Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Биробиджанец из Сью-Сити, ч.2
Виктор Евтушенко, Самара-Биробиджан

(Окончание. Начало в «МЗ», № 513)

Коваль обосновался в Нью-Йорке. Он должен был работать в резидентуре, которой в те годы руководил Артур Адамс. Впоследствии Центр подчинил Коваля другому резиденту, который в нём числился под оперативным псевдонимом «Фарадей».

В 1943 году произошли события, которые существенно изменили положение «Дельмара». Как и многих других молодых граждан США, Коваля должны были призвать на службу в американскую армию. Разведчик доложил об этом в Центр и попросил рекомендаций. Американская армия не интересовала советскую разведку. Поэтому разрешать разведчику идти на службу не было никакого смысла. Это только оторвало бы его от выполнения основной задачи — добывания сведений об американском химическом оружии.

Центр дал «Дельмару» указание, которое сводилось к тому, что, если удастся избежать призыва в армию, то надо воспользоваться этим. Но если призыв будет неизбежен, то ему следовало подчиниться судьбе. Ковалю пришлось подчиняться судьбе. Именно это принесло и ему, и советской военной разведке большую удачу.

Поскольку Коваль имел документы, подтверждающие, что он окончил два курса американского технического университета, его вскоре после призыва направили на учёбу. На этот раз рядовой Коваль попал на специальные курсы, созданные при Нью-Йоркском городском колледже. Программа по подготовке специалистов называлась ASTP — специальная программа подготовки кадров для армии США.

Вместе с Ковалем в колледже Нью-Йорка обучались 39 молодых солдат. Некоторые из них после окончания Второй мировой войны стали известными учёными, другие — серьёзными аналитиками ведущих американских корпораций, которые работали на американский атомный проект.

В августе 1944 года рядовой американской армии Жорж Коваль успешно завершил обучение на курсах АSTP и был направлен для прохождения службы на секретный объект в город Ок-Ридж (штат Теннесси). Это был один из американских городов-призраков, вокруг которых американская контрразведка создала свою мёртвую зону, так как на этих объектах разрабатывались компоненты для первых американских атомных бомб. О таком оружии и о его невероятных поражающих факторах знала в те годы лишь небольшая группа американских и британских учёных-физиков. Объединив усилия, они пытались ускоренными темпами создать эту бомбу.

Перед отъездом в Ок-Ридж Коваль встретился с «Фарадеем», доложил о назначении на работу в город «Х». Разведчики отработали условия связи. Они были просты: как только представится возможность, «Дельмар» должен сообщить о себе и своей работе. Были предусмотрены и условия для передачи сведений об объекте, которые, как предполагалось, должны представлять интерес для разведки.

Ни «Дельмар», ни «Фарадей» не знали, что выпускнику Московского химико-технологического института предстояло стать сотрудником одного из самых секретных американских военно-промышленных объектов.

То, что «Дельмар» увидел в Ок-Ридже, его удивило. На заводах, построенных в этом городе, работали несколько десятков тысяч учёных, инженеров, технических специалистов, полицейских, агентов Федеральной службы безопасности и военной контрразведки. Город был похож на крепость, или, скорее, на резервацию, в которой подвергались добровольному заключению лучшие научные умы Америки. Въезд и выезд из Ок-Риджа был ограничен и строго контролировался. Город носил условное название «Объект компании «Кемикэл инжениринг воркс». Сотрудники этой фирмы выполняли значительный объём работ в рамках атомного проекта США.

В 1943 году советская военная разведка из данных Клауса Фукса уже знала о существовании в США лабораторий по ядерным исследованиям в Лос-Аламосе и Чикаго. О существовании Ок-Риджа в Москве сведений ещё не было.

Через полгода «Дельмар» получил первый отпуск. Это позволило ему покинуть закрытую зону и встретиться с «Фарадеем». После той встречи в Центр была направлена срочная радиограмма, в которой докладывалось о существовании Ок-Риджа, о производстве обогащённого урана и плутония. Сообщалась также должность, которую Джордж Коваль занимал на одном из заводов. Несколько позже в Москву были направлены и другие важные сведения об атомном городе и его лабораториях.

Сведения «Дельмара» были интересными. Разведке стало точно известно местонахождение атомного города, существование которого тщательно скрывалось американцами. Даже агент советской разведки Клаус Фукс, который занимался разработкой математического аппарата газодиффузионного процесса и решением технологических проблем строившегося комплекса в Ок-Ридже, ни разу в этом городе не был. Фуксу, как и другим британским учёным, также было запрещено посещение ядерного комплекса в Хэнфорде, где производился плутоний, и объекта «Х», за которым скрывался завод в Ок-Ридже.

