Logo
1-10 декабря 2018



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18
06 Дек 18












RedTram – новостная поисковая система

На еврейской улице
Кажбер, Судит
и «штэтэлэ Бэлц»
Зиси Вейцман, Беэр-Шева

Судьбы еврейских писателей Герша-Лейба Кажбера и Шолэма Судита соприкоснулись, если не сплелись, в этом бессарабском городе, вблизи которого один из них появился на свет. Да и не могло. наверное, быть иначе на небольшой территории между Прутом и Днестром, входившей в качестве провинции в состав королевской Румынии в период 1920-1930 гг.


Бельцы, 1930-е гг. Улица короля Фердинанда

«Опять автор этих заметок поет нам мантру про свой штэтэлэ Бэлц!» - скажет придирчивый читатель и будет, наверное, прав. С тех пор, как на подмостках еврейского театра на Второй авеню в Нью-Йорке артисты Изабелла Кремер и Леон Голд (оба, кстати, выходцы из Бельц) спели дуэтом «Майн штэтэлэ Бэлц», этот своеобразный гимн еврейскому местечку гуляет по свету.

Поэт Джейкоб Джейкобс (1892?-1977) и композитор Александр Ольшанецкий (1892-1946) написали эту песню специально для обаятельной Изы Кремер. Песня эта впервые прозвучала в оперетте «Дос лид фун гетто» в 1932 году в Нью-Йорке, но мне всегда почему-то казалось, что ей гораздо больше лет. В моём далёком детстве, в пятидесятые годы, когда отец её напевал, я не удосужился у него узнать, когда эта песня явилась миру. Так что ностальгические мелодия и простые слова «Майн штэтэлэ Бэлц», сколько себя помню, были для меня всегда. Надеюсь, будут и после.

Если Герш-Лейб Кажбер действительно родился в 1906 году неподалеку от Бельц, в большом старинном селе Кажба, от которого сейчас почти ничего осталось, то другой писатель – публицист, поэт, драматург и лексикограф Шолэм Судит появился на свет в 1904 году в городке Резина, расположенном на правом берегу Днестра, Сорокского уезда Бессарабской губернии. Получил традиционное еврейское, затем общее образование. Будучи из состоятельной семьи, изучал юриспруденцию в бухарестском университете и в 1928 году начал адвокатскую деятельность в Фалештах – городке, в 30 км южнее Бельц. В 1930-х годах жил в Бельцах, где продолжал заниматься адвокатской практикой и был активистом просветительской организации «Култур-Лигэ», увлекался театром.

Печататься на идиш Судит начал в буковинской еврейской прессе. Так, 14 декабря 1923 года в «Арбэтэр-цайтунг» («Рабочая газета»), издававшейся в 1921-1932 гг. в Черновицах, появилось его стихотворение «Ин а hарбст-нахт» («Осенней ночью»). Публиковался Ш. Судит и в черновицких газетах «Ди фрайhайт» («Свобода»,1919-1924) и «Дос найе лэбн» («Новая жизнь»), бухарестской «Ди вох» («Неделя»). В 1930-е годы его публицистические статьи и заметки, а также стихи появились в кишинёвских периодических изданиях. Изредка публиковал статьи на актуальные темы в газете «Бессарабское слово», выходившей на русском. В 1931 году издал брошюру на румынском языке «Raiul» bolsevic: cum se traeste in Rusia Sovietica» («Большевистский «рай»: как живётся в Советской России»), подвергнув критике порядки, царившие по левую сторону Днестра.

