Logo


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Прямая речь
Мы люди прошедшего времени
Владимир Левин, «МЗ»

Мы раньше умрем, чем состаримся. Повторяю это и себе, и своим друзьям. Друзей много не бывает, зато те, кто остались, – надежней не бывает...

Я раньше часто у них спрашивал: ну как там, дома? Но незаметно домом стал совсем другой город, а друзья-товарищи разлетелись по всему свету. Один уже успел умереть в Израиле, двое там воюют со старостью и местными идиотами, двое в Штатах, один в Германии. Остальные живут в городе, в котором мы родились.  От прежнего боевого состава  нашей редакции остались одни воспоминания. Но это же наша молодость! И вдруг она оживает на берегу чужой реки.

Восходит солнце над Гудзоном
И чистит небоскребам зубы.
Мне говорили, что бизоны -
Родные братья наших зубров.
Шумит Манхэттен многозвонный.
В бизоньем стаде, в самой гуще
Бреду походкою бизоньей,
Как зубр из Беловежской пущи.

Это уже всё моё, - мой дом. И Линкольн-центр, и Метрополитен, и Карнеги-холл, а главное – Библиотека на 42-й стрит, и бродвейские театры. Теперь это все моё – не оторвать.

И всё же, всё же...
Как там? Что-то друзья замолчали. Мы общаемся путем взаимной переписки по почте, интернету, «Скайпу», с оказией. Друзья мои – мои коллеги, с которыми много дорог пройдено и съеден пуд соли с березовой кашей, которой щедро кормила нас родина. Друзей моих она до сих пор этим кормит. И если вдруг долгое молчание – тревожно становится. А они по-прежнему лезут в дорожную пыль, чтобы рассказать об увиденном. Не зря мы пели: старость меня дома не застанет – я в дороге, я в пути. Весь Союз по периметру облазили в поисках интересного.

Мы – люди прошедшего времени, вырванные из контекста, но все-таки прорвались в 21-й век. А где-то там, за океаном, еще 20-й или как там его еще зовут? Век-волкодав.

Мы жили, искренне верили в химеры и старались, чтоб было нескучно. Мы не были диссидентами, не боролись с властью. Мы были безнадежно молоды и верили, что юность наша никогда не кончится. И сейчас не можем смириться с тем, что она ушла куда-то вместе с той страной.

И всё же – как там?  Ну вот, наконец, письмо. Аж два! Имени автора не назову, надеюсь, сами понимаете, почему. Чтоб не вычислили!

ПИСЬМО ПЕРВОЕ.
НЕЧЕРНОЗЕМНЫЕ ТОВАРИЩИ

«Извини, Володя, был в России, в Калужской области. Утеплял к зиме жилища 84-летней тещи и ее сестры, которой уже тоже за 80. Утеплил потолки, проложил газ, установил обоим по газовому котлу, теперь им хоть за дровами на улицу ходить не надо. В мою пустую минскую квартиру переезжать наотрез отказываются. Говорят, где родились, там и помрем. Что с них возьмешь? Приходится нам с женой по очереди мотаться туда-сюда. Раньше ездили через Москву, а теперь я открыл для себя новую дорогу - через Смоленск, Духовскую, Ельню, Спас-Деменск, станцию Фаянсовую и т.п. Надо же как-то поддерживать старушек.

Местечко называется Мосальск. Ему в этом году исполнилось 777 лет, по этому случаю летом там состоялось грандиозное торжество местного разлива, скучное и казенное.

В новейшей истории этого райцентра, соседа знаменитого Козельска, есть одна примечательная страница. Каким-то образом с ним связана судьба одного из дедов  Михаила Борисовича Ходорковского. Так он по этому случаю построил там несколько зданий - роскошный храм в самом центре городка, филиал банка "Менатеп" из красного калиброванного кирпича и гостиницу, которой позавидовал бы любой областной центр. А на окраине Мосальска, идя навстречу пожеланиям местного руководства, он за свои деньги возвел льнозавод-куколку. Сделал, так сказать, подарок калужским придуркам, которые надумали завалить Европу тончайшим льняным полотном и - ты будешь смеяться - кружевами. Теперь на украшающем древний Мосальск великолепном здании филиала "Менатепа" красуется вывеска ООО "Гравий", а супергостиницу с вертолетной площадкой во дворе местные князьки приспособили себе под жилье. Прямо перед храмом на центральной площади несколько лет простояла опоганенная воробьями статуя вождя мирового пролетариата с кепкой в руке. В прошлом году ее по просьбе настоятеля храма все-таки убрали - передвинули во двор пожарной части. Но вот подновить сам храм духу не хватило. А сделать ремонт не мешало бы - снаружи штукатурка уже начала осыпаться. Что касается льнозавода, то наполеоновские планы калужан накрылись медным тазиком. Дорогое импортное оборудование, пролежав несколько лет под дождем и снегом, пришло в полную негодность. А то, что хоть на что-то еще годилось, растащили по дворам куркули.

