Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Марвин Токайер:
от Токио до Биробиджана
Иосиф Бренер, Биробиджан

Марвин Токайер был раввином еврейской общины Японии. Известен он и как автор книги «План Фугу», в которой рассказывается о попытках спасения японцами европейских евреев, пострадавших в годы Холокоста. Марвин дважды бывал в Биробиджане, где мы с ним и познакомились.


Произошло это совершенно случайно в один из летних дней 2010 года. Недели за две до этой встречи Мордехай Шейнер, главный раввин ЕАО, обратился ко мне с просьбой: могу ли я провести экскурсию по городу для группы туристов из США, Канады и Израиля?

Отказать Мордехаю я не мог. Лишь поинтересовался у ребе, кто эти туристы – молодежь или пенсионеры? «Группу собрал один раввин, в ней - немолодые, но очень успешные, образованные, интересные люди, - ответил Мордехай. – А фамилия того, кто их собрал – Токайер».

Я с удивлением переспросил:
- Это какой Токайер? Не Марвин ли?
– Да, Марвин Токайер, – ответил Мордехай.

Еще не веря до конца, что всё совпало, я решил уточнить:
– Это случайно не тот Марвин Токайер, который написал книгу «План Фугу»?
– Да, это он. Но откуда ты его знаешь? Ты что, читал эту книгу?

Тут уже мне пришлось объяснять нашему ребе, что одну из глав своей первой книги «Лехаим, Биробиджан!» я посвятил рассказу о плане Фугу и о визах жизни, которые спасли тысячи евреев от верной смерти накануне Второй мировой войны, о чем и написал М. Токайер. Его книгу, изданную на английском, через знакомых мне прислали из Японии в 2005 году. Я пообещал р. Шейнеру, что с удовольствием проведу экскурсию для наших гостей и постараюсь организовать им встречу с общественностью города.

Поездка Марвина Токайера в Биробиджан оказалась второй, а первую, в 1970 году, он вспоминал как весьма проблемную, когда он с большими трудностями, почти полулегально, побывал в Биробиджане.

В этот раз он увидел другой город и совершенно другое отношение к нему и его коллегам. На встрече с биробиджанцами в областной библиотеке им. Шолом-Алейхема Марвин Токайер сказал: «Никогда в жизни я не думал, что когда-нибудь окажусь в Биробиджане спустя столько лет и смогу говорить на идише в еврейском городе, в еврейской библиотеке имени еврейского классика. Я побывал на шести континентах мира, но наша с вами встреча – самый волнующий момент в моей жизни. Я переполнен теплыми чувствами от того, как нас принимают в Биробиджане – искренне, тепло, душевно. С пасибо вам, биробиджанцы!».

Встреча с Марвином в областной библиотеке им. Шолом-Алейхема

Вечером того же дня я пригласил Токайера и соавтора книги «План Фугу» Мэри Шварц к себе домой. Вместе с ними пришел и внук Марвина. Мы проговорили несколько часов – о Биробиджане вчерашнем и сегодняшнем, о книге Марвина и, конечно, о его дальнейших творческих планах.

Слева направо: Иосиф Бренер, Мэри Шварц, внук Марвина и сам Токайер

Кстати, «План Фугу» – лишь одна из 20 книг, написанных Токайером за эти годы, но уже одной этой книги достаточно, чтобы имя раввина было занесено в летопись еврейской истории.

Дальний Восток – регион для Марвина далеко не чужой. Большую часть жизни он провел в этой части света. Токайер свою раввинскую карьеру начал в 1962 году в качестве капеллана ВВС США, дислоцированных на острове Хоккайдо. А в 1968 году, после встречи с Любавичским ребе, он возглавил еврейскую общину Японии, чтобы до евреев Страны восходящего солнца донести свет жизни с Ближнего Востока. В те годы в еврейской общине Японии было около тысячи членов, и Марвин служил там до 1976 года, а по решению общины до сих пор остается ее пожизненным раввином. Он также входит в состав Федерации еврейских общин Юго-Восточной Азии на Дальнем Востоке.

Во время нашей с Марвином недавней встречи в Иерусалиме я спросил у него, было ли что-то еще им написано по теме книги «План Фугу»? И здесь меня ожидала очередная неожиданность.

