Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Аналитика
Глобализация
Александр Гордон, Хайфа

Проблему можно решить, от неё можно ускользнуть, но некоторые проблемы имеют свойство преследовать решающего их. В попытке разрешения одну проблему можно заменить другой, гораздо более значительной и менее разрешимой. Решают проблему приёма арабских беженцев и создают проблему грабежей, насилия, бесчинств и террора, учиняемых некоторыми новоприбывшими в Западной Европе. Решают проблему гуманитарной помощи терпящим бедствие арабским беженцам и создают поколение «сердитых», которым не додали и которые будут верны своим далеко недемократическим обычаям. На арабском Востоке нет свободы, но провозглашение свободы и борьба за неё стали привычной формой «прогрессивного» поведения, усвоенного теми, кому нужнее несвобода других, чем свобода для себя. Европа поглощает выходцев с Ближнего Востока, стремящихся к свободному существованию и не признающих его.


Глобализация подразумевает свободный поток вещей, товаров, людей, идей, информации, привычек, нравов, болезней, вирусов во все части Земли. В магазинах европейских и израильских городов продают электротовары, телефоны, автомобили и одежду одних и тех же фирм. Свобода торговли делает города и людей похожими друг на друга. Не только торговля объединяет и использует возможности демократии, но и террор. Террор – это тоже товар. Продаётся и покупается кровь, страх, и достигается управление жизнью путём запугивания террором. Терроризм – неизбежное следствие глобализации. Экспорт террора с Ближнего Востока растёт с самого начала XXI века. Террор захватывает внутренние рынки европейских стран. Там, где нет государственных границ, - нет границ террору. Раз граница между странами – архаичное понятие, ограничение свободы, возникает террор без границ.

Исламские фундаменталисты возмущены глобализацией, ибо она загрязняет «нравственную чистоту» мусульманства. Они используют глобализацию … для борьбы с глобализацией, с западными веяниями, распространяющимися по всему миру и берущими в плен угнетённых исламским фундаментализмом. Террористы используют западную свободу передвижения, свободу выражения мыслей и взглядов для борьбы с самой свободой. Пламя исламской борьбы против глобализации, приводящей к просачиванию Запада на Восток, передаётся самими террористами, устремляющимися с Востока на Запад, а также европейскими выходцами с исламского Востока на питающий их и ненавистный им Запад. Самые «чистые» намерения террористов по переделке мира проистекают из самых грязных источников: исламский террор пропитан маслянистой, горючей жидкостью тёмного цвета, добываемой из нефтяных источников. Пока бьют фонтаны нефти, террор имеет крепкую финансовую основу.

«Арабская весна», начавшаяся в 2011 году, привела к большим геополитическим сдвигам в районе, где пустыня диктовала медленный темп жизни. Арабский мир приобрёл ускорение в сторону Европы. Потоки крови на Ближнем Востоке привели к переселению больших масс арабских беженцев в Европу. Поток беженцев устремился в Эльдорадо, в богатые западноевропейские страны, где их принимают из гуманных и прагматических соображений - дешёвая рабочая сила и исправление дефицита рождаемости в Западной Европе. Поползновения западноевропейских стран, главным образом Германии, открывают исламскому террору новые возможности. Благополучная, зажиточная Германия не может сопротивляться переселению страждущих ввиду её борьбы с собственным чёрным прошлым. Разве можно запретить спасение терпящих бедствие? Риск потерпеть бедствие вследствие появления водоворотов террора в течении беженцев не настораживает гостеприимных правителей западных стран.

«Гуманизм», лежащий в основе приёма арабских беженцев, восходит к учению философской и социологической франкфуртской школы, развитым немецкоязычными евреями Максом Хоркхаймером, Теодором Адорно, Эрихом Фроммом, Вильгельмом Райхом, Вальтером Беньямином и Гербертом Маркузе, бежавшими от нацистов за границу в 1933-м году.

Герберт Маркузе. Фото: bbc.co.uk

Наиболее радикальным представителем франкфуртской школы был Герберт Маркузе (1898-1979), член берлинского солдатского Совета (военнослужащий германской армии во время Первой мировой войны), принимавший участие в Ноябрьской революции 1918-го года и социалистическом восстании «Союза Спартака» (будущей Коммунистической партии Германии) во главе с Карлом Либкнехтом и Розой Люксембург и ученик знаменитого немецкого философа Мартина Хайдеггера. Как было принято во франкфуртской школе, Маркузе отрицал важнейший тезис ортодоксального марксизма о пролетариате как единственной силе, способной разрушить капитализм. Согласно Маркузе, переделку западного общества способны совершить лишь «аутсайдеры», которые, в отличие от пролетариата, не интегрированы в существующую социальную структуру — безработные, деклассированные элементы, люмпены, разочаровавшаяся в идеалах и ценностях отцов молодёжь, народы стран «третьего мира». Маркузе допускал применение насилия против «репрессивного» капиталистического общества. Он, как и другие теоретики «новых левых», обращался к молодой революционной интеллигенции (студенчеству), способной понять «порочность» империалистического позднего капиталистического «общества потребления». Он возлагал надежды на не могущие вписаться в «общество благоденствия» притесняемые цветные, национальные, расовые меньшинства, на гастарбайтеров, безработных, и феминисток. В книге «Одномерный человек» (1964) Маркузе отмечал: «Однако под консервативно настроенной основной массой народа скрыта прослойка отверженных и аутсайдеров, эксплуатируемых и преследуемых представителей других рас и цветных, безработных и нетрудоспособных… их противостояние само по себе революционно, пусть даже оно ими не осознаётся. Это противостояние наносит системе удар снаружи, от которого она не в силах уклониться; именно эта стихийная сила нарушает правила игры и тем самым разоблачает её как бесчестную силу. Когда они (отверженные) объединяются и выходят на улицы, безоружные, беззащитные, с требованием гражданских прав, они знают, что столкнутся с собаками, камнями, бомбами, тюрьмами, концентрационными лагерями и даже смертью. Но их сила стоит за каждой политической демонстрацией жертв закона и существующего порядка. И тот факт, что они уже отказываются играть в эту игру, возможно свидетельствует о том, что настоящему периоду развития цивилизации приходит конец». «Жертвы закона» доказали способность совершать значительные беззакония. Демонстрации могут означать и то, что цивилизации как таковой наносится удар, отбрасывающий её на более низкую степень развития.

