Logo
September 2019


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Аналитика
Куда идёт Франция?
Александр Гордон, Хайфа

Бывший премьер-министр Франции (1911-1912 гг.) Жозеф Кайо опубликовал в 1923-м году книгу «Куда идёт Франция? Куда идёт Европа?» Читатель книги не мог получить ответ на вопрос ни о направлении движения Франции, ни о том, куда идёт Европа. Жители Франции и Европы получили ответы на вопросы, поставленные Кайо, через шестнадцать лет после их формулировки: Европа и Франция шли ко Второй мировой войне, которая была вторым туром, где доигрывалась неоконченная партия Первой мировой войны. Лев Троцкий, проживавший в 1933-1935 гг. во Франции, опубликовал в Париже статьи «Куда идёт Франция?» (1934) и «Ещё раз, куда идёт Франция?» (1935). Его анализ показывал, что Франция находится на распутье между социалистической революцией и внутренним фашистским переворотом. Предсказание вождя не учитывало такие предстоящие события, как Вторая мировая война, победное шествие идеологии либерализма и успешное восстание арабов французских колоний с их последующим бегством в метрополию. Ответ Троцкого на вопрос «Куда идёт Франция?» оказался неправильным, но его вопрос по-прежнему актуален.


Францию давно влечёт Ближний Восток. Она была главным участником восьми крестовых походов. Её представители учредили на Святой Земле орден кармелитов. В конце XVIII века Бонапарт оккупировал Египет, вторгся в Сирию и пытался захватить Палестину. В середине XIX века Алжир стал французской колонией, а в начале XX века был установлен протекторат над Ливаном: Франция получила мандат Лиги Наций в Сирии и Ливане, который она фактически создала. В начале XX века был также установлен французский протекторат над Марокко. Алжир и Марокко восстали против Франции и в результате кровавых войн добились независимости от метрополии. Жизнь большинства населения в бывшем французском Магрибе много хуже, чем при колонизаторах. Магрибские арабы не сумели улучшить свою жизнь, невзирая на победу над колонизаторами. Оказалось, что независимость не принесла благ, за которые сражавшиеся арабы проливали кровь свою и французскую. Обретение независимости не переросло в обретение свободы, а свобода от колонизаторов оказалась хуже несвободы под их властью. Страны Магриба, считавшие завоевание независимости решением всех проблем, попали в большую зависимость от внешних сил, чем у них была под бременем французов. Обретая независимость от Франции, бывшие колонии с преимущественно исламским населением, стоят перед гораздо большей проблемой, чем они должны были решать под гнётом французов: им приходится думать и созидать, а они главным образом привыкли воевать и разрушать. Им не дано жить в мире из-за идеологии борьбы с «неверными» и сражений за власть и влияние своих кланов, а также ввиду вечной войны за «райские наслаждения» на том свете. Из-за неспособности к утомительному созиданию они идут по линии наименьшего сопротивления - действуют под диктовку экстремистской интерпретации религии, которая ведёт их на «священную войну», сулящую полное освобождение от благополучия, процветания и жизни. Влечение к Ближнему Востоку было взаимным: арабов привлекала Франция. В 832 году арабские войска дошли во Франции до Тура и Пуатье и там потерпели поражение от армии Карла Мартелла. То была первая попытка арабов овладеть Францией. Вторая попытка покорения Республики арабами началась с ухода французов из колоний Северной Африки.

Убежавшие от национальной независимости арабы стали заполнять Четвёртую, а затем и Пятую Французскую Республику. Им не понадобились сражения. Они пришли с "белыми флагами" и "сдались" на милость французского налогоплательщика, против которого боролись за независимость у себя дома и который теперь вынужден оплачивать их зависимость от него во Франции. Арабы устремились во Францию, с которой боролись за независимость, решать свои проблемы на чужой для них французской территории, на земле бывших колонизаторов. Арабы, сражавшиеся с французскими империалистами и вытеснившие их из Магриба во Францию, переселились туда вслед за бывшими колонизаторами и сами стали колонизировать Республику. Арабы с трудом сливаются с местными жителями, а скорее стремятся навязать французам исламскую культуру. Возможно, во Франции больше верующих мусульман, чем верующих христиан. Для покорения Франции арабам не обязательны взрывы бомб, достаточно демографического взрыва.

