Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Страницы прошлого
Кремлевский блеф
на еврейские деньги
Яков Басин, Иерусалим

Часть первая. «Крымская Калифорния»

Уже первые политические и хозяйственные акции советской власти серьезно задели интересы большинства евреев, оказавшихся в результате этих акций в бедственном экономическом положении. В основной своей массе это были городские жители, занимавшиеся главным образом торговлей и ремесленничеством, что сложилось исторически и соответствовало не только национальной традиции евреев, но и политике властей, ибо, в соответствии с последним по хронологии решением царского правительства – «Временными правилами 1882 года», евреям разрешалось селиться только в городах.

Известный израильский социолог, один из основателей Тель-Авива Артур Руппин в своей книге «Евреи в современном мире» (1934) привел расчет количества еврейского населения, которое «досталось» большевикам после Октябрьского переворота 1917 г. Его данные, скорее всего, можно считать наиболее достоверными. По мнению А.Руппина, к осени 1917 г. в России проживало 5.301 тыс. евреев. Но последующие события внесли в эту цифру серьезные коррективы. После обретения Польшей государственности в соответствии с Рижским мирным договором 1921 г. в состав ее территории была включена западная часть украинских и белорусских земель, на которых проживал 1.321 тыс. бывших российских евреев. Погромы гражданской войны унесли еще 200 тыс. еврейских жизней. Почти 270 тыс. евреев убыло в эмиграцию, 205 тыс. из них – в США. В результате, в первое послеоктябрьское десятилетие большевикам пришлось обустраивать, по самым скромным подсчетам, три с половиной миллиона евреев. И, как очень скоро выяснилось, это стало для властей серьезной проблемой. Проблемой, которую власти создали себе сами.

1

Преобразования в области национальной политики привели, в первую очередь, к кризису традиционной структуры еврейского населения. Отмена «черты оседлости» и других дискриминационных предписаний рухнувшей царской власти дали толчок невиданной доселе миграции евреев в крупные города. Старшее поколение, разоренное Гражданской войной и сопровождавшими ее погромами, искало лучшей доли и более серьезного применения своим способностям. Грамотная (в подавляющем большинстве) молодежь устремилась в высшие и средние учебные заведения. Женщины, ощутив значительную диспропорцию в половом составе населения из-за военных потерь, потянулись в города для решения семейных проблем. Кроме того, массовому исходу евреев из местечек способствовала еще и «классовая» дискриминация большевиков, которая пришла на смену дискриминации национально-религиозной. Еврейское население, занятое, в основном, в частном секторе, оказалось на одном этом основании причисленным к категории «лишенцев», которая в значительной степени была ограничена в гражданских правах. Можно только представить себе, какую массу безработных из числа евреев породила на свою голову новая власть.

Внедренная большевиками в жизнь экономическая формация разрушила хозяйственную структуру городов и местечек, в результате чего сотни тысяч евреев остались без работы. Экономическая политика большевиков, запретивших в период военного коммунизма (1918 – март 1921) частную торговлю, а в период НЭПа (март 1921 – 1929) допускавших ее в ограниченных масштабах, серьезно отразилась на экономическом положении еврейского населения. Частная торговля, девять десятых которой традиционно принадлежали евреям, столкнулась с конкуренцией государственных и кооперативных торговых предприятий. Началось постепенное наступление государства на позиции частников: их лишали гражданских прав, облагали высокими налогами, не выдавали патенты на право заниматься торговлей. К концу 20-х гг. эта социальная группа практически вся была ликвидирована.

Начался отток работоспособного еврейского населения в крупные города. Основная нагрузка по приему миграционного потока евреев легла на Москву, Ленинград и Киев. По сравнению с данными переписи населения 1897 г., еврейское население Москвы выросло к 1926 г. с 8,0 до 131,2 тыс., Ленинграда – с 16,9 до 84,5 тыс., Киева – с 31, 8 до 140, 3 тыс.

Евреи городов и местечек, ранее составлявшие мещанский срез в структуре населения, были изначально причислены к мелкой буржуазии, которая рассматривалась как социальная группа, враждебная пролетариату, а потому практически не имеющая права на социальную защиту со стороны государства. Сохранилась докладная записка члена редколлегии «Правды», руководителя Всесоюзной сельскохозяйственной выставки Абрама Брагина «Об ухудшении экономического положения еврейского населения СССР», датированная 1922 г. В ней автор прямо пишет, что «большая часть еврейского населения СССР обречена на экономическую гибель» и что «недавно закончившееся почти десятилетие (1914-1922) было для евреев десятилетием истребления».