Но приоритетным языком в творчестве Ш. Судита всегда был мамэ-лошн. Только в 1939-м он выпустил два сборника - сатирических пьес и стихов «Най-Касрилэвкэ: ин шпигл фун сатирэ» («Новая Касриловка: в зеркале сатиры» и литературную основу спектакля в 4-х картинах «Клейнэ мэнчлэх: вэн мир дэрзэен зих ин шпигл» («Маленькие человечки: когда мы видим себя в зеркале». К слову, обе эти книжки были отпечатаны в бельцкой типографии Якова Пинкензона, которая специализировалась на выпуске печатной продукции на идише и иврите. Упомянутые скетчи были написаны по мотивам произведений Шолом-Алейхема и Менделе Мойхер-Сфорима. Дальнейшие сведения о довоенных публикациях Ш. Судита отсутствуют. По информации Хаима-Лейба Фукса, автора крошечной статьи о Ш. Судите в шестом томе (1965) Лексикона новой еврейской литературы некоторые его стихи хранятся в ИВО-архиве. (ИВО – международная еврейская организация по исследованию языка и культуры идиш, Нью-Йорк). В частности, циклы «Идн» («Евреи») и «Винтер-гсисэ» («Агония зимы»).

К сожалению, отсутствуют и сведения о кратком отрезке его жизни после присоединения Бессарабии в 1940 году к СССР и до начала войны. Известно, что военные годы Шолэм Судит находился в Казахстане. Об этом периоде его жизни также ничего не известно. Вернувшись в Молдавию, он в 50-60 годы жил в Бельцах, Калараше, Страшенах и в Кишинёве, но больше нигде не печатался.

С 1972 года Шолэм Судит (на снимке) жил в Израиле. Публиковал статьи на различные темы в газетах «Исроэл-штимэ», «Идише цайтунг», «Дэр вэг» (Мексика), «Дорэм-Африкэ» (Йоханнесбург, ЮАР). Издал на идиш в книжной форме небольшие по объёму поэтические сборники «Майн штэтл Резинэ» («Мой городок Резина»,1972, Нагария), «Бесарабие» (1982, Тель-Авив). Как лексикограф он долгие годы серьёзно занимался изучением бессарабского диалекта языка идиш, составил и издал словарь «Бесарабэр идишер диалект» (1984, Тель-Авив) из семисот молдо-романизмов идиша с приложением идиоматических выражений молдавского (румынского) происхождения. К сожалению, из-за отсутствия средств и должного внимания со стороны тогдашнего руководства Союза идишских писателей, некоторые произведения Судита были отпечатаны на гектографе, в том числе и книжка-словарь. В предисловии к нему (речь – о словаре бессарабского диалекта идиша) Судит признаётся: «Эта работа написана и издана в необычайно трудных условиях. Я должен был стать одновременно и редактором, и корректором, и даже печатником. А для моей глубокой старости это была весьма нелёгкая, изматывающая работа. И только великая любовь к идишу и вера в его будущее придали мне силы и мужество, укрепили мой дух, позволили победить все трудности и издать эту книгу…».

Иногда свои публикации он подписывал псевдонимами: Лео Нигер, Резинов. Опубликовал серию эссеистики из девяти книг – «Эсэйен» (1978-1992), все части которой, в том числе и политико-исторические эссе) вышли в Нагарии в 1992 году.

Регулярно сотрудничал с последним анархистским изданием на идиш – журналом «Проблемэн», издаваемым в Тель-Авиве с 1960 до 1989 года Йосефом Луденом (1908-2002), с парижским журналом «Ундзэр штимэ» («Наш голос»). В Нагарии Ш. Судит жил в гордом одиночестве, довольно скромно. Исповедуя, как и в молодости, левацкие взгляды, считал, что власть прибрали к рукам циники, не уделяющие должного внимания новым репатриантам. Впрочем, переустроить этот мир он уже не пытался.

