Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Почва и судьба
Генаха Казакевича
Зиси Вейцман, Беэр-Шева

Когда-то, в XIX столетии, в Суражском уезде Черниговской губернии Российской империи, возле речки то ли с белорусским, то ли с украинским названием Выхолка, неподалеку от Новозыбкова стояло, утопая в торфяных берегах, полесское село Еловка, которое располагалось по левую сторону военно-транспортной дороги, прямиком шедшей на Клинцы. Википедия сообщает, что это старинное село существует, к удивлению, и поныне, но после всех политических и административных катаклизмов числится уже в Красногорском районе Брянской области с несколько измененным топонимом – Яловка.


Среди тогдашних угрюмых, малоразговорчивых «полешуков», обитателей Полесья, жили и евреи Казакевичи. Глава семьи Лейб (Арье-Лейб?) Казакевич, как и его отец, занимался земледелием, то есть крестьянствовал. То ли по причине бедности, то ли из-за появившегося царского указа о запрете евреям владеть землей и, следовательно, проживать в деревнях, а может, из-за особого стремления к просвещению, но его потомки пошли другим путем.


Генах и Евгения Казакевичи с детьми – Галиной
и Эммануилом
Один из сыновей Казакевича – Генах, родившийся в Еловке в 1883 году и отучившийся в хедере, в 9 лет был отдан в иешиву Краснополья. Теперь уже трудно разобраться, по какой причине этот мальчик-отличник с никудышным зрением, прослывший знатоком Торы и вообще эрудитом, стал учиться в другой иешиве, расположенной на востоке белорусского Полесья, в городке Ветка. В 12 лет этого чересчур смышленного подростка за вольнодумство исключили из иешивы и он стал заниматься светским самообразованием. Для того, чтобы заработать на хлеб насущный, 15-летнему Генаху пришлось работать репетитором в состоятельных семьях. Но к одной семье он имел особый интерес, и по причине этого интереса ходил из Еловки за пять верст в соседнее село Увелье. В том селе жила семья богатого родственника его отца, в которой Генах состоял репетитором у детей. Особый интерес выражался в его симпатии к старшей дочери состоятельного родственника – Жене (Евгении). Симпатия была взаимной и, несмотря на то, что родители девушки не благоволили к парню из бедной семьи, в 1908 году они все-таки поженились.

Еще учась в Ветке, Генах познакомился с двумя будущими писателями, оказавшими на него большое влияние. Ури-Нисн Гнесин (1879-1913), прозаик, переводчик, журналист, и Йосеф-Хаим Бренер (1881-1921), литературный критик, публицист – оба писали на иврите. (Бренер к тому же был одним из пионеров литературы на иврите. В 1909 году он уехал в Палестину, редактировал там несколько журналов, а в 1920 стал одним из основателей Гистадрута. Во время арабских волнений в Яффо был убит).

Генах Казакевич не без их влияния сблизился в Новозыбкове с рабочими кругами, стал деятельным членом партии социал-сионистов. В 1908 году, находясь в Киеве, он был арестован, но почти тут же отпущен, после чего был вынужден покинуть город и уехать подальше – в Гродно. В этом городе на стыке границ Польши и Литвы, в котором тогда проживало почти тридцать тысяч евреев, Генах в 1910-1912 гг. учился на педагогических курсах. Окончив их, он уехал с семьей в Кременчуг, уездный город Полтавской губернии. Там в феврале 1913 года родился сын Эммануил.

На грянувшую в 1914-м германскую войну Генаха не призвали – из-за сильной близорукости. Это дало ему возможность по окончании педкурсов до 1918 года работать учителем начальных классов в еврейских народных школах.

Вернувшись в Киев, он в одном из его предместий, Демеевке, вместе с Мойше Рафесом (1883-1942) - видным деятелем Бунда и Евсекции, Михлом Левитаном (1882-1938) – публицистом, общественным деятелем, Иегудой Новаковским (1879-1933) – экономистом и публицистом, создал одну из первых современных школ с преподаванием на идиш и работал в ней учителем.

