Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Александра Шайкевич, з”л

На днях пришло письмо из Лос-Анджелеса от Марка и Любы Бурбан. Я знаком с ними много лет, они бывали у меня в Нью-Йорке, в редакции газеты «Форвертс», и в моей иерусалимской квартире. Милые, добрейшие люди, дорогие моему сердцу одесситы, потерявшие сына в печально известном театральном центре на Дубровке в Москве и нашедшие в себе силы пережить эту трагедию.

Бурбаны до сих пор как бы прокручивают в памяти каждую минуту той чудовищно бездарной газовой атаки в «Норд-Осте», общаются с теми, кто, как и они, потерял в той трагедии кого-то из своих самых близких и дорогих...

И вот – письмо от Марка и Любы. Они сообщают о себе, делятся впечатлениями о прочитанном в «МЗ». И вдруг... «Ушла наша Александра Шайкевич. Она очень любила «МЗ», была гражданином мира, ее сердце болело за судьбу трех государств: конечно, России, откуда она приехала, она переживала, слушая ежедневно новости из Израиля, и, естественно, была благодарна Америке, что именно эта страна скрасила годы жизни в этой стране...

Александра была очень активна: «Бродский и Черчиль об исламе - без комментариев» -так назвала она свою статью, которую разослала друзьям в свой последний день...

Александра была знакома с Александрой Свиридовой, активно распространяла ее фильм о Варламе Шаламове, много лет дружила со Светланой Ганнушкиной ("Гражданское содействие"), Лидией Графовой и другими известными российскими правозащитниками».

Светлой памяти Александры Шайкевич – публикуемые сегодня воспоминания о ней.

Леонид Школьник, Иерусалим


Памяти Александры Львовны Шайкевич


Ушла из жизни Александра Львовна Шайкевич – человек необычайно широкой души, талантливый, неутомимый, остроумный и до самой старости удивительно красивый. Ушла, не дожив до своего 80-летия.


В перестроечные годы Александра Львовна переехала из Санкт-Петербурга к сыну Илье в Москву, когда он окончил мехмат МГУ, женился и остался здесь жить и работать.

В Питере у нее сохранилось много друзей и троица детдомовских мальчишек, которых она опекала с детского возраста. Лет за десять до этого в советское время был брошен клич: поможем сиротам обрести семью. Многие тогда начали забирать детей на выходные дни в свои семьи. Но кампания прошла, и большинство остыло к этому нелегкому делу, требующему терпения и большой душевной отдачи. Но только не Александра Львовна. Она забирала к себе ребят даже после переезда в Москву, не каждое воскресенье, но зато на каникулы и праздники. Постоянно посылала им подарки и очень беспокоилась о том, как они будут жить, когда выйдут из детдома. Когда пришло это время, Александра Львовна поехала в Петербург и проследила за тем, чтобы ее подопечные получили положенное им жилье.

В Москве Александра Львовна сразу оказалась в гуще происходящих перемен, не как наблюдатель, а как их деятельный участник. Она стала секретарем дискуссионного клуба «Московская трибуна», куда вошли Сахаров, Баткин, Буртин, Карякин, Адамович, Гефтер, и где впервые свободно обсуждались самые насущные проблемы меняющейся страны.

Последние полтора десятка лет она жила в США, но не теряла связи с Россией. Совсем недавно Александра Львовна взялась восстанавливать архивы «Московской трибуны». Она разыскивала бывших членов клуба, звонила им, пыталась собрать документы.

В 1990 г. несколько человек, для которых проблема миграции почему-то стала самой важной, учредили Комитет «Гражданское содействие». Мы собирались в редакции «Литературной газеты» у Лидии Графовой, говорили о людях, у которых родина ушла из-под ног, строили нереальные планы создания города для беженцев. Кто-то даже принес нам макет такого «Города-солнца». Мы не слишком понимали, что и как должны и можем делать.

