Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Память детства
Ирина Калинковицкая, Тель-Авив

Голос – совокупность звуков, возникающих
в результате колебаний голосовых связок.

Толковый словарь русского языка

Женский голос, как ветер несётся.
Чёрным кажется, влажным, ночным,
И чего на лету ни коснётся –
Всё становится сразу иным.

А. Ахматова, Слушая пение (Галина Вишневская
по радио пела "Бразильскую бахиану" Вила Лобоса)

Этот голос не был ни тёмным, ни ночным. Скорее – рассветным и ясным, и если воспользоваться сравнением Ахматовой, ветер был летним, лёгким и тёплым, напоённым ароматами трав и дыханием далёкого моря.

Потом я узнала, что голос действительно прилетел с берегов Чёрного моря, из Одессы, где рождались и рождаются уникальные женские певческие голоса: Галина Олейниченко, Бэла Руденко. Мария Гулегина…

Голос был непохож на другие и поэтому легко узнаваем. С ним в нашу послевоенную тесную комнату приходило ощущение праздника и красоты. В то время он довольно часто звучал по радио, а радио у нас дома работало чуть ли не круглые сутки. Тогда, в начале пятидесятых, таких узнаваемых радиоголосов было несколько: Надежда Обухова, Зара Долуханова, Борис Гмыря…

Киев пятидесятых годов, его краски, запахи, звуки, его сады и воздух составляли цельный и неделимый мир раннего детства. Но постепенно этот мир стал дробиться на отдельные составляющие, обретать границы. Утрачивая цельность бытия, жизнь распадалась на детали. Голос был такой же бесспорной и естественной частью этой жизни, как отдалённый паровозный гудок, слышимый только ночью, как кромка песка у далёкого берега Днепра, видимого с балкона только в очень ясную погоду; как клён, к которому можно будет дотянуться с балкона, если и он, и я будем расти быстрее.

С Голосом в мою жизнь навсегда вошла музыка, сначала “неживая”, она звучала по радио и неслась из проигрывателя. Музыка была связана с летом: из распахнутых окон киевских квартир всегда слышны были из радиоприемников Шопен, Сен-Санс, Григ, Рахманинов… Также летом в Первомайском саду – первый в жизни симфонический концерт и первый увиденный мною дирижёр. Навсегда запомнилась фамилия – Шабалтина. Светлая косичка вокруг головы по тогдашней и теперешней моде.

Оперный театр появился позже, лет в девять-десять. Первый «мой» спектакль - “Руслан и Людмила”. Именно тогда, на этом дневном спектакле во время каникул Голос обрёл плоть и кровь: Елизавета Чавдар, маленького роста, очень живая и подвижная, очень обаятельная…

Послушайте в исполнении Елизаветы Чавдар «Каватину Людмилы» из оперы М.Глинки «Руслан и Людмила» в Киевском театре оперы и балета в 1951 году (дирижер В. Пирадов)



Совсем не такой я представляла себе героиню Пушкина и Глинки. Впрочем, это ощущение длилось недолго, до первых звуков каватины. И вот тут я стала свидетельницей чуда, которое рождалось на глазах: на сцене блистала красавица, ради которой можно забыть себя, свою любовь, пойти на предательство (что и совершат вскоре доблестные витязи Ратмир и Фарлаф). Это происходило на каждом спектакле, на каждом концерте. Голос преображал всё вокруг. “И чего на лету не коснётся, всё становится сразу иным”. Под воздействием Голоса изменялись очертания и пропорции, преображались лица в зале, каким-то другим становился воздух, менялась и я сама.

И еще две вещи, которые я, по-видимому, тогда интуитивно ощущала, но сформулировать попытаюсь лишь сейчас: первые звуки голоса Елизаветы Чавдар (на снимке) всегда поражали, превосходили ожидания. Я вспомнила об этом недавно, слушая в ее исполнении арию Йолан, первую записанную на диске.

В этом голосе, лёгком, ярком, сверкающем, всегда угадывалась затаённая печаль, или, точнее, он рождал печаль, вызванную совершенством, гармонией и красотой. Если немного перефразировать Пушкина, “в нём всё гармония, всё диво”. А это всегда вызывает боль.

Со временем я приняла и полюбила оперу с её условностями и пафосом, с её нелепыми и подчас смешными текстами, с поющими, а не говорящими актёрами, ибо под сводами Киевской оперы рождалась музыка: прекрасный оркестр, божественный хор, великие голоса.

Вскоре в театре у меня появилась “своя ложа” – третий ярус, одиннадцатый ряд. Правда, сидела я на своём исконном месте не часто, в основном, когда приезжали гастролёры. А так почти всегда находилось местечко в партере.