От «Дельмара» стало известно, что в Ок-Ридже производится обогащённый уран и плутоний, что этот объект разделён на три основных литерных сектора: К-25, У-12 и Х-10.

«Дельмар» работал на предприятии Х-10, которое было меньше по размерам, чем первые два. На нём трудились около 1.500 человек. На объекте Х-10 действовала секретная установка по производству плутония.

Жорж Коваль был единственным советским разведчиком, который держал в собственных руках образец плутония, полученного американцами.

Американская военная контрразведка считала, что вокруг проекта по созданию атомного оружия создана обстановка абсолютной секретности. Военный руководитель проекта генерал Лесли Гровс назвал меры безопасности, которые были предприняты для сохранения в тайне процесса разработки атомной бомбы, «мертвой зоной».

Такого же мнения придерживался и начальник службы безопасности проекта, бывший мичман белогвардейского флота полковник Борис Паш. Он был сыном митрополита Русской православной церкви в США Феофила. В миру его имя было Пашковский, но сын американизировал свою фамилию. Гровс и Паш полагали, что созданная ими «мертвая зoна» непроницаема, а меры безопасности обеспечивают секретность не на сто, а на двести процентов. Между сотрудниками лабораторий, занятыми исследованиями, воздвигли непроницаемые барьеры. Один отдел не знал, чем занимаются другие. Тщательно проверялись все сотрудники научного центра в Лос-Аламосе, работающие на заводах по обогащению урана, и там, где были промышленные атомные реакторы. Биографические данные проверялись и перепроверялись, за всеми велось постоянное наблюдение, вскрывались письма, прослушивались телефонные переговоры, в квартирах устанавливались прослушивающие устройства. Не все выдерживали такую психологическую нагрузку. Но случай помог советскому разведчику проникнуть в эту «мертвую зону».

Детальные сообщения в Москву сразу попадали в отдел «C» Наркомата внутренних дел, которым руководил генерал-лейтенант Судоплатов. Даже он не знал имени агента, от которого поступали такие важные сведения. ГРУ передавало все эти данные в Наркомат в обезличенном виде, и они сразу же попадали к научному руководителю советского атомного проекта академику Курчатову. Из сообщений Коваля стали известны не только основные детали технологии, но и места расположения американских секретных объектов. Новым для советских ученых стало сообщение Коваля о производстве американцами полония и его дальнейшем использовании при создании атомной бомбы. По их просьбе он передал детали технологического процесса производства полония и как он будет применяться в атомном заряде.

В 1945 году Жорж Коваль был уже не рядовым, а сержантом штабной службы. Его перевели на работу на другой атомный объект в городе Дайтоне. Руководство лаборатории с доверием относилось к Ковалю. Его даже включили в спецгруппу для изучения результатов атомной бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки, но поездка в Японию не состоялась. В 1946 году Коваль уволился с военной службы. Руководство лаборатории настойчиво предлагало ему остаться там работать в должности гражданского специалиста, обещая значительное повышение в должности и весьма приличный оклад. Резидент ГРУ в США полагал, что Жорж должен принять это предложение. Открывались новые перспективы получения американских секретных данных. Но в 1946 году шифровальщик посольства СССР в Канаде Гузенко выдал многих агентов советской разведки в США и Канаде. Началась антисоветская шпионская истерия. Газеты всего мира публиковали различные сведения о советских атомных шпионах.

Коваль в своем рапорте руководству сообщил, что в Америке ужесточились требования к системе отбора специалистов для работы на атомных объектах. Существовала реальная угроза, что спецслужбы США смогут установить, что Жорж Коваль в 1932 году покинул США. Жорж знал, что в одном из изданий журнала в Биробиджане есть фотография семьи Ковалей, где на первом плане четко был запечатлен Жорж Абрамович. Кто мог знать, что эту фотографию не разыщет контрразведка США?

Руководство ГРУ согласилось с доводами Жоржа, и в 1948 году окольным путем он вернулся в СССР к своей семье.

Как оказалось впоследствии, опасения Жоржа были не напрасны. От своих знакомых в США Коваль узнал, что вскоре после того, как он покинул страну, агенты ФБР несколько раз опрашивали бывших соседей Ковалей, пытаясь установить, не одно ли это лицо – студент Жорж Коваль, уехавший в 1932 году, и штабной сержант, служивший на самых секретных объектах.

