Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Коммуна «Икор»
А. Лейбман (Лев)

Книга А.Лейбмана (Лева) «Коммуна Икор», опубликованная на идише в Минске Евсектором Госиздата Белоруссии в 1932 году, – уникальный источник информации по истории создания первой и последней на территории СССР сельскохозяйственной коммуны.



Редакция «Биробиджанер штерн» благодарит Елену Марундик (Хайфа) и Марину Еремину (Иерусалим), которые взяли на себя труд по поиску этой книги. Выражаем также огромную благодарность Национальной библиотеке Израиля (Иерусалим), сохранившей это бесценное документальное свидетельство.

С этого номера «МЗ» начинает публиковать эту документальную книгу о коммуне «Икор» в переводе с языка идиш Елены Сарашевской - главного редактора газеты «Биробиджанер штерн»


Предисловие

Максим Горький пишет о цикле «История фабрик и заводов» следующее: «Рабочий класс Союза Советов строит на огромной земле своей социалистическое общество. Достаточно ли осведомлены мы об успехах социалистического строительства? Хорошо ли мы знаем то, что делается на всех фабриках и заводах, шахтах и рудниках нашей огромной страны? На эти вопросы можно ответить только так: мы крайне плохо знаем всё то, что совершается в Союзе Советов трудом концентрированной энергии миллионов единиц рабочего класса».

Что же в таком случае сказать о Биробиджане? Знаем ли мы, что там происходит, какая грандиозная работа там свершается? Кроме случайных сообщений – довольно часто сомнительного качества – мы не знаем ничего об успехах еврейского ишува на социалистическом фронте.

Цель данной книги – просто, «без претензий», описать эпопею сражений молодежной коммуны на полях Биробиджана (несколько фотографий, которые вы встретите в книге, служат в качестве иллюстраций к тексту).

Эта книга отличается от многих других, написанных в последние годы о Биробиджане. Во-первых, здесь говорится только об одном коллективе – коммуне «Икор». Во-вторых, этот материал не априорный и не прогнозный. Это итог трехлетней работы в Биробиджане. Здесь находит отражение не только радость работы, полученных результатов и побед, но также и масса трудностей и препятствий – все, что сопровождает любую колонизацию на новой, малообжитой земле. На втором моменте мы в этом историческом обозрении намеренно остановились более подробно, – чтобы показать, что Биробиджан требовал (и требует сейчас) преодоления трудностей, которые, однако, могут быть устранены благодаря высокому энтузиазму революционного пыла. Эта книга составлена на основе личных наблюдений, рассказов коммунаров, протоколов и писем и должна восприниматься как исчерпывающий материал (не считая финансовых документов коммуны, которые по разным причинам не удалось получить).

Принимая во внимание, что книгу эту пришлось писать в самой коммуне, на фронте покорения Биробиджана (когда нужно быть решительным, готовым к борьбе, способным ориентироваться), при недостатке самых минимальных материальных возможностей (писчей бумаги, рабочего места и т.д.), читатель, уверен, простит некоторую неизбежную стилистическую недоработку или текстуальную недосказанность.

Эта небольшая работа – попытка всесторонне описать коммуну, призыв к коммунарам на их боевых позициях. А для трудящихся страны Советов и капиталистической заграницы эта книга – свидетельство того, как еврейские рабочие массы, под руководством компартии и на пути к коммунизму превращают вчерашнюю дикую тайгу в социалистический рабочий район. Это задача данной книги.

Автор

«Станем пионерами» (историческая глава)

Это было в апреле 1928 года. Нежная зелень весны расцветила еще заснеженную местами территорию Курасовщинской сельскохозяйственной школы, что недалеко от Минска. Начал порошить снежок, который наполнил курсантов (в основном, третьего, выпускного курса) радостным волнением. Они были полны веры и надежд. Обсуждали планы, на каком участке социалистического строительства принести пользу стране Советов.

Двадцатого марта, словно эхом на душевные устремления курасовщинских курсантов, откликнулся призыв: Биробиджан! Лаборатории опустели, курсанты задерживались на переменах, собирались группами и перешептывались: «Товарищ Бейнфест приехал из Биробиджанской экспедиции. Он рассказывает, что Биробиджан пригоден для заселения трудящимися евреями». «Ребята, надо ехать, – решили 12 крепких, сильных, здоровых парней. – Мы должны помочь еврейскому переселению в новый край, который выбрали партия и советская власть».

И по всей школе, и даже в Минске и Москве было услышано обещание трудящейся молодежи – комсомольцев: «Станем пионерами!»

