Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Взгляд
Цена Победы, ч.2
Михаил Копелиович, Маале-Адумим

(Окончание. Начало в «МЗ», № 492)

Это отдельный вопрос. А вот крупнейшие советские поэты – участники войны, вышедшие из неё живыми, в своих стихах, сочинённых во фронтовые годы и сразу после войны, говорили о ней с пафосом (и нежностью!), даже ностальгировали по ней.

Борис Слуцкий (из книги стихов «Память», 1957):

И немцы пять снарядов перегнали,
И кто-то крякнул про житьё-бытьё,
И вся война лежала перед нами,
И надо было выиграть её.

____________________________

Девятнадцатый год рожденья –
Двадцать два в сорок первом году –
Принимаю без возраженья,
Как планиду и как звезду.
Выхожу двадцатидвухлетний
И совсем некрасивый собой,
В свой решительный и последний,
И предсказанный песней бой.

А рядом – об умирающем на поле боя солдате:

Большие руки вяло распластав,
Лежит солдат.
Он мог лежать иначе.

………………………………….

Он мог…
Да мог ли? Будто? Неужели?
Нет, он не мог.
Ему военкомат повестки слал.
С ним рядом офицеры шли, шагали.


И – внимание:

В тылу стучал машинкой трибунал.
А если б не стучал, он мог?
Едва ли.
Он без повесток, он бы сам пошёл.
И не страх – за совесть и за почесть.
Лежит солдат – в крови лежит, в большой.
А жаловаться ни на что не хочет.


Ещё:

Шагали солдаты по свету –
Истёртые ноги в крови.
Вот это, друзья мои, это
Внимательной стоит любви.


И, наконец, хрестоматийное:

Я говорил от имени России,
Её уполномочен правотой…


Александр Межиров. Достаточно назвать одно его стихотворение – «Коммунисты, вперёд!» И в нём – «прямая полемика» с Ю.Нестеренко:

Мы сорвали штандарты
Фашистских держав,
Целовали гвардейских дивизий шелка
И, древко
Узловатыми пальцами сжав,
Возле Ленина
В Мае
Прошли у древка…


Александр Петрович провалился бы сквозь землю, если бы прочитал такие кощунственные строки: «Когда б и впрямь они парадом/ Освободителей прошли,/ То в грязь со свастиками рядом/ И звёзды б красные легли».

Ну и, конечно, нельзя миновать «визитную карточку» Давида Самойлова – «Сороковые»:

… Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
………………………………..
Как это было! Как совпало –
Война, беда, мечта и юность!
………………………………..
Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!


Стихотворение написано в 1961-м – как воспоминание о далёкой уже войне, 41-летним поэтом. Похоже, в том же примерно возрасте сочинил свою «Цену Победы» Ю.Нестеренко, 1972 года рождения. О том, как изменилось восприятие событий 70-летней давности, свидетельствует не только идейный подход к их изображению, но и ритмика стиха (при том, что обе вещи написаны четырёхстопным ямбом), и даже используемая авторами лексика: там, где у Самойлова – «просторно» и «высоко», «война, беда, мечта и юность», у Нестеренко – «грязь» и «кровь», «меткий взгляд заградотрядов», «рабы», спасающие «задницу вождя», и т.д., и т.п.

Из участников войны, пожалуй, только Окуджава изображал её в несколько ином (но, разумеется, далёком от представлений Ю.Нестеренко) ракурсе. Ну вот, к примеру:

Не верь войне, мальчишка,
не верь, она грустна.
Она грустна, мальчишка,
как сапоги, тесна.

Твои лихие кони
не смогут ничего:
ты весь – как на ладони,
все пули – в одного.


Или первые две строки из стихотворения под сугубо прозаическим названием – «Вобла»: «Холод войны немилосерд и точен./ Ей равнодушия не занимать».

А затем «Песня о солдатских сапогах», и «Король», и «До свидания, мальчики». И «Первый день на передовой», где: «А пули звенят/ возле меня./ Летят, летят -/ крови моей хотят» и «Мне немного лет…/ гибнуть толку нет…» В стихотворении же «Я ухожу от пули, делаю отчаянный рывок…» поэт окликает «идущее за нами поколенье»: «Ребята, когда нас выплеснет из окопа чёткий приказ,/ не растопчите этих цветов в наступленье!» Эти цветы – «васильки над бруствером, уцелевшие от огня», и ими «жизнь моя довоенная разглядывает меня/ с удивленьем».