Франция пытается интегрировать иммигрантов с помощью мультикультурализма. Мультикультурализм – это концепция допустимости сохранения культуры, религии и самобытности новых жителей европейских стран. Мультикультурализм возник после Второй мировой войны. Одна из его идей - отрешение от национализма (перешедшее в отход от национальной культуры), от консерватизма с его «тяжеловесной» моралью и христианской религиозности. В основе этого подхода терпимость к иным, то есть к иммигрантам. Выхолащивание национальной культуры, отдаление от религии постепенно превратили Францию в страну без национальной и религиозной окраски и солидарности. Иммигранты, национально и религиозно сплочённые, увидели перед собой лишённое национальности и религиозности государство социального благополучия, где можно «красиво» жить, нередко не работая. Иммигранты обособились от национально и религиозно безликих французов. Они гордятся своими религиозными особенностями и ценностями. Французская интеллектуальная элита в большинстве своём не замечает или не хочет замечать мусульманскую агрессию в своей стране и не противится ей. В исламском сознании доминирует «монокультурализм»: все будут мусульманами или будут платить дань «правоверным» или не будут существовать. Интеграция мусульман во Франции не состоялась, напротив, образовалось государство в государстве, молодые люди которого проходят стажировку в «университетах» ближневосточного террора. Там они встречают общество, из которого бежали их отцы и деды во Францию от своей национальной независимости. Отцы и деды не знали, что делать с правом на самоопределение их стран. Их потянуло в страну колонизаторов, которая их приютила, пригрела и дала права свободного человека. Но детей и внуков выходцев из Магриба права свободного человека, мир и труд не привлекают, их тянет на Ближний Восток. Вместо приобретения образования и специальности во Франции они получают образование и специальность террористов на Ближнем Востоке. Их привлекает среда идеологически простых, ясных и близких по духу наставников исламского террора с чёрно-белыми лозунгами о том, где добро и где зло. Их отталкивает западная цивилизация, лишённая религиозного содержания, в которой принято учиться и работать. Интеграция в культурно безликом обществе, навязывающем светское образование и тяжкий мирный труд, для них сложна. Возможно только обособление иммигрантов. Во Франции читают мысли и чаяния исламских граждан слева направо, как и должно быть на французском языке. Правильное прочтение должно быть, однако, по-арабски - справа налево. Французы идут навстречу иммигрантам и их потомкам. Приближается час, когда во Франции, как и в Израиле, зазвучит призыв: два государства для двух народов. Французы всё меньше называют свою страну Францией и всё больше «республикой», подчёркивая превалирование демократических ценностей над национальными. Куда идёт страна, в которой неприлично говорить о её французской идентификации, национальной культуре и христианской религии?


Реакция французов на мусульманское вторжение в чём-то подобна их первоначальной реакции на нацистскую оккупацию в начале Второй мировой войны: смирение, пассивность, спокойное равнодушие. Во Франции "объективно" и "сбалансировано" взирают на остро колющие иглы минаретов, тянущиеся высоко во французское небо, и на "цветы зла" (название сборника стихов Шарля Бодлера) радикального ислама, символизирующие мир антицивилизации. Известный девиз Великой Французской революции "свобода, равенство, братство" заменяется свободой, равенством и мусульманским братством, которому не нужны свобода, равенство и братство.

Выходцы из исламских стран появились во Франции как дешёвая рабочая сила. Однако оказалось, что эти иммигранты не только рабочая сила, но сила, могущая влиять на облик общества, так как они требуют внедрения в его духовную инфраструктуру своих обычаев. Выяснилось, что эта сила не дешёвая, а дорого обходящаяся налогоплательщикам и порой угрожающая безопасности граждан благополучной Франции. Завоз дешёвой рабочей силы в Республику обернулся завозом в неё дорогостоящей ближневосточной проблематики. Исламский мир экспортирует во Францию радикальные взгляды и методы. Отказ от ассимиляции в европейских странах приводит исламских иммигрантов в оппозицию к стране, предоставившей им убежище. Консервативно воспитанным, бывшим жителям стран ислама, религиозно настроенным, очень трудно идентифицировать себя с «безбожниками» или «неверными». Они стремятся «исправить» новую страну в соответствии со своими нормами, диктующими им подчинить себе принявшее их общество. Молодые граждане Франции, мусульмане, служат добровольцами в исламских радикальных группировках, ведущих войну в Сирии и Ираке, и возвращаются на родину сформировавшимися террористами. Ближний Восток с его кровавыми нравами проник и продолжает проникать в Старый Свет.