Трудную борьбу пришлось вести с педсоветом и Народным комиссариатом просвещения Белоруссии. «Учителя и большинство курсантов не верили, что нам хватит смелости и решимости поехать в этот далекий край, – рассказывает один из пионеров «Икора» тов. Вихнин, ныне студент новополтавского сельскохозяйственного института. – Нас пугали тайгой, дикими стихиями, тиграми, медведями, гнусом, стремительными реками, которые уничтожают все на своем пути и затапливают леса и поля. А мы очень серьезно говорили о том, что человеческие жертвы необходимы, нужны люди, которые проложат путь следующим поколениям. Мы глотали каждую газетную строку, делились впечатлениями».

И вот 18 апреля двенадцать курсантов и двое сельхозрабочих выехали с Курасовщины в Минск. Тем временем стало известно, что Биробиджан закреплен для еврейского переселения, и в здании Минского ОЗЕТа наши пионеры организовались в коммуну. Провели первое собрание, избрали правление, дали коммуне название «Икор» - в честь организации революционных еврейских рабочих Америки, которая поддерживает еврейское переселение в СССР.

Когда 14 коммунаров прошли отборочную комиссию и были признаны годными, парням стало ясно, что в Биробиджане им предстоит тяжелая, ответственная, серьезная работа. Стали собираться в путь. 19 апреля в Минске прошел прощальный вечер, в котором приняли участие рабочие и учащаяся молодежь. Они разделили с коммунарами этот момент и пожелали им успехов.

В путь

Отъезд в Биробиджан (20 апреля) превратился в демонстрацию минских рабочих. Пролетарские студенты еврейского отделения Белорусского государственного университета не пошли в тот день на занятия и организованно двинулись на вокзал. Там ждали рабочие делегации и два оркестра. С приветственными речами выступили представители партии и КОМЗЕТа. Слышался плач – отцы, матери, дети, жены, братья, сестры провожали своих родных в «страну мошкары, комаров и белых медведей, откуда, кто знает, вернутся ли они назад». Свисток локомотива, и под звуки оркестра ребята (вместе с другими переселенцами) отправляются в путь – в далекий Биробиджан.

«Среди переселенцев, – рассказывает один из первых коммунаров тов. Шлейфер, – были разные «типажи». Ремесленники – сапожники, портные, парикмахеры. Люди без профессий и представители «неизвестных» профессий, веселые и грустные, с улыбкой на губах и со странным блеском в глазах. Ремесленники горели от нетерпения, даже в почтовом вагоне разместились целые «мастерские».

Чтобы охарактеризовать часть пассажиров, рассказывают ребята такой эпизод: один «ремесленник», бедняга, погорел на своем деле. Когда на него составляли протокол, спросили, как его зовут. Он ответил: «Мое имя «Лехо-дойди», фамилия – «Ликрас кало», имя отца – «Пней-шабос некабло». Все рассмеялись, и еврей вышел чистым… («Лехо-дойди ликрас кало пней-шабос некабло» – «Выйди, друг мой, навстречу невесте, вместе встретим Субботу», строчка из известного субботнего гимна «Лехо-доди» – прим. ред). Вот такие персонажи там встречались.

Большинство, однако, были простые труженики, промышленная беднота, рабочие. Во время долгого путешествия коммунары были примером для других. Уже первого мая в вагоне было проведено собрание. Продукты получали организованно и с планомерным расчетом. Организовывали веселые игры, беседы; сыпались анекдоты, байки, шутки. На станции Тюмень пересели в так называемые теплушки, фактически – товарные вагоны, где ездят пассажиры. На всех станциях стояли подолгу, и люди разных «профессий» имели возможность широко рекламировать свои «ремесла».

13 мая, после 22-дневного пути, коммунары прибыли на станцию Тихонькая.

Первая встреча

Когда добрались до места, стояли теплые майские дни. На ровной площадке около станции парни установили палатки и начали изучать окрестности. Произошло «разочарование». Никаких смертоносных насекомых тут не было. Только мелкая мошка, которая немного досаждала по вечерам, напоминала о Биробиджане. Не встретили ребята никаких диких зверей. Чистое круглое солнце, пронизывая прозрачный воздух, играло лучами в небесной синеве. Когда опустились сумерки, кто-то достал гармошку. Парни встали в круг и под переливистые звуки, разносившиеся по сопкам, пустились в «интенсивные» и «экстенсивные» танцы.