Но Генаха Казакевича тянуло к политической журналистике. В Екатеринославе в 1918 году он редактировал орган «объединенных» рабочих партий – «Дер кемфэр» («Борец»), в которой, кстати, за год до его прихода в газету дебютировал Перец Маркиш. В 1919 году Казакевич вступил в «Комфарбанд» («Комсоюз»), одну из левых еврейских партий, образованной в результате раскола Бунда с другими рабочими соцпартиями, позднее вошедшей в РКП (б). И даже стал членом ЦК «Комфарбанда».

Таким образом, участвуя с юности в разношерстном еврейском соцдвижении и подвергаясь преследованиям, он постепенно менял политическую принадлежность – от сионистской рабочей партии до последней – большевистской. В 1920 году в Гомеле совместно с Фишлом Либертэ (1892-?), носившим партийный псевдоним Элензон, редактировал газету «Дер hорэпашник» («Труженик), затем возглавил еженедельник гомельского губкома и губернского бюро Евсекции «Дер комунистишер вэг» («Коммунистический путь»), выходивший в течение трех лет (1920-1922), а также издание местных окон РОСТА. Переживая смуту той поры - тяготы и ужасы гражданской войны, Казакевич переезжает с семьей в Киев, становится постоянным сотрудником, а затем и редактором газеты «Комунистише фон» («Коммунистическое знамя»), издававшейся там в 1921, 1923-1924 гг., в которой под псевдонимами Г. Генис, Г. Фрайер и др. публикует острые политические статьи, редактирует сборник о религиозных еврейских праздниках «Апикойрэс» («Безбожник», Киев, 1923).

После революции 1917 года на территории бывшей Российской империи Харьков стал огромным еврейским издательским центром, опережая Киев, Одессу, Петроград, Москву и Екатеринослав – города, в которых действовали так называемые «евсекции», занимающиеся различными аспектами еврейской жизни и, главное, пропагандой новой власти среди евреев. В одном только Харькове в середине двадцатых годов евреи составляли 20 процентов от общего числа населения. Инициатором идеи переноса еврейского культурного центра Украины из Киева в Харьков был М. Равич-Черкасский (Рабинович Моисей Ефимович (1864 - после 1936), видный деятель компартии Украины, знаток еврейской истории, первый официальный историк КПУ. Тогда же и было принято решение о создании нового литературного журнала, и в 1924 году в Харькове, тогдашней столице Украины, начал выходить общественно-политический и художественно-литературный (так было заявлено) журнал «Ди ройтэ вэлт» («Красный мир»), издававшийся до 1933 года (на снимке). Первый номер журнала вышел тиражом в две тысячи экземпляров, в нем были опубликованы стихи Ицика Фефера и рассказы Шмуэла Персова. Журнал сыграл большую роль в деле сплочения «попутнических» сил. Первыми редакторами журнала были назначены уже упомянутый М. Равич-Черкасский и Генах Казакевич, у которого уже был накопленный опыт редактирования партийных изданий. Тем не менее было ясно, что Равич-Черкасский назначен в новый литературный журнал для пущей бдительности, то есть партийного контроля. Но ему повезло гораздо меньше, чем напарнику. В 1932 году Равич-Черкасский был арестован и исключен из компартии как «троцкист». В 1936-м – снова арест и пять лет за «контрреволюционную» деятельность. Дальнейшая судьба его неизвестна, хотя нетрудно догадаться, поскольку за этим годом последовал 37-й. Ввиду того, что Равич-Черкасский находился в высшем эшелоне партийной иерархии, до нас дошло лишь принятое на официальный лад его имя-отчество, хотя родившись почти в середине 19-го столетия, он наверняка был Мойше, а его отец – Хаим.

Печальны судьбы и последующих главредов этого журнала, также сменяющихся с космической скоростью. Назову их имена: Файвл Ширах, Давид Фельдман, Михл Левитан, редактировавший журнал в 1925-1929 и сгинувший в лагере. Последним был Шахно Эпштейн, возглавлявший «Ди ройтэ вэлт» с мая 1929 года, умерший при невыясненных обстоятельствах в 1945 году, будучи редактором газеты «Эйникайт» и ответственным секретарем Еврейского Антифашистского комитета (ЕАК).

