Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Из домашнего архива
История шпиона № 1
Владимир Ханелис, Бат-Ям

Тридцать лет назад, в 1985 году, на страницах израильской прессы замелькали сенсационные заголовки: "Куда исчез профессор?", "Израильский профессор Маркус Клингберг сбежал с любовницей в СССР", "Таинственная женщина соблазнила профессора Клинберга, работавшего в секретном биологическом институте".

Официальный Израиль и семья хранили молчание... "Мне нечего сказать журналистам", - заявила жена профессора Ванда". (На самом деле она знала и могла рассказать им о многом.)

Не остался в стороне от этой сенсации и международный еврейский журнал "Алеф", редактором которого я был в то время. Правда, как и другие израильские СМИ, мы ссылались на иностранные источники. Вот (с небольшими сокращениями) одна из опубликованных нами заметок.

"Английский журнал "Обсервер" и некоторые специалисты в Израиле утверждают, что профессор сбежал в Советский Союз, что он был соблазнен женщиной – агентом КГБ и это обычный прием советской разведки.

Еженедельник выражает сомнение в правдивости заявления семьи профессора о том, что известнейший эпидемиолог находится в одной из европейских лечебниц для душевнобольных".

"После того, - пишет "Обсервер", - как во время войны в Йемене, египтяне применили химическое оружие, Израиль увеличил научные исследования биологического и химического оружия.

Несколько лет назад профессор Клингберг ушел из института и стал работать в медицинской школе при Тель-Авивском университете. Там он продолжил научную работу. Затем последовала поездка в Европу, из которой профессор не вернулся...

Жена Клингберга Ванда работала с ним в институте в Нес-Ционе и отказывается говорить с журналистами.

Особый интерес для газетчиков представляет единственная дочь Ванды и Маркуса Клингберг – Сильвия . Известная троцкистка, она входила в левацкую группу "Мацпен" («Компас»).

Во время суда над сирийским шпионом, израильтянином Уди Адивом Сильвия воспылала к нему любовью и они поженились; правда, через три года эта странная пара развелась" (1).

Маркус Клингберг в 1995 году. Фото: Theo Chalmers/PR

... Ажиотаж вокруг таинственного исчезновения профессора Клингберга постепенно утих... В Израиле чуть ли не каждый день происходят значительные, интересные события. А Маркус Клинберг в это время жил не в СССР и не в Европе, а в камере израильской тюрьмы.

* * *

За два года до описываемых событий, в январе 1983-го, к всемирно известному эпидемиологу, в прошлом заместителю директора одного из самых засекреченных израильских учреждений – Института биологии, доктору Аврааму-Маркусу Клингбергу пришел человек.

Он представился сотрудником внешней разведки (МОСАД) и сказал примерно следующее: "Доктор Клингберг, на одном из заводов Малайзии произошел взрыв. В воздухе и на земле оказалось большое количество ядовитых веществ. Ситуация такая же, как после взрыва на химическом заводе на севере Италии в конце семидесятых. Вы ведь занимались этой проблемой... У нас нет дипломатических отношений с Малайзией. Но правительство этой страны обратилось к Израилю за помощью. Мы просим вас отправиться в Малайзию на 30 дней. Но об этом никто не должен знать – ни дома, ни на работе".

... Через несколько дней тот же сотрудник в семь утра подъехал к дому Клингберга на улице Хаима Ласкова в Тель-Авиве. Клингберг сел в автомобиль. Но машина двинулась не в сторону аэропорта...

- В чем дело? Куда мы едем? - спросил доктор Клингберг.
- Вы должны получить последние инструкции. Документы и билеты ждут вас в аэропорту, - ответил мосадовец.

... Они вошли в квартиру-офис на одной из улиц Тель-Авива. В комнате было несколько человек. Один из них, Хаим Бен-Ами, предложил Клингбергу присесть и, подчеркнуто пропуская слово "доктор", сказал: "Маркус Клингберг, вы арестованы. Вы – советский шпион".

Так закончилась многолетняя карьера шпиона №1 в Израиле...

* * *


... Напомню читателям «МЗ» биографию (о ней много писали) Авраама-Маркуса Клингберга. Он родился в октябре 1918 года в Варшаве, в религиозной семье. Учился в хедере. Затем перешел в обычную школу. В 1935 поступил в Варшавский университет, где изучал медицину.