Но вот за что он действительно боролся, обладая неутомимым бунтарским характером, так это за право языка идиш на существование. Говорят, по этому поводу он писал в различные инстанции, вплоть до президента страны и премьер-министра. Тем, кто творит на идише - поэтам и прозаикам - Судит посвятил целый сборник стихов под названием «Мамэ-лошн – идиш» (1982). На протяжении 1970-1980-х годов участвовал в создании многотомного «Большого словаря языка идиш» («Гройсэр вэртэрбух фун дэр идишер шпрах» (Нью-Йорк), для которого был создан специальный комитет (Юдл Марк, Юда Иоффе, проф. Вольф Москович и др.). Еще до выхода в свет первого тома (1966) этого словаря Шолэм Судит пересылал из Кишинёва в редакцию будущего издания результаты своих лексикографических поисков. В 1992 году в Нагарии вышла его книжка об этом проекте, которая так и называлась: «Гройсэр идишер вэртэрбух» («Большой еврейский словарь»). Умер Судит в 1997 году. Похоронен на кладбище в Нагарии. На похоронах были сын и дочь, приехавшие из центра страны, немногочисленные друзья.

О прозаике Герше-Лейбе Кажбере (Вайнштейне), с которым Шолем Судит был дружен в Бельцах, он оставил небольшое эссе, которое я с удовольствием перевёл на русский язык и предлагаю вниманию читателей «МЗ».

Герш-Лейб Кажбер (Вайнштейн)


Шолэм Судит


Герш-Лейб Кажбер (на снимке) родился в 1910 году на окраине бессарабского села Кажба в бедной семье, его настоящая фамилия Вайнштейн. Учился в Бельцах, в румынской гимназии. Начав публиковаться, избрал себе псевдоним Кажбер – по названию места, в котором родился, и под этим именем вошёл в еврейскую литературу. Наше знакомство произошло в бельцкой еврейской «Култур-лигэ». В работе этой просветительской организации я принимал активное участие.

Кажбер страдал от физического недостатка: он сильно хромал. Был ли этот недостаток врожденным или инвалидность связана с несчастным случаем, мне неизвестно. Знаю и помню, что хромота на него мучительно влияла и крайне огорчала. Были моменты, когда его лицо замирало, становилось серьёзным, в больших серых глазах появлялась глубокая печаль. Казалось, в такие минуты он обращался с немыми вопросами и жалобами к Создателю: «Всемогущий наш! Ты одарил меня, сына бедных селян, писательским талантом, но наказал уродством. которое причиняет мне столько горечи и неприятностей. Почему Ты со мной сотворил такое?».

Он очень много читал и подолгу засиживался в библиотеке «Культур-лиги». Тогда, в 20-е и 30-е годы, в ней было что читать, начиная с еврейских классиков до различных переводов произведений чужих литератур: «Огонь» Анри Барбюса, «На западном фронте без перемен» Ремарка, «Жан Кристоф» Ромена Роллана, а также творения Анатоля Франса, Максима Горького и др. Он любил великого правдоискателя Ицхока-Лейбуша Переца, всемирно известного Шолом-Алейхема, в чьих произведениях, как в зеркале, отражался весь еврейский народ, обожал седобородого старца – «дедушку еврейской литературы» Менделе Мойхер-Сфорима…

Особое влияние на него оказал одураченный властью, соблазнённый ею и затем убитый большой еврейский прозаик Давид Бергельсон. Его по-настоящему вдохновляли стиль, манера изложения и содержание произведений Бергельсона. Влияние творений Бергельсона на молодого бессарабского прозаика Г.-Л. Кажбера было огромным.

БОльшую часть рассказов Кажбер публиковал в еженедельнике «Черновицер блэтэр» («Черновицкие листы»), редактором которого был дюбимый всеми, великолепный эрудит Шмуэл-Абэ Сойфер (автор «Словаря арамейских, древнееврейских и сирийских слов, фраз и имён, вошедших в идиш», Черновицы, 1921), который воодушевил молодого Кажбера и помог ему выпустить в издательстве «Черновицер блэтэр» первую книжку «Казёнэ гимназие» («Казённая гимназия», 1937). Это чудесная автобиографическая повесть о гимназических годах, проведённых в бельцкой гимназии.

