Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
«Кто не знает, пусть узнает…»
Зиси Вейцман, Беэр-Шева

Сейчас уже трудно разобраться, какому городу принадлежит эта песня – бессарабскому Бэлц или польскому Бэлз. Каждый еврей будет вам твердить свое. В любом случае твое сердце вздрогнет, как только услышишь песню «Майн штэтэлэ Бэлц», поскольку в этом городе ты родился, прошло твое детство и даже несколько лет твоей юности задели его своими крылами…


Но для меня Бэлц (город Бельцы) прежде всего родина незабываемого Зелика Бердичевера, место, подарившее миру плеяду литературных имен, пусть и разных по величине: Эфроим Ойербах, Яаков Фихман, Мордхе Гольденберг, Шолэм Судит, Герц Ривкин (Гайсинер), Герш-Лейб Кажбер (Вайнштейн), Лейб Куперштейн и еще, еще…

Редкое фото Зелика Бердичевера из архива автора

Вы не поверите, но с Зеликом Бердичевером я знаком с детства. В те времена (50-е и начало 60-х прошлого столетия) бельцкие евреи по любому поводу, а то и без повода, еще собирались вместе по признакам родства или просто знакомства у кого-нибудь дома за столом. Опрокинув стаканчик-другой молдавского вина и закусив форшмаком или кусочком остро наперченной пастрамы, кто-то из присутствующих затягивал песню «Ломир ойх ништ лэйдик зицн» («Давайте не сидеть впустую»), которая начиналась куплетом «Фрэйен зих из гит» («Веселиться – хорошо») и продолжалась удивительно ритмичным рефреном, похожим на детскую считалку:

hалт дэм зак ун шит картофлес,
золн цитэрн ди тофлес.
Вэр ди тофлес hот цеброхн,
зол картофлес шейлн, кохн;
картофлес шейлн, кнышес махн,
вэлн мир эсн, тринкен, лахн!
hэй, hэй! hэй, hэй! hэй, hэй!


(«Держи мешок и сыпь картошку, чтоб аж стекла задрожали. Тот, кто стекла разобьет, пусть картошку чистит, варит. Чистит картошку, делает кнышики, и тогда мы все будем есть, пить, смеяться!»).

Бодрый рефрен (припев) плавно переходил в куплет, веселье продолжалось, и присутствующие, подпевая, хлопали в ладоши:

«Фрэйен зих из гут,
Фрэйен зих из гут.
Ломир зих фаргесн
Хоч ойф эйн минут!»


(«Веселиться – хорошо, радоваться – здорово. Давайте забудемся хотя бы на минуту!)

Как и многие слушатели (особенно юного возраста), я принимал эти песни за народные. Как-то от отца я узнал, что их авторство принадлежит Зелику Бердичеверу. Мой родитель, уроженец Бельц, кормивший нашу большую семью столярным ремеслом, все годы проживший в этом городе, разве что до войны выезжавший за пределы Бессарабии всего лишь раз - в запрутскую Молдову во время службы в армии королевской Румынии, хотя был на девять лет младше Зелика, но знавал его. И даже слушал и запомнил его песни на свадьбе, когда старшая сестра, моя будущая тетка Ненця выходила замуж за Мендла-парикмахера. Особенно запомнилась эта – тягучая, на мотив бессарабской дойны, с ее извечной грустью: «Хоч х”hоб ништ кэйн прутэ…» («Хоть в кармане ни гроша…»).

Двоюродная сестра моей мамы, тетя Рухл, однажды призналась, что этот с причудами сочинитель песен Зелик Бердичевер – ее дальний родственник, следовательно, выходит и наш, пусть и «седьмая вода на киселе». На идиш эта поговорка звучит несколько грубовато, но суть та же: «Дэм фэрдс байчс штэкелэ» (дословно: «палочка от кнута для лошади»). Тетя Рухл разложила по полочкам весь наш «ихэс» (родословную) с маминой стороны: кто кому и кем приходится. Из ее рассказа получалось, что этот странствующий по местечкам бельцкий бадхен, исполняющий на чужих свадьбах и вечеринках собственные напевы на свои же стихи, еще и меламед, обучающий грамоте за гроши детишек из бедных семей. Детей богатых – кто ж ему доверит?

Не буду утомлять читателя сложной цепочкой своей родни, тянущейся от Фейги Беркович, родной сестры моей бабушки (если кому интересно, расскажу как-нибудь подробно) – на какие-либо преференции не претендую, и вообще, сами понимаете, я здесь ни при чем – так уж вышло. В Израиле, насколько мне известно, жили и проживают лица, состоящие в более близком родстве с Зеликом Бердичевером,, нежели ваш покорный слуга.