Александра Львовна пришла к нам и сказала: «Я хочу Вам помогать!» Так у Комитета появился секретарь. Первое, что она сделала – наладила работу с беженцами: не строительство города в заоблачных перспективах, а индивидуальный прием беженцев, на котором выяснялись нужды каждого и потом делались попытки помочь им. Эта работа – открытый прием — и сейчас главное, что мы делаем, и чем отличаемся от других организаций.

Когда один из сопредседателей Комитета — Вячеслав Игрунов — стал депутатом Государственной Думы, Александра Львовна сказала: «Имея в распоряжении депутатский бланк, мы сможем делать многое!» И за подписью Игрунова во все инстанции пошли письма о том, что кого-то надо взять в школу, кому-то назначить пенсию, кого-то положить в больницу. Вначале по половине, потом по трети наших обращений принимались положительные решения. И Александра Львовна была первой, кто наладил сотрудничество с приемной ФМС России, куда люди обращались с теми же проблемами, что и к нам.

В 1998 г. Александра Львовна вслед за семьей сына уехала в США. Во время интервью она сумела поругаться с сотрудником американского посольства, который заявил ей, что в России нет антисемитизма (она просила статус беженца по еврейской программе или просто пароль на въезд).

Вернувшись после интервью, она бурно рассказывала о своем разговоре с «голодным мужчиной», который не читал ее заявление, потому что «у него даже времени пообедать нет». Ее рассказ был так выразителен, что появилась мысль записать его и отправить послу через американские неправительственные организации. Это было сделано, и через две недели Александре Львовне пришло письмо о том, что ей предоставлен статус беженца в США.

Александра Львовна уезжала невесело и все годы, благополучно прожитые в США, тосковала о своей бурной и неспокойной московской жизни. Она стала одним из организаторов маленькой американской НПО «Поможем соседям по планете», объединившей нескольких бывших россиян, которые собирали средства для своих партнерских организаций в России. «Гражданское содействие» получало от этой организации небольшие, но важные деньги. Важные потому, что они были предназначены на непосредственную помощь людям, на что фонды дают средства весьма неохотно. И еще потому, что их собирали для нас очень небогатые люди, наши соотечественники, для которых наши проблемы не стали чужими.

Никогда мы не слышали от нее ни одного дурного слова об Америке, которую она называла «большим гражданским содействием», понимая под этим активное гражданское общество, которое берет на себя в государстве многое и к которому государство относится с уважением. Но в этой большой стране ее широкой душе было мало место, чтобы развернуться во весь свой размах.

Она грустила о нас, и мы грустим о ней все эти годы.

Мы любили нашу Александру Львовну и будем помнить ее всегда.

Светлана Ганнушкина, председатель Комитета
«Гражданское содействие», Москва


Соседка по планете



Вот так внезапно обрывается жизнь: утром я молилась о здравии Александры, как делаю это много лет подряд, перечисляя имена самых близких и дорогих людей, а в обед стало известно, что Александры Львовны на этой земле нет – ни в Америке, ни в России.

Главным ее качеством было благородство. Она привезла его как наследственную черту из своего Петербурга, так и осталась, живя в Москве, той, оттуда. Наверное, и в Америке была такой же доброжелательной, интеллигентной.

Эмиграция, на мой взгляд, была для нее мукой. Она и в Москву-то из Питера переезжала с горестью, исполняя долг самоотверженной матери перед сыном. А уж в незнакомую страну, с чужим языком…Все жизненные привязки остались у нее в Петербурге, она стала одинокой и неприкаянной в этом американском, очень благополучном городе и спасалась (питалась!) насколько я знаю, только книгами, классикой. Конечно, на русском.

Правда, вскоре и там сумела заняться организацией помощи для комитета «Гражданское содействие». И какое дивное название для своей NGO придумала: «Поможем соседу по планете!»