Как воспринимают мусульмане заботу о них со стороны «просвещённых» и «передовых» западных христиан? Мусульмане отвергают равенство с христианами, евреями, буддистами и безбожниками, так как они, согласно своим верованиям, правильнее, разумнее и ближе всех к Богу, к «правильному» Богу. Мусульмане-экстремисты не принимают равенство прав как ценность, не борются и не будут бороться за права представителей других религий и наций, в том числе за права меньшинств. Мусульмане верят, что они находятся на верном пути к превращению в большинство на Земле.

В 2011 году арабский мир стал находить в своих недрах множество давно существовавших, но внезапно обострившихся проблем: нищета, культурное отставание, кризис системы образования и просвещения, экономическая стагнация, отсталость в науке и технологии, необходимость убрать диктаторов-правителей, конфликт между суннитами и шиитами, светскими и религиозными, персами и арабами. Эти события стали называться «арабской весной». В том же состоянии отсталости находятся арабские иммигранты во Франции. Поэтому и в стране Великой революции арабская община может принять революционную «весну». Готова ли Франция к «арабской весне» на своей территории?

Антисемитизм во Франции носил не только религиозный характер. Антирелигиозный Вольтер писал: «Евреи поступают с историей и древними сказаниями так, как их старьёвщики с поношенной одеждой; они выворачивают её наизнанку и продают как новую за максимально высокую цену» и «Евреи внушают нам ужас, и в то же время мы хотим думать, что всё написанное ими носит печать божественности. Никогда не было столь вопиющей несуразности». 17-го марта 1808 года император Наполеон издал следующий указ: «Деятельность еврейской нации со времён Моисея, в силу всей её предрасположенности, заключалась в ростовщичестве и вымогательстве… Французское правительство не может равнодушно смотреть на то, как низкая, опустившаяся, способная на всякие преступления нация захватывает в своё исключительное владение обе прекрасные провинции старого Эльзаса. Евреев приходится рассматривать, как нацию, а не как секту. Это нация в нации… Целые сёла обобраны евреями, они снова ввели рабство, это настоящие стаи воронов… Вред, причиняемый евреями, не происходит от отдельных лиц, но от всего народа в целом. Это чирей и саранча, опустошающие Францию». В Дамаске в 1840-м году исчезновение капуцинского монаха отца Томаса вдохновило французских консулов в Сирии на обвинение местной еврейской общины в ритуальном убийстве. Католики Сирии находились под официальным покровительством Франции. При поддержке премьер-министра Франции Луи-Адольфа Тьера было организовано преследование старейшин общины, часть которых умерла от пыток. Толпы христианских и мусульманских фанатиков, убеждённые официальными представителями Франции в использовании евреями христианской крови в выпечке мацы, нападали на еврейские общины на Ближнем Востоке. Идеи антисемитизма расистского толка широко распространились после выхода книги Эдуарда Дрюмона «Еврейская Франция» (1886). Была организована «Антисемитская лига». Антиеврейские тенденции усилились в связи с делом Дрейфуса. Знаменитый психолог, социолог, антрополог и историк Густав Лебон (1841-1931гг.) поддерживал мнение Вольтера: «У евреев не было ни искусств, ни наук, ни промышленности, ничего, что образует цивилизацию… К тому же ни один народ не оставил книги, которая содержала бы столь непристойные рассказы, как те, что на каждом шагу встречаются в Библии». Бывший премьер-министр Франции Жозеф Кайо, задавший вопрос в своей книге «Куда идёт Франция?», считал, что «евреи, где бы они ни работали, несут в себе дух разрушения, жажду власти, стремление к ясному или смутному идеалу, нужно очень мало видеть, чтобы не отдавать себе в этом отчёта…». Во время Второй мировой войны французские евреи и евреи-беженцы из стран Европы были выданы властями Виши нацистам. Во Франции существовали все возможные виды антисемитизма: католический, монархический, антиклерикальный Вольтера и Лебона, расовый Дрюмона и антидрейфусаров, а в последнее время появился новый вид юдофобии.

В конце 60-х годов XX века Франция фактически прекратила отношения с Израилем и стала опираться на арабов в попытках возродить имперское величие. Тяга арабов к Франции росла, её ближневосточное население увеличивалось, внося своё особое отношение к евреям и Израилю. В 2009 году профессор политологии университета Онтарио Салим Мансур писал (Salim Mansur, Islam’s Predicament: Perspectives of a Dissident Muslim. Oakville, Canada and Niagara Falls, NY: Mosaic Press, 2009): «Нынешняя волна иррационального антисемитизма, захлестнувшая западный мир, инспирируется арабами, питается арабским комплексом неполноценности и может привести к печальным последствиям для мусульманских народов в целом. Арабский антисемитизм вызван накопившимся за последние сто лет чувством фрустрации от неспособности арабов приспособиться к современному миру». Антиеврейская атмосфера во Франции сгущается ввиду концентрации усилий арабского мира вне и внутри Республики сделать евреев и Израиль козлами отпущения собственных неудач. В Республике появился антисемитизм, прикрытый критикой государства Израиль. Франция отвечает на растущий антисемитизм мультикультурализмом.