Слова относительно «истребления» еврейского населения России, конечно, не следует принимать буквально, расценивая их с позиций геноцида, но нужно признать, что экономическая политика советской власти действительно серьезно подорвала социальную базу еврейства. Это немедленно привело к падению престижа общины и ее стабилизирующей роли в вопросах сохранения национального самосознания и национальной культуры. В еврейской среде возникло и укрепилось ощущение неуверенности в завтрашнем дне. Наиболее активная часть населения покинула местечки. Еврейские массы охватили мощные ассимиляционные настроения. Но, судя по всему, ни эта «докладная записка», ни выпущенная в 1924 г. А.Брагиным в соавторстве с журналистом М.Кольцовым брошюра «Судьба еврейских масс в Советском Союзе» (в ней прямо отмечалось, что «на еврейское местечко были направлены самые страшные удары революции»), не изменили отношение властей к проблеме еврейской занятости.

К концу 1920-х гг. практически все еврейское население СССР (более 85%) было сосредоточено в четырех регионах – Украине, Белоруссии, Москве и Ленинграде. Подавляющее его число проживало в городской местности. По данным 1926 г. в структуре населения городов Белоруссии оно составляло 40,2%, городов Украины – 22,7%. Основная масса, стремясь уйти из категории «лишенцев» и, благодаря уже одному этому, обрести гражданские права, ринулась заполнять ряды рабочего класса («совершить обряд пролетаризации») и государственного аппарата. Число евреев на фабриках и заводах за пять лет (1926-1931) возросло более чем вдвое: с 25,2 тысяч до 52,0 тысяч. При этом в основном они были заняты в промышленности (48,4% в 1926 г., 58,0% в 1931 г.) и в учреждениях, включая торговые предприятия (46,2% в 1926 г., 29,2% в 1931 г.).

И все же главной задачи – обеспечить работой незанятое производством еврейское население – большевики не смогли. Спустя семь лет после установления советской власти они были вынуждены признать, «что от революции в большинстве своем евреи даже проиграли, а не выиграли». Это заявление в августе 1926 г. сделал лидер евсекции ЦК партии С.Диманштейн на совещании в ЦК ВКП(б), посвященном борьбе с антисемитизмом. Свою мысль он подтвердил следующими фактами: «Если возьмем общее положение евреев в местечках до революции и сейчас, то получится, что 15-20% улучшили свое положение после революции, 30% осталось в том же положении и у 50% положение ухудшилось... Еврейское население в местечках вымирает».

Оценив сложившуюся ситуацию, Кремль принял поистине революционное решение: «посадить евреев на землю». Воплощение этой идеи в жизнь должно было быть обеспечено за счет создания национальных сельскохозяйственных регионов, куда предстояло переселить еврейскую местечковую бедноту. Переселенцы получали в личное пользование необрабатываемые свободные, по большей части целинные, земли. Центрами концентрации населения при этом становились еврейские земледельческие колонии, существовавшие в России еще с начала ХIХ века. Стратегический замысел заключался в том, что в последующем поселения старых и новых колонистов должны были объединяться в единый сплошной массив, заселенный евреями.

2

Осваивать целинные земли, создавая на них земледельческие поселения, еврейская местечковая беднота стала по всей стране уже в начале 1920-х годов. Гражданская война серьезно подкосила еврейское земледелие, хотя в целом занято им было и не очень большое количество хозяйств. Если в 1917 г. их по всей стране было 52758, и обрабатывали они 120 тыс. га земли, то к 1920 году их число упало до 35 тыс., а объем обрабатываемых земель до 84,7 тыс. га. Но к 1923 году число земледельческих хозяйств евреев уже превысило дореволюционное – 75900, а объем обрабатываемых земель достиг 153,3 тыс. га.

