Logo
28.06.-08.07.2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18
13 Июл 18








RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Наследие Хаима Бейдера
Леонид Школьник, Иерусалим

Четверть века назад, в апреле 90-го, мы все – и сам Бейдер, и его Ева Исааковна, и их сыновья Володя и Митя, ну и я с ними – сидели в московской квартире Бейдера за живописным столом, уплетая под нескончаемую череду рюмок знаменитой «Бейдеровки» всякие вкусности, приготовленные хозяйкой этого дома. Бейдер (всего-то 70-летний!) с усмешкой спрашивал нас, его собутыльников: «А не почитать ли вам на идиш?», и мы дружно кивали головами, вновь разливая «Бейдеровку» по рюмкам – этот целебный напиток для нас в тот момент был важнее стихов на мамэ-лошн…

А я за тем столом вслух вспоминал, как однажды в начале 70-х в Биробиджане, проснувшись утром от шума дождя за окнами, включил радио и услышал голос Бейдера, читавшего на идиш новые стихи, и среди них прозвучало это: «А рэгн гейт ин штот Биробиджан…».

Когда-то в «Еврейском журнале» я написал о Бейдере несколько страничек. Пусть в день 95-летия поэта эти строки прочтут сегодняшние читатели «МЗ» в России и Америке, Израиле и Украине, в других странах, - везде, где его любят и помнят…


* * *

Когда в Биробиджане я вошел в маленький гостиничный номер, где временно, до получения нормального жилья, поселилcя Хаим Бейдер, я еще не знал, каким ветром занесло на Дальний Восток этого еще не совсем седого и не совсем молодого человека.

Таким мы его и помним…

Что же я знал к тому времени о Бейдере?
Знал, что родился он в местечке Купель, Волочисского района, Хмельницкой области, в семье шапочника. Знал, что первые стихи на идиш он, 13-летний мальчишка, опубликовал в харьковской еврейской газете "Зай грейт!" (Будь готов!). В 1933-м окончил местную еврейскую семилетку и на следующий год стал студентом Одесского еврейского педтехникума, печатался в газетах "Юнге гвардие", "Дер штерн", "Дер эмес", в альманахе "Советиш" (Москва), в газете "Эйникайт" (орган Еврейского антифашистского комитета) и других изданиях.

Знал, что в 1936-м Бейдер поступил на еврейское отделение Одесского пединститута и окончил его перед войной. Знал, что была в этом его поступлении некая тайна, и сам Хаим, Ефим Владимирович, как мы в ту пору его называли, однажды рассказал мне, что в 39-м позакрывали все еврейские школы (как говорили, "по многочисленным просьбам родителей") - и, таким образом, отпала необходимость готовить еврейских учителей. Так Бейдер, поступив на еврейское отделение института, получил диплом ... преподавателя русского языка и русской литературы. А потом более четверти века работал в украинской печати - на Днепропетровщине, в Проскурове, в Каменец-Подольском. И все эти годы продолжал писать стихи на родном языке - на идиш, хотя и русским, и украинским языками владел блестяще. Писал, как говорится, в стол, потому что никакой надежды опубликовать это в СССР у него не было. Живя на Украине, он опубликовал ряд интереснейших исследований по истории украинской и русской литератур.

Но в 1961 году вышло постановление об открытии в Москве всесоюзного журнала на идиш. И вскоре Бейдер получил из "Советиш геймланд" (так назвали журнал) письмо.

Помню, Хаим рассказывал, насколько невероятным казалось ему происходящее:
- Вдруг... письмо из Москвы ... на идиш... не от руки, а напечатанное на машинке... И мне это письмо не надо было ни от кого прятать...

Сильнее мужа заволновалась Сарра. Уж она-то знала, что для Хаима может означать это письмецо из "Советиш геймланд"! Она сразу поняла, что Бейдера теперь ничто в творчестве не остановит, он будет сутками сидеть за столом, потому что у него появилась зацепка, еврейская соломинка, которая много лет будет его держать на плаву.

