Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Израиль
Двадцать лет спустя
Дов Конторер, «Вести»

Фотографии Али Давабши, полуторагодовалого арабского ребенка из самарийской деревни Дума, предположительно убитого еврейскими террористами, были опубликованы в конце минувшей недели всеми крупнейшими мировыми газетами. "Нью-Йорк таймс", "Гардиан", "Либерасьон", "Ла Република", "Эль Мундо" и многие другие издания сочли эти снимки достойными публикации на своих первых страницах, а в израильской "Едиот ахронот" 2 августа было напечатано около двадцати фотографий, иллюстрирующих трагедию в Думе: сам Али Давабша (не менее семи снимков) и он же на руках у своих родителей, завернутое в палестинский флаг тело младенца на похоронных носилках, руководители ПА у больничной постели Ахмеда, старшего брата Али, сожженный дом семьи Давабша, криво намалеванный маген-давид и ивритские надписи, оставленные предполагаемыми убийцами: "Месть!", "Да здравствует Царь Машиах!".


Подобной чеcти не удостаивались ни Шалхевет Паз, убитая палестинским снайпером во дворе своего дома в Хевроне, ни зарезанные в колыбели дети Эхуда и Рут Фогель в поселении Итамар, ни дочери Тали Хатуэль, расстрелянные в упор вместе со своей беременной матерью по пути в Гуш-Катиф, ни семеро израильских детей, взорванных в иерусалимской закусочной Sbarro, ни трехлетная Адель Битон, получившая смертельное ранение от брошенного в машину камня, ни кто-либо еще из еврейских детей и младенцев, убитых в разные годы арабскими террористами. О деревне Дума никто на Западе не услышал месяц назад, когда возле нее был убит музыкант Малахи Розенфельд, житель расположенного неподалеку поселения Кохав ха-Шахар. Всемирная известность пришла к этой деревне только теперь, когда она стала местом преступления, в котором, по всей вероятности, виновны евреи. Нужно ли этому удивляться?

Если бы дело ограничивалось одним только весом "информационного повода", мы сочли бы, что разница в освещении событий является следствием известного правила о человеке, покусавшем собаку. Но дело не сводится к этому правилу; ведь помимо драматических иллюстраций и общей акцентированности заголовков в западной (и израильской) прессе, существует еще и содержание связанных с ними текстов.

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун поспешил заявить, что "практикующие насилие поселенцы ощущают в Израиле свою безнаказанность". Евросоюз потребовал от израильского правительства "проявить абсолютную нетерпимость к поселенческому насилию" (понятно, что "абсолютная нетерпимость" никогда не рекомендовалась Брюсселем Израилю в качестве средства противодействия арабскому терроризму; напротив, во всяком конкретном случае ЕСубеждал Израиль проявлять максимальную сдержанность и т.п.). Политический обозреватель британской газеты "Гардиан" Джонатан Фридланд (его, разумеется, "нельзя заподозрить") запросто объявил виновниками убийства всех израильских правых во главе с Биньямином Нетаниягу, поскольку они "постоянно накачивают ультранационалистический балон, и когда тот взрывается, лишь делают вид, будто их удивляет и возмущает случившееся". Главный заголовок французской "Либерасьон" гласил, что "Израиль болен из-за своих поселений".

На месте теракта в самарийской деревне Дума. Фото: Reuters

К сожалению, левая пресса в Израиле откровенно стимулирует этот навет, так что западным публицистам часто бывает достаточно процитировать своих израильских коллег (которых тоже, конечно, "нельзя заподозрить"). Ноах Клигер пишет о "гнусных бандах еврейских убийц, с которыми не могут справиться израильские правоохранительные органы", Сима Кадмон радует просвещенный мир заявлением о том, что "мы ничуть не лучше наших врагов", Эшколь Нево предлагает израильтянам "устыдиться своей принадлежности к народу, из которого вышли эти убийцы", Рон Бен-Ишай сравнивает поджигателей из Думы с палачами ИГИЛ, Алекс Фишман ставит диагноз - "набирающий силу еврейский джихад", Йоси Йегошуа утверждает, что ШАБАК и полиция действуют против еврейских экстремистов "со связанными руками", Эйтан Хабер обвиняет правительство Нетаниягу в том, что оно не дает спецслужбам почувствовать свою безусловную заинтересованность в искоренении еврейского терроризма.