По переписи 1926 г. сельским хозяйством занимались 155,5 тыс. евреев. К 1931 г. их было уже примерно 250 тыс., что составляло 9% от всего еврейского населения страны. Такого большого процента евреев-крестьян не было почти ни в какой другой стране, не считая сионистской колонизации Палестины. Только в Крыму евреям было отведено для окультуривания 342 тысячи гектаров необрабатываемых земель. Свои дома и земельные участки они размещали, главным образом, рядом с еврейскими земледельческими колониями, существовавшими еще с начала ХIХ века. Разоренное революцией и гражданской войной сельское хозяйство России к началу переселенческой кампании успело не только восстановиться, но и существенно перекрыть дореволюционные показатели. В этом отношении характерен пример того же Крыма. Так, если в 1917 г. на полуострове обрабатывалось 119,4 тыс. га посевных площадей, на которых «кормилось» 52,8 тыс. чел., то к 1923 г. здесь уже обрабатывалось 153,3 тыс. га и проживало 75, 9 тыс. крестьян. В целом можно сказать, что с чисто хозяйственной точки зрения, крымский регион к приему переселенцев был готов.

Для того, чтобы процесс еврейского землеустройства принял плановый характер, ЦИК СССР 29 августа 1924 г. постановил учредить при президиуме Совета национальностей особый Комитет по земельному устройству трудящихся евреев (КомЗЕТ), который должен был заняться организацией еврейских сельскохозяйственных артелей, и уже спустя несколько месяцев возникли первые еврейские колхозы. Нееврейских колхозов в стране тогда еще не было, так что евреи в этом отношении оказались первопроходцами. Первым председателем КомЗЕТа стал Петр Смидович, член президиума ВЦИК, в прошлом – профессиональный революционер, один из немногих филосемитов в советском правительстве. Поскольку Смидовичу в целом приходилось заниматься всеми проблемами еврейской жизни, в номенклатурных верхах его даже в шутку окрестили «ученым евреем при губернаторе» – такая должность действительно была введена Николаем I в 1850 году.

Уже в 1924 г. КомЗЕТ приступил к основанию и обустройству новых еврейских поселений. По мере роста численности населения в этих поселениях на их базе создавались органы советской власти – еврейские сельсоветы. Число таких сельсоветов медленно, но верно росло, и к концу 1920-х гг. в стране их насчитывалось 216, в том числе, 160 – на Украине, 29 – в Крыму и 27 – в Белоруссии.

Группа крымских колонистов

Религиозные колонисты со свернутыми в руках талесами возвращаются из синагоги

Еврейские колонисты на полевом стане. Крым. 1920 г.

Трапеза во время обеденного перерыва

В январе 1925 года в помощь КомЗЕТу была создана формально общественная организация ОЗЕТ – Общество землеустройства еврейских трудящихся, служившая, в основном, для пропаганды и изыскания средств. Центральное правление ОЗЕТА возглавил Ю.Ларин, его заместителем стал А. Брагин (1893–1938?). В правление ОЗЕТа вошли и несколько членов высшего руководства страны: «президент» М.Калинин, наркоминдел Г.Чичерин, его заместитель М.Литвинов (Валлах), наркомвнешторг Л.Красин, зам. Преседателя ЦИКа П.Смидович, что говорило о той высокой роли, которую должна была, по замыслу властей, сыграть эта организация в жизни страны.

Уже через несколько месяцев после образования ОЗЕТа были созданы сравнительно независимые от центра филиалы в союзных и автономных республиках. В Минске это был БелОЗЕТ, в Харькове, тогдашней столице Украины – УкрОЗЕТ, в Казани – ТатОЗЕТ, в Симферополе – КрымОЗЕТ, в Тбилиси – ГрузОЗЕТ и т.д. Эти филиалы, хотя и были связаны единым уставом и организованы во всесоюзное общество, зачастую вступали в конфликты с центром, так как их работа зависела от местных условий и взаимоотношений с республиканскими властями.

За границей также были созданы аналогичные еврейские общества. В Берлине и Лондоне это была Группы содействия Обществу землеустройства еврейских трудящихся при советских учреждениях. Кроме того, в Лондоне еще существовал Объединенный фонд содействия еврейской колонизации в России. В Йоханнесбурге активным был Еврейский колонизационный фонд, а в Тель-Авиве – Палестинское общество содействия еврейскому земледелию в Советском Союзе (Агру). Во многих странах существовали общественные организации, которые обеспечивали разъяснительную работу и сбор денежных средств среди евреев. Наиболее крупными из них были Икор (Нью-Йорк, Копенгаген) и Прокор (Буэнос-Айрес).