… Какое совпадение! Поэма Нестеренко опубликована в «Новостях недели» 8 мая, накануне 90-летия Окуджавы (и спустя неделю после 90-летия Астафьева)…

В первом томе солженицынского «Архипелага ГУЛАГ» есть глава «Та весна». В самом начале её зафиксировано: «Та весна 45-го года в наших тюрьмах была по преимуществу весна русских пленников. Они шли через тюрьмы Союза необозримыми плотными серыми косяками, как океанская сельдь». И далее: «Так та тюремная томительная весна под марши Победы стала расплатной весной моего поколения».

Расплатной – за что? «Всех этих пленников посадили, конечно, не за измену родине (…). Этих всех посадили, чтобы они не вспоминали Европу среди своих односельчан». А ещё: «Побег на родину – через лагерное оцепление, через пол-Германии, потом через Польшу или Балканы, приводил в СМЕРШ и на скамью подсудимых: как это так ты бежал, когда другие бежать не могут? Здесь дело нечисто! Говори, гадина, с каким заданием тебя прислали. (…) Побег к западным партизанам, к силам Сопротивления, только оттягивал твою полновесную расплату с трибуналом, но он же делал тебя ещё более опасным: живя вольно среди европейских людей, ты мог набраться очень вредного духа. А если ты не побоялся бежать и потом сражаться,- ты решительный человек, ты вдвойне опасен на родине».

И это всё не говоря о власовцах. Им Солженицын посвятил немало страниц. Власов и другие руководители РОА «в мечтах и надеждах рисовали себя "третьей силой", то есть помимо Сталина и Гитлера», питали иллюзии, что Запад поддержит демократическую некоммунистическую Россию, особенно при падении Третьего Рейха. «Ах, если б это было просто -/ В той бойне выбрать верный флаг!»- вторит автору «ГУЛАГа» автор «Цены Победы». Потому что, выбрав нацистов, власовцы попали в такое же рабство, как коммунистическое, в такой же безжалостный закрут, из которого был лишь один выход: сражаться со своими безо всякой перспективы стать свободными.

Свой этюд о власовцах в главе «Та весна» Солженицын завершает следующим мощным аккордом:

«Слово "власовец" у нас звучит подобно слову "нечистоты", кажется, мы оскверняем рот одним только этим звучанием, и поэтому никто не дерзнёт вымолвить двух-трёх фраз с подлежащим "власовец".

Но так не пишется история. Сейчас, четверть века спустя, когда большинство их погибло в лагерях, а уцелевшие доживают на крайнем Севере, я хотел страницами этими напомнить, что для мировой истории это явление довольно небывалое: чтобы несколько сот тысяч молодых людей в возрасте от двадцати до тридцати подняли оружие на своё Отечество в союзе со злейшим его врагом. Что, может, задуматься надо: кто ж больше виноват – эта молодёжь или седое Отечество? Что биологическим предательством этого не объяснить, а должны быть причины общественные.

Потому что, как старая пословица говорит: от корма кони не рыщут.
Вот так представить: поле – и рыщут в нём неухоженные оголодалые обезумелые кони».

А сегодня, ещё сорок с лишним лет спустя, снова слово «власовец» звучит ругательством, и, того гляди, приклеют тавро «литературный власовец» к фамилии Солженицын, которое «отклеилось» от писателя только в годы гласности. Сегодня какой-нибудь Мединский (историк из породы «чего изволите», получивший за своё усердие кресло министра культуры РФ), как дважды два четыре, докажет вам, что власовцы – подлые предатели, а тот, кто пытается их понять (не то что оправдать!),- идеологический преступник, враг народа и безродный космополит. Таков, разумеется, и Ю.Нестеренко.

* * *

Последний не упомянул ещё одну категорию сражавшихся на советской стороне – штрафников, а ведь они, пожалуй, густо пополнили цифры жертв той войны. Без них не может быть установлена полная цена Победы. Эдуард Володарский, посвятивший штрафбатам большой роман (по нему снят одноимённый телесериал), в конце его привёл их список; в нём представлено 65 отдельных штрафных батальонов. В конце списка добавление: «… а также свыше тысячи отдельных штрафных рот». Стоит процитировать также аннотацию к роману, свидетельствующую о том, что «в штрафбатах сражались дезертиры и окруженцы, уголовники и "политические" – все те, кто имел вину (подлинную или мнимую) перед Родиной и должен был искупить её кровью. Шансы штрафников выжить были минимальны…».