Арон Вергелис, главный редактор нового журнала, не спешил "хватать" сотрудников c улицы. Он был человеком другого склада, да и ответственность на себе ощущал неимоверную: ему поручили издавать единственный в СССР еврейский журнал, и, следовательно, этот журнал должен быть на самом высоком уровне.

Таким "Советиш геймланд" и был - при всей его "советскости" он давал евреям возможность вновь вернуться к своему языку, к своей культуре, к своему почти уничтоженному чувству национальной принадлежности. Хаим Бейдер тянулся к этому единственному роднику родной речи, и, как бы пытаясь приблизить свою мечту, решил отправиться с Украины в далекий Биробиджан.

Списавшись с редакцией "Биробиджанер штерн" и получив приглашение на работу, он с легкостью отправился на край света, "эк велт", где в первый же день его пребывания на земле Биробиджана мы и познакомились.

Я помню тот крохотный гостиничный номер, по подоконнику которого бегали тараканы, но Бейдер не обращал на них никакого внимания - он читал мне свои стихи...

И вдруг спохватился:
- А ты вообще понимаешь, о чем идет речь?
- Вы о стихах или о своем приезде сюда? - спросил я.
- И о том, и о другом, - улыбнулся Бейдер так, как мог улыбаться только он.
- Понимаю. Мама научила меня читать и писать на идиш, да и сам я много сейчас перевожу на русский - стихи Ицика Бронфмана, Любы Вассерман, Бузи Миллера, Нохема Фридмана, Зиси Вейцмана...
- А мои будешь переводить?
- Посмотрим. Думаю, что буду.
- Я тоже немало переводил. Это нелегкий хлеб - пережить вместе с поэтом то, что пережил он, создавая свое стихотворение.

Мы, в ту пору молодые поэты, прозаики и журналисты - Роман Шойхет, Витя Соломатов, Толя Кобенков, Оля Ермолаева, Витя Иофик, Яша Цигельман, Марат Ратнер, Илюша Ревич, Витя Шальнов, Митя Фельдман - быстро подружились с Бейдером, часто бывали у него дома - когда он уже перебрался из гостиницы в нормальную квартиру.

В Бейдере было нечто такое, что притягивало всех нас. Он был щедр на доброе слово, никогда не повышал голос, всегда улыбался, несмотря на свою занятость по работе (и в Биробиджане, и позже, в "Советиш геймланд", он буквально тащил на себе редакционный воз, никогда ни на что не жалуясь).

Много лет спустя, в его московском гостеприимном доме, за великолепным столом Евы Исааковны Лоздерник, ставшей - после смерти Сарры - верной женой и незаменимой помощницей Бейдера, он был так же внимателен, так же добр и отзывчив, как тогда, в Биробиджане.

Встреча в Валдгейме. Слева направо: Хаим Бейдер, Владимир Пеллер,
Леонид Школьник и Виктор Иофик. Начало 70-х...


В 1973 году Бейдер переехал в Москву и стал работать в журнале "Советиш геймланд" – сначала заведующим отделом, потом заместителем главного редактора, откуда в 1991 году ушел на пенсию в связи с болезнью. Его редакционный кабинет на ул. Кирова, 17, всегда был буквально завален старыми книгами, рукописями авторов единственного в СССР журнала на мамэ-лошн. Бейдер был настоящим хранителем еврейской культуры, национальной памяти, знал наизусть сотни биографий еврейских писателей, лучшие из которых были его учителями и друзьями. Он автор девяти поэтических сборников, изданных в Советском Союзе. В 1982 году Хаим Бейдер совместно с группой авторов выпустил первый в СССР послевоенный еврейский букварь, а спустя 10 лет — учебник идиш для начинающих.

Перебравшись в 1996 г. из Москвы в Нью-Йорк, Бейдер стал редактором старейшего еврейского литературно-художественного журнала «Ди цукунфт». Он – автор и научный консультант около 1000 статей о еврейских писателях в Российской еврейской энциклопедии, был членом Союза писателей России, заслуженным работником культуры Российской Федерации (1981). Не обошли его награды в Америке и в Израиле: он стал лауреатом литературной премии Всемирного конгресса еврейской культуры (Нью-Йорк, 1991) и престижнейшей израильской литературной премии имени Давида Гофштейна (Тель-Авив, 2000).