Когда после начала Второй мировой войны немцы подходили к городу, мать сказала Маркусу: "Беги! Хоть кто-то из нашей семьи должен спастись...". В тот день, по словам Клингберга, он в последний раз надел тфиллин, в последний раз зашел в синагогу. Родителей он тоже видел в последний раз. Правда, в Минск, где Маркус жил и продолжал изучать медицину, пришли несколько писем и фотографий из Варшавы. На одной из них, которую Клингберг хранит до сих пор, за столом сидят его мать и отец, рядом – полбуханки черного хлеба. (Родители хотели показать сыну, что их положение не такое уж и плохое...)

22 июня 1941 года он добровольно вступил в Красную армию, воевал, был ранен осколком снаряда, получил звание капитана медицинской службы. В 1943 году Клингберг окончил в Москве аспирантуру по инфекционным заболеваниям и в том же году был назначен главным инфекционистом освобожденных от немцев территорий Белоруссии.

... После войны Клингберг вернулся в Польшу и узнал, что вся его семья сгорела в печах Треблинки. Он всегда чувствовал себя в долгу перед Советским Союзом за то, что эта страна спасла ему жизнь, дала убежище, возможность учиться и воевать с нацизмом. Клингбергу были близки идеи социализма.

Некоторое время он работал в министерстве здравоохранеиия Польши. В 1945 году Авраам-Маркус познакомился с микробиологом Вандой Ясинской и женился на ней. Жизнь в социалистической Польше им не понравилась и супруги перебрались в Швецию, а оттуда, получив отказ на въезд в США, в 1948 году приехали в Израиль.

Ванда и Маркус Клингберг в 50-х годах. Фото: theguardian.com/

Поселились в Яффо. Маркус Клингберг служил в медицинских частях ЦАХАЛа, в них служила и Ванда. В 1952-м он вышел в отставку в звании подполковника. Затем стал работать в секретном Институте биологии недалеко от Нес-Ционы. Одним из его основателей был "отец" израильской атомной бомбы, профессор Давид-Эрнст Бергман. Он и пригласил Клингберга на работу. В числе сотрудников института была дочь Бен-Гуриона – Ранана. Доктор Клингберг сделал завидную карьеру – стал заместителем директора по науке, возглавил кафедру на медицинском факультете Тель-Авивского университета. Считался эпидемиологом международного уровня.

... В середине 60-х годов в Общую службу безопасности (ШАБАК) пришло письмо. (Имя автора до сих пор засекречено.) В нем сообщалось, что Маркус Клингберг – советский шпион. Его вызвали для беседы и предложили пройти проверку на детекторе лжи. Доктор Клингберг сделал обиженное лицо. Заметная фигура в израильском обществе – врач, профессор, член ЦК правящей партии МАПАЙ, он встречался с Бен-Гурионом, Голдой Меир, Моше Даяном, Леви Эшколем... Все проверки окончились ничем. Сотрудникам ШАБАКа пришлось извиниться.

Когда стало известно, что доктора Клингберга проверяли на детекторе лжи, один из создателей израильского детектора, ученый Блюменталь, тоже выходец из Польши, закричал: "Марек! Почему перед допросом ты не пришел ко мне? Я бы тебе помог!". Клингберг был вне подозрений у друзей, коллег и знакомых... Более того, через несколько лет его снова вызвали на беседу в ШАБАК, и снова Клингберг вышел "сухим" и "чистым", с улыбкой на лице...

* * *


Но события уже шли к развязке. В 1982 году новый глава ШАБАКа, участник похищения Адольфа Эйхмана Авраам Шалом (1928-2014) приказал достать из архива "Дело Клингберга". Была сформирована специальная группа агентов и следователей. В нее вошли также сотрудники МОСАДа.

Снова подняли сотни документов и результаты двух предыдущих проверок. За Клингбергом установили наблюдение в Израиле и в Европе. Но никаких особых результатов это не принесло. Не было прямых доказательств его предательства.

Однако спустя некоторое время руководство спецслужб приняло решение задержать Маркуса Клингберга. Существует версия, что такая их уверенность в его вине основана на показаниях перебежчика из СССР. Косвенным подтверждением этой версии служат слова следователя ШАБАКа Хаима Бен-Ами. Во время допросов он кричал Клингбергу: "Нам все известно о тебе! Тебя выдал перебежчик!" Хотя не исключено, что следователь "блефовал".