Маркузе делал ставку на положительную роль «третьего мира», этого колоссального глобального аутсайдера мирового масштаба, страдающего от империализма, войн, голода, слабого развития, экономической эксплуатации со стороны стран западного общества. «Третий мир» Маркузе противопоставил западному «первому миру», населённому сытым мещанским «самодовольным стадом» - средним классом. В книге «Эрос и цивилизация» (1955) Маркузе писал: «Его (конфликт между господином и рабом – А. Г.) продолжением становится восстание отсталых стран против невыносимого наследия капитализма и его продолжения в неоколониализме». В этой фразе содержится противоречие подлинному развитию исторических событий. «Восстание отсталых стран против невыносимого наследия капитализма» превратилось в страстное желание «отсталых стран» жить при капитализме. «Неоколониализм» - это скорее всего «неоколониализм» огромных масс беженцев, желающих поселиться в Европе и колонизовать её благополучный Запад, в особенности Германию. Колонизация давно проявилась на примере Франции.

После Первой мировой войны на Ближнем Востоке образовывались новые арабские государства, создавались арабские нации. Рост национализма ведёт к «национально-освободительным» движениям. Война арабов против Франции вынудила последнюю покинуть её североафриканские колонии. После Второй мировой войны Франция стала привозить дешёвую рабочую силу из Магриба.

Североафриканские арабы в массе своей не повышали квалификацию и становились потребителями и жертвами общества социального благосостояния: оказываясь без работы, они предпочитали жить на сносные социальные пособия, не стремясь работать. Французы нуждались в дешёвых рабочих на чёрных работах, магрибские арабы нуждались в работе и в легкодоступном социальном благополучии. Население Франции росло за счёт миллионов арабов, не вынесших тяжелейших проблем национального строительства и бежавших от своей, с трудом завоёванной у французов независимости, во Францию. Западные страны культивируют свободу, которую считают высшей ценностью. Психолог Эрих Фромм написал книгу «Бегство от свободы» (1941). Свобода, вытекающая из неё ответственность, разнообразие путей и возможностей, тяготят человека, особенно того, кто воспитан на Востоке. Рождённый в пустыне, под гнётом племени, под бременем диктующей поступки традиции, восточный человек не знает, что делать со свободой. Он боится и не понимает её и бежит от неё. Он не может построить демократическое общество на песке своих пустынь. Победа национализма и образование независимых государств Алжира, Туниса и Марокко не решила, а усугубила проблемы тамошних арабов.

Побеждённые франкским военачальником, майордомом Карлом Мартеллом (Мартелл – «молот», возможно, названный так в честь «молотобойца», еврейского полководца Иегуды Маккавея, дед императора Карла Великого) в 732-м году в битве при Туре (Пуатье) и не допущенные во Францию, арабы стали наполнять Четвёртую, а затем и Пятую Французскую Республику. Они не знали, что делать с независимостью страны, они не были готовы к принятию ответственности за своё драгоценное приобретение. В новых, свободных от колонизаторов странах, улучшения не происходили: жизнь становилась более бедной, менее благополучной, менее стабильной и даже менее свободной, ибо деспотизм на Востоке – естественное состояние. И освободившиеся от колониализма бежали от своих правителей, что позже стало происходить и в не бывших французскими областях. Беглецам не понадобились сражения. Они пришли с «белыми флагами» и «сдались» на милость французского налогоплательщика, против которого боролись в своё время за независимость у себя дома и который теперь вынужден был оплачивать их зависимость от него во Франции. Арабы устремились во Францию, с которой они боролись за независимость, решать свои проблемы на чужой для них французской территории, на земле бывших колонизаторов. Арабы, сражавшиеся с французскими империалистами и вытеснившие их из Магриба во Францию, переселились туда вслед за бывшими колонизаторами и сами стали колонизировать эту страну. Арабы не сливаются с местными жителями, а стремятся навязать французам исламскую культуру. Делается это путём культурного «джихада» - войны против культурного облика чужой цивилизации на её территории. Не исключено, что во Франции больше верующих мусульман, чем верующих христиан. Для покорения Франции арабами не нужны взрывы бомб, достаточно демографического взрыва.

Сегодня наблюдается явление, которое в некоторой степени согласуется с теорией Маркузе: «третий мир» двинулся в «первый мир». Однако причины этого движения отличаются от тех, которые выдвигал философ. «Аутсайдеры» покидают «третий мир» не для улучшения «первого мира», а для того, чтобы спасти свою жизнь и зажить жизнью «первого мира». Национальные меньшинства, населяющие арабский Восток, хлынули из восхваляемого Маркузе «третьего мира» в критикуемый им «первый мир», благополучный и сытый, чтобы стать «первым миром», благополучным и сытым. И «первый мир» пытается приютить беженцев.

Идеологией приёма беженцев стал мультикультурализм, являющийся продуктом деятельности франкфуртской школы. Мультикультурализм - это концепция допустимости сохранения культуры, религии и самобытности новых жителей европейских стран. Одна из его идей -отрешение от национализма европейских стран (перешедшее в отход от национальной культуры), от консерватизма с его «тяжеловесной» моралью и христианской религиозности. В основе этого подхода лежит терпимость к иным, то есть к иммигрантам. Выхолащивание национальной культуры, отдаление от религии постепенно превратили Францию в страну без национальной и религиозной окраски и солидарности. Иммигранты, национально и религиозно сплочённые, увидели перед собой лишённое национальности и религиозности государство социального благополучия, где можно «красиво» жить, нередко не работая. Иммигранты обособились от национально и религиозно безликих французов. Они гордятся своими религиозными особенностями и ценностями. Французская интеллектуальная элита в большинстве своём не замечает или не хочет замечать мусульманскую культурную агрессию в своей стране и не противится ей. В исламском сознании доминирует «монокультурализм»: все будут мусульманами и будут платить дань «правоверным» или не будут существовать. Интеграция мусульман во Франции идёт плохо, напротив, образовалось государство в государстве. Интеграция в культурно безликом обществе едва ли возможна. Возможно только обособление иммигрантов. Куда идёт страна, в которой неприлично говорить о её французской идентификации, национальной культуре и христианской религии?

