Logo
14-24 янв. 2018


 
Free counters!


Сегодня в мире
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18
06 Янв 18









RedTram – новостная поисковая система

Аналитика
Победа, которая
хуже поражения
Элеонора Шифрин, Иерусалим

Во вторник,14 апреля, Белый дом сдался и пошел на компромисс с Сенатом, когда президент согласился подписать законопроект, дающий Конгрессу право голоса при принятии окончательного решения по договору с Ираном. Это был тот редкий случай, когда члены Комитета по иностранным делам единогласно поддержали проект закона, предложенного полному составу Сената на голосование.


Этому предшествовали дни тяжелых торгов между главой Комитета, сенатором из Теннеси Бобом Коркером, и Беном Кардином, недавно принявшим на себя статус старшего представителя демократов в Комитете, заменив в этой должности активно произральского сен. Роберта Менендеса, который находится под следствием по делу о коррупции.

Опасность соглашения, которое подписывает президент Обама с ядерным Ираном, нарушила единство в рядах демократов в Конгрессе. Самые либеральные требовали от своих партийцев твердо стоять на защите Белого дома. Произраильские "ястребы" вроде сен. Чака Шумера из Нью-Йорка готовы были отколоться от поддержки Барака Обамы. Необходимо было сохранить единство рядов, и ради этого демократы должны были добиться смягчения текста законопроекта, требующего предоставить Конгрессу право голоса при принятии достигнутого президентом соглашения. Эту задачу лидер демократического меньшинства в Сенате Гарри Райд возложил на Кардена, которому пришлось схватиться с непреклонным главой Комитета сен. Коркером. Результатом стало, казалось бы, невозможное - единогласно одобренный представителями обеих партий законопроект, позволяющий Конгрессу проверить договор с Ираном до его окончательного принятия. Проект одобрил не только Обама, но и его верный Санчо Панса - лидер демократического меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси.

Вашингтон, 14 апреля 2015. Глава Комитета по иностранным делам сенатор Боб Коркер
отвечает на вопросы журналистов. Фото: REUTERS/Gary Cameron


Теперь, когда компромиссный текст прошел голосование в Комитете по иностранным делам, обе стороны заявляют о победе. Республиканские противники соглашения с ядерным Ираном и некоторые из самых ярых демократических сторонников Обамы требовали себе права голоса, и они его получили, что позволяет им теперь утверждать, что они победили президента. Чиновники Белого дома, со своей стороны, тоже заявляют о победе, говоря, что сумели в последнюю минуту добиться жизненно-важных уступок со стороны Сената. Насчет "жизненно-важных" они правы...

Суть законопроекта в том, что Конгресс будет иметь возможность голосовать после рассмотрения соглашения, если таковое будет достигнуто до 30 июня. Правда, Конгресс поставлен в такие жесткие рамки, что Обаме будет трудно проиграть, то есть не получить одобрения Конгресса. Поэтому Госсекретарь Керри уже сказал своим иранским коллегам, что они могут не волноваться - риск неодобрения в Конгрессе невелик.

Если Конгресс рассмотрит любое краткосрочное соглашение, он сможет проголосовать за отмену санкций, а затем позднее поднять вопрос о том, соблюдает ли Иран взятые на себя обязательства. Но если Конгресс отвергнет соглашение, то Обама может наложить вето, и для этого ему потребуется поддержка всего лишь 34 сенаторов. Это означает, что даже при потере 12 или более сенаторов-демократов, Обама все равно одерживает победу.

В соответствии с законопроектом, администрация должна будет послать в Конгресс текст окончательного соглашения - со всеми секретными приложениями - немедленно после его подписания. Это задерживает снятие санкций на 30 дней, предоставленных Конгрессу на рассмотрение соглашения. После этого происходит голосование, в результате которого Конгресс разрешает или запрещает снятие наложенных по его же решению санкций в обмен на уничтожение значительной части иранской ядерной инфраструктуры. Этот законопроект был одобрен в Комитете по иностранным делам 19 голосами без единого возражавшего. Вопрос о том, кто сможет проверить, разрушает ли Иран свою ядерную инфраструктуру, при том что он категорически отказывается впустить на свои ядерные объекты инспекторов МАГАТЭ, повис в воздухе.

Как сказал Джош Эрнест, пресс-атташе Белого дома, президент Обама согласился подписать этот закон, потому что последние введенные в его текст поправки сделали его "приемлемым". В переводе на менее дипломатический язык - "беззубым".

Сен. Коркер, со своей стороны, утверждает, что президент согласился подписать законопроект лишь тогда, когда увидел на последнем перед голосованием закрытом брифинге в Белом доме, что он теряет поддержку сенаторов-демократов.

Чиновники Белого дома проделали за последние дни 130 телефонных звонков законодателям и быстро поняли, что Белому дому не удастся заблокировать законопроект, и нужно идти на компромисс. Они опасались, что неразрешенные противоречия между президентом и законодателями смогут торпедировать следующую стадию переговоров с Ираном. Ведь в своем письме иранскому руководству 47 сенаторов четко разъяснили, что президент не имеет конституционного права заключать подобное соглашение без одобрения Сената.

Как разъяснил пожелавший остаться анонимным высокопоставленный чиновник Белого дома, "повисшая неуверенность, сможем ли мы выполнить обязательства c нашей стороны, могла убить соглашение вообще".

Каждый старается теперь делать красивую мину при плохой игре, но следует признать, что сенаторам-демократам делать ее значительно легче: они и в роли фрондеров выступили и дружбы с Обамой не лишились.