В 1925 году Генаха Казакевича назначили на пост главного редактора газеты «Дер штерн» («Звезда») - органа ЦК КП(б) Украины и всеукраинского совета профсоюзов. Выходившая в Харькове «Дер штерн» (1925-1941) была одной из трех ежедневных газет, издававшихся в стране на идиш (в Москве – «Дер эмес» (1918-38), которая в течение 1918 года называлась «Ди варhайт», что в переводе одно и то же - «Правда»; в Минске – «Октябэр» (1925-41). Содержание этих изданий находилось в прямой зависимости от центральной партийно-советской прессы и лишь отчасти отражало события и явления еврейской жизни, культуры и литературы в Советском Союзе.

Не минула чаша сия и газету «Дер штерн» с ее редактором Генрихом Львовичем Казакевичем, добросовестно выполнявшим задачи, стоявшие перед республиканской партийной газетой. Разносторонне талантливый человек, он в начале 20-х годов в Харькове был одним из руководителей Еврейского театрального общества, даже некоторое время поработал директором Всеукраинского государственного еврейского театра (Харьковского ГОСЕТа), для которого написал пьесу «Ин дэр голдэнэр мэдинэ» («В золотой стране») по мотивам рассказов Джека Лондона. В течение двух лет (1930-1932) Г. Казакевич входил в состав редколлегии харьковских изданий «Гезунт ун арбэт» («Здоровье и труд») и «Юнгэ гвардие» («Молодая гвардия»). Работал редактором еврейского сектора при издательстве для национальных меньшинств Украины «Укрнацменвидав» («Укрнацмениздат»).

Его квартира в Харькове на улице Короленко, З, была всегда и для всех открыта, туда часто приходили и приезжали писатели, артисты, деятели культуры.

О харьковском периоде жизни родителей, Генриха Львовича и Евгении Борисовны, их дочь Галина, сестра Эммануила Казакевича, вспоминала: «Режиссеры и театральные деятели Грановский, Марголин, Лойтер – все были вхожи в наш дом, все любили нашего отца Генриха Львовича. Он действительно был красивый человек. Отец был добрый, общительный, вспыльчивый, увлекающийся, веселый. И очень артистичный. Хорошо пел, прекрасно читал вслух».

Эти строки воспоминаний своей тети можно прочитать и в эссе «Биробиджанская сага Казакевича» Ларисы Казакевич (дочери Эммануила Казакевича и внучки Генаха Казакевича). Далее о родителях отца Лариса пишет:

«И о бабушке Жене (Евгении) в воспоминаниях (Галины Казакевич – З.В.) есть очень хорошие слова. Работала в системе Наробраза. Летом 1919 года ездила в охваченное голодом Поволжье, собирала там детей-сирот из очень бедных семей, привозила в Новозыбков, где организовала детский дом. В системе Наробраза она работала в Биробиджане. Бабушку Женю вспоминают как добрейшего, теплого человека. Когда я читаю про дедушку и бабушку и жалею, что не знала их…».

Удивляет гигантская работоспособность Генаха Казакевича: когда и как он все успевал? Наверняка усидчивость и трудолюбие передались ему от отца, уроженца полесской деревни.