Самым любимым спектаклем была “Травиата”.
Вызывая изумление и непонимание родных и близких, я каждый раз взлетала в свою тридцатикопеечную “ложу” под сводами оперного театра - почти на уровне огромной хрустальной люстры. Раздавались первые звуки музыки…

Попробую, прежде всего себе, объяснить, что это было. Сдержанное благородство сценического образа. Жесты и движения, лишённые пошлости, манерности, вычурности и оперных штампов. Естественность и достоверность в каждом вздохе, жесте, звуке. И еще: стиль, вкус и чувство меры – свойства, которыми далеко не всегда наделены оперные певцы. Голос – не ангельский, не бестелесный, а тёплый, живой, любящий и страдающий. Ангельским и бестелесным он будет лишь в финале. Казалось, голос умирающей Виолетты возносится к небесам и немножко приподнимает всех нас, сидящих в зале.

Раньше я думала, что великая музыка Верди – настолько благодатный материал, что способна “вытянуть” любой оперный спектакль. Но это, конечно, не так. И я не раз тому была свидетелем.

Но тогда, много лет назад, на моих глазах из печальной мелодрамы А.Дюма-младшего и божественных "шлягеров" Дж. Верди рождался блистательный и трагический оперный спектакль.

Сейчас мне кажется, что образ, созданный Елизаветой Чавдар, был таким глубоким и достоверным, потому что в нём присутствовал подтекст, некий второй план: за трагедией Виолетты просматривалась другая трагическая судьба…

Впрочем, всё это субъективно.
Теперь, по прошествии стольких лет, я могу сказать, что благодарна судьбе за то, что мои детство и юность прошли в Киеве, одном из самых музыкальных и лирических мест на земле, что эти годы были озарены музыкой и Голосом, её божественным проводником.

Целью этих заметок и является запоздалая и не выраженная в своё время благодарность певице, невольно сыгравшей большую роль в моей жизни. Без неё я была бы другой.

Певческий голос – самый совершенный музыкальный инструмент, если он соответствующим образом настроен и обработан, и если он принадлежит Личности. А иначе он превращается в совершенный голосовой аппарат, в те самые колебания голосовых связок.


Елизавета Чавдар, ария Оксаны из фильма-оперы «Запорожец за Дунаем». 1953 г.
Музыка и либретто - С. Гулак-Артемовский, лит. обр. - М. Рыльский


В случае Елизаветы Чавдар за голосом всегда угадывалась незаурядная личность.

Так что же такое голос? Физическая величина, "совокупность звуков, возникающих в результате колебания голосовых связок", или духовная субстанция, возносящаяся и возносящая к небу?

Мне кажется, что и в этом несуществующем споре, как всегда и во всём, прав поэт:

И такая могучая сила
Зачарованный голос влечёт,
Будто там впереди не могила,
А таинственной лестницы взлёт.



Коротко об авторе

Ирина Калинковицкая родилась 7 мая 1946 года в г. Киеве. Окончила киевскую школу № 49. В 1970 году окончила филологический факультет Киевского университета им. Т.Г.Шевченко. Параллельно с учёбой в университете работала в Институте языкознания АН УССР. По окончании университета работала учителем русского языка и литературы в киевских школах №№ 193, 70 и 229.
C 1990 года - в Израиле. С 1992-го по 2009 гг работала учителем русского языка и литературы в школе "Шевах Мофет" в Тель-Авиве. Сейчас на пенсии. Автор книги "Два поэта" Пушкин. Маршак. Книга о лирике. Иерусалим, 2007. Живет в Тель-Авиве. В «МЗ» публикуется впервые.
Количество обращений к статье - 2277
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Тамара и Даня Р. | 03.05.2015 22:06

Cпасибо, Ирочка, за прекрасную статью о незаслуженно забытой великой певице Елизавете Чавдар, чьё имя и пение были частью нашего детства и нашей юности. Но только сейчас, в зрелом возрасте, прослушав сохранившиеся записи 50-х и 60-х годов, по-настоящему можно осознать величие её певческого дара, её абсолютную музыкальность и отточенную технику, её эмоциональность и артистизм. Поневоле вспоминаешь строки Бориса Пастернака:
Смягчается времён суровость,
Теряют новизну слова.
Талант – единственная новость,
Которая всегда нова.