Все это (за исключением статьи Бен-Ишая, опубликованной уже в пятницу на сайте Ynet) почерпнуто в одном только номере "Едиот ахронот" от 2 августа. По публикациям "Гаарец" можно было бы составить подборку не меньше и, может быть, еще выразительнее. Попробуем сопоставить с действительностью эти страстные выкрики и инвективы.

Во-первых, отметим, что применительно к условиям острого национального конфликта, в котором арабская сторона на протяжении многих лет постоянно использует против Израиля и его граждан жесточайший террор, масштабы феномена, заслуживающего названия "еврейский террор", ничтожно малы. Легко представить себе общество, которое в аналогичных условиях порождало бы куда более высокий уровень террористической активности.

Помимо моральных преград, которые тяга к ответному насилию без разбора правых и виноватых встречает в еврейском обществе, здесь следует указать, что огромное большинство израильтян и, в том числе, огромное большинство поселенцев – огромное, т.е. определимое в 99 процентов и более, - ясно осознает, что террор в отношении палестинцев не только не принесет ни малейшей пользы Израилю, но, напротив, всегда и неизбежно ударит по его интересам. Поэтому, даже если правительство Израиля дает повод для обвинений в том, что, не умея подавить арабский террор, оно уклоняется от выполнения базисных обязательств всякого государства по отношению к своим гражданам, израильское общество сохраняет уверенность в том, что применение силы должно оставаться прерогативой правительства.

Во-вторых, можно с высокой долей уверенности предположить, что преступники, убившие арабского ребенка в деревне Дума и причинившие тяжкие ранения членам его семьи, вскоре будут задержаны. Верно, что мелкое хулиганство под рубрикой таг мхир часто оставалось безнаказанным (как и мелкие преступления такого же типа, совершаемые арабами против евреев, причем последние – значительно чаще). Но при этом ШАБАКу и полиции до сих пор удавалось раскрывать почти все серьезные преступления, связанные с идеологически мотивированным еврейским насилием, от покушений на мэров арабских городов в Иудее и Самарии в начале восьмидесятых годов до убийства Мухаммада Абу-Хдейра в прошлом году и недавнего поджога католической Церкви умножения хлебов и рыб в Табхе (Эйн-Шева), на северо-западном побережье Кинерета.

В-третьих, уже и отмеченный выше факт высокой раскрываемости серьезных преступлений, совершаемых еврейскими экстремистами, доказывает несомненную лживость утверждений о том, что израильские правоохранительные органы действуют против них "со связанными руками" или не имея уверенности в том, что правительство ждет от них решительного успеха. Но если этого мало, то последние сомнения Йоси Йегошуа и Эйтана Хабера должно было развеять принятое в начале недели решение израильского кабинета безопасности. Этим решением расширяется применение административного ареста и специальных методов следствия к израильтянам, подозреваемым в террористической деятельности.

Административный арест является исключительной и крайне проблематичной в правовом отношении мерой борьбы с особо опасными преступлениями. Эта мера применяется в тех случаях, когда государственная прокуратура не имеет достаточных для суда доказательств вины подозреваемого или его преступных намерений, или не может предъявить имеющиеся у нее доказательства адвокатам подозреваемого из опасения раскрыть источник полученной следствием информации.