В меньших масштабах, чем во Франции, мусульманские иммигранты и их дети «осваивают» другие европейские страны. Выходцы из исламских стран появились в Европе как дешёвая рабочая сила. Оказалось, что эти иммигранты не только рабочая сила, но и сила, могущая влиять на облик общества, так как они требуют внедрения в его духовную инфраструктуру своих обычаев. Оказалось, что эта сила не дешёвая, а дорого обходящаяся налогоплательщикам и порой угрожающая безопасности граждан благополучных западноевропейских стран. Завоз дешёвой рабочей силы в западноевропейские страны обернулся завозом дорогостоящей ближневосточной проблематики. Исламский мир экспортирует в Европу радикальные взгляды и методы. Отказ от ассимиляции в европейских странах приводит исламских иммигрантов в оппозицию к стране, предоставившей им убежище. Консервативно воспитанным, бывшим жителям стран ислама, религиозно настроенным, очень трудно идентифицировать себя с «безбожниками» или «неверными». Они стремятся «исправить» новую страну в соответствии со своими нормами, диктующими им подчинить себе принявшее их общество. Молодые граждане европейских стран, мусульмане, служат добровольцами в исламских радикальных группировках, ведущих войну в Сирии и Ираке, и возвращаются в Европу сформировавшимися террористами.

Ближний Восток с его кровавыми нравами проник и продолжает проникать в Старый Свет. Его новая волна – сотни тысяч арабских беженцев из Сирии и Ирака, из распавшихся стран, охваченных войной и геноцидом – скорее всего будет устраиваться и развиваться по французскому сценарию. Беженцы в массе своей не способны к ассимиляции и принятию культуры западных стран. Им необходима культурная и религиозная автономия. Приобретение убежища не является единственным результатом проникновения беженцев. Им нужно религиозное обособление и самоутверждение. Из этого самоутверждения с необходимостью появляется отрицание других конфессий, иной культуры. На заре ислама арабы насаждали свою религию на всех территориях, которые захватывали. Сравнение сегодняшних арабских беженцев с варварами – неверная историческая аналогия. Варвары не имели идеологии и приняли христианскую религию. Арабов надо сравнивать с арабами, современных арабов надо сравнивать с их предками, ибо мотивы поведения сходны и зиждутся на религиозной основе.

Западноевропейское общество, называемое Гербертом Маркузе «репрессивным», не способно применить репрессии против новых колониалистов под видом беженцев, ибо видит только гуманную миссию там, где необходимо различать антигуманную вылазку пришельцев. Беженцы уверены в превосходстве своей религии над верованиями хозяев. Они воспитаны в духе джихада против неверных. Мирного сосуществования с людьми других конфессий они не признают. Женщина в странах ислама – неполноценное существо. В терминах Великой Французской революции, арабские пришельцы не признают ни свободы, ни равенства, а признают лишь мусульманское братство. В книге «Столкновение цивилизаций» (1996) С. Хангтингтон называет невозможность мусульман принять «неверных» «неперевариваемостью», то есть абсолютистским характером ислама как вероисповедания, который «соединяет вместе религию и политику и проводит чёткую грань между теми, кто находится в «Дар аль-Ислам» (Дом ислама, где правят мусульманские режимы и доминируют мусульманские законы – А. Г.), и теми, кто относится к «Дар аль-Харб» (Дом войны, то есть прочий мир, до сих пор населённый и управляемый неверными – А. Г.). Мусульмане обязаны вести джихад до тех пор, пока весь мир не примет исламскую веру или не покорится мусульманскому правлению. Главное средство покорения – террор. У ислама глобальные претензии – подчинить себе как можно больше людей. Для реализации идеи по захвату «Дар аль-Харб» необходим горючий материал. Таким топливом Хантингтон считает демографическое положение: «… демографический взрыв в мусульманских странах и значительная доля в общей численности населения мужчин в возрасте от пятнадцати до тридцати лет, зачастую не имеющих работы, является естественным источником нестабильности и насилия как внутри самого ислама, так и в отношении не-мусульман». Ислам с момента возникновения был религией меча, прославлявшей воинскую доблесть. Пророка Мухаммеда описывают как закалённого воина и умелого военачальника. Когда к милитаристским идеям вероучения добавляется обеспеченное демографическими процессами большое число воинов, не имеющих достойной альтернативы для реализации мужских качеств, например, в работе, естественно рождаются стимулы и гнёзда разрушения и террора. Отсталость арабского мира в образовании, науке, технологии повышает рождаемость и толкает молодёжь к агрессии.

Сила мирных идей является миражом в ближневосточной пустыне, несуществующим источником воды в песках. Военные силы гораздо более влиятельны в Леванте, чем силы мира. На песочных часах Востока время идёт по-своему, караван шагает в своём темпе, странник, забредший сюда решать ближневосточные конфликты мирным способом, шагает в мнимом пространстве. Он находится в жарком плену миражей пустыни. Арабский Восток экспортирует в Европу свои проблемы – религиозную замкнутость и нетерпимость, необразованность, неумение работать и создавать, отсталость в науке и технологии – и взгляды на отношения между людьми – презрение к инакомыслящим и верующим других религий, обособленность и агрессию, полное неуважение к женщине, непринятие демократии как способа управления, милитаризм.

Европа склоняется перед потоком страждущих исламских беженцев в пароксизме «высшего гуманизма», верная мультикультурализму и следующая диктовке «прогресса». В Европу прибывают люди, мало способные к сотрудничеству, к диалогу, к интеграции в обществе. Старый Свет распластывается перед распространяющимся по Европе исламом во имя идей, которые мусульмане не разделяют, и склоняется перед ним в уважительном поклоне, не имея шансов на ответное уважение. Западная Европа выбрала: еврейская страница её истории дописана и вырвана, замарана бойкотами товаров из еврейского государства, исламская страница пишется заново. В общественном мнении западноевропейских стран сильные евреи представляют собой не вполне понятное и не особенно желательное зрелище. «Прогрессивная» Европа принимает «слабых» беженцев, ослабляя себя.