Когда-то сиявшие европейским блеском корпуса завода потускнели. За его шикарным забором я не заметил ни души. Жизнь в предприятие так и не удалось вдохнуть, потому что, как оказалось, местный лён Европе до одного места. Хотя его туда и не пытались продвигать. Ясно почему: продвигать некому, да и нечего. Ходорковский сидит, а за все время, пока я ехал от Смоленска до Мосальска сначала на дизельном поезде, а потом на автобусе, нигде за их окнами мне не удалось разглядеть ни одного возделанного поля. Все сплошь и рядом заросло бурьяном, кустарником, а кое-где уже и лесом. А ехать пришлось немало - несколько сот километров.

Нет, вру, в одном месте все-таки обнаружилось поле полеглой, кажется, ржи. А может, овса или ячменя. Издали было не разглядеть.

Вот такие дела. Ну да ладно, шут с ними, с обезбашенными обитателями земли калужской. Оттуда я привез Иосифу пару пачек травки под названием репешок. Мой покойный тесть, царство ему небесное, до конца своих дней гонявший камни по своим больным почкам, пил отвар из этой травки и усоп на 78-м году. На аптечной коробке есть изображение этого лечебного растения. Теперь Иосиф хоть будет знать, что именно надо искать в наших лесах. А то я ему все время трындел про репешок, а он только руками разводил - дескать, хоть бы кто показал, как он выглядит. Теперь вот увидит, какая эта травка...
Такой вот репешок получается.

И еще одна новость: у нас тут намечается грандиозный сабантуй. Звонит мне вчера наш общий знакомый  и сообщает: 29 октября, оказывается, стукнет 90 лет комсомолу. Нас с Иосифом к стенке поставь, мы под дулом автомата не вспомнили бы, когда же он, разлюбезный, родился. А отставной председатель нашего творческого союза помнит. И созывает по случаю юбилея ветеранов иделогической войны - тех, кто когда-то скрипели перьями в окопах газет на погибель мировому империализму. Стало быть, встречаемся в Доме журналиста 29 октября в 19.00. В том самом доме, где на вывеске написано, что это отныне Белорусская валютно-фондовая биржа. Будет вдвойне прикольно, когда мы там Доу-Джонса поймаем и остановим его падение. А то он у вас там не в ту сторону падает.

Так что у тебя, Володя, есть время на сборы для участия в дикой охоте на индекс. А если все-таки не удастся выбраться из города Большого яблока, который мы когда-то по недомыслию дразнили городом желтого дьявола, то пришлю тебе фоторепортаж. А пока передаю привет от Иосифа и жму руку».

ПИСЬМО ВТОРОЕ.
И НИЧЕГО НЕ ДЁРНУЛОСЬ В ДУШЕ

«Да, Володя, фотографии твои видел, хорошо ты попутешествовал по Канаде, молодец. В ответ на плазменный привет тебе наш – адронно-колайдерный. Мы посидели, побалакали, обсудили  мировые проблемы.

Нас, пенсионеров, кризис тут пока не коснулся. Скорее даже наоборот. В октябре всем неработающим старикам к пенсии вышла единовременная прибавка - 105 тыс. белорусских рублей, или около 50 американских доларов. Это чтобы мы зимой лапу не сосали, а успели до холодов, по возможности, запастись картошкой и капустой по осенней цене. Считается, что на остальные деликатесы типа хлеба с кефиром в условиях мирового финансового кризиса, который, конечно же, к Белоруссии не имеет никакого отношения, нам хватит и нашей пенсии. Но при этом одновременно с начислением "картофельно-капустных" отменили 50-процентную льготу на проезд в пригородном транспорте, которая действовала для здешних пенсионеров с 1 мая. Чернобыльские «гробовые» отменили давно. Я тут как-то прикинул, сколько мне приходилось платить 15 лет назад за билет в пригородном автобусе до Раубичей, где у меня есть небольшой домик. Так вот, тогда в переводе на доллары такая поездка в один конец стоила около 7 центов. Сегодня та же дорога обходится в 10 раз дороже. Не знаю, как бы мы с женой выживали на наши пенсии, если б я не подрабатывал переводами.

