Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Явление Тарна народу
Александр Баршай, «МЗ»

Писатель – затворник по определению. Писатель, настоящий писатель, как в воздухе, нуждается в затворничестве, в уединении, в тишине. Он - заложник своих замыслов и слов, своих сюжетов и текстов , своих мыслей и эмоций. Помните, у Валерия Брюсова: «Сокровища, заложенные в чувстве, я берегу для творческих минут». Еще определенней выразил умонастроения подлиннно творческой личности Владимир Маяковский: «Я поэт, тем и интересен…».

Таков и Алекс Тарн (Алексей Тарновицкий) – замечательный израильский писатель, переводчик, публицист, живущий в уединении в своем самарийском «львином доме» - поселении Бейт-Арье. Человек абсолютно не публичный, крайне редко выходящий на широкую людскую ярмарку, скупо дающий интервью, чурающийся шума и мишуры, обывательского любопытства, он не очень любит выходить на сцену, быть под лучом софитов. Помню, однажды на какой-то презентации «Иерусалимского журнала» в Доме Ури-Цви Гринберга ведущий вечера Игорь Губерман объявил, что в зале находится Алекс Тарн –новая яркая звезда журнала - и попросил писателя выйти на сцену, но тот мягко, хотя и решительно отказался чего-либо говорить. А зал так ждал этого…


Вот и Клара Эльберт (на снимке) – хозяйка Русской библиотеки – давно и терпеливо, по ее словам, приглашала Алекса Тарна на встречу с читателями. Но тот все отнекивался, отшучивался, короче, от ответа уклонялся. Но перед Кларочкой, как известно, невозможно устоять, к тому же, и это тоже всем хорошо известно, она не тот человек, который отступает от намеченной цели. И писатель, наконец, согласился прийти в библиотеку и встретиться с читателями.

Ну, что сказать об этой встрече? Это был заинтересованный, содержательный, вдумчивый, наполненный глубокой интеллектуальной энергией диалог писателя с людьми, интересующимися его творчеством. Разговор откровенный, искренний, на равных, без какого-либо намека на позу или менторство гостя. Позиция эдакого небожителя явно чужда Алексу Тарну. И это сразу же подкупило зал, особенно его женскую часть, которая была в полном восторге от писателя и даже не скрывала этого. И действительно, гость даже и внешне оказался очень приятным, крупным, интересным мужчиной, который вел себя предельно просто, скромно, совершенно естественно.

Сказав, что очень редко и с трудом выступает на публике, поскольку не умеет петь и играть, как Юлий Ким, не декламирует стихи, как Губерман, не обладает актерским мастерством, как Дина Ильинична Рубина, Алекс попросил задавать ему вопросы. Правда, перед этим он все же сказал несколько слов, главным образом о том, чего пока нет в интернете, на фейсбуке, в Википедии и даже у него на сайте.

Сейчас в издательстве «Книжники» у Баруха Горина готовится к печати книга стихов Натана Альтермана из цикла «Седьмая колонка» в переводах и с комментариями Алекса Тарна. Альтерман в течение почти 30 лет еженедельно писал стихотворную газетную колонку на актуальные общественно-политические и культурные темы. Причем, это были не стихи-однодневки, а подлинная поэзия, подчас высочайшего уровня. Иногда эти колонки были написаны и в прозе. Более трех тысяч стихов, многие из которых - подлинные шедевры! Впервые часть тарновских переводов этого цикла была напечатана в «Иерусалимском журнале», который первым публикует практически все, что выходит из-под пера Алекса.

Писатель рассказал о своем большом и необычном, в каком-то смысле экспериментальном романе под таинственным названием «Облордоз». По своей структуре, сказал Алекс, он чем-то напоминает роман Хулио Кортасара «Игра в классики», который можно читать несколькими разными способами…

Большой интерес у слушателей (которые этого еще не знали) вызвало сообщение Тарна о том, что в московском издательстве «Книжники» вышел его перевод романа Цви Прейгерзона «Когда погаснет лампада», о котором Алекс в одном из своих немногочисленных интервью говорил как о сопоставимом по мощи с романом Василия Гроссмана «Жизнь и судьба».

Не менее интересным был и рассказ писателя об истории создания его недавнего романа «Рейна, королева судьбы», опубликованном в «Иерусалимском журнале». Сюжет ему подсказал один читатель из Канады. На жизнь его жены наложила отпечаток трагическая судьба ее бабушки, которая пережила невероятно страшные годы Холокоста на территории Транснистрии, о чем даже сегодня еще мало что известно.


