Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Как мы спаслись
Давид Мааян, мошав Аругот, Шфела

Я ГОРЬКО УЛЫБАЮСЬ, КОГДА СЛЫШУ БОДРОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ: "СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И КРАСНАЯ АРМИЯ СПАСЛИ ЕВРЕЕВ ОТ УНИЧТОЖЕНИЯ". НЕ СПАСЛИ И НЕ ОЧЕНЬ СПАСТИ СТАРАЛИСЬ.
МЕНЯ И МОЮ СЕМЬЮ СПАСЛИ ОТЕЦ И СЧАСТЛИВЫЙ СЛУЧАЙ. ОБ ЭТОМ МОЙ РАССКАЗ


Семья моих родителей накануне войны жила в Царском Селе (Пушкин), пригороде Ленинграда, бывшей летней царской резиденции, городе дворцов и парков, "русском Версале". Там я родился в год начала Второй мировой войны, впрочем, совершенно не ощущавшейся тогда в СССР. Отец работал врачом в больнице, мама - экскурсоводом в Екатерининском дворце-музее.

22-го июня 1941 года мировая война дошла и до нас. На второй день войны отец был мобилизован в армию и оказался в дивизионном медсанбате на Карельском перешейке. По рассказам мамы, в июле-августе в Пушкине царили неразбериха и растерянность, а когда в соседнем дворе упал советский самолёт, сбитый своими же, началась паника. Регулярное железнодорожное и автобусное сообщение с Ленинградом прекратилось. Местная власть перестала функционировать. По слухам, людей, самостоятельно перебравшихся в Ленинград, высылали обратно. Организованной эвакуации не было, а личную инициативу власть не поощряла, считая её проявлением паники. Со стороны местных жителей стала проявляться враждебность к евреям. Пушкин - город небольшой, и отца, известного врача, знали и уважали многие. Неожиданно некоторые прежние знакомые перестали узнавать маму, прятали глаза, переходили на другую сторону улицы. Впрочем, антиеврейских эксцессов пока не было. Мы должны были разделить судьбу всех евреев города. Но тут случилось чудо.

Дивизия, в которой служил отец с начала войны, медленно отступала от границы к Ленинграду. (Мало кому известно, что война с Финляндией началась 25-го июня по инициативе СССР: советская авиация бомбила финские города и аэродромы. Если бы не это вероломство и глупость Сталина, то и блокады Ленинграда не было бы).

Отступление на время приостановилось на рубеже реки Вуокса, системе озёр и бурных порожистых проток - серьёзной водной преграде, где командование предполагало встать в стабильную долговременную оборону. Воспользовавшись благодушным настроением начальства, отец попросил и получил отпуск на 48 часов и неожиданно для нас появился в Пушкине.

В эти дни сводки Информбюро сообщали о тяжелых боях в районах Котлы-Кингисепп, Батецкая и Луга. Вскоре стало известно, что фронт на реке Луга, прикрывавший юго-западные подступы к Ленинграду прорван, и германские войска быстро продвигаются к Гатчине и Красному селу. (Под Лугой оказались в окружении 40 тысяч красноармейцев. При попытке выйти из окружения там погиб - "пропал без вести" - мой дядя Арон Черноглаз, боец-доброволец Василеостровской дивизии народного ополчения; другой дядя, Рувим Гревнин, был ранен).

1941 год. Я и мои сёстры Эмилия и Софья

Времени на размышления не оставалось. Расстояние до Ленинграда 25 километров, достать какой-либо транспорт было невозможно. Решили идти пешком, а если повезёт, добираться на попутках. Последней возможностью стала попытка использовать старые связи и офицерское удостоверение отца. Он отправился в местную больницу, где работал прежде, и там просьбами и угрозами получил санитарную машину. В течение часа мы собрались и погрузились. Тут прибежала еврейка с двумя детьми из соседнего дома (кажется, её фамилия была Гамбург). Со слезами на глазах она умоляла взять и их. Что было делать? Выбросили пару узлов и освободили для них место. Благополучно доехали до Ленинграда, прямо на Московский вокзал, где под погрузкой стояли эшелоны организованно эвакуируемых учреждений.

Оказалось, что мест для нас, неорганизованных беженцев, там нет. Соблюдался строгий порядок. У входа в каждый вагон стоял дежурный с нарукавной повязкой и пропускал внутрь только по списку.

Время отпуска отца подходило к концу, бросить нас на платформе в расчёте на счастливый случай он не мог. И тогда он решился на авантюру, потребовав пропустить его и маму в вагон эшелона «Ленфильма» якобы попрощаться с родственниками.

Дежурный, стороживший входную дверь, пытался возражать, но был вынужден подчиниться военному со шпалой в петлицах. Вскоре отец покинул вагон, а мама осталась. Детей и кое-какие вещи передали через окно. Отец отправился в свою часть, которую разыскал уже в Ржевке, на северной окраине Ленинграда.

