Logo


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

Взгляд
И нет этому спору конца
Илья Ревич, Ашкелон

В нескончаемый разговор о Боге и Человеке могут вступать абсолютно все. Верующие и неверующие, теологи и философы. На днях свою лепту в понимание места человека в мире внёс патриарх Кирилл. Разумеется, в Храме Христа Спасителя современному человеку, опустошённому и истощённому собственным триумфом, досталось по полной программе, прежде всего за то, что он разумен, культурен, гуманен. Хотя бы частично. Досталось и за то, что он тянется в бОльшей мере к миру дольнему, а не горнему. А почему? Да потому что человек не может существовать без работы смыслополагания, совершаемой через посредство культуры и тех творений духа, которые в силу необходимости и исторического существования, доказывают существование как Бога, так и Человека. Работа смыслополагания, совершаемая через посредство культуры, несет в себе секуляризованное библейское обетование. Небиблейское понятие «смысл» есть лишь перевод того, что Библия называет «обетованием». Смысл – слово греческой философии, обетование слово библейское.

О чём они - патриарх и нацлидер? Фото: katehon.com/

Работа смыслополагания вне принятия обетования приводит человека только к бездне, к захваченности, завороженности, одержимости. Одержимость становится одним из самых опасных явлений современного мира. С точки зрения религиозных и светских гуманистов, не контролируемая разумом эмоциональная захваченность Богом не лучше ленинско-сталинской захваченности «материей» и «законами диалектики» природы. Эта захваченность (или по-другому – одержимость) лишает человека свободы и при определенных условиях может лишить его способности противостоять атмосфере вражды и ненависти. Но обетование без смыслополагания тоже крайне опасно. Мы уже столкнулись с чудовищными проявлениями религиозного экстремизма. В состоянии одержимости гуманистические ценности подвергаются чудовищной агрессии со стороны самого человека. Поэтому стоит говорить о дивергенции (раздвоении) человечности. Есть позитивная, гуманистическая (построенная на иудео-христианском фундаменте) и есть негативная (антигуманистическая). Отсюда возникает интересный вопрос: на чьей стороне Бог? ОН с нами – говорили, да и сейчас говорят палачи. Нет, ОН с нами – говорят их жертвы. А ответ лежит на поверхности: Бог на стороне культуры и личности, отстаивающей свою честь, достоинство, социальную справедливость. Для гуманизма в греческом (философском) смысле Бог – это проекция человеческого блага. Бог не на стороне строителей Освенцима и ГУЛАГа в их многообразных формах.

Человек, не будучи богом, искал собственные пути спасения благодаря своему разуму, своей практике. В развитие этой идеи можно сказать, что современному человечеству, чтобы избежать самоуничтожения, необходимо непрерывно удерживать целостную гуманистически ориентированную практику в модусе универсализма. В этой связи интересно отметить, что если истинность инструментальной практики как рациональности (естествознания и правосознания) достижима в перипетиях технологического и социального прогресса, то вопрос об истине гуманизма как гуманитарной практики достаточно проблематичен. Действительно: чтО есть «истина» веры, эстетики, морали? Иными словами можно спросить, что есть подлинность человеческого существования? Два самым громких ответа нам известны. Их дали Маркс и Хайдеггер. Эти два атеиста, каждый на свой лад дали версии священного на светский партикулярный лад. Однако подобный партикуляризм оказался чреват антропологическими катастрофами.

Между Богом и Человеком есть посредник – практика. Она – феномен космополисный в духовном и в материальном смысле. Она не партикулярна, а универсальна. Следует различать практику инструментальную (технологии производственные и социальные) и практику духовную (наука, искусство, религия). В контексте духовной практики человек имеет дело с самим собой. Эта практика предполагает ценностное отношение человека к миру. Здесь его характеристика как «человека деятельного» недостаточна, здесь человек должен быть понят как «человечный». А это возможно только в свете европейской философии, стремящейся в свой центр поставить человека. Но и тут возможен бунт. Неоязыческий бунт. В частности, его предприняли в своё время противники универсального гуманизма Маркс и Хайдеггер с их жаждой подлинности человеческого существования и, например, (интересные сближения) Генри Миллер с его желанием, как он писал, «уйти в утробу мира, порвать с цивилизацией и её культурным отродьем». Маркс и Хайдеггер являются своего рода предводителями партий гуманизма. Но партий не универсальных, а партикулярных. Каждый из них - сторонник так называемого «гуманизма для своих». Для Маркса «своим» является не гражданин, а пролетарий. Отсюда – неприятие гражданского (буржуазного общества). Для Хайдеггера (почвенника и консерватора) – «свой» определяется по патриотически-национальному принципу. Боюсь, что в христианстве, проповедуемом для «своих» в Храме Христа Спасителя, есть нечто от Маркса и Хайдеггера, а также от устава православных ракетно-космических сил стратегического назначения.
Количество обращений к статье - 1583
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость S. | 05.04.2016 19:59
Объективно произошедшее разделение рода людского на атеистов и религиозных не изменило нравственной сущности субъектов этих сообществ.В цивилизованном прогрессивно развивающемся западном мире это разделение обретает все более выраженный условный характер.Разумные и просвещенные размышляют о сущности бытия. Многие из них с атеистическим мировоззрением приходят к признанию существования Всевышнего, с представлением о нем не всегда совпадающим с религиозными взглядами.Они не испытывают при этом потребности примыкать к религиозному сообществу , разумно полагая, что состояние верования не нуждается в принятой коллективной обязательной ритуальной атрибутике.Появилось не мало достаточно серьезных научных исследований, результаты которых косвенно указывают на возможность существования Бога.
Гость | 04.04.2016 00:38
И откуда у этих итээровских "хвизиков" и "лирыков" тяга к всеобщему, универсальному? Откуда страсть к перегородкам, лабиринтам, дебильной терминологии псевдофилософских инвектив, делящих мир на "лево" и "право"?
Да ведь уже из школьного курса логики и вузовского курса философии молодые люди понимали комическую основу ряженой соцэковской рухляди.
Нам, послевоенным тинейджерам, - помогали старики, как и мы, потерявшие всё и вся, но не потерявшие здравого смысла и опыта. Они говорили: "Побойся Бога!". И это означало: "Не будь идиотом! Тебе дано видеть все - и самое высокое, и самое низкое...". Это известное уж десятки тысяч лет положение, что Персона есть производное Информационного Потока ("Слова"). И он за все в ответе. Не помогут никакие павлиньи перья.
А из демиургизма родились сектанты: и религиозные, и светские. Левые и правые и серо-буро-малиновые в крапинку. Человек полуобразованный этой рухлядью тешится. Великий Илья Бокштейн писал:

Я вместо Бога
дам ему божка
по уровню убогости
его!

Человек науки и культуры, как и обычный Человек Рода, - обращается к первооснове бытия. На эту тему одной из лучших книг я считаю "Иск истории" нашего замечательного соотечественника Эфраима Бауха. А еще раньше, в новые времена, были "Новый Органон", "Похвальное слово глупости", "Возвращение отцов", книги Вернадского, Соболева, Тейяр де Шардена, Лосева и Аверинцева, Мамардашвили и Волохонского.
Рациональный технизированный Запад, к каковому причисляет себя "лагерь сионизма", - добивает сам себя руками любовно пестуемых троглодитов, а заигравшийся Восток - превратил собственные эко- и этносистемы в пустошь, бедленд. Об этом пророчествовали всевидящие-всезнающие советские мультипликаторы: НА ПОЛЯХ ОСТАНЕТСЯ ТРУХА!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com