Возрождённое тобой искусство Елизаветы Чавдар -- ещё одно подтверждение этой неоспоримой истины.
Тамара и Даня Р.
Гость ирина Калинковицкая | 29.04.2015 19:55
Уважаемый Д Якиревич! К сожалению,не знаю Вашего имени и отчества. Большое спасибо за Ваше тёплое и интересное письмо, письмо единомышленника, и за то, что благодаря Вам у меня нет ощущения "гласа вопиющего в пустыне". На фоне безвкусицы и "попсы" всё же можно услышать прекрасные голоса из прошлого и из настоящего Правда, современные голоса мне кажутся более усреднёнными, не такими яркими и запоминающимися, но часто вполне профессиональными,а фон легко убрать.
Ещё раз спасибо.
С уважением. Ирина
Д. Якиревич | 27.04.2015 20:24
Милая Ирина! Ваши трогательные слова вызывают тёплую ностальгическую волну, воспоминания о том, что, кажется, безвозвратно ушло. И ушло оно не потому, что мы уехали из той страны. И не потому, что ушло время. А потому что великая вокально-хоровая культура, создававшаяся веками, в наши дни оказалась на обочине.
Конечно, на фоне океана пошлости (якобы певческой) и ныне находишь в Интернете массу превосходных образцов. И сегодня, помимо всяких соревнований с судейскими столиками, банальным юмором членов жюри (большинство из них вообще не специалисты в области вокала) и выставляемыми баллами, даже на телевидении встречаются замечательные проявления. Как и полвека тому назад, посещаемы оперные театры. В Германии, к слову, цены на спектакли баснословно низкие. Само собой, сильное впечатление производят международные вокальные конкурсы и фестивали. Однако, отношение публики на тех, которые я посещал, вызывает смешанное чувство. На заключительных концертах залы переполнены. А на прослушиваниях присутствуют человек 20 – 25.
Когда думаешь о том, что Вы пишете, на ум приходят слова выдающегося современного хорового дирижёра В. Н. Минина. Года два тому назад он, выступая в часовой телепередаче на одном из российских телеканалов, сказал, что пение – это музыкальная составляющая духовной жизни. И если развить его мысль, то нетрудно обнаружить её справедливость: как в культурном смысле, так и в том самом океане пошлости. Какова духовная жизнь, таковы и песни.
Лет 60 тому назад возникли новые формы популярной музыкальной культуры. Маститые деятели (например, Н. В. Богословский) восприняли их в штыки, предрекая им скорое фиаско. Подобные предсказания, однако, не подтвердились. Потому что, видимо, каждый жанр может и должен иметь своих слушателей и поклонников. Но сегодня оказалось, что на задворках как раз то, что в течение столетий считалось пением! А то, что доминирует, можно считать неким симулякром, в котором певцами провозгласили разночинцев, не потративших ни одного года из полагающихся многих лет, идущих на освоение профессии, на развитие Голоса (написал, как Вы, Ирина).
Перед смертью Г. П. Вишневская успела в интервью дать оценку всем этим “фабрикам звёзд”. Но на такую оценку в обстановке тотального засилья определённых жанров могла осмелиться только она.
Время от времени на этот счёт выступают и другие выдающиеся деятели музыкальной культуры. Я уже упомянул В. Н. Минина, кстати, призвавшего слушать настоящее пение, а не “попсятину”. В Интернете есть прекрасный клип: встреча Бэлы Руденко с её поклонниками, там речь идёт о том же.
Настоящим подвигом можно считать возрождение в 2008 году Борисом Григорьевичем Тевлиным хора им А. В. Свешникова, распавшегося в начале 90-х. Но в целом ситуация очень непростая.
Когда в среде вполне образованных людей заговариваешь о хоровой культуре, можно услышать вопрос:
– А что это, хор Пятницкого, да?..
Названия знаменитых хоровых коллективов и их дирижёров в наши дни ничего не говорят большинству людей. Даже имена Свешникова, Тевлина, Эрнесакса… А когда упоминаемая Вами Галина Олейниченко умерла в один день с Ольгой Аросевой, о кончине первой не было даже сообщений.
Если речь заходит о певце или певице с Голосом, можно услышать: ну, это же опера. Произносится оно с оттенком сожаления, если не пренебрежения. Как говорят по-еврейски: а хисорн, ди калэ из цу шэйн (незадача, невеста слишком красива)!
В прессе можно найти отношение к хору как к одной из причуд советского режима: туда “сгоняли”. Хотя массовое хоровое движение в СССР прививало массам музыкальный вкус. А смотры и всевозможные олимпиады вызывали огромный энтузиазм участников.
Я ничего не сказал о еврейском пении в той стране. За 10 лет до Вашего рождения в Киеве работал один из лучших советских хоров: Государственная заслуженная академическая еврейская хоровая капелла Украинской ССР ЕВОКАНС. До 1932 года её солистом являлся знаменитый (в будущем) тенор ГАБТ С. М. Хромченко. Но наша национальная вокально-хоровая культура – это уже другая история. И на сегодняшний день, когда во время чумы пируют тумбалалаечники, хаванагильщики и “ба-мир-ГОСТУ-хейнщики”, можно лишь говорить о настоящей трагедии и гибели этой некогда великой культуры, которая попросту самоуничтожилась. Гитлер и Сталин тут уже давно ни при чём.
Возвращаясь к главной теме моего комментария, отмечу, что во 2-м десятилетии 21-го века все ориентиры по части певческой культуры оказались размытыми, и Ваша, Ирина, статья это просто раритет настоящего ценителя. Она уже третьи сутки, как “выставлена” на сайте, но мой отклик пока единственный.
С уважением к Вам, ценителю Голоса.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com