Кампания по землеустройству советских евреев вызвала подъем творческой активности в писательской среде. В частности, в апреле 1926 г. большая группа писателей, пишущих на идиш, в том числе Нахум Ойслендер, Зелик Аксельрод, Яша Бронштейн, Иехезкель Добрушин, Шмуэль Галкин, Давид Гофштейн, Мойше Тейф, Нотэ Лурье, Лейб Квитко, Арон Кушниров и многие другие, опубликовали обращение «К евреям всех стран мира». Призывая еврейскую общественность и, прежде всего, своих коллег и всех деятелей культуры поддержать еврейское землеустройство в Советском Союзе, они предрекали «презрение поколений» тем, кто не впишет в это дело «своего имени».

Делая ставку на сопровождавшее евреев на всем их историческом пути чувство взаимопомощи, сотрудники ОЗЕТа основных спонсоров, естественно, искали в дальнем зарубежье. И действительно, свою заинтересованность в экономическом возрождении и физическом спасении своих собратьев в советской России проявили, кроме «Джойнта», и две других всемирно известных еврейских филантропических организаций – ОРТ и ЕКО (Еврейское колонизационное общество). Обе они в свое время были созданы в России и сыграли свою роль в помощи российскому еврейству. ОРТ было основано в 1880 г. в Петербурге предпринимателем и филантропом С.С. Поляковым как Общество ремесленного и земледельческого труда среди евреев в России, преобразованное после Первой мировой войны во всемирный ОРТ (Association for Handicrafts and Agricultural Labor among the Jews) со штаб-квартирой в Берлине. ЕКО – Еврейское колонизационное общество (Jewish Colonization Association), было основано чуть позднее, в 1891 г., в Лондоне на средства барона Мориса де Гирша для содействия переселению евреев России и других стран Восточной Европы в Аргентину.

Позднее было подсчитано, что 75% средств, затраченных к 1929 году на землеустройство евреев, поступили из-за рубежа. Эту деятельность «Джойнта» в СССР стала представлять корпорация «Агро-Джойнт», созданная в 1924 г. специальным договором о сотрудничестве между «Джойнтом» и советским правительством. В еврейские поселения началась поставка тракторов, сельскохозяйственных машин, высокосортных семян. Было открыто финансирование строительства артезианских колодцев, организована профессиональная подготовка еврейской молодежи. За время своей деятельности «Агро-Джойнт» оказал помощь в переселении на землю более чем 150 тыс. евреям, при этом основав или укрепив более 250 поселений и израсходовав 16 млн долларов, не считая выдачи долгосрочных кредитов.

Однако далеко не все было так просто. И не случайно один из эмигрантских журналистов в те дни написал, что «в этом проекте по иронии судьбы встретились большевистский блеф с американским размахом». Как прокомментировал эту фразу уже в наши дни А.Солженицын, «американцы клюнули, не понимая, что происходит в СССР».

(Продолжение следует)
Количество обращений к статье - 3892
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Абрам , Иерусалим | 22.06.2015 16:26
Очень точно. Очень кратко. При этом - с соразмерной содержанию эмоциональностью. Рука мастера.
Гость | 19.06.2015 23:32
Прекрасная работа. Своевременный зачин. Я родился до войны, в трагическом пространстве еврейских "местечек" - сёл, поселков, маленьких городков Волыно-Подолии. На всю жизнь запомнился запах и облик этих мест, несмотря на то, что в первые годы жизни часть семьи уже стала жителями больших городов. Вероятно, Яков Басин будет далее писать о Голодоморе 30-х, выкосившем, наряду с периодом погромов времен революции и гражданской войны еврейские семьи, и нашу в том числе, почти полностью. И далее - расстрельные рвы периода Шоа. Гибель самых близких людей на войне. Послевоенное антисемитское лихолетье. И мощный, феноменальный интеллектуализм, социальная успешность и боевитость поколения, в сущности бывшего основой финальных успехов советско-имперской цивилизации и в значительной мере стержнем других цивилизаций мира, как это многим ни обидно. А более ранние стадии ухода российского еврейства в современную цивилизацию описаны в замечательной книге еврейского просветителя Биньямина Кругляка "Об одесских интернах", о чем неоднократно публиковалось в "МЗ". Яков Басин поднимает современную, фундаментальную тему развития еврейской цивилизации на фоне мировых передряг с редкой соразмерностью и тактом, за что ему - премногая благодарность от людей, на жизнь которых повлияли опмсываемые им события.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com