В самом романе, на последних его страницах, рассказано об участии штрафников в очередной наступательной операции Красной армии на одном из фронтов. Они выполнили свою задачу, но какой ценой…

«Как ни страшен был артиллерийский удар (немцев. - М.К.), наступившая тишина была ещё страшнее. Отец Михаил шёл по полю, по разбитым укреплениям. (…) Он шёл и через каждые десять шагов склонялся над неподвижным штрафником, тряс его за плечи, заглядывал в лицо, бормотал:
- И ты, сынок… ах, сынок, сынок…».

И так он узнавал недавних ребят, с которыми бок о бок противостоял противнику. Неподвижны были лежащие на недавнем поле боя: Балясин, Чудилин, Лёха Стира, Антип Глымов…

«Над берегом плыли обрывки гари и чёрного дыма, поднимаясь к небу. И в этом дыму, среди рваных, грязно-свинцовых облаков отец Михаил увидел облик Пресвятой Казанской Богоматери.
- Мы победили-и-и!! Господи Иисусе, прими души праведные с миром! Прими святое воинство, защитившее землю православную! (…)

А на мёртвом поле появился вдалеке ещё один человек. (Это был комбат штрафников Твердохлебов, бывший майор, лишённый звания и наград за то, что попал в плен в мае сорок второго года. Вот мы и вернулись – на другом материале – к судьбе пленников.- М.К.) (…) Он шёл, сильно прихрамывая, держа в руке автомат. Иногда останавливался, скорбным взглядом окидывал тела погибших, тихо качал головой, утирал с лица кровь пополам с грязью.

Он услышал крик, а потом увидел отца Михаила, воздевшего руки к небу, и направился к нему, прохрипел горько:
- Эй… отец Михаил… батюшка… одни мы с тобой остались… Вот чудеса-то… никак меня не убьют… знать бы, кто заговорил…».

Остались в живых двое, а были сотни. Может быть, тысячи.
(Замечу в скобках, что издатели романа характеризуют упомянутый телесериал как «один из лучших фильмов о войне, снятых за последние годы». Но книга вышла в московском издательстве «Вагриус» в 2004 году, а нынче год 2014-й,- в сегодняшней России отношение и к роману, и к фильму сменилось на ругательное).

… Хочется обратить внимание на строфы «Цены Победы», посвящённые советским военачальникам. Особенно на одну:

Не пасовал пред вражьим станом,
Но опускал покорно взор
Пред особистом-капитаном
Отважный боевой майор.


Тут приходит на память стихотворение Иосифа Бродского «На смерть Жукова», написанное в Лондоне в 1974 году, а в СССР впервые опубликованное в мартовском номере ленинградского журнала «Нева» за 1988 год. Обращаясь к великому воину, «пред коим многие пали/ стены, хоть меч был вражьих тупей», поэт, однако, восклицает:

Спи! У истории русской страницы
хватит для тех, кто в пехотном строю
смело входили в чужие столицы,
но возвращались в страхе в свою.


Что ж, и в этом вопросе Ю.Нестеренко как будто «шагает в ногу» с великим предшественником…

И мне остаётся назвать последнее в этом ряду имя: Виктор Суворов. Рассматривая вопрос о подготовке советско-германской войны обеими сторонами, автор «Ледокола» ссылается на свидетельство такого высокопоставленного военного, как адмирал Н.Г.Кузнецов, который в 1941 году был наркомом военно-морского флота и членом ЦК партии. (Суворов подчёркивает, что в год начала войны Кузнецов занимал положение, в советской военно-политической иерархии даже более высокое, чем Г.К.Жуков, который был «всего лишь» заместителем наркома обороны и кандидатом в члены ЦК.) Так вот, этот свидетель на суде Истории признал в 1966 году (книга «Накануне», Москва, Воениздат): «Для меня бесспорно одно: И.В.Сталин не только не исключал возможности войны с гитлеровской Германией, напротив, он такую войну считал неизбежной. И.В.Сталин вёл подготовку к войне – подготовку широкую и разностороннюю,- исходя из намеченных им самим сроков. Гитлер нарушил его расчёты».

А третья книга суворовской трилогии («Последняя республика») имеет подзаголовок: «Почему Советский Союз проиграл Вторую мировую войну». Конечно, на этот вопрос (хотя и без вопросительного знака) автор книги даёт ответ в совершенно ином ключе, нежели Ю.Нестеренко в своей поэме. У него, напоминаю:

Тот счастлив, кто обрёл свободу.
Ну что же, Дойчланд – обрела.