– Моя новая книга, - сказал Токайер, - написана совместно с писателем и телевизионным продюсером доктором Эллен Родман и называется «Перец, шелк и слоновая кость». Как ты думаешь, что связывает эти совершенно разные предметы? Скажу тебе, что любой человек сразу задумается над этим, если не знает смысла, объединившего эти слова. В моей новой книге - двадцать три эссе, которые охватывают еврейскую жизнь в Китае, Японии, Сингапуре, Индии и Бирме (ныне Мьянма) – странах, где религиозная толерантность даже в самые страшные времена Холокоста исключала любую возможность преследования евреев. Теперь, надеюсь, тебе понятна параллель: страны Юго-Восточной Азии – перец, шелк и слоновая кость – все взаимосвязано. По роду своей деятельности я долго жил в этой части света. В этих странах встречался с разными людьми, которые мне рассказывали удивительные истории о евреях, добившихся высокого положения в обществе. Обычно считалось, что до создания Государства Израиль еврейские диаспоры находились на Ближнем Востоке, в Европе, Северной Африке, на американском континенте. Но, как оказалось, недостающие страницы еврейской истории находятся в Юго-Восточной Азии и на Дальнем Востоке. Вскоре после моего прибытия в Японию в качестве раввина еврейской общины я был приглашен в Австралию прослушать курс лекций в Мельбурне, где провел самые восхитительные субботы в доме семьи Любовских. Уважаемый раввин Рональд Любовский был эрудитом, профессором в области иудаизма, и именно он увлек меня всей еврейской проблематикой. Рональд предложил мне, и даже настоятельно рекомендовал, чтобы я не только служил в общине с усердием и преданностью, но также занимался исследованиями, собирал интервью, публиковал и хранил накопленный материал о еврейских общинах Дальнего Востока.

Токайер увлекся и продолжил свой рассказ: «Я был заворожен удивительными историями, показывая роль, которую играли евреи во всех сферах жизни на Дальнем Востоке, начиная с китайской общины Кайфына. Ты знаешь, кстати, что две сестры Сун, еврейки, стали женами: одна – Мао Цзэдуна, а другая – Чан Кайши?..

Другая интересная тема, которая часто возникает: почему японские власти не решили «еврейский вопрос», как того требовали от них нацисты во время Второй мировой войны? Вероятно, ответ лежит в истории Якова Шиффа, о которой написано в моей книге. Не без его участия японские власти продемонстрировали, что не имеют никаких претензий к евреям…

В этой же книге есть глава и о евреях Индии. Ты, надеюсь, помнишь о страшном теракте в Мумбаи в 2008 году, когда исламисты напали на еврейский центр ХАБАДа и их жертвами стали около 200 человек, в том числе семья молодого раввина, с которой я был знаком. Скажу тебе даже больше: когда у раввина Габриэля Гольцберга и его жены Ривки родился первенец, которого назвали Мойшеле, я в это время как раз был в Мумбаи, и Ривка попросила меня, чтобы именно я провел церемонию и благословил их сына. Но в то время я уже не работал в Японии и не имел полномочий проводить те или иные обряды. Однако Ривка настаивала и убедила меня, приведя один-единственный довод, на который я не смог ей ничего возразить. Она сказала: «Ты был посланником Любавичского ребе, когда служил раввином в еврейской общине Японии. Сила благословения Любавичского ребе осталась с тобой, она не может пропасть, несмотря на то, что ты уже не раввин!».

Что тут скажешь? Я пообещал Габриэлю и Ривке, что благословлю маленького Мойшеле, но по обычаю должен после этого что-то подарить ребенку на память, а у меня с собой ничего нет. Тогда Ривка ответила: «Марвин, может, у тебя есть что-нибудь из твоего детства?». Я вспомнил, что у меня дома, в Америке, есть альбом с марками, которые я собирал, когда учился в школе, и пообещал ей, что когда поеду домой, обязательно привезу альбом и подарю его Мойшеле. Завтра здесь, в Иерусалиме, я выполню это обещание, данное почти девять лет назад: я поеду в гости в семью, где живет сейчас Мойше Гольцберг, к его дяде и тете, чтобы подарить ему этот альбом. Поверь, для меня это будет очень приятная и в тоже время тяжелая встреча с мальчиком. Мне трудно даже сейчас, много лет спустя, вспоминать об этом. Весь еврейский мир тогда был поглощен ужасными сообщениями о трагедии в Мумбаи».


Мемориал в Биробиджане –
памяти жертв Мумбаи
Я решился прервать тишину, воцарившуюся после рассказа Токайера: «Марвин, а ты знаешь, что после теракта в Мумбаи наш раввин Мордехай Шейнер обратился ко мне с вопросом, можно ли изготовить в память об этой трагедии, случившейся с семьей раввина Гольцберга, мемориальный знак и установить его рядом с синагогой?»