Известный нью-йоркский журналист, один из первых авторов «МЗ» Игорь Аксельрод писал о Бейдере: «Я поражался его терпимости. Он часто употреблял очень емкое еврейское словечко "мейлэ" - ладно, пускай. У Бейдера звучало, как мне не нравится, но пусть так будет. Не любил овсяную кашу, но ел. Мейлэ. Редактируя еврейский журнал, удивлялся, что его сотрудники безразличны к еврейской культуре. Для части из них идишкайт был средством заработка, а не частицей души, как у него самого. На мой вопрос, почему он по этому поводу не кричит "гвалт", Бейдер с грустной улыбкой отвечал: "Мейлэ". На конверте пластинки первой еврейской оперы КЕМТа "А шварц цаймл фар а вайс фердл" (Черная уздечка белой кобылице) не указали его имени, как автора либретто, - мейлэ, хотя было заметно, что это его необыкновенно огорчает. Удивляла его память. На любой вопрос по еврейской культуре он, не задумываясь, давал ответ. Моментально находил нужную ему - одну из сотен - папку. Рассказывал он увлеченно и долго. Зная о творческих замыслах Бейдера, я порой неэтично напоминал, что работы у него много, а времени мало. Он грустно отвечал: "Надо успеть".

Он был аккуратен не только в работе. Всегда подтянут, с большой, красивой копной седых волос. Седина в волосах появилась у 30-летнего Бейдера после разноса на бюро Проскуровского обкома партии. Хаим в то время заведовал отделом культуры в областной газете "Радянське Подилля". В трудную минуту его поддержал редактор газеты: Хаима "помиловали" и сослали в далекую деревню учительствовать.

Хаим Бейдер говорил со всеми, как с равными, нормально воспринимал черный юмор. Как-то после химиотерапии, когда его шикарная седая шевелюра полностью исчезла, я горько пошутил, что теперь он наверняка станет богаче, - не придется тратить деньги на парикмахера. Он улыбнулся и рассказал, как буквально теряют дар речи знакомые, увидев его совершенно лысым. Когда уже не было сил вставать, он ещё шутил, но о своих планах больше не говорил. Последние его слова, обращенные ко мне, были: "Не успел". Подбородок его задрожал, Хаим Волькович отвернулся».

Последние месяцы жизни, по свидетельству Евы Исааковны, Хаим Волькович усиленно работал над "Лексиконом современной еврейской литературы советского периода 1917-2000 годов". Это полная энциклопедия, почти 700 персоналий, он старался никого не пропустить. "Лексикон" Хаима Бейдера издан отдельным томом Всемирным Еврейским культурным конгрессом в 2011 году. Своего «Лексикона» Бейдер, увы, не увидел. Он скончался в Нью-Йорке 7 декабря 2003 года.

Люди, пришедшие проститься с ним (и я в том числе), виновато опускали глаза, словно не уберегли от смерти самого близкого человека. Да, смерть не выбирает, но Бейдер действительно был для многих родным и близким. И для меня тоже.

Нет Бейдера.
Нет его самой первой книги, которую он, опасаясь за жизнь - свою и близких - сжег в 48-м году страница за страницей. Сидел с Саррой, плакал и рвал тетрадку, бросая в печь стихотворение за стихотворением.
Все мы с вами сегодня - перед этой печкой. Сжигаем - кто раньше, кто позже - странички собственных дней и судеб.
Что оставим после себя? Дурную славу? Добрую память? Равнодушие?
Бейдер оставил великое наследие - созданные им книги о нашей с вами истории.
Это наследие - несгораемо.

