Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Долгое ожидание
Вильям (Аарон) Хацкевич, Нью-Йорк

В далеком 1958 году я сидел вместе с очень популярным тогда грузинским поэтом Иосифом Нонешвили на балконе только что полученной им квартиры в "писательском доме" на улице Гогебашвили. Улица проходила по самому краю городской застройки: на одной ее стороне возвышался крутой горный склон, а с другой - катился вниз, к широким проспектам элитной части Тбилиси, склон чуть менее крутой, изрезанный террасами улиц, закоулками дворов и переулков. С балкона была видна зелень садов, дряблые тела старых домов, красные царапины крыш. Далеко внизу царапины сливались в сплошной кровоподтек, - то была крыша гостиницы «Сакартвело» (Сакартвело - это Грузия по-грузински).

- Вот оттуда он и придет, - сказал Иосиф.

Мы ждали Андрея Вознесенского.

За день до этого я ворвался в писательский дом:
- Иосиф, какой поэт появился в Москве! - и стал читать отрывки стихов из поэмы "Мастера", опубликованной в "Литературной газете".
- Он сегодня приехал вместе с другими москвичами, - откликнулся хозяин дома. - Приходи завтра пораньше, я вас познакомлю.


Иосиф был хорошим поэтом и очень славным человеком, что, в общем-то, не всегда совпадает. (На снимках: подаренный мне сборник стихов Иосифа Нонешвили и надпись по-грузински: "В. Хацкевичу - писателю и другу - старая любовь от автора. И. Нонешвили 7. 3. 59 Тбилиси.) Нас объединяла одна общая тайна: мы оба ненавидели "датские стихи", которые ему заказывали центральные республиканские газеты. Ему приходилось их писать к торжественным датам, а мне переводить на русский. Очень не хотелось ему делать эту работу, он все откладывал ее, а потом звал меня.

В первый раз это произошло так. Стихи Иосифу Нонешвили заказал сам редактор республиканской газеты "Заря Востока" за два месяца до Нового года. Через месяц поэту стали позванивать из редакции.

- Все в порядке - отвечал Иосиф - дописываю, завтра принесу.

За день до выхода газеты в свет он сдался:
- Все готово, но я болен. Пусть Вильям придет ко мне домой, надо кое-что уточнить в переводе.

Удивленный упоминанием о переводе, я отправился на улицу Гогебашвили.

Иосиф встретил меня в халате и с чашкой кофе в руке. Он производил впечатление человека измученного и больного.

- У меня еще ничего не написано, но сейчас я, кажется, нашел "ключ". Сиди здесь, я буду из соседней комнаты приносить тебе по четверостишию, а ты переводи.

Он посмотрел на меня, задумался, и, наконец, решился:
- Не бойся перевести что-то не точно. Перевод, как женщина: если красивая, значит неверная. Я люблю красивых женщин, а ты?

Я смущенно кивнул.
После такого предисловия работа пошла споро и к 12 часам ночи долгожданные стихи были доставлены в редакцию... До сих пор помню свою импровизацию на тему того, давно почившего, Нового года: "И часы его встречают звоном, стрелками берут на караул, до рассвета в городе бессонном не смолкает поздравлений гул"…

... Ожидание на балконе затягивалась.
- Он обязательно придет, - сказал Иосиф Нонешвили, - вместе побродим по хинкальным...

Он не пришел.

Прошла почти вся тогдашняя жизнь. Мы встретились на исходе старой жизни, в начале - новой.
- Да-да, было! - воскликнул Вознесенский. - Я обещал Иосифу, но меня потащили в другое место... Как удивительно, через столько лет...

Стали вспоминать общих знакомых из тех времен, обсуждать давние события так, как будто бы встреча тогда все же состоялась, только запоздала на... две разные жизни. Мы были уже не молоды и не одиноки: он приехал в Гагры со своей женой Зоей Богуславской, - воспетой им легендарной "Озой", а я - со своей Аллой, которой ничего не посвятил, кроме жизни.

К тому времени Иосифа Нонешвили уже давно не было на "Земле живых", и Вознесенский спросил: правда ли что он был таким необыкновенно хорошим человеком, или то была инсценировка для приезжих москвичей?

- Мы между собой спорили об этом, - добавил он.
Я ответил, что Иосиф вне подозрений, но подозрительность тех молодых московских поэтов меня удивила. Шли вдоль берега моря, мимо импозантных корпусов санатория, которому предстояло вскоре сгореть дотла, во время грузино-абхазского конфликта... Тогда только что вышел в Москве сборник стихов "Аксиомасамоиска". Андрей был полон этой книгой, опубликованной в ней поэмой "Рапсодия распада": предчувствием распада огромной страны, исчезновения мира, сотворившего поэта Вознесенского...