В конце 1948 года «Дельмар»-Коваль возвратился в СССР к жене и дочери, которые долгие десять лет ждали его, изредка получая небольшие письма через не знакомых им военных. В 1949 году Жорж был демобилизован из Советской армии и на полвека расстался с военной разведкой. Без особых усилий восстановился в аспирантуре, через два года защитил диссертацию и стал кандидатом наук. Вот тут-то у молодого ученого и начались проблемы. Никто, разумеется, не знал, что он десять лет прослужил в разведке. Казалось бы, что его истинное место - в одном из институтов или предприятий, занимающихся атомными проблемами. Но Жорж Коваль в течение года никак не мог найти работу. Вакансий было много, но стоило ему заполнить анкету, как отделы кадров под благовидным предлогом отказывали. В анкете значилось, что с 1939 по 1949 год рядовой Коваль служил в армии. Никаких наград, кроме медали «За победу над Германией», не имел. Он отказывался отвечать на вопросы, где проходила его служба.

Коваль обратился за помощью к руководству военной разведки. 10 марта 1953 года Коваль в своем письме сообщил своему бывшему начальству, что после окончания аспирантуры комиссия по распределению до сих пор не решает вопрос о его трудоустройстве. При попытках самому устроиться на работу в первую очередь обращают внимание, что он выходец из Америки.

Начальник ГРУ генерал-лейтенант М. А. Шалин незамедлительно приказал разобраться в судьбе Жоржа. Он лично направил письмо министру высшего образования, в котором писал, что Жорж Коваль с 1939 по 1949 год находился в рядах Советской армии. В соответствии с законом о неразглашении государственной и военной тайны он не может дать объяснения о характере своей службы, которая протекала в особых условиях. Он просит принять представителя ГРУ, который лично устно объяснит министру, кем и где работал Жорж Коваль.

Разумеется, после этого судьба Жоржа быстро была решена. Его направили на преподавательскую работу в свою альма-матер – институт химической технологии, который и стал на долгие годы родным домом Жоржа Коваля. Жорж проработал в этом институте около сорока лет, был любим и уважаем студентами и коллегами, создал свое собственное научное направление, опубликовал около сотни научных работ. Коваль был талантливым аналитиком, прирожденным педагогом и не менее удачным военным разведчиком. Аналитический характер его ума позволял предвидеть опасныеситуации и тем самым избегать контактов с контрразведкой.

Форж Коваль с внучкой в Москве (одна из последних фотографий героя)

Как же получилось, что работа Коваля в военной разведке не была оценена? Его коллеги по добыванию американских и английских атомных секретов, хотя и поздно, но получили признание. Так, например, военные разведчики, работавшие по этой же проблеме, Артур Адамс и Ян Черняк, были удостоены звания Героя России. Основной причиной забвения деятельности Коваля было то обстоятельство, что по окончании Второй мировой войны две советские спецслужбы внешней разведки, НКВД и ГРУ, были объединены в одну структуру, которая получила название Комитета по информации. Пока Комитет организовывался, а затем был расформирован, Жорж Коваль исчез из перечня сотрудников военной разведки. Руководство советским атомным проектом было возложено на Л. Берия, который выдвигал своих сотрудников – работников НКВД. Даже в настоящее время в ряде книг по истории советского атомного проекта скупо упоминается, что именно секретарь военного атташе в Англии полковник Семен Давидович Кремер впервые сообщил о работах по созданию нового секретного оружия. Танкист Кремер вскоре ушел из разведки. В ожесточенных сражениях Великой Отечественной войны он стал генералом и Героем Советского Союза.

О Жорже Ковале забыли, и он не напоминал о себе до начала 2000 года. После этого Жорж сразу же был принят в члены совета ветеранов военной разведки, награжден почетным знаком «За заслуги в военной разведке». Со своими коллегами Жорж не делился воспоминаниями о службе в разведке. Когда автор книги «ГРУ и атомная бомба» узнал о деятельности Коваля и по наводке ГРУ попросил о встрече с ним, Жорж Абрамович очень неохотно дал самые общие сведения о себе и попросил в будущей книге изменить свою фамилию и даже скупые биографические данные. В книге он выведен под своим оперативным псевдонимом «Дельмар».

Начиная с 1995 года, стали рассекречивать и публиковать книги о советском атомном проекте и сотрудниках внешней разведки, оказавших значительную помощь советским ученым в создании атомной бомбы. В одной из таких книг опубликовано письмо ГРУ начальнику отдела «C» НКВД генерал-лейтенанту Судоплатову от 15 февраля 1946 года. В нем говорилось, что ГРУ направляет описание производства элемента полония, полученное нами от достоверного источника. Этим источником и был Жорж Коваль. Как следует из ряда публикаций, нейтронный запал к советскому атомному устройству, которое готовили для взрыва на Семипалатинском полигоне, был изготовлен по данным, полученным от Коваля. До этого использованием полония в рамках советского атомного проекта никто не занимался. Сведения, переданные Ковалем в 1945-1946 годах об использовании американцами полония, подсказали советским ученым идею создания нейтронного запала. Он же сообщил методику получения полония из висмута.