Конфликт между евреями и арабами тоже импортируется из Ближнего Востока в Европу, как и другие межцивилизационные и межконфессиональные конфликты. Редьярд Киплинг ошибся, написав: «О, Запад есть Запад, Восток есть Восток, не встретиться им никогда». На кораблях через Средиземное море, на самолётах над Азией и Африкой, на поездах через Турцию и Грецию плывут, летят, едут в Европу ближневосточные проблемы. Всё всерьёз, надолго, по-настоящему. Глобализация.

Опубликовано 21 января 2016 года
в приложении «Окна» к газете «Вести», Тель-Авив
Количество обращений к статье - 8304
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (27)
Лев Гавартин | 04.05.2016 14:22
Представляется, что тщательно рассмотренное автором,
передвижение "третьего мира" в "первый" с неготовностью принятия ответственности за свою приобретенную свободу, а просто с желанием жить сыто и
благополучно и, при этом, навязывать принявшей стране
свою мусульманскую агрессию, полностью относится и к
арабо - израильскому конфликту.
Израиль выступает страной "первого мира", в который арабская экспансия уже произошла.
Так называемые "палестинцы" в Европу не перемещаются,
а, пользуясь ненавистью к Израилю "мирового общественного мнения", пытаются захватить построенную тяжким еврейским трудом и умом Страну.
Гость | 02.05.2016 23:29
Запад,прежде всего Европа, сам является источником своих проблем: воюя со своими капиталистами за дележ прибыли и власти, правители Запада используют левых как союзников. Левые потеряв сытый западный пролетариат, тащат на Запад, предполагаемых союзников,прежде всего мусульман, которых также облизывает западная нефтяная элита. Евреи,как всегда находятся и лидируют в противоборствующих лагерях: венская свободолюбивая про-капиталистическая: фон Мизес,фон Хаек и,упомянутая левацкая франкфуртская. Для евреев, крах марксизма оказался трагедией, поскольку левые потеряли атеизм и объединились с антисемитами христианскими и исламскими.Еврейские левые оказались загнанными в идеологический угол правыми и левыми врагами.
Александр Гордон, Хайфа | 27.02.2016 15:26
Спасибо новым комментаторам статьи.
Гость | 25.02.2016 01:58
Александр Гордон - человек авторитетный, заслуженный, талантливый, много сделавший для Израиля, в том числе и как участник войн. Он один из лучших авторов данного издания. Однако, говоря о проблемах культурных, гуманитарных и исторических, он, обладая журналистским даром, пишет о собственных воззрениях как о некоторой существенной ценности людей определенного слоя еврейской интеллигенции. Это неплохо само по себе для самого слоя. Но есть и слои иные. А есть наука и культура, о которых человек интеллигентный, как это было принято в среде "русских евреев", - забывать никак не должен. И более того - обязан постоянно совершенствоваться в самых разнообразных направлениях. Так нас учили старые, еще гимназические учителя. А пленительные сказки про дикарей и скальпы - ну, так это ведь классика жанра...
Лев Мадорский | 24.02.2016 11:40
С огромным интересом, хотя и с некоторым опозданием прочитал Вашу статью, Александр.Такого интересного анализа сути процессов протекающих в мире в рамках глоболизации и, в чястности, в связи с нашествием в Европу мигрантов, ещё не встречал.Особенно верными показались в этой связи, два момента: нестыковка и. я бы сказал. спородичность, мусульманского присутствия в европейской культуре и недооценка евролпейскими политиками ( в основном, Меркель ), значения этой нестыковки и потенциальной силы исламского присутствия.
Недавно в Брауншвейге наблюдал типичную сцену, подтверждающую эту нестыковку. К двум деврчкам лет 15 с модно-разорванными джинсами подошёл мигрант и стал грозно кричать по арабски, указывая на дырки. Девочки заплакали от испуга ничего не понимиая,и за них вступился пожилой немец. Надо было видеть недоумение на лице мигранта-хранителя порядка. Он считал, что борется с распущенностью и должен только получить одобрение со стороны. Дело не в том, что мигрант говорил по арабски. Дело в том. что он говорил на языке другой культуры. которую считает единственной верной.
Спасибо, Александр
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYС | 23.02.2016 07:55
С интересом прочел дискуссию. Спасибо участникам и автору.
Гость Михаил Заборов | 22.02.2016 12:50
Статья верна по духу и написана со знанием материала, читая не мог не возвратиться к своей собственной работе - к статье "Социальная физика", написанной давно, но никому не известной, мне кажется она может послужить хорошей теоретической основой для осмысления проблем, о которых пишет автор. www.facebook.com/michael.zaborov
Александр Гордон, Хайфа | 21.02.2016 12:49
Дорогой Марк!
Очень ценю Ваш отклик на мой ответ Вам.
Разница в информации основана на жизненном опыте в Израиле. Вы считаете, что надо применить определённые меры и не очень хорошо представляете возможность применения этих мер в условиях израильской действительности. В первые годы жизни в Израиле я придерживался взглядов, близких Вашим. Однако жизнь наша намного сложнее. Эта длинная история, не комментария под статьёй. Продемонстрирую свою точку зрения цитатой из Вашего комментария:
"Вы пишете: «Откуда Вы взяли, что Израиль не борется с террором?» Я не мог написать такой глупости. Я лишь написал, что ситуация не меняется, поскольку Израиль не воздействует на среду, под которой имею в виду от детских учреждений до руководства ПА, от родственников террористов до депутатов Кнессета, от БАГАЦА до военной администрации, занимающих сплошь и рядом проарабскую позицию. Как оценка этой деятельности зависит от места жительства?"
Израилю невероятно трудно сделать то, что Вы предлагаете, практически невозможно. Мне кажется, что если бы Вы жили в Израиле, Вы бы лучше поняли ситуацию. Очень трудно объяснить в коротком комментарии.
Ещё раз спасибо за дискуссию. Она образец содержательности и корректности.
Ваш А. Г.
Mark Avrutin | 21.02.2016 11:59
Дорогой Александр, спасибо за пространный ответ. Позволю себе остановиться лишь на одном моменте. Вы (и не только Вы) упрекаете меня в «лёгкости, с которой анализирую и даю оценки событиям и политическим деятелям в стране, в которой никогда не жил». Во-первых, в чем проявилась эта легкость? Во-вторых, какими преимуществами обладает житель страны при анализе событий, происходивших, скажем, за много лет до его рождения? Но даже о сегодняшних событиях, происходящих где-нибудь в Иерусалиме, Т-А, Беэр-Шеве, Вы в Хайфе узнаёте из СМИ или от друзей и родственников. Теми же источниками пользуюсь и я. В чем же разница?
Вы пишете: «Откуда Вы взяли, что Израиль не борется с террором?» Я не мог написать такой глупости. Я лишь написал, что ситуация не меняется, поскольку Израиль не воздействует на среду, под которой имею в виду от детских учреждений до руководства ПА, от родственников террористов до депутатов Кнессета, от БАГАЦА до военной администрации, занимающих сплошь и рядом проарабскую позицию. Как оценка этой деятельности зависит от места жительства? Интересно, как бы я мог «исправлять ошибки ваших политиков», если бы репатриировался в Израиль? Но главное, что нас роднит одно и то же: «происходящее в Израиле меня волнует и интересует гораздо больше, чем события в других странах».
Успехов Вам.
Марк.
Александр Гордон, Хайфа | 20.02.2016 22:24
Дорогой Марк (Марк Аврутин-Гость, 20.02.2016)!
Спасибо за интересный комментарий.
Прежде всего насчёт "миров". Я не в первый раз отклоняюсь от жанра статьи и использую приёмы эссе. В образах всегда есть обобщение.
Сопротивление мультикультурализму в "первом мире", конечно, есть но успехи этой доктрины очевидны и возможны только при поддержке истэблишмента.
О "русском мире" я не пишу, ибо он меня не интересует, и я не разбираюсь в том, что в нём происходит.
Об израильской политике я, в отличие от Вас, проживающего во Франкфурте на Майне, не пишу, ибо в ней на микроскопическом уровне не ориентируюсь. Но я читаю то, что Вы пишете в своих статьях, и поражаюсь лёгкости, с которой Вы анализируете и даёте оценки событиям и политическим деятелям в стране, в которой никогда не жили. Я не рискую анализировать и давать оценки политическим деятелям в странах, в которых не живу - в США, Германии, России и Украине. В отличие от Вас, не чувствую себя в этих делах компетентным.
Вы пишете: "А вообще, Александр, странно получается. Вас волнует, что «Ближний Восток с его кровавыми нравами проник и продолжает проникать в Старый Свет», а меня возмущает, что евреи с самого начала, ещё сто лет назад задумали создание государства, в котором значительное место займут арабы". Почему Вы думаете, что меня "волнует" проникновение Ближнего Востока в Старый Свет? Меня интересует, как в разных местах, например, в Западной Европе, занимаются решением проблем, сходных с теми, которые решают израильтяне. Я совершенно не волнуюсь при виде проникновения Ближнего Востока в Европу.
Это проникновение должно волновать жителей западноевропейских стран.
Откуда Вы взяли, что Израиль не борется с террором? Ещё как борется и делает это гораздо успешнее, чем богатые западноевропейские страны. Судя по последнему предложению Вашего комментария, Вы знаете, как успешнее бороться с террором, чем это делают израильтяне. Я не понимаю, откуда у Вас такое желание управлять еврейским государством. У меня нет ни желания, ни умения управлять государством Израиль и давать советы вождям, как это делать. Я лишь скромный налогоплательщик, бывший военнослужащий и гражданин государства Израиль. Раз Вы знаете и понимаете больше, Вы можете репатриироваться (могли давно репатриироваться) в нашу страну и исправлять ошибки наших политиков. Могу Вас заверить, что происходящее в Израиле меня волнует и интересует гораздо больше, чем события в других странах.
Желаю Вам хорошей недели.
С уважением,
А. Г.