Через несколько дней пошел дождь. Где укрыться? Палатки промокли насквозь, куда деться? «Мы недолго ждали, – рассказывает товарищ Балак, еще один из первых коммунаров, – и обратились в железнодорожный клуб. Но туда нас пускать не хотели. Тогда мы взломали дверь и пожаловали туда «непрошенными» гостями. Через четыре дня, когда дождь прекратился, снова поставили палатки, но уже на другом месте». Не теряя времени, парни собрали деньги, которые оставались у них еще со стипендии, взяли в ОЗЕТе кредит 200 рублей и приобрели первые кухонные принадлежности. 15 мая провели общее собрание, на котором стоял вопрос об организации работы в коммуне. И сразу же икоровцы вместе с другими переселенцами принялись за ремонт дорог. Некоторые переселенцы не выдерживали такую тяжелую работу. Но коммунары, вместе с большей частью переселенцев и курсантами Гомельского педтехникума, оставались на своих постах до конца.

В это же время ОЗЕТ предложил лошадь для хозяйства. Целыми днями парни пропадали на ОЗЕТовской конебазе, подыскивая «помощников» для будущей работы. Но хороших лошадей было так много, что парни пребывали в растерянности, – какая лучше, какую выбрать? Взяли двух лошадей, купили телеги и стали возить песок для насыпи. Другая группа копала канавы и расчищала дорогу Тихонькая – Бирофельд.

Через две недели коммуна перебралась на Бирское опытное поле – это в 60 километрах от Тихонькой. Получили еще трех коней, и тягловая сила состояла уже из пяти лошадей. На этот раз парни устроились в бараках, и нашли временное занятие – пилили и подвозили бревна на опытное поле. Неплохо заработали. Из своего состава коммунары выделили трех парней в качестве инструкторов на земельные участки, отведенные для переселенцев. Один из них поступил учиться на тракториста на специальные курсы в Бирофельде.

Парни заметили, что и у них, и у других переселенцев пропадает много пищевых отходов. Это им не понравилось, и они выдвинули требование: «Мы можем есть бесплатное сало. Двух свиней сюда!». И первые две свиньи появились в большом Биробиджанском районе у коммунаров-икоровцев. Таким образом, благодаря отходам, у ребят появилось сало и мясо. Но и на этом коммунары не остановились. Видят парни, что такая работа не годится, что таким путем не построить образцовую коммуну. Созвали собрание и решили выбрать себе собственный земельный участок. Остановились на так называемом Степном участке в районе Бирофельда, в трех километрах от Бирофельдского опытного поля. Место это приглянулось, во-первых, из-за хорошей почвы, во-вторых, рассчитывали, что оно станет центром переселения.

Двое парней к тому времени отсеялись, на их место вскоре прибыли новый коммунар и две девушки. Таким образом, в коллективе уже было 15 человек. Стали готовиться к строительству дома. Трудным оказалось это дело – покорять биробиджанскую тайгу. Но бревно за бревном доставляли ребята из леса. С каждым часом, с каждым днем всё больше. За досками поехали на 22-й километр, в «штаб гнуса», как прозвали это место переселенцы. Для этих целей взяли двух лошадей. Остальные три возили бревна «на заработок». Через некоторое время коммунары смогли нанять местных строителей. ОЗЕТ дал кредиты, и к июлю уже были готовы дом и конюшня. Обе постройки заняли площадь 12Х20 квадратных аршинов.

Всего 15 икоровцев – и на все у них хватало рук. Этот корчевал, тот возил бревна, другие возили доски, косили, варили, посадили гектар картофеля, посеяли полтора гектара гречихи и подняли около трех гектаров целины.

(Продолжение следует)
Количество обращений к статье - 1796
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (4)
Гость Борух-Борис Дорфман | 23.11.2015 16:41
И говорили наши нелюбы, что евреи не умели работать, что от них плохо пахнет, что они живут за счет коренного населения! Пример даже переселения в Биробиджане показало на что способен еврейский народ, не говоря об Эрец-Исраэль и Крымскую колонизацию. А кто обустроил все местечки Польши, Украины, Бессарабии, Белоруссии и др. и все оставили...
Я родился в 1923г. Правдивая повесть...
Марина Ерёмина | 18.11.2015 21:55
К сожалению, имён нет, это я Вам говорю, как человек,
делавший копию в библиотеке.
Зиси Вейцман, Беэр-Шева. | 15.11.2015 13:02
Тот факт, что эту брошюру отыскали (Ел. Марундик и Марина Ерёмина), а редактор "БШ" Елена Сарашевская ее перевела, примечателен и заслуживает уважения, поскольку про коммуну ИКОР мало кто уже помнит и знает, "откуда есть пошла земля еврейская", то есть ЕАО. Да и переводить c идиш, собственно, некому. К глубокому сожалению.
Будем ждать продолжения.
ГостьЕсть ли фамилии этих людей которые на фото? | 13.11.2015 14:14
фото

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com