Благодаря Ковалю была собрана и переправлена в Москву информация о производстве ядерных материалов - плутония, полония и других. А секретные данные, полученные от него в декабре 1945 года - феврале 1946 года, подсказали советским учёным идею и подтвердили правильный путь решения проблемы, связанной с нейтронным запалом. И, несмотря на то, что при серийном производстве советских атомных бомб нейтронные запалы изготовлялись из других материалов, тем не менее, в первой атомной бомбе, взорванной на полигоне под Семипалатинском (Казахстан) 29 августа 1949 года в 7 часов 00 минут, использовался инициатор, изготовленный точно по «образцу», описанному военным разведчиком Ковалем Ж.А.

С 1953 года Ж.А. Коваль – на преподавательской работе в МХТИ, в котором он работал около сорока лет. Многие из тех, кто слушал лекции доцента Коваля, стали кандидатами технических наук, руководителями крупных предприятий химической промышленности.

Коваль увлеченно занимался наукой, подготовил и опубликовал около ста серьезных работ, которые получили признание в научных кругах. Он активно участвовал в научных конференциях, выступал с докладами и сообщениями, и за многие годы работы в институте смог создать целое научное наследие, которым и сегодня пользуются студенты Российского химико-технологического университета им. Д.И. Менделеева. Главное же его педагогическое достижение, как он сам считал, - это помощь восьми аспирантам и соискателям кандидатских званий.

Жорж Абрамович Коваль жил в Москве, где скончался 31 января 2006 года на 94-м году жизни. Похоронен на Даниловском кладбище.


Литература, использованная при подготовке материала:

1. Энциклопедия военной разведки. М., 2004
2. Уильям Броуд. Путь шпиона: от Айовы до атомной бомбы и кремлёвской награды
3. Указ Президента РФ от 22.10.2007, № 1404
4. Лариса Кафтан. Разведчик, выкравший секрет атомной бомбы, стал Героем России. «Комсомольская правда», 03.11.2007
5. Лотта Владимир. ГРУ и атомная бомба. М., 2002
6. Илья Куксин. Мишпоха, № 26
7. В.В. Позняков. Советская разведка в Америке Москва, 2004
Количество обращений к статье - 1951
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (6)
Марундик Елена | 29.11.2015 21:57
И все же я настаиваю на своей правоте.Яков,я отправила Вам ссылки.Спасибо и автору и читателям за обращение к этой теме.
Иосиф Бренер | 29.11.2015 14:03
Рассказ о разведчике Жорже Ковале займет достойное место в истории еврейского народа и, конечно, Еврейской автономной области. Рано или поздно это произошло – уже неважно, так многие из нас стали свидетелями увековечивания памяти Героев Советского Союза и России в Биробиджане. Я рад, что мне удалось принять в этом участие. Очень символично и то, что история семьи Коваль вызвала отклики разных людей, в том числе бывших соседей, которые сегодня помогают восстановить забытые страницы жизни первых переселенцев. Коммуна ИКОР – Соцгородок, куда из США приехала семья Коваля стала самым известным поселком, о котором писали в России и за рубежом многие журналисты и писатели. О семье Коваль писали и местные журналисты, в том числе, как написала мне Е. Марундик, Шнеур Конник, но тогда никто не упоминал о Жорже. Виктор Евтушенко собрал и обработал уникальный материал, особенно то, что было ранее неизвестно, и за это большое ему спасибо.
Яков Дехтяр | 29.11.2015 00:04
Лена, в материалах сетей, была информация, что он отправился в США до войны, имея уже жену и маленькую дочку.
Для гостя 07:22 - в моём комментарии, я говорил, что звание у Коваля было - рядовой! И президенту Путину, не нужно было, что то рассказывать о Ковале, т.к. Путин (я это написал в первом комменте) посетив музей КГБ - ФСБ, увидел стенд о Ковале и спросил, почему он не награждён и.т.д. И уже потом завертелось и ему подготовили документы и он подписал указ о присвоении ему этого звания - посмертно.
У меня есть работа, где говорится о нескольких великих разведчиках СССР - евреях, которых до сих пор в этом отношении "забыли навсегда". Как в разведке, так и в армии в период ВОВ, евреи были самым военно эффективным народом и всех сотен народов СССР что умышленно государственными структурами скрывалось. Даже больше, искажалось с целью дискредитации евреев в глазах советского народа. У меня тоже есть на эту тему большая работа (самопальная). Полагаю, что подобное отношение к евреям СССР (коллективные систематические антисемитские компании руководством страны, под многочисленные одобрительные инициативы на местах) и привело, что самый эффективный и миролюбивый народ, живший на территории России - СССР ещё за 1 000 лет до принятия Русью христианства, к большому сожалению - покинул страну. С 1913г. по сегодня осталось от 2 до 2,5% евреев столетней давности. Печально, но факт.
Марундик Елена | 28.11.2015 07:26
По моим сведениям,полученным из семьи,детей у Жоржа не было.На фото он с внучкой своего брата Шая/Исайя/
Гость | 28.11.2015 07:22
Для Я. Дехтяр и В. Евтушенко