Реагируя на многочисленные вопросы и реплики слушателей, гость высказал немало интересных и оригинальных, а подчас и неожиданных суждений. Так, коснувшись ивритской литературы, Алекс высказал убеждение, что современная израильская поэзия - это поэзия высочайшего мирового уровня, масштаба Пастернака, Цветаевой и даже, возможно, Мандельштама. А вот современная ивритская проза – во многом вторична и пока не дотягивает до мирового уровня. Вот почему ивритские прозаики так ревниво относятся к израильской прозе на других языках – русском, английском, испанском и т.д. Вообще, здесь у нас маленькая поляна, и трудно всем найти свое место. И, конечно, заключил Алекс, иврит должен и будет здесь доминировать – и это понятно и естественно, а русскому языку придется исчезнуть…

Писателя спросили, что думает он о судьбе Европы, которую заполонили полчища мусульманских беженцев с Ближнего Востока и Африки. Алекс ответил, что убежден в том, что 500-миллионная Европа выдержит, переварит и эту волну чужеродного наплыва на континет, что потенциал европейской цивилизации и европейских ценностей достаточно силен, чтобы не растворится, не утратить их под напором пришельцев из других земель и других культур. Мне показалось, что не все в зале были склонны разделять оптимизм писателя.


Говоря об Израиле, Тарн сказал, что переезд в Страну стал судьбоносным событием в его жизни, по существу здесь началась его новая жизнь. И вряд ли на свете появился бы писатель по имени Алекс Тарн, если бы Алексей Тарновицкий остался в России.

Свой литературный путь в Израиле Алекс начал с публицистики, которая явилась неизбежным откликом неравнодушного и литературно одаренного человека на драматические, невероятные, порой абсурдные события, постоянно происходящие в нашей маленькой стране и вокруг нее. Путевку в большую публицистику Алексу Тарну дал Дов Конторер – блестящий журналист и политический обозреватель газеты «Вести», которая и опубликовала несколько первых статей будущего писателя.

Потом он взялся за свой первый художественный проект – роман «Протоколы сионских мудрецов», сначала (2003 г.) напечатанный в «Иерусалимском журнале», а затем, в 2004 году, вышедший отдельной книжкой в московско-иерусалимском издательстве «Гешарим — Мосты Культуры» и позже , номинировавшийся на «Русского Букера». В следующем году в том же издательстве вышел один из лучших, на мой взгляд, романов А.Тарна «Квазимодо», принесший автору широкую известность и репутацию нового яркого и оригинального литературного таланта, взросшего на израильской почве. Последующие годы только подтвердили это мнение. Поразительно, как плодотворно, активно и разнообразно работает в литературе писатель Алекс Тарн! За каких-то десять лет он успел написать более двадцати классных романов и повестей, многие их которых номинировались и даже удостоились самых престижных литературных премий. А сколько замечательных переводов с иврита и английского сделал Алекс за эти годы! А сколько блестящих, острых и страстных статей на актуальные общественно-политические и литературно-художественные темы почти ежедневно выходят из-под клавиатуры бывшего инженера-компьютерщика Алексея Тарновицкого! Ими зачитываются в Фейсбуке, других социальных сетях, пересылают друг другу, откликаются на них тысячи людей.

Мне бы хотелось завершить этот рассказ о встрече с писателем финалом его пронзительной статьи «Пятая звезда» - о жизни и судьбе израильской поэтессы Рахель Блувштейн (стихи Рахели в переводе самого автора):

«На твой безумный мир один ответ: отказ! — писала Марина. Рахель, умирающая от чахотки, выброшенная за ворота подобно прокаженному, держит ту же высокую ноту:

Мы сегодня, как прежде, в осадном дыму —
тот же голод и та же мечта,
но известий спасительных я не приму
из больного, поганого рта.


Только чистый избавит, и честный спасёт,
сохранит, сбережет от огня...
А иначе — пусть гибель меня унесёт
на заре благовестного дня!


Горстка аутсайдеров, своим гордым самоубийственным отказом они спасли человеческое в нечеловеческих условиях Нового мира. Больные и слабые, поправ смерть честностью и чистотой, они пережили гитлеров и сталиных, уэллсов и энгельсов… Они и сейчас здесь, с нами — в том числе и на этих страницах».

Фото автора
Количество обращений к статье - 1901
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость | 25.02.2016 23:38
Спасибо за прекрасную статью-представление!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com