Я помню, как, выходя летней порой на утреннюю прогулку в городской сад, каждый раз встречался с Кажбером, таскавшим под мышкой книгу и толстую тетрадь, в которой он фиксировал муки творчества, записывая фрагменты своей повести «Казённая гимназия». Он также был автором повести «Хавэртэ Таня» («Товарищ Таня»). Повесть эта печаталась с продолжениями в ежемесячном литературном журнале «Ойфганг» («Восход»), издателем и редактором которого был Исроэл-Довид Израэль (1908-?). сгинувший во время советской ссылки вблизи Сталинграда, где его застала война. Журнал «Ойфганг» выходил в румынском городе Сигет (в Трансильвании) десять лет и прекратил издаваться в январе 1938 года, когда фашистское правительство Румынии Александру Кузы-Октавиана Гоги закрыло все еврейские издания наравне с румынской демократической прессой… В повести «Товарищ Таня» он стремился дать портрет бельцкой еврейской революционерки, арестованной вместе с группой молодёжи в 1923 году и освобождённой в 1924-м. Позже она уехала в страну своей мечты – туда, «где так вольно дышит человек», и следы её там навсегда затерялись.

Я высоко ценил творчество Кажбера, оно было близко мне. Помню, какой успех имел его первенец - «Казённая гимназия». Эта книжка хранилась в моём архиве с другими его публикациями в журнале «Ойфганг», еженедельнике «Черновицер блэтэр» и других еврейских издпниях.

Кажбер и с ним ещё два юных писателя – Янкл Якир (1908-1980) и Герц Ривкин-Гайсинер (1908-1951) предприняли дерзкую попытку и выпустили литературный журнал под названием «Онзог» («Предвестник»). Но больше одного номера журнала не вышло (ответственным за выпуск был Хаим Зельцер (1913), еврейский писатель, ныне живущий в Израиле. Г.-Л. Кажбер зарабатывал на хлеб насущный тем что учительствовал, иногда выступал с просветительскими лекциями и докладами. Продолжительное время он работал учителем в школе объединения «Моргн-ройт» («Утренняя заря»), входившего в партию «Бунд», имел тесные связи с организацией «Дэр идишер шул-фарэйн» (объединением еврейских профтехшкол, в которых, в основном, обучались столярному и швейному делу), основанном в 1919 году и находившемся в составе «Культурной федерации Румынии («Култур-федерацие»), центральный комитет которой располагался в Черновицах. Материально Кажберу жилось нелегко, но он всегда сохранял порядочность и честь. В мою память врезался эпизод, относящийся к сентябрю 1939 года, когда мы встретились в Бельцах на улице генерала Прапорджеску, которая сейчас носит имя русского писателя Достоевского. Это произошло после нападения нацистской Германии на Польшу, когда она уже была поделена между Германией и Советским Союзом. Кажбер выглядел опечаленным, угнетенным. Он тихо сказал мне: «Дорогой друг Судит, польское еврейство - на пороге огромного несчастья, на него надвигается страшная беда… Кто знает, что и нам, евреям Румынии, ожидать в ближайшем будущем?..».

В разгар Второй мировой войны. в 1941-м, судьба забросила его в далёкий Узбекистан, в Самарканд, где он скончался от голода и болезней зимой 1942-1943 гг.

Перевод с идиш: Зиси Вейцман
Количество обращений к статье - 2100
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (11)
Зиси Вейцман | 19.09.2016 12:33
Уважаемый Моше Гончарок!
В теме "еврейского анархизма",признаюсь, не силен. Сталкиваюсь с ним постольку-поскольку. Хотя пласт в еврейской истории весьма интересный.
Спасибо за поправки. Что касается сборника материалов, опубликованных в "МЗ", придется подумать. Хотя, если честно, едва отошел от недавно изданной книги стихов на идиш "А фрейлэхэр рэгн"... Спасибо!
М. Гончарок, Иерусалим | 16.09.2016 19:53
Спасибо, Зиси. О Судите мне много рассказывал Йосеф Луден (Люден), последний редактор журнала "Проблэмен".