Перечень десятков авторских трудов и книг (учебников, справочников, пособий), переведенных, отредактированных и выпущенных в свет неутомимым Генахом Казакевичем, составят не одну страницу, поэтому придется ограничиться лишь некоторыми изданиями. Даже в этом неполном списке, приведенном в хронологическом порядке, читатель увидит масштаб его деятельности: адаптированная им для драмкружка пьеса Нехемии Шмаина «Призыв» по рассказу Менделе Мойхер-Сфорима (Харьков, 1927); Бер Слуцкий, «Лексикон фун политише ун фрэмд-вэртэр» («Лексикон иностранных слов и выражений»), совместно с Иосифом Либербергом, Киев, 1929); Лейб Квитко «Декламатор», Харьков. 1929), два издания сборника «Ин камф» («В борьбе», при участии Арна Макагона, Лейба Мишковского, Эли Спивака - Харьков, 1930 и Москва-Минск, 1931); «Арбэт-бух аф шпрах.Литератур ун гезэлшафт-кентэниш фарн 4-тн лэрн-йор», совместно с А. Макагоном и Э. Спиваком, Киев, 1931. В журнале «Ди идише шпрах», редактируемом Нохемом Штифом (1879-1933), публикует оригинальную работу «Номенклатур фун фэйглэн» («Виды птиц»). Для учеников разных классов перевел на идиш учебники естествознания в 3-х книгах (Киев. 1923-1925) и зоологии (Харьков, 1929), а также «Происхождение семьи» Ф. Энгельса, «Очерки истории ВКП(б)». Зачастую свои переводы он по-прежнему подписывал излюбленными псевдонимами Г. Генис и Г.Фрайер.


Г.Л.Казакевич. Портрет работы
худ. В.Цапа
…Первый номер газеты «Биробиджанер штерн» в октябре 1930 года готовила и выпускала горстка энтузиастов во главе с бывшим секретарем Биробиджанского райкома партии Янкелем Левиным, а через два года (в 1932-м) 100-й номер уже подписывал Генах Казакевич. Номер за подписью нового редактора был отпечатан в местной типографии, признанной лучшим полиграфическим предприятием на Дальнем Востоке. Шрифт, как и полиграфическое оборудование, стараниями первого редактора Я. Левина и владельца харбинской типографии господина Розенцвейга были доставлены из Китая в Биробиджан на улицу Октябрьская, где размещались типография и редакция нарождающейся газеты. Янкель Левин (1888-1938) был арестован в октябре 1937 года, уже находясь на должности второго секретаря обкома. Ему вменили измену родине, подготовку вооруженного восстания, подрыв мощи государства, совершение терактов – целый «букет» 58-й статьи. За это, конечно же, - ВМН (высшая мера наказания).

Руководство Биро-Биджанского национального района (так называлась тогда ЕАО) придало факту выпуска сотого номера, возведенному в ранг события, большое политическое значение. «Юбилейный» номер, выпущенный увеличенным тиражом, был разослан по многим редакциям не только советских изданий, но и зарубежным еврейским организациям и фондам. В звуковом кинотеатре, в котором еще показывали немые картины, состоялось торжественное собрание переселенцев. Ведь горожанами собравшихся можно было назвать с натяжкой, поскольку статус города Биробиджан получил лишь через пять лет - 2 марта 1937-го). Присутствовали на этом собрании и «именинники» - крошечный штат сотрудников редакции: писатели и журналисты Нохем Фридман, Гирш Добин, Ихил Фаликман и поэт Эммануил Казакевич, сотрудничавший с газетой, хотя в штате редакции он появился лишь в 35-м. Конечно, на этом торжестве был и отец юного Эмки – Генах Казакевич, которому незадолго до этого передал передал должность ответственного редактора Янкель Левин, перешедший на партийно-политическую работу.

На станцию Тихонькая (будущий город Биробиджан) Генах Казакевич прибыл очередным эшелоном в 1932 году. С ним прибыл и его друг, молодой прозаик Ихил Фаликман, чьи произведения Казакевич, будучи редактором, с охотой публиковал в журнале «Ди ройтэ вэлт». До назначения на пост ответственного редактора газеты «Биробиджанер штерн» Г. Казакевич работал в отделе пропаганды райкома ВКП(б), мотаясь по всей территории национального района, создавал (по решению партийных органов, разумеется,) газеты на русском и еврейском языках.