Миллионные демонстрации французов не последовали в ответ на нападения исламских террористов на еврейскую школу в Тулузе и на еврейский супермаркет в Париже. Они были организованы лишь из-за нападения на свободу слова в Республике в результате расстрела редакции сатирического журнала «Шарли Эбдо». Свободное существование евреев во Франции гораздо меньше интересует Республику, чем свобода слова. Казалось, нарушение свободы евреев, их равенства и братства, всколыхнёт всю страну, но у Франции другие приоритеты. В течение десятков лет Республика старается понравиться арабам внутренним и внешним. Ей это не всегда удаётся. В течение десятков лет Франция не стремится понравиться евреям внутренним и внешним. Франция променяла и продолжает променивать евреев на арабов. Из семнадцати убитых в терактах 7-9-го января 2015 года в Париже пять евреев, включая карикатуриста Жоржа Давида Волынского. Хотя евреи составляют менее процента населения Республики, по доле жертв исламского январского террора они занимают первое место среди населения страны – больше 29%. Евреи, которые превращают пустыню в оазис, заменяются арабами, превращающими оазис в пустыню. Евреи, оплодотворяющие Францию, уходят из неё. Арабы, высушивающие демократию и западную цивилизацию, прибывают на землю Республики. Еврейство Франции на закате. Куда идёт Франция? В Judenfrei. (немецкий - свободное от евреев государство).