Совершенно верно отмечено, что в СССР иногда могли признать заслуги евреев, но после их смерти, и то не всегда, а удостоить такой награды – героя Сов.Союза – это запредельно. Автор, правда, указал на причины, почему не наградили, но причины не могут служить оправданием. Иначе получается, что Жорж Коваль передал стране секреты бомбы и про разведчика забыли. А Сталину доложили, кто достал чертежи, или на этом все закончилось. Автор пишет, что Коваль год был безработным – это уже в советском стиле. По тем временам свои могли и расстрелять. Интересно, почему-то ничего не указано в каком звании Коваль был после его возвращения? В.Евтушенко, судя по использованным материалам, действительно с большим интересом изучил историю Коваля и впервые рассказал о жизни простого парня из поселка ИКОР, ставшего Героем России после его смерти. Даже интересно, кто рассказал президенту об этом человеке. Решение Путина о присвоении Ковалю награды Героя - достойный ход, но кто это смог преподнести президенту? Автору глубокое почтение и к ответу…
Гость Яков Дехтяр | 27.11.2015 04:17
Автор,скромно умолчал, тот ответственный момент, вернее его правильную интерпретацию, в жизни легендарного разведчика. А возможно, рефлекторно, как бывший сотрудник КГБ, профессионально, в интересах государственного спокойствия, не поведал нам, огромную человеческую драму в душе Абрама Коваля, в период возвращения его из США, в самый разгар целой серии государственных антисемитских компаний в СССР. (борьба с космополитами. считай с евреями, разгром антифашистского еврейского комитета под руководством Саломоном Михоэлсом, "Дело врачей отравителей"). И от этого "смягчения", эта интересная работа потеряла во многом свою художественную и публицистическую значимость. А почему? А потому, что Коваль. юношей вместе с семьёй приехал в "Страну - Биробиджан", как писали тогда, именно для свободной национальной еврейской жизни, а не просто так. иначе бы они не приехали бы в Биробиджан - ЕАО. В этом то и драма, что работая разведчиком в США, он приехал и сразу ощутил, что мечта и их семьи и евреев СССР в целом, были умышленно руководством страны разрушены. И не только, потому, что человек с отличием окончивший университет в Москве и отслуживший в разведке много лет, был рядовым. Но и, как отметил автор, его выгнали с органов (он видимо, должен был радоваться, что не расстреляли, как тогда во всю практиковалось). И на работу его не брали, потому, что он еврей, а везде - в газетах и по радио, говорилось о вредоносных евреях и.т.д. А странность в автобиографии, - это уже десятое, для устройства. чтоб заработать на еду. ведь получился парадокс. Его жена и дочка, когда он много лет был за океаном в США, курировались органами МГБ, т.е. им регулярно проплачивалась его зарплата, а когда он приехал и целый год ходил и его не брали на работу и они голодали. Это тогда он решился позвонить шефу в ГРУ. И то, что он умер на 94 году своей жизни, и не будучи награждённым и звезду он получил, просто случайно. Автор и об этом из той же "скромности" не говорит. Что Путин, уже будучи президентом посетил ведомственный музей и увидел стенд с Ковалем и его делами, и.т.д. И лично, настоял, чтоб его наградили. А Вы, уважаемый друг, говорите, что там из - за ведомственных пертрубаций его имя и дела как то утерялись и выпали из виду. Это не так - ведь он уже какое время у всех на виду висел в музее и сколько людей, его коллег разного ранга всё это видели. Ведь с мозгами у сотрудников КГБ или как теперь ФСБ - но почему то ни у одного не возникло мысли предложить его имя к награде. Столько человек прожил и не дождался и умереть 31 декабря, даже в этом присутствует, что то мистическое... Благодарю автора за подробное изложение истории жизни нашего земляка!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com