…После указа российского императора Николая Первого от 13 апреля 1835 года началась еврейская земледельческая колонизация Бессарабии. Из соседней Подольской губернии, расположенной за Днестром, потянулись сюда за лучшей долей еврейские семьи. Колонисты занимались выращиванием табака, кукурузы, пшеницы, виноградарством и прибыльным производством бараньих смушек. В Александрены (Алексэндрен –на идиш), одну из колоний, занимавшую 900 десятин земли неподалеку от уздного городка Бельцы из сопредельного Могилевского уезда в середине 19-го столетия переселилась огромная семья Хаскеля Бардичевера. От второго брака его сына, Айзика-Дувида, с уроженкой Бельц Хаей-Ривкой, дочери ремесленника Берко, 6 мая 1903 года в Бельцах родился Зейлик–Лейб Бардичевер. Каким по счету был Зелик из десятка не всех выживших детей Айзика-Дувида, теперь уже сказать невозможно. В записи о рождении бельцкого раввината на русском языке фамилия младенца указана как Бердичевер, поэтому в дальнейшем таким написанием будем пользоваться и мы.

Не думаю, что жизнь Зелика Бердичевера окутана туманной пеленой неизвестности, но какая-то тайна, исходящая из его образа жизни, все-таки была. Дело в другом – во времени. Как точно недавно подметил еврейский поэт, прозаик и драматург Михоэл Фельзенбаум (наш, бельцкий (!), хотя родился под Киевом в 1951 году), чей язык творчества – мамэ-лошн, прикоснувшийся к исследованию жизни и поэзии барда-земляка, время безвозратно упущено, и уже некому рассказать об этом удивительном поэте. Поэтому те немногие, кто пишет о Бердичевере, хватаются за дошедшие до нас слухи о нем. Не знаю, считать слухами или семейными преданиями рассказ его племянницы Раи Бердичевер, бывшей учительницы математики одной из бельцких школ, с начала девяностых обосновавшейся, как и многие, в Израиле?

…Недоучившийся ешиботник Зелик Бердичевер вынужден был вести бродяжнический образ жизни и скитаться по городам и местечкам Бессарабии и запрутской Молдавии в поисках заработка, ибо был он меламедом – учил детей еврейской грамоте («иври-тайч»), Танаху - всему тому, что ему втолковывали в иешиве. А еще Зелик исполнял песни на собственные стихи на свадьбах и вечеринках. Доход от этого – мизерный, разве что досыта на них можно было наесться и даже слегка выпить. Впрочем, так до него поступали и другие бродячие поэты-певцы – бродерзингеры и бадхены – Бэрл Бродер (1815-1868), Вэлвл Збаржер (1826?-1883), Элиакум Цунзер (1835?-1913). Но, как говорится, «мэлохэ – мэлухэ» («ремесло - богатство»), и пришлось Зелику заняться ремеслом лудильщика. Но больше, чем клепать в кастрюлях дырки, ему нравилось «оживлять» серебро. Дело в том, что изделия из этого благородного металла со временем окислялись, приобретали темный цвет, потеряв свой привлекательный блеск. Зелик очищал серебрянные украшения и посуду, держал их в мыльном растворе, затем тщательно полоскал и полировал суконной тряпицей. Сильно потемневшие украшения протирал фланелевой тряпочкой с зубным порошком, чаще с мелом, после промывал в чистой воде. Были и другие способы, но обычно он обходился этими двумя.


Изданная в Реховоте в 1980 году
книга стихов Зелика Бердичевера
Однажды в каком-то сельце возле Рышкан, что в тридцати верстах от Бельц, к нему обратилась вдовушка с грустными глазами и попросила очистить серебрянное колечко. Так он с ней и сошелся - то ли молдаванкой, то ли украинкой. Собственной жены у Зелика не было, но все же утаить от родных и друзей факт близости с «гойкой» было невозможно. Племянница Рая Бердичевер помнит приезд Зелика к ним домой в Фалешты, где жила с родителями, и их тяжелый разговор с ним на эту тему.