А нас свобода только дразнит,
А мы – столетьями в плену…
На нашей улице – не праздник.
Мы проиграли ту войну.


Глава 1 «Последней республики», в свою очередь, начинается вопросом (на сей раз обеспеченным надлежащим знаком): «Почему Сталин отказался принимать Парад Победы?» Вот ответ Виктора Суворова:
«Победа во Второй мировой войне в ленинском (? - М.К.) и сталинском понимании – это захват как минимум (ничего себе минимум! - М.К.) всей Германии, Франции, Италии, Испании и их колоний. Такая победа не была достигнута. И началось разложение, которое привело советский коммунизм к неизбежному развалу».

А чуть выше пояснил:
«Советский Союз должен был расширяться на весь свет, ибо не мог существовать рядом с нормальными государствами (разделяющий их железный занавес не мог быть абсолютно герметичным.-М.К.). Спасение коммунизма было только в его распространении по всему миру, в уничтожении нормальной жизни в остальных странах, чтобы для советского народа не было страны, о которой можно мечтать, не было бы страны, в которую бежать, не было бы в заграничье другой, не такой, как у нас, жизни (то есть без материального благополучия и гражданских свобод.-М.К.). Надо было установить коммунизм везде, чтобы через несколько поколений люди забыли, что возможна какая-либо другая форма существования.

Вот почему Вторая мировая война для Советского Союза была желанна, необходима и неизбежна».

И вот почему, по мнению Суворова, Сталин считал эту войну, которая пошла не в соответствии с его предначертаниями, проигранной! Это, конечно, не более чем версия, одна из многих, но – имеющая не меньшее право на существование, чем все прочие.

* * *

Итак, какой же всё-таки она была, та война? Ю.Нестеренко, не обинуясь, утверждает:

И было так: четыре года
В грязи, в крови, в огне пальбы
Рабы сражались за свободу,
Не зная, что они – рабы.


И отметает возраженья наподобие такого:

Что, дескать, основная часть
Из воевавших шла в сраженья
Не за советскую-де власть,

Мол, защищали не колхозы
И кровопийцу-подлеца,
А дом, семью и три берёзы,
Посаженных рукой отца…


Это, разумеется, вселенская смазь. За что сражались? За свободу?! Чью – свою собственную или страны? Что защищали? Социальный строй или сугубо своё, вот именно что «дом, семью и три берёзы»? И наконец: все ли были рабами системы – в том смысле, что ощущали её чуждой (как герои романа В.Астафьева), и что вынуждены были за эту систему умирать только под метким взглядом заградотрядов и из страха пред особистом-капитаном?

Война была большая: и пространственно, и по времени. И воевали разные люди. Были и рабы, но были и свободные в точном смысле этого слова: добровольцы. Пускай они были заражены социалистическими иллюзиями, но они были идеалистами, и они поистине готовы были положить живот свой за други своя. И, как уже было сказано выше, даже для тех, кто в какой-то степени ощущал разлад между собственным чувством справедливости и тем, как, какими методами созидался до войны «самый справедливый на свете общественный строй», война с иноземным нашествием была верхом справедливости и порукой вымечтанной ими свободы. Нет, за свободу сражались не рабы! Да ведь и сам Нестеренко вдруг проговаривается: «Не пасовал пред вражьим станом/ (…)/ Отважный боевой майор». (Не знаю, имел ли в виду автор «Цены Победы» кого-то конкретного, но звание майора было у поэта Б.Слуцкого, о котором Солженицын в части П «Двухсот лет вместе» написал, что он воевал «более чем реально»; и другой майор – Л.Копелев – «хотя служил в Политотделе армии (по разложению войск противника) – но бесстрашно лез во всякую заваруху».)

Всё это, однако, не отменяет и той части правды о войне, которую отразил Ю.Нестеренко. В чём он безусловно неправ, так это в несгибаемой однозначности своих утверждений. Ибо в той бойне, какой была Вторая мировая война и та её часть, которую советские историки и пропагандисты назвали Великой Отечественной – и до известной степени это название правильно выражало её суть,- трудно было выбрать не только верный флаг, как пишет Нестеренко, но и отделить праведные цели от ложных. В этом ещё долго предстоит разбираться.
Количество обращений к статье - 1496
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com