Гость | 20.02.2016 19:10
Дорогой Александр, мне кажется ошибочным характеризовать человечество «мирами». Вот Вы пишете: «третий мир» двинулся в «первый мир». И «первый мир» пытается приютить беженцев». Основная (ну, пусть, значительная) часть «первого мира» противится этому, также как и навязываемому
мультикультурализму.
Возьмём знакомый нам «русский мир», о котором много говорят в последнее время. Сто лет назад всё, кто хотел, могли убедиться в том, что нет не только единого русского мира, но и единого русского народа. Настолько, что русская аристократия даже не понимала язык русского крестьянства. Во время Гражданской войны представители одного «русского» народа совершенно безжалостно уничтожали представителей другого «русского» народа. А сегодня Дм. Быков не приемлет национализм, отторгает Жаботинского, не любит Израиль, а другой поэт и писатель, русский националист Ал. Широпаев – большой друг Израиля, как и Гирт Вильдерс. В Израиле тоже выкристаллизовался свой истеблишмент, в котором по мере его отдаления от народа возникало идейное родство. Сегодня левый Рабин, готовый аннулировать ословские соглашения, кажется, правее правого Нетаньяху, которому Герцог ближе, чем, скажем, Фейглин.
А вообще, Александр, странно получается. Вас волнует, что «Ближний Восток с его кровавыми нравами проник и продолжает проникать в Старый Свет», а меня возмущает, что евреи с самого начала, ещё сто лет назад задумали создание государства, в котором значительное место займут арабы. И после провозглашения независимости в 1948 г сделали арабский язык государственным. И по сей день, что правые, что левые, пресмыкаются перед арабами, пытаясь их умиротворить. Ведь то, что Вы пишете применительно к Европе: «Сила мирных идей является миражом в ближневосточной пустыне, несуществующим источником воды в песках. Военные силы гораздо более влиятельны в Леванте, чем силы мира», гораздо ближе к Израилю. «Европа склоняется перед потоком страждущих исламских беженцев», а Израиль не смирился перед арабским террором, ограничиваясь «отстрелом» преступников, не посягая на искоренение источника, среды преступного терроризма, стремясь к сохранению пресловутого «статус-кво».
Владимир Янкелевич | 18.02.2016 15:02
Я думаю, что дискуссия по этой важной теме на пользу делу.
Итак:
2. Ты пишешь: «Если какие-то идеи, в данном случае западные, существуют только на бумаге, они для исламских фундаменталистов не опасны. Опасность именно в распространении идей, а не в том, что кто-то написал о них в книге, или они вертятся в очень узком кругу».
Я не согласен. По этой логике получается, что если некая страна не занимается экспортом своих идей, то она не будет являться объектом агрессии ислама? Действительность это не подтверждает.
3. Ты пишешь: «Начиналось с дешёвой рабочей силы, да и сейчас полно простых работ».
Процент людей, занятых на простых работах неуклонно уменьшается. Запад стоит перед проблемой, куда девать своих «простых рабочих», приток неквалифицированной рабочей силы для него крайне вреден, если, конечно, не начнут копать что-то типа Волгодонского канала вручную, без применения техники.
6. Ты пишешь: «Этот пункт не понял. Анекдот с Рабиновичем твою мысль никак мне не прояснил».
Попробую подробнее. В твоем тексте написано: «Сегодня наблюдается явление, которое в некоторой степени согласуется с теорией Маркузе: «третий мир» двинулся в «первый мир». Однако причины этого движения отличаются от тех, которые выдвигал философ». Он двинулся не так, не по той причине и не затем. Потому и ситуация проиллюстрирована так: «…выиграл в лотерею три миллиона, правда не в лотерею, а в карты, не три миллиона, а три рубля, и не выиграл, а проиграл…»
7. По поводу ассимиляции беженцев на мой тезис ты пишешь: «Это теоретизирование. Я наблюдал этих людей в моей продолжительной жизни во Франции, беседовал с ними, а ты делаешь выводы на основании прессы и интернета. Дело и в людях, и в условиях. Ты, видимо, просто не знаешь этих людей».
Если ты обратил внимание, то я написал, что «Если бытие не создает потребности в ассимиляции, то ее и не будет». Так вот именно во Франции в максимально возможной степени создана ситуация отсутствия потребности в ассимиляции. Но Франция не единственная страна на свете. Есть Канада, Австралия, США… Ты совершенно прав, тех, кого ты знал, я их не знаю, но с ситуацией в названных трех странах знаком достаточно хорошо, мой тезис основан на личном опыте, личных наблюдениях и сообщениях многочисленных моих корреспондентов.
Гость | 18.02.2016 00:30
... Мы приехали в маленький уютный Израиль, тогда во всю размахивавший американскими флажками и учивший нас, несчастных имперских научных универсалов, сокровенным азам теории познания: ЭЙН ЛАНУ ТЭОРЫЯ - ЙЕШ РАК ИНТЭРПРЭТАЦЫЯ! Хоть стой, хоть падай от такой простоты: будешь прощее - и люди к тебе потянутся. Как в случае перевода ноогенетики в "глобализацию", а социальной термодинамики - в "футурологию" или в "постмодернизм". Ну, что вам рассказать про Сахалин - ЧУМА НА ВАШИ ДОМЫ! Упрощенчество и вранье - психологические приметы негэнтропийного мышления. А до добра они - не доводят. В XIX веке инженерА и борзописцы пили кровушку несчастного Дарвина, открывшего не только различные аспекты теории эволюции сложных систем, но и явление тепловой мантийной конвекции. В ХХ и нынешнем веках повзрослевшие, заматеревшие фигуранты академического, политического и идеологического профиля решили, что Дарвин - ОХЕЛЬ мелкая, и перешли на все страждущее человечество - уж больно оно вернадски ВСЮДНОЕ - а дальше вы все знаете сами, особенно если читаете международную еврейскую электронную газету на русском языке "МЫ ЗДЕСЬ". Хочется сказать "пока", но воздержусь: надо быть ближе к народу...
Александр Гордон, Хайфа | 17.02.2016 16:54
Владимиру Янкелевичу