«Еврейский журнал», Москва
Количество обращений к статье - 1614
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (10)
Иосиф, Биробиджан | 14.05.2015 12:08
Леонид, большое спасибо за эти очень душевные и трогательные воспоминания о Хаиме Бейдере.
ГостьМихаил Марголин | 22.04.2015 18:54
Дорогой Леонид! Большое спасибо за искренние откровения памяти незабвенного Хаима Бейдера.
Абрам Торпусман , Иерусалим | 21.04.2015 16:05
Прекрасными словами рассказано о замечательном человеке. Мне выпало счастье быть знакомым с Ефимом Вольковичем, я вначале, дурень, не очень это ценил.
Началось это так. Я стал интересоваться еврейской антропонимикой - историей еврейских имён и фамилий. Захотел проконсультироваться с Абрамом Приблудой - блестящим знатоком темы, печатавшимся в "Советиш геймланд" и в зарубежных изданиях на идиш. По счастью, с Приблудой была знакома Лина, моя жена. Она сообщила мне его телефон, и один раз (недолго) мы с Абрамом Соломоновичем поговорили. Только вскоре А. С. скончался, и дальше мне пришлось разбираться самостоятельно.Вскоре вышел в свет "Справочник личных имён народов РСФСР (М., "Русский язык", 1979), в котором оказался и раздел "Еврейские имена", написанный Приблудой (кто жил в эти годы в Союзе, понимает, какой это был праздник). Я решил написать рецензию на этот раздел, но кто его опубликует?
Пришёл в "Советиш геймланд", попал к вечно дежурившему в редакции Хаиму Бейдеру, был очень внимательно выслушан и ободрён. Поскольку на идиш писать я не умел (и сейчас не умею, хотя в чтении поднаторел), получил заверение, что переведут. С той поры я часто заходил в редакцию, всё больше сближался с Бейдером, однажды предложил ему почитать "тамиздатскую" книжку об операции "Энтеббе" и узнал, что он уже её читал. С той поры мы обменивались не вполне кошерной литературой, и я с ним был во многом (не во всём!) откровенен. Бейдер был одним из главных покровителей Еврейской историко-этнографической комиссии, когда она на некоторое время была легализована в редакции журнала. В период отъезда я старался не показываться на глаза Ефиму Вольковичу, чтоб не "подставлять", но вскоре мы встретились в Израиле, когда границы Союза открылись.
Бейдер приходил в Краткую еврейскую энциклопедию, делился российскими, а потом и американскими новостями, консультировал по вопросам литературы на идиш. Он был очень толерантен, прекрасно образован и открыт. Зихроно ли-враха.
Элеонора Шифрин | 21.04.2015 08:38
Спасибо, Леонид!
Гость Аарон Хацкевич NYC | 20.04.2015 21:50
Спасибо, за прекрасную статью, много
говорящую уму и сердцу.
Гость Марк Бакунин | 20.04.2015 19:17

Спасибо Леониду Школьнику за проникновенный рассказ о Хаиме Бейдере, редком по одарённости, скромности и порядочности человеке.
Гость Иосиф, Нешер | 20.04.2015 19:00
А еще Хаим Бейдер составитель и переводчик на русский язык книги "Анекдоты от Гершеле Острополера". Многие читатели, евреи и не евреи, благодаря этой книге впервые узнали о еврейском фольклорном герое Гершеле Острополере.
Спасибо огромное Бейдеру за это.
Зиси Вейцман, Беэр-Шева | 20.04.2015 18:28
Вергелис знал, кого пригласил в свой журнал. В мои приезды в Москву я всегда в редакции "Советиш Геймланд"на Кирова,
17, заставал за рабочим столом "великого пахаря-творца" Хаима Бейдера.
Вклад Бейдера в современное еврейское литературоведение
трудно оценить.

Светлый, добрый был человек.
Дмитрий Фельдман, Беэр-Шева | 20.04.2015 09:51
Я его знал! Какое удовольствие вспоминать этого красивого и умного человека.
Голованова | 20.04.2015 09:18
Можно не читать все остальное, а это нужно читать. Пишите, пожалуйста, Леонид. Напишите тех, кто Ваш, кто был, есть рядом.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com