У нее, безусловно, был литературный дар. Жаль, если она так и не добралась до описания ярких страниц своей жизни. Я ее об этом при каждой встрече просила, и она обещала. Возможно, сын найдет ее рукописи, их хорошо бы издать. Сама она об издании слышать не хотела, считала, что нет в ее жизни ничего интересного. Но это совсем неправда. Красивая жизнь была прожита с огромным достоинством. Вот она входила в комнату (в кабинет) со своей полуулыбкой Джоконды, что-то спокойно спрашивала, находила в любом случае какие-то успокоительные слова. Тишина доброжелательного присутствия приходила вместе с ней. До чего ж хорошо было работать с нею, чувствуя, что у тебя такой надежный тыл.

В свой первый приезд из Америки она привезла мне двух фарфоровых настенных ангелов. Вот уже много лет (не помню, сколько) они летят у меня перед глазами, напоминая об ангельской душе той, что их подарила. И ничего, конечно, не изменилось. Осталась ее улыбка, тихий голос, желание утешить каждого. Ведь ангельские души не умирают, они живут без всяких прописок и статусов.

Лидия Графова, сопредседатель Комитета
«Гражданское содействие» (1990 - по наст. время)

Количество обращений к статье - 1514
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Л.Бурбан | 06.11.2015 22:33
Каждому из, нас кто был знаком , с Александрой Львовной очень повезло. Своё кредо «На свете нет чужой беды», она исповедовала до последних дней. Как и А. Матросов, «бросалась на амбразуру», действуя по принципу: «Делай, что должно, и будь что будет», при этом у нее не было приоритетов : её беспокоила как опасная ситуация в России, будущее ее 2-х летнего правнука , волновала безопасность Израиля ( куда она регулярно отправляла пожертвования), судьба «Новой газеты», так и проблемы совсем незнакомых людей, оказавшихся в трудном положении. Особенно важна была её уникальная способность поддержать морально, найти такие аргументы, которые позволяли поверить, что ещё есть надежда, а значит нельзя сдаваться...
Попрощаться с Александрой Львовной пришло много её друзей: с некоторыми она была знакома ещё до эмиграции , с другими -уже встретилась здесь, в Америке : и все они «боролись» за возможность поделиться своими воспоминаними об Александре Львовне , считая встречу с ней подарком судьбы.,
Наша семья познакомились с ней в ноябре 2002 года и, казалось, за годы нашего общения мы уже знали об Александре ВСЁ , но только во время прощания поняли, как мало мы знали её и как много потеряли с её уходом
У нас сохранилось письмо, которое Александра написала своим друзьям в канун Нового Года:. «Помню о вас, думаю о вас, мне всех вас не хватает, каждого по-своему. Вынашиваю мечту собрать вас где-нибудь в Европе, в Израиле или даже в Ю. Америке, как когда-то в Питере. Хочу, чтобы у вас было больше радостных дней и ничего не болело, если только чуть-чуть...Всех обнимаю, всех, какие мне достались. И не забываю тех, кто ушел раньше. Алла, она же Александра».
.. И вот встретились.. но только чтобы попрощаться..

Александра, нам всем очень , очень Вас не хватает...
Мы помним:

Чтобы развеять в мире мрак, зажгите свечи!
Пускай умолкнет гул вражды и злые речи,
На свете нет чужой беды - зажгите свечи!
Ничто не вечно под луной, никто не вечен,
Над сумасшедшей тишиной зажгите свечи!
И станьте чуточку добрей и человечней,
В своей душе, как в алтаре, зажгите свечи!
ГостьМайя Саврасова (Гремяченская) | 04.11.2015 19:52
Ношу в себе грусть по Алле. Не могу впустить в себя эту весть. Сегодняшние публикации показали, что то, что Аллу отличало в студенческие годы, сохранилось в ней всю жизнь.Подтверждением этого являются её друзья.
Скажите, пожалуйста, можно считать, что человек,
имевший таких друзей, прожил жизнь счастливо?
Майя.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com