полегли праправнуки Моисея,
Веселые и грустные в жизни.
Чтобы травами упрямыми взойти,
Пока земля лысеет и лесеет.

Облака мыслей исчезли в мокрой Яме
И путь из Египта оборвался здесь.
И Ковчег Завета не вынес отчаянья -
Он ушел в эту Яму весь.

А неизбежность держит кресало
И небо Скорби глядит на нас.
Чтоб грани Завета лучились светом
И семисвечник горел, не гас.

Но стемнела ночь траурной рамой,
Венки скрутились, земля продрогла...
Братья стоят на скорбною Ямой -
Мы будем стоять долго.
Количество обращений к статье - 2484
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Абрам , Иерусалим | 14.12.2014 20:44
Я читал много стихотворений Рыгора Бородулина в переводах на русский - имя знакомо, есть ощущение, что поэт хороший, - но ни одного стихотворения не помню! А тут каждое слово бьёт в сердце. Главная строфа посреди:
Облака мыслей исчезли в мокрой Яме
И путь из Египта оборвался здесь.
И Ковчег Завета не вынес отчаянья -
Он ушел в эту Яму весь.
Очень страшные образы, и небольшая ритмическая корявость стиха очень соответствует смыслу - о таком нельзя сказать стилем сладкой поэзии. Теперь я понимаю, какой большой поэт Рыгор Бородулин! Спасибо, Владимир Левин!
Да, наше поколение уходит. Но памятник в Яме стоит, и прекрасные стихи будут жить долго (в том числе и в прекрасных переводах).
Марат Баскин | 13.12.2014 19:00
Потрясающие стихи!Потрясающий перевод!И потрясающие слова, сказанные не просто прозой, а прозой,идущей от сердца!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com