Спустя пару часов поезд покатил на Восток вдоль южного берега Ладожского озера - единственной линии, ещё не перерезанной немцами. Оказалось, что это был один из последних эшелонов, вырвавшихся из Ленинграда. На станции Мга нас бомбили, но, к счастью, обошлось без жертв.

Без остановок доехали до Ярославля. Здесь нас выгрузили из вагона и внесли в списки эвакуируемых, то есть присвоили легальный статус. Как известно, советская власть любит порядок и не терпит частных инициатив. Мы получили хлебные карточки, по миске горячего супа и направление в Цивильский район Чувашской АССР. Погрузились на баржу и отправились вниз по Волге к месту назначения.

Не стану утомлять читателя описанием нашей жизни в глухом чувашском селе Машкино, а затем - в райцентре Цивильск. Многие прошли через эту тяжелую жизнь на пороге голода и оставили воспоминания. Быть может, наше положение было даже чуть легче, чем у большинства эвакуированных беженцев. Местная власть чем-то нам помогала. Так, нас вселили в избу, не спрося на то согласия хозяйки, а дед получил "джоб" сборщика налога с продавцов на базаре (как-никак, три сына на фронте!). Тётка, сестра матери, успевшая до войны закончить три курса медицинского института, работала врачом-эпидемиологом, а мама получала что-то по денежному аттестату отца.

Там я впервые узнал от соседских мальчишек, что я еврей, хотя местные чуваши плохо представляли, что это такое. Враждебного отношения к евреям там не было, зато чувствовалось напряжение в отношенииях местного населения и эвакуированных. Не могу удержаться и не сообщить, что уже тогда я проявлял опасное вольнодумство и непослушание властям. Была тогда такая популярная песня:

Мы готовы к бою, товарищ Ворошилов,
Мы готовы к бою, Сталин - наш отец.


Я же пел её по-своему:

Мы готовы к бою, товарищ Ворошилов,
Мы готовы к бою, папа наш отец!


В Ленинград мы вернулись через три года, за этим последовали Белоруссия, Польша и Германия с госпиталем Второго белорусского фронта, где служил отец, а мама работала вольнонаёмной. Но это уже другая история.

P.S.

Недавно, без всяких моих обращений, я получил официальную бумагу из государственного учреждения, признающую меня "спасшимся от Шоа", Холокоста. Теперь мне позволено бесплатно получать лекарства в пределах стандартной корзины. Спасибо, конечно, но так ли уж это нужно? По моему разумению, "спасшимся от Катастрофы" следует считать каждого еврея Европы, да и Африки с Азией. И не только их самих, но и их детей и внуков.

Были ли озабочены советские власти спасением евреев? Ни в коей мере! Да и западные демократии вели себя не лучше. У всех у них были свои государственные интересы и стратегические цели в той войне, и спасение евреев в их число не входило. Если и случалось такое, что какие-то евреи спаслись в результате действий союзников, то это были побочные и случайные результаты.