Спасибо за комментарии.
1. Глобализация - не новое явление. О ней писал ещё более 100 лет назад доктор экономики Александр Парвус. Терминология новая, явление старое. Конечно, глобализация создаёт удобные условия для интенсификации террора, о чём я и пишу.
2. Ты пишешь: "Исламские фундаменталисты - очень давний спутник ислама. Их идея – повсеместное распространение ислама, а борьба с глобализацией - это так, побочный продукт. Они видят проблему совсем не в том, что Западные идеи распространяются благодаря глобализации, а самом существовании Западных идей". На мой взгляд, это утверждение неверно. Если какие-то идеи, в данном случае западные, существуют только на бумаге, они для исламских фундаменталистов не опасны. Опасность именно в распространении идей, а не в том, что кто-то написал о них в книге, или они вертятся в очень узком кругу.
3. Недоразумение. Я делаю исторический очерк. Начиналось с дешёвой рабочей силы, да и сейчас полно простых работ.
4. "Мыслителей можно условно разделить на две группы, на связанных с реальным сектором экономики и чистых идеологов, вся сила которых в интеллекте, выражаемом через лист бумаги и авторучку или клавиатуру". Очень упрощённое разделение, непонятно как связанное с текстом. Я пишу "восходит", а не равен.
5. Для того, чтобы человек, рождённый и воспитанный, стал свободным изнутри, он должен плыть против сильного течения. Конечно, нет правил без исключений. Безусловно, раб может выйти на свободу с помощью внутренних и внешних усилий, но потом на свободе ему нужно делать большие усилия, чтобы освободить свою душу от рабства. Успех, по-моему, меньший, чем ты пишешь. Не всякий, кто живёт в демократической стране после бегства от деспотизма, свободен. Борьба с тиранией рождает также революционеров, якобинцев, которые не свободны по-настоящему, ибо стремятся закабалить других, "неправильных".
6. Этот пункт не понял. Анекдот с Рабиновичем твою мысль никак мне не прояснил.
7. Ты пишешь: "Беженцы прекрасно ассимилируются, но один вождь и учитель сказал, что «общественное бытие определяет общественное сознание». Если бытие не создает потребности в ассимиляции, то ее и не будет. Дело не в людях, а в тех условиях, в которые они попадают. Ну а отрицание иных конфессий, это просто видовой признак ислама, а никак не следствие отсутствия культурной автономии".
Это теоретизирование. Я наблюдал этих людей в моей продолжительной жизни во Франции, беседовал с ними, а ты делаешь выводы на основании прессы и интернета. Дело и в людях, и в условиях. Ты, видимо, просто не знаешь этих людей.

Большое спасибо.
Александр Гордон, Хайфа | 17.02.2016 15:05
Спасибо всем комментаторам.