* * *

... Войдя в оборудованную фотокамерами и микрофонами квартиру, Клингберг вначале не понял, что происходит. По его словам, с ним случился "блэк аут", он впал в "ступор". Когда Бен-Ами закричал: "Ты предатель! Ты – падаль, говно! Ты предал страну!", на лице Клинберга не дрогнул ни один мускул. Он посмотрел на часы и спокойно сказал: "Мы опаздываем на самолет в Малайзию. Пора ехать в аэропорт".

Начались непрерывные 18-часовые допросы. Короткие перерывы делались только на завтрак, обед, ужин и на туалет. Три бригады следователей торопились "сломать" Клинберга. "Плохие" следователи грубо кричали. "Хорошие" мягко и вежливо уговаривали сознаться. Клингберг молчал. Только однажды, когда ему сказали: "Никто не знает, где ты и что с тобой. На работе и дома считают, что ты или сошел с ума, или сбежал с любовницей. Мы можем уничтожить тебя", – он спокойно ответил: "Убейте...".

Дни щли за днями. Клингберг молчал. Поняв, что он человек очень педантичный и аккуратный, следователи умышленно грубо разбрасывали вещи из его чемодана. На пол летели фотографии дочери и внука Яна. «Предатель! – кричали они. – Твой внук плюнет на твою могилу!». Клингберг молчал...

Через некоторое время Маркус Клингберг предстал перед судьей Шломо Левиным – истекало время, на которое по закону он мог быть задержан.

- Меня уже подозревали в измене, - сказал Клингберг судье, - но потом им пришлось извиняться и меня отпустили...

Судья продлил срок задержания Маркуса Клингберга, но только еще на семь дней. Следователи поняли, что больше времени им уже не дадут.

... Снова допросы. Снова детектор лжи. За Клингбергом круглосуточно наблюдают психолог и психиатр. Следователи меняются каждые шесть часов. Не меняется только Клингберг. Он молчит...

На четвертый из семи отпущенных дней снова полетели на пол вещи, фотографии дочери и внука... Никого результата.

Прошел еще день и Бен-Ами понял, что направление допросов "дочь-внук" ничего не даст. И он решил напомнить Клингбергу о его родителях: "Ты – трус! Ты бросил родителей! Ты должен был остаться и умереть с ними! Ты их предал! Ты предал родителей! Ты предал страну! Ты дважды предатель! Ты был и остался предателем!"

В комнате наступила тишина... Клингберг погрузился в раздумья...

Пролетел еще один день... В полночь Клингберг попросил позвать Йоси. Тот играл роль "хорошего" следователя. – Я хочу сделать признание, - сказал Клингберг и до утра рассказывал Йоси о своей работе на советскую разведку.

* * *


На следующий день Авраама-Маркуса перевели в гостиницу, куда вызвали единственного (кроме жены и дочери) родственника Клинберга – его дядю. В его присутствии доктор Клинг8берг подписал признание, подчеркнув, что оно получено без давления. Впоследствии Маркус Клинберг расскажет иную версию своего признания. Но об этом ниже.

Через несколько дней, во время свидания с мужем, Ванда сунула ему в ладонь горсть таблеток "кумадина" (препарат разжижающий кровь). Маркус сразу же проглотил их и через несколько минут, в тяжелом состоянии, был доставлен в тель-авивскую больницу "Ихилов". У дверей палаты Хаим Бен-Ами молился, чтобы он не умер.

Ванду Клингберг немедленно арестовали и отправили в тюрьму "Абу-Кабир". В камере она вскрыла себе вены на горле и на запястье... Ее спасло то, что в этот момент за ней пришли, чтобы отвести на допрос.

Они лежали в одной больнице. Маркус Клингберг просил у жены прощения. В ответ Ванда только слабо шевелила головой – то ли простила, то ли говорила "нет". Об этом они никогда потом не говорили...

До сих пор Клингберг утверждает, что Ванда ничего не знала о его второй жизни. (Следователи ШАБАКа сомневаются в этом.) По его словам, он несколько раз пытался открыться Ванде, а перед сложной медицинской операцией, которую перенес в Базеле, так и не решился рассказать все дочери.