Повторю ещё раз: тем, кто спаслись - повезло. И сейчас каждый спасшийся может вспомнить и рассказать, как именно это произошло. Но у половины евреев Европы и Советского Союза такой возможности не было. Они не расскажут.
Количество обращений к статье - 5139
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (15)
Давид Мааян-Черноглаз | 17.07.2015 07:06
Всем отозвавшимся на мои заметки - искренняя благодарность.
Ещё раз обращаю внимание на глубокое различие понятий "эвакуированные" (работники военных заводов и их семьи вывозившиеся по инициативе властей) и "беженцы" спасавшиеся на свой страх и риск, без помощи, а иногда и против воли властей. В отличие от эвакуированных, шансов на спасение у беженцев было несравненно меньше.
Владимир Островский | 15.07.2015 13:37
У каждого из нас родившихся в годы перед войной стоит перед глазами прощание с отцом уходящим на фронт и ...эвакуация тяжелая и страшная ,где я потерял свою маму Цилю ,тетю Клару ,ее детей Ривуна и Ривку,а моя сестра стала инвалидом первой группы и только благдаря бабушке и маминой сестре Сони ,которая усыновила нас ,мы смогли выжить в этот страшный период эвакуации.Спасибо тебе Давид за твой рассказ.Удачи тебе .
Гость Давид Фабрикант | 12.07.2015 15:50
Очень понятен Ваш взволнованный текст.Моей семье вместе с еще пятью пришлось ехать на подводах порядка тысячи километров прежде чем сумели сесть в поезд. Поэтому понятна Ваша боль, понятно каждое предложение, слово.
Йосеф Менделевич. | 12.07.2015 15:24
Спасибо, Давид. Очень тронуло.
Михаэль Консон | 12.07.2015 10:44
Замечательный рассказ.Я думаю, что эта тема будет волновать ещё не одно поколение людей именно благодаря таким воспоминаниям, а не выдумкам про 28 панфиловцев.
Эммануэль Либман | 12.07.2015 10:41
Уважаемый Давид !Спасибо за это воспоминание , Оно тронет душу многих ,как спасшихся ,так и получивших жизнь благодоря выжившим . Моя мама с16 -и летним младшим братом отца и со мною 3-х летним бежали с Украины в Черкеск ,затем (за неделю до немцев там успели убежать в Сталинград и за пару месцев до бойни успели оттуда добраться до Тоцких военных лагерей и там дожить почти до конца войны . А с фронта вернулись только двое (мой отец и ещё один его братьев ) из семи моих самых близких родственников . Погибли три брата отца ,в т.ч.самый младший помогавший нам с мамой выбраться с Украины в августе 41-го ,и два брата мамы . Никто из них не успел жениться и оставить потомства .Каждый из нас может много вспомнить о пережитом .Счастье наше ,что судьба подарила нам долгую жизнь ,детей и внуков и что сбылась мечта жить и умереть в Израиле. Э.Л.12.07
Павел Иоффе | 12.07.2015 10:40
Давиду - спасибо, лишний раз напомнил, как случайно было спасение многих..К примеру, мы (Шульманы-Михановские-Ласкины)не досчитываемся двух оршанок именно потому, что больничную машину, в которой они - на законном основании - покидали Оршу, забрали красноармейцы...А из Иоффе-Эйдельсонов-Будневичей уцелели двое, оказавшихся в РККА: один - служил "до", второго - шестнадцатилетнего здоровяка - увели с собой отступавшие красноармейцы, оставив в Шумилине-Сиротине всех остальных - бесполезных стариков запризывного возраста..
Пинхас | 12.07.2015 10:39
Давид,твой живой и богатый подробностями рассказ вызывает доверие и добавляет яркую страничку в историю спасения евреев в рамках "проекта"- "Cпасение утопающих-дело рук самих утопающих".И нашу семью "спасали" похожим образом.
Гость | 12.07.2015 10:12
Что-то похожее произошло с моей семьёй. Отец уже воевал в авиации когда я родился в первые месяцы войны в Харькове. В городе уже не было никаких советских учереждений и военные регулировали жизнь в городе . Отправка в эвакуацию сопровождалась паникой и беспределом. Мама после родов была не в состоянии куда -либо двигаться .... Каким-то чудом отец получил разрешение от начальства эвакуировать нас из города, ещё большим чудом было его прибытие в город,дороги были забиты и военные патрули не облегчали его задачу. Мама рассказывала, что мы выезжали последним эшелоном .... Проводник не давал нам подняться в вагон и отец угрожая ему оружием вынудил его пропустить нас с мамой .... В эвакуации мы не были, поскольку начальство отца позволило нам с мамой поселиться на территории аэродрома и таким образом мы продвигались на запад по мере продвижения армии. Остановились в освобождённом Киеве.
Гость | 12.07.2015 09:02
СПАСИБО ЗА РАССКАЗ. КАЖДАЯ КАПЛЯ, ПРОЛИВАЮЩАЯ СВЕТ НА НАШУ ИСТОРИЮ, ДРАГОЦЕННА.
Cильва Залмансон | 12.07.2015 07:10
Очень интересно было узнать о судьбе твоих родных, которым повезло пережить ужасы войны. Размышления в связи с историей твоей семьи и многих других далеки от оптимистических. Читать о пережитом нашими родителями и дедами необходимо, как бы ни было больно.
Александр Парицкий | 12.07.2015 06:09
Кто кого и как спасал прочтите в моем рассказе "Цивилизация Торы" на сайте www.proza.ru
Рассказ Давида хороший. А по сути темы о спасении, еврейские мозги, еврейская энергия и еврейская безысходность спасли Сталина и его власть от Гитлера. Это была война в чистом виде между Гитлером и евреями. И евреи ее выиграли вчистую хотя и с огромными потерями, ибо изначально находились в крайне невыгодном положении и воевали против всей Европы. Создание государства Израиль после войны стало фактическим невольным подсознательным признанием народов мира победы евреев в этой войне.
Лина, Иерусалим | 11.07.2015 20:29
Давид, и очень ярко, и очень точно написано. Удачи в дальнейшем творчестве.
Александр Гордон, Хайфа | 11.07.2015 16:21
Сильный рассказ. Спасибо.
Д. Якиревич | 11.07.2015 14:00
Давид основателен во всем. Даже в этом повествовании чувствуется многогранный подход к проблеме со стороны еврейского крестьянина-интеллектуала, того типа евреев-подвижников, который, увы, почти исчез уже из жизни. В этой публикации, казалось бы, предостаточно деталей, но в ней нет ни одного лишнего слова. На тему об эвакуации известны тысячи рассказов. Но, признаем, рассказ Давида отпечатается в памяти.
Страницы: 1, 2  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com