Административный арест не раз применялся в отношении правых еврейских активистов в Израиле, причем особенно часто - в период "одностороннего отделения" и сопровождавшей его депортации еврейского населения из сектора Газы и Северной Самарии. Сразу же после того, как израильский кабинет безопасности вынес 2 августа упомянутое выше решение, административному аресту подвергся Меир Этингер, внук покойного раввина Меира Кахане и один из наиболее заметных деятелей в радикальной молодежной среде, идеологию которой характеризует сочетание еврейского фундаментализма с последовательным анархизмом и непризнанием какой-либо ценности за Государством Израиль в его нынешнем виде. Чуть позже под административным арестом оказалось еще двое правых активистов.

Оценить правомочность данного вывода, равно как и то, характеризует ли он умонастроение и практические намерения двадцати, ста или, допустим, пятисот человек, в настоящее время затруднительно. Ясно, однако, что санкционированное кабинетом безопасности применение административного ареста и особых методов следствия сильно затронет молодежную среду, типичным представителем которой является Меир Этингер. Это может означать, что за решеткой вскоре окажутся десятки израильских граждан, подозреваемых в причастности к террористической деятельности на основании умозаключений самого общего свойства и понуждаемых к даче показаний достаточно жесткими методами.

В связи с вышесказанным сформулируем следующий пункт нашего перечня, адресуясь теперь уже к заявлениям о том, что "мы ничуть не лучше наших врагов". Итак, в-четвертых, нельзя не заметить, что с резким осуждением поджогов в деревне Дума выступил весь израильский политикум, от президента страны до последнего депутата Кнессета. Действия поджигателей были сразу же расценены как теракт всеми релевантными израильскими инстанциями. Биньямин Нетаниягу несомненно прав, когда он заявляет, что наше отличие от палестинцев состоит в том, что мы преследуем и осуждаем своих убийц, а не называем их именами школы и улицы в своих городах.

И наконец, в-пятых. Оказавшись за решеткой, убийцы арабского ребенка из Думы не смогут рассчитывать на то, что их выпустят на свободу в результате очередной политической сделки, заключенной правительством Израиля, как выпускают время от времени террористов-арабов. Подобно Ами Поперу, находящемуся в заключении с 1990 года, "подпольщикам из Бат-Аина" (осуждены в 2002 году), Яакову Тайтелю (2009) и убийцам Мухаммада Абу-Хдейра (2014, судебный процесс продолжается), они проведут за решеткой весь срок, который будет определен им судом, если не удавятся в камере подобно Ашеру Вайсгану (2006). Об этом полезно помнить, когда в левых СМИ то и дело мелькают намеки на то, что евреи и арабы подвергаются в Израиле разным наказаниям за преступления ненависти.

Последние события в нашей стране порождают немыслимое количество лживых заявлений, здесь и за рубежом. В предсказуемом поведении зарубежных лжецов присутствует понятная логика, раскрывать которую кажется уже лишним. Что же до натужной истерики левого Израиля, то она нацелена лишь на то, чтобы извлечь максимум политической выгоды из трагедии в Думе: произвольно расширить круг виновных в убийстве, включить в него всех своих оппонентов, лишить их права голоса и обеспечить себе тем самым беспрепятственное господство в публичном пространстве и в идеологической сфере). Нечто подобное мы уже наблюдали после убийства Ицхака Рабина зимой 1995-1996 гг.

(Сокращённый вариант)
Количество обращений к статье - 6412
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Гость | 12.08.2015 11:34
Катерина, все газеты можно найти в архивах. Но что толку?
Гость | 10.08.2015 09:40
Осуждение Йонатана Паларда, убийство Рабина, осуждение Моше Кацава, заключение ословского соглашения и при всех этих существенных событиях "присутствует" Шимон Перес.
Катерина | 09.08.2015 20:20
Я как раз вспомнила ситуацию после убийства Ицхака Рабина. В его гибели тоже не все однозначно. Я помню статью из газеты "Вести", написанную врачом, принявшим Рабина в приемном покое. Думаю, что врача этого уже нет в живых.Жаль - не сохранила я эту газету.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com