В начале 1934 года на бюро райкома Г. Казакевич был освобожден от редакторской работы «как не обеспечивший большевистскую линию». В чем эта «большевистская линия» выражалась, сейчас уже не разобраться. Возможно, это было связано с кадровыми перестановками в связи с приездом в Биробиджан нового назначенца на должность 1-го секретаря оргбюро Дальневосточного краевого комитета ВКП(б) по ЕАО (так эта должность именовалась) Матвея (Мордуха) Хавкина, которого в январе 1938 года арестовали, осудили и сослали на Колыму, где он в лагерной пошивочной мастерской работал закройщиком. Спустя несколько месяцев опального редактора Генаха Казакевича вернули на прежнюю должность, и он с прежней энергией, которой ему было не занимать, окунулся в редакционную работу.

В культурном строительстве ЕАО Генах Казакевич играл ведущую роль. Благодаря его усилиям в Биробиджане открылась центральная библиотека, при его участии в мае 1934 года заработал Государственный еврейский театр, в который из Москвы и других мест прибыли профессиональные актеры во главе с художественным руководителем Марком Рубинштейном. Свои статьи, написанные в Биробиджане, он подписывал псевдонимом: Алтер Юнг. Эти статьи в «Биробиджанер штерн» отличались от других ясностью и лаконичностью. Тираж газеты на еврейском языке, ставшей областной, достиг 2200 экземпляров. Половина тиража уходила за пределы области – по стране и за ее рубежи.

В июле 1936 года вышел первый номер литературно-художественного и общественного-политического журнала «Форпост», увидеть который Г. Казакевичу уже не пришлось. Этому событию предшествовало решение Далькрайкома создать новое печатное издание Еврейской автономной области, в которую официально 7 мая 1934 года превратился Биробиджанский национальный район. Даже начался сбор средств на строительство дома писателей, где собирались разместить и редакцию журнала.За решением Далькрайкома последовало аналогичное (от 13 октября 1934 года), но уже от новорожденного бюро обкома ЕАО: издавать трехмесячный журнал «Форпост», ответственным редактором которого назначить Генриха Львовича Казакевича, редактора «Биробиджанер штерн». Утвердили тираж – 1000 экземпляров. Писатель Александр Фадеев, познакомившись с ним в Хабаровске на одном из пленумов крайкома, привел его к себе в гостиничный номер, читал ему отрывок о командире партизанского отряда Левинсоне из романа «Разгром», которую Г. Казакевич собирался перевести на идиш для своей газеты. По предложению Фадеева Г. Казакевича избрали в состав правления Дальневосточного отделения союза писателей. Позже Г. Казакевич пригласил А. Фадеева в Биробиджан и сопровождал его в поездке по области.

В июне 1936 года (к тому времени Г. Казакевича уже не было в живых) был сформирован состав редколлегии журнала: Давид Бергельсон, Шимон Диманштейн, Шмуэл Клитеник (зам. редактора), Мойше Литваков, Бузи Олевский (секретарь), Йосеф Рабин. Редактором «Форпоста» был назначен Шварцбард Исаак Соломонович, совсем не литератор, а заведующий отделом пропаганды и агитации обкома партии. В 37-м его арестовали, в следующем году осудили по 58-й и, как тогда водилось, сразу же расстреляли.

Лариса Казакевич, внучка Генаха Казакевича, в той же «Московской саге Казакевича» пишет о родителях отца: «…несмотря на то, что дедушка и бабушка полностью приняли революцию, их бы точно арестовали». Можно к этому добавить: то, что могло последовать за их арестом, тоже ясно.

Но им посчастливилось – без кавычек - умереть своей смертью. Почти друг за другом: 52-летний Генрих Львович – 23 декабря 1935 года («сгорел на работе, ради которой он не жалел ни времени, ни сил» - так сообщали некрологи), Евгения Борисовна – в 47 лет (через полтора месяца – 5 февраля 1936 года). «Обком ВКП(б) ЕАО и облисполком выражают свое глубокое сочувствие тов. Казакевичу Эме по поводу смерти его матери…» («Биробиджанская звезда» от 6. 02. 1936).

Постановлением президиума облисполкома Еврейской автономной области от 23 декабря 1935 года с целью увековечения памяти Генаха Казакевича его именем были названы первый в городе кинотеатр звукового кино и одна из центральных улиц (бывшая Валдгеймская), а также переулок. Была предусмотрена и материальная часть: провести похороны за счет облисполкома, выдать семье покойного единовременное пособие в размере 3000 рублей, установить ежемесячную пенсию жене покойного Евгении Борисовне Казакевич в размере 400 рублей.