(Опубликовано 5-го февраля 2015 года
в приложении «Окна» к газете «Вести»)
Количество обращений к статье - 5155
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (19)
BoBa | 20.03.2015 22:42
Куда идёт Франция?
Туда же, куда шла Германия.
Богатые евреи не пропадут, а бедных заставят уехать с помощью арабских банд.
Французские лавочники вытесняют конкурентов.
Гость | 11.03.2015 21:49
Колумнист Владимир Янкелевич вполне справедливо посетовал: стоит ли лишать французов традиционной верности историческому бардаку? (Ведь классика еврейского бардака - главная тема танахических притч, являющихся самым древним и популярным учебным пособием всего человечества!). Но публика, не ведающая о социальной термодинамике,- солидарна с легким пером профессора физики, пишущего помногу и обо всем. Наверное, это правильно: ведь легкость возвышает и улучшает нравы в условиях любого лагеря: то ли социализма, то ли сионизма, не к ночи будь сказано в преддверии очередного то ли ответственного, то ли безответственного шага нашего многострадального народа... На случаи французских эссеев и еврейских исторических каверз есть универсальная лексема: МОЛЧИ, ГРУСТЬ!
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYC | 11.03.2015 04:27
В течение своей бурной и длительной истории, Франция
часто менялась до неузнаваемости. От страны свирепых и
злосчастных варварских принцесс до времен Вийона,
Рабле. Столетняя война, крестовые походы, погибшие миры
альбигойцев, гугенотов, Великая революция, отворившая ворота
гетто по всей Европе… якобинцы… и … тихое загнивание.
Менялось и отношение евреев к Франции: от сентиментальной
любви до мучительных сомнений. Кажется, впервые новое
еврейское неприятие Франции было высказано Фридрихом
Горинштейном. С тех пор оно усугубилось. Меня не волнует
судьба этой страны, но евреи там еще будут жить.
Спасибо Автору за прекрасный очерк!
Гость Sava | 09.03.2015 21:36
Исключительной важности публикация на актуальную тему.
Интересно и познавательно.
Спасибо уважаемому Александру Гордону.
Мудрые и просвещенные французы не хотят замечать угрожающие цивилизованной Франции процессы внутренней исламизации. Пассивность и беспечность может им дорого обойтись.Находясь в плену лево-либеральной идеологии, они оказываются неспособными к решительным действиям по противодействию мусульманской угрозе.
Остановить агрессивность исламо-фашистов может . видимо, только кардинальная смена политического курса.
Во Франции это может осуществить лишь Марин Ле-Пен.
Гость | 09.03.2015 03:35
Oчень больно и горько читать, а главное - сознавать происходящее. Дорогой Саша, спасибо. B своих исторических оценках Вы всегда правы...
Захар Гельман | 08.03.2015 22:34
Как всегда все поставлено на свои места. И статья вышла весьма кстати.Чувствуется не только эрудиция автора, понимание ситуации, но и боль за то, что исламисты сотворили с Францией.
Миша Фин | 08.03.2015 21:10
Спасибо автору за статью .Вся мировая история – история войн,завоеваний и смены культур. В этом быстро меняющемся мире мусульмане не преуспевают и находятся в постоянном кризисе . Пока не видно как решить их проблемы и это ,вероятно, закончиться еще одной войной .В поисках выхода все страны смотрят на Израиль . Побеждает идеология несущая процветание. Необходимо сохранить нашу еврейскую культуру и религию.
Александр Гордон, Хайфа | 08.03.2015 19:34
Дорогие читатели, коллеги и друзья!
Искренне признателен Вам за высокую оценку моего произведения.
Автор.
Яков Сегал - Иерусалим | 08.03.2015 13:52
Прекрасная статья. Сказанное автором имеет прямое отношение и к Израилю.
"Выхолащивание национальной культуры, отдаление от религии постепенно превратили Францию в страну без национальной и религиозной окраски и солидарности".
Поставим вместо Франции Израиль и вспомним, какой приступ истерии вызвал у левых проект закона, довольно беззубого, о признании Израиля еврейским государством, и мы поймем почему арабы так нагло заявляют свои несуществующие права на еврейские земли.
Вера | 08.03.2015 09:42
Статья великолепная. Все, что мы чувствуем и предчувствуем, наблюдая Европу и Францию в частности, Александр описал блестяще в этой статье. Жаль Францию.
Владимир Янкелевич | 08.03.2015 01:33
А Франция идет именно туда, куда ей нужно. Ни больше, ни меньше. Никто не мешает (понятно, что это "никто" понятие условное) идти и по пути сохранения национальной идентичности, рожать детей, растить их французами. Если они сдались (по обычаю - достаточно известна фраза "конечно немцы опрокинут нас на спину, но не бесплатно же"), то такова их судьба. Они еще как пациент, который "скорее жив, чем мертв", но все может перемениться. Есть определенная надежда на Марин Ле-Пен, но что точно не будет при ее правлении - не будет хорошего, лояльного отношения к евреям. Но это опять же - их выбор.
Будем уважать чужой выбор
Марк Фукс | 07.03.2015 15:57
А.Я!

С интересом ознакомился с Вашей новой публикацией. К сожалению, вместе с Вами вынужден констатировать, что не все ладно во французском доме, и что нелады эти – уже традиция, и что традиция эта заразна для всей Европы и что характерно, описанное Вами положение вещей – угроза не только нам в нашем маленьком Государстве, но и для всего мира.
Благодарю Вас.
М.Ф.
Ирина Лейшгольд | 07.03.2015 15:33
Подробный, глубокий анализ Александра Гордона пути Французской республики к исламизации, а следовательно, к краху всех демократических институтов, не оставляет никаких условий для оптимизма. К краху идет вся Европа, вся европейская цивилизация.
Францию давно влечёт Ближний Восток, пишет автор. Ближний Восток влечет всех, и средоточием этого влечения в настоящее время является крошечный, не обладающий никакими природными богатствами, кроме собственного интеллекта, особенно вожделенной нефтью, Израиль, мишень и цель яростной и необузданной ненависти арабов-исламистов и антисемитов всех мастей и народов. И здесь никакой мультикультуризм нежизнеспособен и бессмыслен.
Очень интересная статья.
Моше Тбилели | 07.03.2015 14:22
Очень хорошая, сильная статья. Впечатляет и анализ происходящего с исторических позиций, и общее качество текста и спокойное изложение. Особенно ясно видна нежизнеспособность современной Европы (в одном из своих интервью Ханна Арендт на вопрос: "что осталось в Европе после второй мировой войны и Катастрофы", ответила: "язык".), слабость политической воли и почти сознание нелегитимности своего присутствия в в своей собственной стране.

Отсутствие сколько-нибудь серьёзного сопротивления завоеванию - очень чётко прописанное в очерке Гордона - тянется хорошей ниточкой от сдачи всех позиций Германии в обмен на "самостоятельность" до сдачи всех позиций носителям зелёного знамени пророка. Последняя, правда, содержит сладкую компоненту: уж "они-то" покончат с евреями!