Я тогда ответил ему, что проблемы установить знак не будет, надо только продумать, что он должен собой представлять, т.е. необходимо подготовить проект и привязать его к месту установки.

Мы договорились, что встретимся через несколько дней, чтобы вернуться к этому вопросу с какими-то решениями. Вот тогда-то Мордехай и предложил: «Может, установить рядом с синагогой свечи, которые будут зажигать с наступлением субботы в память о трагедии в Мумбаи?»

Мне эта идея понравилась, и я попросил ребе дать мне неделю, чтобы подготовить проект этого мемориального знака.

Я знаю, что он обратился и к другим художникам сделать проект, но мой вариант ему понравился больше, и мы сразу приступили к его изготовлению. Мордехай рассказал мне, что он был лично знаком с Габриэлем и Ривкой Гольцбергами и тяжело переживал их смерть».

Мы с Марвином в гостях у р. Мордехая Шейнера (он в центре) в Иерусалиме

Марвин с большим интересом слушал историю создания единственного в России мемориального знака, посвященного мумбайской трагедии. Я предложил ему съездить в гости к Мордехаю, который из Биробиджана несколько лет назад вернулся домой, в Иерусалим. Мой звонок Мордехаю, как мне показалось, обрадовал его, а на предложение встретиться он отреагировал так, будто ждал такой встречи очень давно. Шейнер стоял у дороги, поджидая нас, и, как старые друзья после долгой разлуки, мы обнимались и приветствовали друг друга. В гостиной нас ждала раббанит Эстер, которая занялась приготовлением кофе, а мы, удобно расположившись, почти сразу вернулись к теме предстоящей встречи Марвина с Мойше и его родными. Мордехай хорошо знал родственников этого мальчика и заверил нас, что они заботятся о нем, как о своем сыне. Мы пожелали Марвину теплой и дружеской встречи с ребенком, его близкими. Он попросил меня выслать ему фотографию мемориала, чтобы передать ее Мойше и его родственникам.

Через несколько недель Мордехай прислал мне небольшой видеосюжет - кто-то из родных записал момент встречи Марвина с Мойше Гольцбергом и вручение альбомов с марками, а также помог мне сделать перевод их разговора с иврита. В кадре видеоролика Марвин сидит за столом рядом с Мойше и беседует с ним, как дед с внуком, вспоминая о своем детстве:



«Когда я был таким же, как ты, ребенком, то как и все дети, собирал марки. Сейчас об этом услышишь не так часто, и у моих детей и внуков совсем другие интересы. Когда ты родился, я пообещал твоей маме, что подарю тебе свой альбом с марками. Так что сегодня я выполняю данное ей обещание. В этих альбомах собраны разные марки, в том числе руководителей Государства Израиль, есть марки американские, канадские. Есть коллекция марок, где на конвертах изображены президенты, премьер-министры, раввины. Теперь у тебя, Мойше, есть все мои марки, так что мы с тобой друзья. Когда ты вырастешь, они будут напоминать тебе о нашей встрече, сохрани их, теперь это твоя коллекция, все эти альбомы - твои».

В кадрах домашнего видео маленький Мойше, как загипнотизированный, смотрит на большого деда Марвина, чье имя на идише звучит тоже Мойше, и слушает его, не отворачивая в сторону глаз и лишь изредка бросая взгляд на марки. Родственники внимательно наблюдают за этой встречей, не вмешиваясь в беседу. Даже простого взгляда со стороны достаточно, чтобы понять: у скромного и немного застенчивого Мойшеле эта встреча вызывает переживание, возвращая к теме, связанной с трагедией – убийством его родителей...

Спустя почти девять лет после трагедии в Мумбаи мы знаем о чуде спасения маленького Мойшеле, которого из кровавой бойни вынесла и спасла индийская няня. И еще говорят, что в те страшные дни мальчика спасло благословение, полученное Марвином Токайером от Любавичского ребе. Всевышний, услышав крик плачущего ребенка, раскрыл над ним незримый щит, который оградил мальчика от банды террористов и сохранил ему жизнь. Это Б-г направил няню вынести к жизни оставшееся без родителей еврейское дитя…
Количество обращений к статье - 2047
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Зиси Вейцман, Беэр-Шева. | 18.06.2015 17:38
Иосиф, рад видеть твою публикацию в "МЗ" и тебя на фото!
Элеонора Шифрин | 10.06.2015 13:20
Великолепная публикация! Спасибо.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com