Несмотря на то, что еврейские издания его не печатали, в 1930-е годы Зелик Бердичевер приобрел огромную популярность. Одно время он состоял в культурно-общественной организации «Култур-лигэ», ставившей своей целью развитие образования, литературы и театра на языке идиш, а также еврейской музыки и изобразительного искусства. Зелик писал и ставил самодеятельные пьесы в Бельцах и Рышканах, сочинял мелодии и к стихам других поэтов, например, к популярной элегии Герца Ривкина «Фун шхэйнишн дорф» («Из соседнего села»). Лишь в последние годы жизни литературная элита Бессарабии и Буковины обратила внимание на игривый характер, грустную, но и одновременно зубастую иронию народной поэзии Бердичевера, и тогда он начал публиковаться в изданиях «Черновицер блэтэр» («Черновицкие листы») и «Уфганг» (Сигет). Хотя простые люди и без того с любовью напевали его стихи. Зелик Бердичевер был нездоровым, физически слабым человеком, к нему цеплялись всякие болячки, часто страдал болями в желудке. Однажды, подхватив какую-то непонятную хворь, он впал в кому, много дней пролежал без сознания. Когда через некоторое время Зелик пришел в себя, объяснил окружающим, что находился в состоянии летаргического сна. Зелик Бердичевер скончался 30 декабря 1937 года в Яссах, в больнице, от быстро прогрессирующего воспаления легких, в те времена эту болезнь называли скоротечной чахоткой. Из Ясс, столицы запрутской Молдавии, к себе домой, в Бельцы, покойника везли на «каруце» – подводе с запряженной лошадью. Его сопровождали несколько евреев из числа близких и друзей, укутанные в тулупы и накрытые одеялами, взятыми в ясской больнице. Стоял канун нового, 1938 года. Леденящий мороз сковывал в пути не только деревья и крытые соломой убогие жилища крестьян, но и души. С неба сыпал густой снег, покрывая все вокруг белым саваном. Дорога от Ясс до Бельц длиной около сотни километров, тянувшаяся вдоль холмов через Унгены и Фалешты, казалась бесконечной и заняла почти целый день.

Иллюстрации И. Шерфа к стихам З. Бердичевера из реховотской книжки

Зелик Бердичевер оставил после себя лишь с десяток песен, но каких! Впервые книжная публикация стихов Зелика Бердичевера появилась в 1939 году в Черновицах. Книжка, выпущенная усилиями певца и композитора Лейбу Левина (1914-1983) и литературоведа Герша Сегала (1905-1982), называлась .«Лидэр мит нигуним» («Стихи с мелодиями»). Следующий сборник стихов-песен З.Бердичевера вышел в Монтевидео (Уругвай) в 1948 году. По сути, это было переиздание, почти копией. В третий раз книжка Зелика Бердичевера с тем же названием и теми же песнями и черно-белыми рисунками – своеобразными визуальными комментариями его земляка-бессарабца Изиу Шерфа вышла в израильском Реховоте. Ее выпустил тот же неутомимый Герш Сегал.

Черновицкий журналист и театральный деятель Мешолэм Суркис (1899-1978) в заметках о З. Бердичевере («Советиш Геймланд» №12, 1967) рассказывал, что подготовленная новая рукопись сборника стихов Бердичевера сгинула в годы 2-й мировой войны. Актер бухарестского еврейского театра, публицист Юлиан Шварц в нью-йоркском журнале «Идише култур» (апрель, 1970) поведал читателям, что будучи уже тяжело больным, Бердичевер пригласил к себе музыканта по фамилии Штоклер (имя неизвестно) и напел ему одну за другой свои песни. Но какие песни и сколько их было – неизвестно. В сборник «Лидэр мит нигуним» вошли лишь 9 стихотворений. Стихотворение «Жандарм ун примар» (с рум. «примар» – мэр города) румынская цензура не пропустила, и в годы военного лихолетья оно пропало. Тот же Юлиан Шварц в своей книге «Литерарише дэрмонунгэн» («Литературные воспоминания», Бухарест, 1975) снова пишет о Бердичевере, но уже несколько шире. О нем же он поместил свою статью в одном из декабрьских выпусков парижской «Найе пресэ» (1962).

С такой же теплотой о Бердичевере пишет и брат Юлиана Шварца – Ицик Шварц (Иосеф Каро) в своей книжке «А молдавиш ингл» («Молдавский парень», Бухарест, 1976). Вклад в творческую характеристику З. Бердичевера внес и живший одно время в Черновицах писатель Шлоймэ Бикл (1898- 1969) в эссе о нем и поэте Шимшоне Ферште (1886-1968, Бухарест). Эссе вошло в его книгу «Румэнье» («Румыния»), выпущенной в 1961 году в Буэнос-Айресе на идиш и переизданной на иврите в 1978-м.