Однажды, во время вечерней прогулки он сказал мне:
- Мы начинали в одно время, вы писали стихи. Прочтите мне что-нибудь.

Я ответил, что если бы встреча состоялась тогда, я бы прочел свои стихи. Теперь - нет.

Он просил еще несколько раз. Потом перестал. А я стал жалеть о том, что отказался и жалею об этом до сих пор...

Поздно вечером, перед отъездом, он принес мне сборник стихов с трогательной надписью: "Жаль, что мы так поздно встретились, и все же - прекрасно... Очень сердечно Алле и Вильяму от автора. Андрей Вознесенский. Гагры - 90 г." Попросил не показывать книгу никому из окружающих, так как у него нет других экземпляров.

Я открыл книгу и увидел... "Рапсодию распада". Был 1990 год, Советский Союз еще существовал. Но рапсодия распада уже прозвучала в вещем сердце поэта.

Через много лет, когда Андрей Вознесенский умер, в Америке появились люди, которые почему-то хотели его опорочить. Поэта обвиняли во всех грехах, даже в равнодушии к теме Холокоста, хотя именно он в знаменитом стихотворении "Ров" привлёк внимание всей страны к трагедии крымских евреев, продолжающейся и поныне. Я опубликовал тогда в "Новом русском слове" статью "В защиту памяти Андрея Вознесенского". Это все, что я мог для него сделать...

Пока дописывал эти строки, наступил Новый, 2016 год, и я решил завершить рассказ давним "датским" стихотворением, которое мне никто не заказывал.

И Н Д Ю К

Каждому,
кто на земле живет,
хочется праздника, радости, света.
Индюк был куплен
на Новый год,
но он, конечно,
не знал об этом.
Во двор,
где мальчишки уснуть не дают,
где бродят дикие кошки без клички,
принес он какой-то птичий уют
и скромные
птичьи привычки.
Он никому не выматывал жил,
он думал, что все в этом мире мудро.
Его привязали
и здесь он жил,
и только грустно кричал под утро…
Но гомон
не поднимал большой,
а бормотал что-то
быстро, невнятно.
Стеснялся:
здесь он для всех чужой,
и ему это было понятно.
Жить одному –
никому не с руки:
был рад и индюк показаться на люди...
Не понимал он,
что индюки
Новый год встречают на блюде.
А ночью воздух
звенел как лед,
замерзшие звезды
мерцали от дрожи...
Все ждали к себе
новорожденный год,
и индюк
ожидал тоже.

*    *    *


Уважаемые читатели!
Новую книгу Вильяма (Аарона) Хацкевича «Кто плачет ночами в Сочи?»
можно приобрести на сайте Амазон: http://www.amazon.com/gp/product/1937417166
В электронном формате (для Amazon Kindle): http://www.amazon.com/dp/B00EH4DUJS
или у автора (контактный тел.: +212 533 0185
Email: kavkazskaya_povest@hotmail.com ($8 + пересылка).
Рецензия на книгу в еженедельнике «Мы здесь»:
http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6455

Количество обращений к статье - 2161
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (7)
Гость Вильям (Аарон) Хацкевич, NY | 22.02.2016 08:28
Глубоко признателен всем, откликнувшимся на эту публикацию в комментариях на сайте, по электронной почте и на Фейсбук. Спасибо!
Гость Гарольд | 19.02.2016 21:01
Дорогой Виля! В этом произведении ты мастерски объединил судьбы человеческие и эпохи,описал характеры.
Показал еще на одном примере, как дар предвидения эмоционального человека и большого поэта может глубоко оценивать историческую ситуацию.
Виля! Это глубоко продуманное и прочувствованное произведение, легко и приятно читаемое.
Поздравляю тебя.
Твой друг с самого, самого детства
Гарольд
Абрам Торпусман | 19.02.2016 14:13
Кратко, ёмко, очень хорошо!
Любовь Гиль | 18.02.2016 13:42
Дорогой Аарон! Отличный очерк и интересные снимки!
СПАСИБО!
Марк Гуревич, NY | 16.02.2016 00:57
Хороший рассказ, Арон. Спасибо.
Ефим Гальперин | 15.02.2016 15:54
"...Иосиф был хорошим поэтом и очень славным человеком, что, в общем-то, не всегда совпадает..." "...а я - со своей Аллой, которой ничего не посвятил, кроме жизни..." Великолепно!Как и весь текст. И "Индюк" - чудно!
Здоровья, Добра и Удачи Вам. Вильям!
Александр Гордон, Хайфа | 15.02.2016 10:44
Очерк производит сильное впечатление - и по форме, и по содержанию. Мемуарная журналистика высокого уровня.
Спасибо.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com