Что касается редакций газет, то я теперь туда ни ногой. Видимо, потому, что нет нынче газет. Всё, как у вас: они-то есть, но читать их невозможно. И, знаешь, не тянет. Проходил мимо нашего Дома печати и с удивлением заметил: в душе ничего не шевельнулось, не дёрнулось. Не возникло абсолютно никого желания подышать воздухом родных коридоров.

Справедливо замечено: если можешь не писать - не пиши. Хорошо, что могу себе это позволить. По нынешним временам это настоящая роскошь.

Представляю, как бы встали на уши нечерноземные придурки, опубликуй я где-нибудь свои впечатления от последней поездки. Не знаю, как в остальную Россию, а в Мосальск мне бы уж точно дорога была заказана. Как говорит один мой знакомый француз, "пур вивр бьян илфо вивр каше", что в вольном переводе звучит так: хорошо живет тот, кто хорошо спрятался. Это, кстати, еще Эпикур заметил. А француз - это мой профессор французского языка, которому скоро исполнится 80 лет.

Интересная судьба у человека. В 1929 году, когда ему было три месяца, родители взяли его с собой из Западной Белорусси, то есть фактически из Польши, во Францию, куда семья подалась на заработки. Там, в городе Труа, Стефан (так зовут моего профессора) вырос, окончил лицей, а в 1947 году, поддавшись на сталинскую пропаганду, его отец с семьей вернулся в Белоруссию. Стефан, 18-летний выпускник лицея, по-русски не мог и двух слов связать. Родным языком для него был французский. Но, надо отдать ему должное, за два последующих года он освоил русский до такой степени, что поступил в Брестское педучилище. А после его окончания был зачислен в Минский инъяз. Там его ожидал сюрприз. Первые полтора года  преподаватели каждый день ставят студентам произношение на занятиях по фонетике. Это очень муторные занятия, по себе знаю. Надо приносить на уроки зеркальце и, глядя в него, часами повторять звуки французской речи. Зеркальце помогает контролировать положение органов артикуляции - губ, языка с язычком, зубов, нёба и т.п. У слабонервных от такой жизни иногда или крыша едет,  или еще что-нибудь аномальное приключается. Не случайно в инъязе процент педиков превышает всякие допустимые пределы.

Стефану, которому в ту пору минуло 20 лет, тоже пришлось носить с собой зеркальце. Фонетичкой у него была молоденькая аспирантка, недавняя выпусница того же вуза. Барышня часами билась, стараясь поставить Стефану правильное французское произношение, но у того ничего не получалось. То губы у него не так вытягивались, то язык не туда, куда надо, западал, то между зубами образовывались не свойственные французскому языку щели. По крайней мере, так считала строгая преподавательница, от всей души желавшая Стефану успехов в овладении навыками правильного произношения звуков французской речи. Но у нее лопнуло терпение, когда через пару месяцев она убедилась, что все ее усилия пропадают даром: французская фонетика ученику явно не давалась.

Однажды она прибежала в слезах в деканат и стала жаловаться декану на студента, абсолютно не пригодного для обучения. Узнав, о ком идет речь, декан посоветовал молоденькой аспирантке больше не учить Стефана фонетике, популярно объяснив ей, что речь идет об одном из носителей языка, которые как были тогда, так и остаются у нас до сих пор в большом дефиците. Аспирантка до разговора с деканом даже не знала, что в течение двух месяцев каждый день по нескольку часов общалась с настоящим французом, уча его произносить звуки его родного языка. Виной всему идиотская система преподавания. В инъязе она построена таким образом, что даже сегодня, поступи туда учиться на первый курс какой-нибудь француз, его бы обязали приходить на занятия с зеркальцем, даже не спросив о том, что он знает и умеет...