Бельцы, еврейское кладбище. У могилы Зелика Бердичевера, начало 50-х гг.
Публикуется впервые


Следует также упомянуть считаные строки песни З. Бердичевера «Шпил, пастэхл» («Играй, пастушок»), которые цитирует публицист и исследователь еврейского театра Иошуа Любомирский (1884-1977) в статье «Вэгн цвэй лидэр-замлунген мит нотн» («О двух сборниках песен с нотами») в журнале «Советиш Геймланд» №4, 1975.

В 73-м томе собрания образцов произведений еврейской литературы («Мустервэрк фун дэр идишер литератур», Буэнос-Айрес, 1977) опубликована статья литературоведа, публициста и издателя Шмуэла Рожанского (1902, Варшава-1995, Аргентина), в которой представлены две песни Зелика Бердичевера с примечаниями: «Мэлохэ-мэлухэ» и «Элэ-бэлэ».

В сборнике «Еврейская народная песня» (Санкт-Петербург, 1994) – первой в постсоветской России антологии еврейского музыкального фольклора (составитель - композитор и музыковед Макс Гольдин (1917-2009) я обнаружил две песни Зелика Бердичевера – «Дойнэ» и «Элэ-бэлэ».

В 2000 году в переводах Рудольфа Ольшевского (1938-2003) в Кишиневе была издана книга «Летящие тени», вобравшая в себя стихи пяти еврейских поэтов Бессарабии – Элиэзера Штейнбарга, Зелика Бердичевера, Янкева Штернберга, Мотла Сакциера и Герца Ривкина. Следует подчеркнуть, что этими переводами Рудольф Ольшевский сделал щедрый подарок читателям, ибо на русском языке произведения этих авторов, творивших на идиш между двумя мировыми войнами, были почти неизвестны. Воспользуюсь и я частицей этого подарка, познакомив читателя с одной из песен Зелика Бердичевера, которая называется «Мэлохэ – мэлухэ». Еврейскую поговорку «Мэлохэ – мэлухэ» можно образно перевести как «Ремесло – богатство», но дословно она выглядит несколько иначе: «Ремесло – царство», что, в общем-то, должно означать то же самое. Эта песня-стихотворение с речитативами сильно напоминает пасхальную агаду. Впрочем, судите сами:

«Кто не знает, пусть узнает,
как дается нам краюха,
как нам для еды хватает
одного святого духа!
Ой, мэлохэ, ой, мэлохэ,
одного святого духа!
Только что там огорчаться
, будем весело смеяться
и под музыку все вместе
петь припев еврейской песни!
Ай, мэлухэ, ай, мэлохэ,
все же жить не так уж плохо!
Барин из меня не вышел,
Кошкою не станет мышка.
Кто я есть? Я столяришка.
Я столяр местечка – Фишл.
Я надену кацавейку,
Смастерю себе скамейку.
Поработаю немножко –
В доме сделаю окошко.
До заката спозаранок
У меня в руках рубанок.
Для всего нужна сноровка.
Как смычок, моя ножовка.
И пилю я, и строгаю,
Как на скрипочке играю.
Ну, и хороши в местечке
сделанные мной крылечки!
Кто не знает, пусть узнает,
как дается нам краюха,
как нам для еды хватает одного святого духа!
Только что нам огорчаться,
будем весело смеяться
и под музыку все вместе
петь припев еврейской песни!
Ай, мэлухэ, ай, мэлохэ,
все же жить не так уж плохо!
И хотя бывало тяжко,
От работы я не бегал.
Кто я есть? Простой портняжка,
Местечковый мастер – Бэрл.
Ножницы сжимают руки,
Шью иголочкою брюки.
Глажу, режу и крою.
А! Работа, как в раю!
Как шарманка ты, машинка!
Я строчу. Рукав и спинка.
Богатею-пузачу
Френч мой будет по плечу.
Музыка, а не работа!
Только очень есть охота!
Кто не знает, пусть узнает,
как дается нам краюха,
как нам для еды хватает
одного святого духа!
Ой, мэлохэ, ой, мэлухэ,
Одного святого духа!
Только что там огорчаться,
будем весело смеяться
и под музыку все вместе
петь припев еврейской песни!
Ай, мэлухэ, ай, мэлохэ,
Все же жить не так уж плохо!
Во дворе заладил дождик.
Что же вы хотите? Осень!
Кто я есть? Простой сапожник,
местечковый мастер – Йойсэф.
Все ко мне приходят в гости,
чтоб в подметку вбил им гвоздик.
Молоточку целый день
по подошве бить не лень!
В этом деле я мастак.
Фартук – мой пиджак и фрак.
За окном такая грязь!
Ливень – лучше не вылазь!
Хорошо, что есть работа
и не надо лезть в болото!
Только вот беда: сарай –
Это мой домашний рай!
Да жена кричит: «Бездельник,
дай на хлеб немного денег!»
Я, наверное, плохой:
Сделал вид, что я – глухой!
Кто не знает, пусть узнает,
как дается нам краюха,
как нам для еды хватает
одного святого духа!
Ой, мэлохэ, ой, мэлухэ,
одного святого духа!
Только что там огорчаться,
будем весело смеяться
и под музыку все вместе
петь припев еврейской песни!
Ай, мэлухэ, ай, мэлохэ,
Все же жить не так уж плохо!»