Отвечаю сначала Марку Фуксу.

Спасибо за прочтение и замечания.
Колонизация беженцев из Европы создала ряд стран Северной и Южной Америке. Вы пишете "стоит поразмышлять о различиях в этих явлениях и главное о том несет ли нынешний вал беженцев в Европу позитивный момент или ведет к разрушению цивилизации". В этом контексте следует спросить, для кого то или иное движение беженцев несёт положительное и конструктивное, а для кого отрицательное и деструктивное. Для цивилизации индейцев вторжение беженцев из Европы оказалось отрицательным и деструктивным. Однако, на мой взгляд, неверно проводить аналогию между арабскими беженцами и европейскими беженцами, т.к. очень разные ситуации и разные ментальности. В частности, положение в Южной Америке сильно отличается от положения в Северной Америке. Ввиду того, что Ваше замечание основано на очень узкой общности, фактически только на слове "беженцы", мне кажется, что проводить сравнение не корректно и только запутает, а не разъяснит явление, описанное в статье. Отличий так много, что говорить о том, что происходит в Америке, ища сходное и различное, сложно и неинтересно для обсуждаемой проблемы.
Повторяю, важно понять кому приносит пользу поток арабских беженцев в Европу. На мой взгляд, для Израиля это движение полезно, т.к. контингент, прибывающий в Европу, похож на тот, с которым не ладит Израиль - похож по языку, по религии, по ментальности, по отношению к труду, к святости жизни, к ценности образования. Не знаю, в какой степени западные европейцы контролируют ситуацию. Вполне вероятно, что она может развиваться по путям Востока, а не в соответствии с традициями Запада.
Ещё раз спасибо.
Владимиру Янкелевичу отвечу отдельно, т.к. у него много пунктов и писать надо долго.
Марк Фукс | 17.02.2016 12:15
А.Я!
Как обычно уже из-под Вашего пера – материал для рассуждений.
По мере чтения возникали вопросы, но прочтя отзывы, обнаружил, что некоторые моменты уже подмечены и обозначены В. Янкелевичем.
Такое небезразличное обсуждение дает Вам возможность продолжить раскрытие темы и было бы интересно вернуться к ней еще раз в, скажем, продолжении.
Не представляется ли Вам колонизация двух Америк следствием наплыва беженцев из Европы? Если да, то стоит поразмышлять о различиях в этих явлениях и главное о том несет ли нынешний вал беженцев в Европу позитивный момент или ведет к разрушению цивилизации.
Спасибо.
Всего доброго.
Марк Ф.