Кончилось все тем, что Стефан на пятом курсе женился на той самой аспиранточке, которая ему "прививала" навыки устной речи, и они до сих пор вполне счастливо живут вместе лет 60...Надо им помогать.

Надеюсь, ты не забыл наши розыгрыши, в которые была вовлечена вся наша редакция. В то время, когда по всей стране была разлита вселенская ложь, и мы в ее производстве участвовали, это было единственным спасением от казенной скуки подавляемого большинства.  Хочу напомнить тебе про гонки на трехколесных детских велосипедах, которые мы устроили, когда участники должны были ехать в шляпах, очках, галстуках и в трусах на подтяжках, гонки на асфальтоукладчиках, выборы Царь-жопы, которую потом носили на руках, придуманное нами награждение орденами и медалями сотрудников конкурирующей газеты, в результате чего они там все передрались, доказывая друг другу, кто из них больший гений пера.

А вот то, о чем ты не знаешь...

БРАТ ЛЮМЬЕР

Стефан с небезызвестным тебе фотокором Александром Сергеевичем, прославившимся тем, что к отчетам за командировку прилагал обычно к гостиничным квитанциям, аэорофлотовским и железнодорожным билетам этикетки водочных бутылок, тоже участвовал в наших авантюрах. Стефан тогда был еще только доцентом, но активно принимал участие в мистификациях.

Однажды мы  поехали в Витебск, где в местном ветеринарном институте Стефан представился, ни много ни мало, "братом Люмьером" - одним из всемирно известных и к тому времени, естественно, почивших в бозе, братьев, изобретших когда-то кинематограф. А фотокорр Александр Сергеевич выступал в роли переводчика, поскольку "брат Люмьер" не говорил по-русски. Нам устроили пышный прием, поселили в ректорском номере гостиницы,  выделили машину с водителем, показали достопримечательности города и окрестностей, свозили в богатый совхоз, показали свиноферму с породистыми свиноматками, напоили сыродоем в коровнике. А студенты с преподавателями в это время, пока мы ездили,  толпились у афиши, вывешенной в вестибюле института. И не верили свои глазам. Там черным по белому было написано, что вечером перед ними выступит "один из братьев Люмьеров, изобретателей кинематографа".

Мы запустили слух о том, что, будучи почитателем творчества Марка Шагала, этот знатный иностранец, член, между прочим, Французской Академии,  посчитал своим долгом на денек заглянуть в Витебск по пути из Парижа в Сантъяго. И действительно, вечером в актовом зале на сцену перед притихшей публикой вышел Стефан и начал по-французски рассказывать о том, как они с братом снимали свой первый фильм, которому было суждено открыть на земле эру кино. Александр Сергеевич старательно переводил фразу за фразой, причем никто не догадывался, что "переводчик" ни слова не понимал по-французски. Публика слушала, стараясь не пропустить ни слова. А затем в зале погас свет, и все уставились на экран, куда Стефан направил луч проектора. Громом оваций были встречены всемирно известные, обошедшие экраны мира кадры с приближающимся к платформе пыхтящим паровозом. А потом опять же под несмолкаемые аплодисменты собравшихся растроганный ректор вручил "брату Люмьеру" огромный букет цветов...

Но самое интересное произошло потом. Когда "брат Люмьер" со свитой  направился  к поданной к подъезду машине ректора, которая должна была отвезти нас на вокзал к вечернему поезду, рядом, откуда ни возьмись, появились люди в штатском и пригласили изобретателя кино с переводчиком и со всей свитой пройти "куда следует". Там, "где следует", шустрые ребята, среди которых было несколько убеленных сединами ветеранов сыска, начали выяснять: по какому праву мы  посмели привезти в Витебск "самого Люмьера", не поставив об этом в известность "кого следует"? Тут уж нам пришлось откручивать историю назад, и это стоило  немалых усилий, потому что тем, "кому следует", долго не хотелось верить в то, что в их руки попали вовсе не те, за кого им могли упасть новые звезды на погоны и медали на кителя.

Конец этой истории такой: Стефан отделался выговором в своем инъязе, ну, а мы... А что с нас возьмешь – молодых дураков? Но больше так мы не гастролировали...
Кстати, в белорусский паспорт Стефана его имя вписано латиницей весьма причудливо. Выглядит это так: Stzyapan. Сказался фонетический принцип белорусского письма. Если бы за основу был взят французский язык, это выглядело бы иначе, человечнее, что ли, а именно: Stefan. Коротко и ясно. Стоило ли ехать за тридевять земель, чтобы тебе так исковеркали имя?...».