Единственная поправка. Вы пишете:
"Регулярно сотрудничал с последним анархистским изданием на идиш – журналом «Проблемэн», издаваемым в Тель-Авиве с 1960 до 1989 года Йосефом Луденом".
Нужно было бы добавить - "с последним анархистским изданием на идиш в Израиле". Кроме того, журнал был основан и возглавлялся легендарным Абой Гординым, а Луден возглавил редакцию лишь в 1973 г.

Большое Вам спасибо, Зиси. И я уже писал как-то в комментариях к одной из Ваших статей, что Вы делаете сущее преступление, не собирая Ваши замечательные материалы в единый сборник, который стоило бы издать для грядущих поколений исследователей идишской литературы. Это - однозначно. Доверьтесь мнению историка.

Пользуясь случаем, поздравляю Вас - и Лёню Школьника, которому также огромная благодарность за публикации Ваших материалов - с наступающим Рош а-Шоно. А фрейлехн Йом-Тев!
Борух Дорфман, Львов. | 27.06.2016 16:41
Мне бессарабскому еврею приятно читать такие статьи.Когда пришли советы и я был член молодежной еврейской организаций, мне было 17 лет. Всех нас превратили в совграждан и нанесен был смертельный удар нашей жизни. И вскоре и на тех физически носители этого.После победе пробовались что-то делать. Но не получалось. Мы бессарабцы были инициаторами возрождения еврейской культуры и эмиграции. В этом добились успех...
Гость | 18.06.2016 06:00
Отклик в устах Абрама (Иерусалим), кажется, редактора 11 томов КЕЭ - замечательный комплимент автору эссе. Спасибо и автору, и редактору за нубикацию.
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYС | 15.06.2016 00:44
Спасибо!
Гость Наталия И. Хайфа. | 10.06.2016 11:45
Не очень великие писатели, но такие были, внеся свой вклад в еврейскую литературу. Если уже нельзя прочитать их произведения, то хотя бы следует о них знать.Благодарен за это автору, всегда с удовольствием читаю его статьи.
Зиси Вейцман | 09.06.2016 11:48
Уважаемые Абрам и Дмитрий!
Сердечное спасибо за добрые слова. Полностью с вами согласен. Например, в Америке не было ни Гитлера, ни Сталина. Ну и что?
Д. Якиревич | 08.06.2016 09:49
P. S. Кажется забыл назвать своё имя под предыдущим комментарием. Д. Якиревич.
Гость | 08.06.2016 09:45
Дорогой Зиси! В этом небольшом эссе Вы передали все. И гордость от того, что у нас были такие фолксмэнчн. И радость от того, что можно прикоснуться к этому трогательному прошлому. И боль, которая никогда не затихнет,- от того, что великая культура выброшена на свалку. И, как сейчас уже можно понять, не в Гитлере со Сталиным дело. К сожалению, некоторые учёные в области иудаистски (возникло такое явление после развала Советского Союза), абсолютно не знакомые с аутентичной еврейской средой и её культурой в СССР, время от времени берутся "доказывать", почему закономерна гибель этой культуры. Лет 19 - 20 тому назад выдающийся (ныне покойный) еврейский искусствовед Акива Фишбин сказал мне:
-Вы понимаете? Мы пришли к такому состоянию, что когда говоришь что-либо о еврейской культуре, то видишь, что собеседник тебя не понимает...
гость Самуил Лехтман. Реховот. | 07.06.2016 12:57
Читать о городе, в котором когда-то жил, всегда приятно. Я не захватил уже его центр,который разрушили и перестроили, но кое-что из детства помню.А главное, помню идиш, на котором многие в Бельцах говорили.
В Израиле я с 90 года.
Абрам , Иерусалим | 07.06.2016 12:43
Спасибо, Зиси, за весть о замечательных подвижниках еврейской культуры, о которых без Вас никогда не узнал бы. Бессарабия и Буковина были прекрасными окраинами Идишланда, светлая ему память...
Страницы: 1, 2  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2018, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com