Вряд ли успела вдова Генриха Львовича, больная, худенькая женщина, для которой ее сын Эмка ездил в Хабаровск за лекарствами, получить назначенную пенсию. Но уже постановлением президиума биробиджанского горисполкома (по канонам партийно-советской иерархии горисполком в данном случае почему-то оказался выше облисполкома) от 8 мая 1938 года и улица, и заодно переулок Генаха Казакевича («националиста», как его теперь назвали краевые и областные газеты (в том числе и родная «Биробиджанер штерн», которой он отдал все свои силы), были переименованы в серые, безликие названия - ул. Советская и пер. Советский. Чуть позже, вслед за ними, был переименован и звуковой кинотеатр.
Количество обращений к статье - 3615
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (8)
Александр Френкель | 10.01.2015 22:43
В логотипе екатеринославской газеты значилось именно на немецкий манер — "Дер кемпфер". Шел 1917-й, до советской орфографической реформы было еще далеко... Разумеется, все эти уточнения мало что меняют. Так, штрихи к портрету эпохи.
Автор - А. Френкелю | 09.01.2015 12:07
Статью Б. Фрезинского читал - отличная вещь!
В логотипе (названии)газеты "Дер кемфэр" после "Ф" буквы
"П", в отличие от немецкого, нет.
Спасибо за уточнение. В сущности, это мало что меняет.
Вспоминаю славные времена, когда в Самаре "Народ книги" приходил ко мне по почте. Сожалею о том, что передислоцируясь в Израиль, все номера этого замечательного журнала взять с собой не смог - пришлось отнести в еврейскую библиотеку...
Владимир, Хабаровск | 09.01.2015 03:10
Да, Зиси, вы молодец! Новых вам публикаций и удачи на литературном поприще!
Александр Френкель | 07.01.2015 23:53
Дорогой Зиси! Во-первых, уточнение (или дополнение): и Генех Казакевич, и Перец Маркиш дебютировали в печати одновременно — в 1-м номере екатеринославской газеты "Дер кемпфер" в июле 1917 года. То есть Казакевич тогда не являлся редактором этой газеты, но ее постоянным автором он был с самого начала. Во-вторых, пользуясь случаем привожу ссылку на важную статью Бориса Фрезинского — в основном о Казакевиче-сыне, но и об отце тоже: narodknigi.ru/journals/102/tragediya_emmanuila_kazakevicha/
Автор - Иосифу Бренеру | 06.01.2015 09:37
Иосиф, спасибо за дополнение. Почему сняли в 1934 Г. Казакевича с поста редактора "БШ",
я не знаю. Связано ли это с прибытием в ЕАО И. Либерберга, тоже не знаю. В тексте у меня об этом стоит: "возможно".
Формулировка была:"Как не обеспечившего большевистской линии". Шут ее знает, эту линию.Под нее можно подогнать все что угодно.Кто теперь разберется?
Иосиф Бренер | 05.01.2015 16:23
Дорогой Зиси! Это, наверное, одна из наиболее полных биографических статей о Г. Казакевиче. К ней будут обращаться многие исследователи его творчества. Большое спасибо. Кстати, маленькое дополнение. В конце 1934 г., когда приехал Иосиф Либерберг, который очень хорошо знал Г.Казакевича и дружил с ним., он сделал все, чтобы создать ему нормальные условия для работы. Именно он подписал постановление об увековечивании памяти Казакевича после его смерти.
Гость Владимир, Беэр-Шева. | 05.01.2015 09:07
Интересная статья для многих читателей, не только биробиджанцев. Узнал подробности жизни творчества выдающегося редактора и публициста.Спасибо!
В. Я. Хайфа | 04.01.2015 10:27
Про Эммануила Казакевича знал, читал, а про его отца Генаха - ничего. Благодаря сайту и автору статьи узнал многое.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com