- Если бы Сильвия тогда всё узнала, - говорит Клингберг, - она бы не разрешила мне вернуться в Израиль. Я бы остался в Европе и всё было бы иначе...

* * *


В 1983 году на закрытом судебном процессе Клингберг был приговорен к пожизненному заключению, которое заменили на 20 лет тюрьмы. Десять из них Маркус провел в одиночной камере. Дважды в тюрьме он пытался покончить жизнь самоубийством. До 1991 года факт его ареста хранился в строжайшей тайне. Хранила молчание и семья.

... В 1988-м мелькнула надежда на освобождение. С помощью адвоката Авигдора Фельдберга стала готовиться международная сделка. Израиль освобождает Клингберга, США – Полларда, СССР – нескольких американских шпионов и предоставляет достоверную информацию о попавшем в плен в Ливане израильском штурмане Роне Араде.

Все стороны были уверены в успехе. Клингберг стал собирать вещи. На свидании он детально объяснил Ванде, сколько пар носков, трусов, рубашек она должна купить ему в дорогу... Кстати, Ванда категорически отказалась ехать в Москву. Она предпочитала перебраться в Париж. Да и самого Клинберга, по его же словам, Москва не очень привлекала. Он боялся, что у него не хватит сил пережить еше одно следствие и допросы – на этот раз в КГБ.

- Ну чего вы боитесь? – уговаривал его в камере все тот же Бен-Ами. - Это продлится всего несколько часов, а потом вы получите квартиру, дачу, пенсию... Вас похоронят рядом с Филби (2).
- Спасибо, отвечал ему Клингберг, - эту честь я предоставляю вам...

...Но сделка не состоялась (3). Он остался сидеть в одиночной камере, в которой, как я уже писал выше, провел долгих 10 лет. Потом он сидел с разными людьми: ворами, убийцами, насильниками. В начале 90-х Клинберг сидел в одной камере с еще одним советским шпионом Шимоном Левинзоном (4) – Но все они, - вспоминает Клингберг, - относились ко мне хорошо. Я вообще везде абсорбируюсь очень быстро.

После выхода из тюрьмы в 1998 году (по состоянию здоровья) Клингберг был переведен под домашний арест. По окончании срока заключения в 2003 году он выехал в Европу. В том же году дал первое интервью – Второму каналу израильского телевидения.

Примечания:

(1) Уди Адив, уроженец кибуца "Ган-Шмуэль", был осужден на 17 лет заключения. Сидел в тюрьме с 1973 по 1985 годы. Досрочно освобожден и вернулся в родной кибуц. Сильвия Клингберг-Боссат (социолог) вышла замуж за француза. Ее сын Ян - политик, член ЦК Компартии Франции;
(2) Ким Филби (1912-1988) – один из руководителей британской разведки, коммунист, агент советской разведки с 1933 года. В 1963 бежал в Москву. Похоронен на новом Кунцевском кладбище;
(3) Из-за того, что в это время израильтяне захватили шейха Убейда в Ливане;
(4) Шимон Левинзон – полковник, старший офицер Службы безопасности при канцелярии главы правительства. За 30 тысяч долларов сдал КГБ агентов израильских секретных служб и много важной информации. Приговорен к 12 годам заключения.


(Окончание следует)





*    *    *



КНИГА ВЛАДИМИРА ХАНЕЛИСА


«РОДИЛИСЬ И УЧИЛИСЬ В ОДЕССЕ»
(Материалы к энциклопедическому словарю)

(ВТОРОЕ, ДОПОЛНЕННОЕ ИЗДАНИЕ)
570 стр. большого формата,
около 5.000 персоналий.

Стоимость книги:
в Израиле - 99 шек.;
в Европе, США и странах СНГ - $34.99;
в Австралии - 39.99 ам. долл.
(В цену входит пересылка).

Для заказа обращаться:

V.Hanelis, 11, Livorno str, apt.31, Bat-Yam, Israel, 5964433, tei,\fax, +972-3-551-39-65,
e-mail - vhanelis@gmail.com
Количество обращений к статье - 2530
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость | 24.08.2015 05:23
Какая мерзкая тварь. Шпионить на этих советских подонков? Вроде учёным был, а такой идиот.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com