НАШИ ИГРЫ

О многом напомнили письма друга, особенно про Нечерноземье. Тогда было поветрие – его возрождать, и группу «письменников» направили именно в Калугу, Брянск, Иваново, Псков, Великие Луки, Тулу...Все эти города смешались сейчас в памяти в одну кучу.

...После очередного выступления по местному ТВ разминались мы красненьким в гостиничном обкомовском номере. С нами вместе был начальник местного радиоТВ-комитета, который хотел, чтобы телевизор был включен: шла местная новостная передача, в которую трудящиеся должны были позвонить и сообщить о каких-то недостатках.

Вот тут-то меня бес и попутал. Первый и последний раз в жизни позвонил я в прямой эфир, учитывая присутствие при этом его начальника. Представился администратором московского передвижного зооцирка. И сказал, что вчера какой-то негодяй на заднице нашего слона намалевал неприличное слово. Как его отмыть, мы не знаем. Директор местной химчистки предлагает воспользоваться керосином, но слон, наш заслуженный артист всех союзных республик, ранее выступавший на арене всех цирков страны, этого не выносит. Удовлетворить его может только чистый спирт.

И что тут началось! Пошли звонки и советы. Кто-то предложил отмывать слона местной водкой. Самое интересное, что на следующий день начальник местного радиоТВ приехал к нам с целым дипломатом лучшего коньяка (в дипломат вмещается шесть бутылок) и сообщил, что народ приволок на ТВ канистру спирта и несколько ящиков водки. Более того – реальный администратор передвижного зооцирка позвонил и поблагодарил за рекламу: народ бросился смотреть на слона, надеясь увидеть на его боку следы трех  заветных ругательных букв, которые на нем никто никогда не писал. Но самое главное: передачу, которую ранее никто не смотрел и не слушал, сейчас горожане стали ждать и активно участвовать в обсуждении местных проблем.    

Да, розыгрыши были у нас классные и не совсем безобидные.
Помню, как одного коллегу, который всем надоел своим нытьем и стремлением выбиться в начальство, мы отправили в Большой дом на утверждение в должности главного редактора выдуманной нами газеты для пожарных «Шланг». При этом сказали ему, что он должен появиться в агитпропе в полной пожарной форме. Мундир пожарного нашли, а вот каску пришлось одолжить в театре. Она развратно сверкала на солнце. Он так и заявился в полной амуниции брандмейстера в отдел пропаганды и агитации, заставив смеяться даже цековских.

А потом как-то в нашей неполноводной Свислочи выловили обыкновенное бревно. Но Александр Сергеевич его так сфотографировал, что сомнений не оставалось – это крокодил. Поместив фотографию и информацию о том, что в Свислочи завелись крокодилы, мы попросили прокомментировать этот факт мифического академика Петухайкина, который в наукообразном «комментарии» подтвердил: это вполне возможно. Пришло пять мешков писем с версиями читателей, тираж газеты подскочил до миллиона. На этом фантазия не остановилась: опубликовали предположение, что в Свислочь вполне могли заходить вражеские подводные лодки, которые и потеряли крокодила.

Масла во все это дело подлил наш коллега, который находился в командировке в Гродно. Увидев крестный ход и человека, который мучился под тяжестью дубового креста, он бросился к процессии, подставил свое плечо, а затем и сам взвалил на себя этот крест. В таком виде «те, кому следует» сфотографировали журналиста республиканской газеты и снимки отправили в ЦК. Из «фоторепортажа» явствовало, что журналист, молодой коммунист, участвует в религиозном ритуале. Простить такого высокое начальство уже не могло: редколлегию в полном составе вызвали на ковер и поставили вопрос об укреплении редакции... национальными кадрами.

Это уже было не смешно...Но страшного ничего не произошло. Отделались легко: нас любили даже наверху, потому что  газету сильно читали.

Тогда мы даже не предполагали, что когда-либо в стране, которая все время твердила о своем величии, начнется эпоха полного растления. Но это уже другая история. И продолжение я вам обещаю, если эти байки, ставшие для нас легендами, будут вам интересны..

Количество обращений к статье - 2849
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com