Количество обращений к статье - 2353
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (10)
Гость | 08.08.2017 14:41
Добрый день Зися. Меня зовут Изя Бердичевер. Родом из Бельц. О вас я узнал от Павлика и Розы Бердичевер. Мой отец покойный Бердичевер Исак Срульевич 1022 г.р. говорил, что Зейлик Бердичевер какой то его родственник. Но подробнее он не помнил. Я бы хотел с Вами созвониться что бы попытаься прояснить мои корни. Если можно сообщите мне Ваш телефон или емайл. Заранее благодарен
Гость | 08.02.2016 11:28
Здравствуйте!С удовольствием и огромным интересом прочитала Вашу статью.Спасибо за эту публикацию. Нашла случайно. Хочу добавить( если эта информация будет Вам интересна), что жива племяница Зейлика Бердичевер, дочь его брата Ихила Бердичевер. Она помнит о своём дяде, знает наизусть его стихи и песни.
Моя эл. почта:eva.scorpy@gmail.com
Зиси Вейцман, автор | 23.01.2016 17:33
Уважаемая Рут!Рад, что откликнулись на публикацию о З. Бердичевере.Аня Гройсман - жена моего земляка, Наума Гройсмана. В далёком детстве в Бельцах мы жили на одной улице, Ворошилова называлась. С женой его, Аней, не знаком, но и-мейл её дать могу: ana274@013.net
Всего наилучшего!Зиси, Беэр-Шева.
Рут Левин | 23.01.2016 11:16
Огромное спасибо за статью. Я - дочь того самого Лейбу Левина, благодаря которому были изданы в Черновицах в 1939 г. девять песен Бардичевера. С детства знаю о нем и слушала его песни в папином исполнении.
Аня Гройсман, очень хотелось бы услышать ту колыбельную, о которой вы говорите. Свяжитесь со мной, если вам не трудно!
Всего доброго!
Рут
Аня Гройсман | 15.08.2015 17:29
От всей души благодарна вам за публикацию, обязательно дам прочитать ее детям. Дело в том, что Зейлик был родным братом моего прадеда и легендой нашей семьи. Есть даже колыбельная песенка/нигде не опубликованная/которая поется из поколения в поколение. Спасибо большое за память ! С УВАЖЕНИЕМ Аня Гройсман.
Дмитрий | 04.08.2015 14:54
Зиси дорогой, чтобы ты был нам здоров! Сколько интересного и полезного о еврейской поэзии ты нам - евреям, не знающим этого, рассказываешь. Может, найдётся не бедный любитель идишеской поэзии... и предложит тебе издать книгу твоих чудесных рассказов. Дай Бог! Хотелось бы иметь такую книгу в своей библиотеке.
Гость | 23.07.2015 07:33
Поэтов-бардов, как Бердичевер, рождала среда и время. Ни того, ни другого уже давно нет.
Наталия Гроберман Беэр - Шева | 19.07.2015 18:08
Не впервые читаю этого автора. Написано со знанием материала, чувствуется его почерк.Я родом из Гомеля. про стихи и песни Бердичевера ничего не знала. Так что теперь узнала.
Гость Ефим Б. Рамат - Ган. | 18.07.2015 15:41
Мой дорогой однокашник, спасибо за Зелика Бердичевера. Кто же из поколения наших родителей не знал в Бельцах его песни!
Лина, Иерусалим | 18.07.2015 11:38
Ай, Зиси, ай, молодец, ай, спасибо! За память, за просвещение, за верность родной культуре. Перевод Рудольфа Ольшевского - чудо.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com