Отвратительное лицемерие отличало французскую официальную позицию не раз - от "героического вступления освободительной французской армии" в Париж (+ отмывание себя от греха коллаборационизма путём скороспелых судов и публичного обесчещения женщин, "запятнавших себя общением с оккупантами") до событий 2008 года, когда Саркози положил президенту Грузии на стол план фактической сдачи грузинских территорий - ну и + позиция по отношению к войне России против независимой Украины. Как говорится, было, есть, будет.

Что же до юдофобства французского разлива, оно хорошо показало себя и до Дрейфуса (вспомним чудную гуманистическую позицию Роллана ["ещё не успев получить никаких доказательств, ... подняли крик о невиновности своего соплеменника, о низости главного штаба и властей, осудивших Дрейфуса"], плакаты с изображением того, как нация изгоняет евреев, призывы к бойкоту еврейских магазинов, еврейские погромы], и после него, во время Катастрофы. Введение "жёлтых звёзд" дя евреев, детские парки с надписью на входе "Вход евреям запрещён". Велодром. Дранси и пр. лагеря. Массовая добровольная выдача семидесяти шести тысяч евреев непосредственно в Аушвитц. И - последовательная ненависть к Еврейскому Государству.

Ещё раз - очень хорошая статья.
Александр Бизяк | 07.03.2015 14:15
Как всегда блестяще: умнО и убедительно!
Спасибо, дорогой!
Гость Ирэн,Хайфа | 07.03.2015 13:58
Дорогой Сашенька!Какой ты трудоспособный.Очень интересный и полезный материал для читателя.Спасибо.Просто гениально!Можно тобой гордиться.
Гость Семён Талейсник | 06.03.2015 22:06
В 2010 году появилась шестая книга известного итальянского писателя Умберто Эко «Пражское кладбище», которая стала бестселлером в Италии, Испании, Аргентине, Мексике… Но не во Франции, что для меня является довольно странным. Но познакомившись с толковой, последовательной, аргументированной статьёй Александра Гордона, мне показалось, что есть к тому причина.
Как пишет сам автор книги: Девятнадцатый век был полон чудовищных и таинственных событий: подделка «Протоколов сионских мудрецов», вдохновившая Гитлера на истребление евреев, дело Дрейфуса и бесконечные интриги, организованные тайной полицией разных стран, масоны, иезуитские заговоры и другие события, подлинность которых никогда не сможет быть установлена, но которые послужили кормом для фельетонов 150 лет спустя…Т.е. до нашего времени.
По словам Эко, «герои этого романа не являются мнимыми. За исключением главного героя, все они жили на самом деле, в том числе его дед, автор таинственного сообщения для аббата Баррюэля, которое дало начало всему современному антисемитизму». А он француз…
Сопоставив содержание книги с неопровержимыми фактами появления и нарастания числа мусульман во Франции, провал политики мультикультурализма, ростом антисемитизма, остаётся только удивляться отсутствию до сей поры во Франции «Мечети Парижской богоматери», так обосновано представленной в романе-антиутопии российской писательницы Елены Чудиновой к 2048 году....
Прочитав и пережив такие совпадения с нашей израильской реальностью, можно предположить, что Мечеть появиться раньше…
Удивительно своевременная и актуальная статья Александра Гордона объясняющая в историческом аспекте обратимость колониальной экспансии мусульман во Франции, а также реалии настоящих событий, заслуживает самой высокой оценки.
Лариса | 06.03.2015 20:50
Абсолютно четко и ясно. И, к сожаелению, все правда. Спасибо, Алекс.
Эстер Пастернак | 06.03.2015 16:11
Французы равнодушны и спесивы. Из-за первого Франция заполонена арабами, попросту захвачена ими, из-за второго – их мягкотелая продажность. В 1853 году Вяземский писал: "Европа ещё французская, но Франции уже нет".
А в 1994 году, побывав в Париже, я поняла, что Европа – исламская, а Франции уже давно нет. Близорукость Франции уже никого не удивляет, а не дальнозоркость Европы – пугает. В своё время, когда Конвент назвал Шиллера "другом свободы" и присвоил ему звание гражданина Французской республики, никто тогда не представлял себе пагубные масштабы этой пресловутой "свободы", говорящей на арабском языке на всех площадях Парижа.
Спасибо Автору за обстоятельный очерк.
Шабат Шалом!
Эстер
Страницы: Пред.  1, 2

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com