Ведь компромисс, которого добился демократ Карден от республиканца Коркера, сокращает время, предоставленное Конгрессу на рассмотрение окончательного соглашения, и смягчает для Ирана условия снятия санкций, которые ранее должны были зависеть от прекращения Ираном поддержки терроризма.

Обама рассматривает соглашение с Ираном как то величайшее достижение, которое он оставит потомкам как свое наследие. Никсон оставил после себя соглашение с коммунистическим Китаем и предательство дружественного Тайваня. Обама намерен оставить дружбу с ядерным Ираном и предательство дружественного Израиля. Принятый законопроект позволяет Конгрессу вмешаться в процесс достижения этой цели. Вмешаться - но не предотвратить.

Ожидается, что Сенат проголосует за этот законопроект еще в апреле, а вскоре после этого пройдет и голосование в Палате представителей.

Сен. Карден сказал, что основополагающие принципы законопроекта остались неизменными, что прямо противоречит сказанному представителем Белого дома.

По компромиссному законопроекту, первоначальный 60-дневный срок, который предоставлялся Конгрессу для рассмотрения текста соглашения, теперь сократился вдвое - до 30 дней с момента передачи текста в Конгресс. При этом реальное время рассмотрения не превысит 12 дней, потому что нужно оставить время на голосование и на решение президента, наложить ли вето на результат голосования. Затем максимум 10 дней на решение Конгресса, не опротестовать ли вето президента. Все это вместе означает, что президент будет лишен возможности снять санкции в течение максимум 52 дней после передачи в Конгресс своего соглашения с Ираном.

Но если окончательное соглашение не будет подано в Конгресс до 9 июля, время на рассмотрение соглашения Конгрессом возвращается к прежним 60 дням. Это не позволит администрации намеренно затягивать передачу текста соглашения в Конгресс. Это положительный момент. С другой стороны, Конгресс не будет иметь права открывать заново всю механику соглашения, а отсутствие действия в этом отношении будет равносильно одобрению.

Не менее существенно то, что сен. Коркер согласился на значительные изменения формулировок, связанных с терроризмом. В первоначальном варианте законопроекта говорилось, что президент обязан каждые 90 дней проверять, отказался ли Иран от поддержки терроризма против американцев. Если нет - то экономические санкции должны быть возвращены на место. По компромиссному варианту, президент все еще обязан будет посылать периодические отчеты Конгрессу относительно деятельности Ирана, связанной с баллистическими ракетами и терроризмом, но эти отчеты не могут служить причиной возвращения санкций. По сути, это перечеркивает всякий смысл этих отчетов.

Сен. Марко Рубио, только что объявивший о своем вступлении в борьбу за Республиканскую президентскую номинацию, отказался от намерения подать проект поправки, привязывающий любое соглашение с Ираном к условию, что Иранская Республика официально признает государство Израиль. Сейчас это дипломатически безнадежно. Но Рубио намекнул, что впоследствии он намерен продолжить борьбу за эту поправку в Сенате. "Не делать ничего - этот как раз игра в пользу администрации", - сказал Марко Рубио.

С точки зрения сенаторов-республиканцев, достигнутый компромисс – это, по сути, поражение., потому что лишает Конгресс реальной возможности остановить реализацию соглашения Обамы с Ираном.

"Если администрация не сумеет убедить хотя бы 34 сенатора от любой партии, что это соглашение чего-то стоит, то, значит, это действительно плохое соглашение, - сказал сенатор-демократ Крис Кунс из Делавэра, член Комитета по иностранным делам. - Это предел".

Понимая, что это может произойти, госсекретарь Керри, министр финансов Джэйкоб Лью и министр энергетики Эрнест Мониц во вторник утром собрали сенаторов на закрытый брифинг, после того, что один такой брифинг они уже провели накануне.

Представители администрации столкнулись с твердой оппозицией сенаторов, что убедило Обаму пойти на компромисс. Но компромисс этот едва ли в пользу Конгресса.

"Соглашение предоставляет Ирану, самому страшному спонсору терроризма в мире, открытый путь к ядерному оружию, - сказал, выходя после брифинга, сенатор Том Коттон из Арканзаса, самый молодой сенатор в истории США и инициатор беспрецедентного "письма 47". - Займет ли это месяцы или годы, все равно это опасный результат не только для Соединенных Штатов и его союзников – таких, как Израиль, но и для всего мира".

Политический аналитик Рик Морган прокомментировал компромиссный законопроект в American Thinker: "В конечном счете, демократы, даже те из них, что очень хотели участия Конгресса в принятии решения - отступили перед перспективой подбить Обаму пол коленки, подвесив у него над головой угрозу неодобрения Конгрессом. Коркеру и другим республиканцам было ясно, что президент пойдет в СБ ООН, а не в Конгресс, и получит там необходимое одобрение (на снятие санкций). Единственный реальный шанс на какое-то участие Конгресса они могли получить, лишь размыв свой законопроект, чтобы демократы могли проголосовать за него".

Он выделил эти две фразы как ключевые для всей этой ситуации, чтобы читатель понял: не от беспринципности пошли республиканцы на компромисс, лишив свой законопроект зубов, а от безвыходности.

В конце концов, декорум соблюден - принцип контроля Конгресса за действиями исполнительной власти поддержан. Но в реальности руки Конгресса будут связаны, когда он будет голосовать за или против заключенного Обамой соглашения с Ираном - с тем самым Ираном, чьи лидеры даже в эти решающие дни не считают нужным промолчать относительно своих намерений и продолжают заявлять, что не только Израиль должен быть уничтожен, но и Соединенные Штаты Америки.
Количество обращений к статье - 1861
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com