Владимир Янкелевич | 16.02.2016 23:45
Саша, с удовольствием прочитал твою новую работу. Как обычно, уж такой у меня вредный характер, есть некоторые незначительные замечания:
1. Ты пишешь, что «Терроризм – неизбежное следствие глобализации». Возможно, слова выхвачены из контекста, хотя я этого и не увидел, но терроризм намного старше глобализации. На мой взгляд – к следствию глобализации можно отнести только создание более комфортных условий для терроризма.
2. Ты пишешь, что «Исламские фундаменталисты возмущены глобализацией, ибо она загрязняет «нравственную чистоту» мусульманства. Они используют глобализацию … для борьбы с глобализацией, с западными веяниями, распространяющимися по всему миру и берущими в плен угнетённых исламским фундаментализмом». Я в этом очень сомневаюсь. Исламские фундаменталисты - очень давний спутник ислама. Их идея – повсеместное распространение ислама, а борьба с глобализацией - это так, побочный продукт. Они видят проблему совсем не в том, что Западные идеи распространяются благодаря глобализации, а самом существовании Западных идей.
3. Ты пишешь, что «Поток беженцев устремился в Эльдорадо, в богатые западноевропейские страны, где их принимают из гуманных и прагматических соображений - дешёвая рабочая сила и исправление дефицита рождаемости в Западной Европе». Это было верно, но было и прошло. Доля низко квалифицированного труда в современном производстве ничтожна, использовать эту дешевую рабочую силу невозможно, для нее в цивилизованных странах нет работы.
4. Ты пишешь, что « … «Гуманизм», лежащий в основе приёма арабских беженцев, восходит к учению философской и социологической франкфуртской школы, …» Я думаю несколько иначе. Мыслителей можно условно разделить на две группы, на связанных с реальным сектором экономики и чистых идеологов, вся сила которых в интеллекте, выражаемом через лист бумаги и авторучку или клавиатуру. Первые связаны с собственностью, с возможностью банкротства и с высокой ответственностью, им распределительные идеи не подходят, социализм не для них. И вторая группа – генераторы идей, красивых и чаще всего умозрительных, обосновывать которые они могут очень хорошо. Вот например: «нужна консолидация евреев и арабов в Израиле, а изучение в новом учебнике «Декларации независимости» этой цели не служит. Значит детям не нужно ее преподавать, так как это не консолидация, а разделение». Это реальный пример. Если абстрагироваться от сути, то можно даже счесть такую аргументацию логичной. Вот из таких кабинетных идей кабинетных людей и растет этот «гуманизм», оторванный от жизни. А те, кто в реальном секторе экономики не могут себе этого позволить, так как тогда самолет не полетит и корабль утонет.
5. Ты пишешь, что «Свобода, вытекающая из неё ответственность, разнообразие путей и возможностей, тяготят человека, особенно того, кто воспитан на Востоке. Рождённый в пустыне, под гнётом племени, под бременем диктующей поступки традиции, восточный человек не знает, что делать со свободой». Но люди одного этноса и одной страны делятся на тех, кого свобода тяготит, и на тех, кто при свободе поднимается выше, реализуя свой потенциал. Это мы наблюдали в России, это же есть в любой стране и в любом народе.
6. Ты пишешь, что « Сегодня наблюдается явление, которое в некоторой степени согласуется с теорией Маркузе: «третий мир» двинулся в «первый мир». Однако причины этого движения отличаются от тех, которые выдвигал философ». Извини, но этот тезис напоминает историю где Рабинович выиграл в лотерею три миллиона, правда не в лотерею, а в карты, не три миллиона, а три рубля, и не выиграл, а проиграл…
7. Ты пишешь, что « Беженцы в массе своей не способны к ассимиляции и принятию культуры западных стран. Им необходима культурная и религиозная автономия. Приобретение убежища не является единственным результатом проникновения беженцев. Им нужно религиозное обособление и самоутверждение. Из этого самоутверждения с необходимостью появляется отрицание других конфессий, иной культуры». С этим трудно согласиться. Беженцы прекрасно ассимилируются, но один вождь и учитель сказал, что «общественное бытие определяет общественное сознание». Если бытие не создает потребности в ассимиляции, то ее и не будет. Дело не в людях, а в тех условиях, в которые они попадают. Ну а отрицание иных конфессий, это просто видовой признак ислама, а никак не следствие отсутствия культурной автономии.
Гость | 16.02.2016 20:10
Роман Елены Чудиновой "Мечеть Парижской богоматери", похоже, не анти-утопия, а пророчество, которому суждено сбыться.
Гость Tara Levin, NY | 16.02.2016 17:43
Как и все из под пера Александра Гордона - исключительно насыщенный глубоким смыслом материал. Видимо, значение слова ГЛОБАЛИЗАЦИЯ понимаю несколько иначе. С другим оттенком... более положительным. Поэтому название и заключительное слово я бы написала с вопросительным знаком. Глобализация ли?
Спасибо, дорогой Саша, заставили еще раз задуматься.
Лариса | 16.02.2016 16:37
Уж как верно и точно все подмечено и расставлено по полочкам.
Ирэн,Хайфа | 16.02.2016 09:12
Дорогой Сашенька!Я так долго ждала твоё мнение по этому вопросу.Спасибо,дорогой,за глубину освещаемого материала.Просто гениально.Удачи тебе и здоровья,радуй нас настоящей правдой!
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYС | 16.02.2016 04:21
Очень глубокая и мудрая статья о природе проблем так называемой "глобализации", о деструктивной роли, уцелевшей в огне катастрофы, Франкфуртской социологической школы - ядовитого наследия право-левого экстремизма Веймарской республики. Спасибо за одну из лучших работ на эту жизненно важную тему!
Захар Гельман, Реховот. | 16.02.2016 00:12
Я читал это произведение в "Вестях" и сейчас прочел. Вновь с интересом и удовольствием. Убежден, что у таких статей должна быть большая читательская аудитория интеллектуалов.
Sava | 15.02.2016 23:57
Мудро и убедительно обрисовал уважаемый Александр Гордон ситуацию абсурда, возникшую в связи с нашествием в Европу " беженцев".
Вызывает удивление пренебрежение Европой очевидными
катастрофическими последствиями при принятии столь рокового для сохранения цивилизации решения о свободном приема практически неограниченного потока исламистов.
Трудно также понять пассивность народов, особенно Франции и Германии в противодействии безрассудным действия властей.Свободные граждане в
демократическом сообществе оказались по неведомой причине околдованными пресловутой идеей мультикультурализма.Даже реальная перспектива возможной утраты национальной независимости под напором радикального ислама не вызывает у них тревог и потребности к сопротивлению.Видимо, сказываются последствия стойкого привыкания к беззаботному комфортному и относительно спокойному существованию.
Им даже стало лень родить детей.Потому и возникли проблемы с демографией и дефицитом рабочей силы.
Давид Гарбар | 15.02.2016 23:12
Уважаемый Александр Яковлевич опубликовал большую и, как всегда, интересную статью, насыщенную яркими ссылками и идеями. Многие из них очевидны. С некоторыми хочется подискутировать.
Конечно, краткий комментарий не представляет возможности сделать это в полной мере (для этого нужна полновесная статья). Поэтому ограничусь несколькими тезисами.
Статья называется "Глобализация", и именно глобализация, по мнению автора, является основной причиной всего негативного, происходящего в современном мире.
Передо мной замечательный трёхтомник профессора Берлинского университета Германа Вейса "История цивилизации". На почти двух тысячах страниц описывается и богато иллюстрируется история цивилизации от Древней Месопотамии, Вавилонии, Ассирии, Египта, Персии и Индии до современных автору Англии, Франции, Испании, Италии, Германии, России...
Я не могу в рамках этого отклика перечислить все пертурбации, о которых писал Вейс. Только один пример: попытку Рима на всей занимаемой им Ойкумене установить единый режим и стиль жизни вполне можно сравнить с современной глобализацией.
Но ведь не это (или не только и не столько это)погубило Римскую империю. Развращение нравов, роскошь, потеря духа, безответственность и просто невежество лидеров - таков ряд главных причин.
Вот и сейчас.
Только невежеством и безответственностью вождей современного общества можно объяснить те ошибки, которые они совершили (и совершают), приняв обычный популяционный взрыв, о котором писали ещё Вейсман и Морган, за "арабскую весну". И только невежеством и историческим нигилизмом можно объяснить попытки установить демократию в обществах, ещё не прошедших стадию феодализма. Примеры можно множить.
Империи и цивилизации разлагаются изнутри. А уж потом на их развалины приходят варвары.
И никакая глобализация здесь не поможет и не помешает.
Возвращаясь к статье уважаемого Александра Яковлевича, следует сказать, что она интересна и заставляет спорить, то есть требует дискуссии.
А это главное в материалах подобного толка. Спасибо.
Александр Бизяк | 15.02.2016 15:20
Браво, дорогой! Преклоняюсь перед твоим талантом.
Крепко обнимаю
Алик
Эстер Пастернак | 15.02.2016 15:19
Мир меняется на наших глазах. Меняется так быстро... И это безостановочный процесс. В этом процессе принимают участие все. Кто положительно, а кто отрицательно. Африка переселяется в Европу, хотят они или не хотят.
Европа уступчива по отношению к исламу, которого жутко боится. Первые уступили французы, этим давно положив начало тому, что сегодня происходит. Мы свидетели того, что написано в наших святых книгах: идет война Гог и Магог, но никогда в Израиле. Европа это начало.Арабские страны поглотят одна другую, так как это произошло в Сирии, которой больше нет. А Кадош Барух У очищает мир от скверны и возвращает ему свет. А Кадош Барух У ждет наших молитв, наших добрых дел, нашей любви одного к другому. И нашей Молитвы о Машияхе, тейкеф у ми яд! Амен.
Эстер
Страницы: 1, 2, 3  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com