Logo


Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!


RedTram – новостная поисковая система

ART-галерея «МЗ»
Знакомьтесь: художник Михаил Глейзер
Леонид Сорока, Кармиэль-Нью-Йорк

Известность к Михаилу Глейзеру как к художнику с ярко выраженной еврейской тематикой пришла в январе 1980 года на республиканской выставке книжной графики в Киеве, где он представил иллюстрации к роману Григория Кановича «Свечи на ветру».

Затем в 1982 году состоялась его персональная выставка в Союзе писателей Литвы, где среди прочих работ также были и иллюстрации к романам Григория Кановича.


«770», холст, масло. 120 х 120 см. 1994 г. Собрание «Хасидик арт-институт»



«Парк евреев», холст, масло. 170 х 170 см. 1996 г. Частное собрание. Нью-Йорк



«Два поколения», холст, масло. 50 х 34 см. 1993 г. Частное собрание. Нью-Йорк

В следующем, 1983-м году, состоялась выставка Михаила Глейзера в редакции еврейского журнала «Советиш геймланд», посвященная предстоящему 125-летию Шолом-Алейхема.

На выставке в Москве художник показал иллюстрации к произведениям еврейских писателей Шолом-Алейхема, Менделе Мойхер-Сфорима, Григория Кановича.

В 1989 году имя Михаила Глейзера появляется в афише Украинского академического драматического театра имени И.Франко в числе создателей спектакля «Тевье-Тевель» по Шолом-Алейхему.

Михаил Глейзер родился 29 августа 1946 года в Киеве. В 1973 году окончил ЛГПИ имени Герцена, художественно-графический факультет.

Творческий путь как художник начал в 1974 году. Многократно принимал участие в выставках Союза художников Украины. Член Союза художников СССР с 1987 года.

С 1986 по 1991 год работал в Украинском академическом драматическом театре имени Ивана Франко - сначала как художник по костюмам, а затем как художник-постановщик.

Михаил Глейзер работал с ведущими украинскими режиссерами Сергеем Данченко, Ириной Молостовой, Игорем Афанасьевым, Владимиром Опанасенко.

Принимал участие в создании спектаклей «Энеида» по И.Котляревскому, «Мастер и Маргарита» по М. Булгакову, «Каменный властелин» по Лесе Украинке, «Ночь перед рождеством» по Н. Гоголю, «Грех» по В.Винниченко, «Санитарная зона» по М. Хвильовому, «Тевье-Тевель» по Шолом-Алейхему и других.


«Шабат», холст, масло. 50 х 34 см. 1997 г. Частное собрание. Канада



«Акробаты», холст, масло. 120 х 120 см. 1991 г. Хасидик арт-институт. Нью-Йорк



«Скрипач на красном фоне», картон, масло. 50 х 50 см. 1997 г. Частное собрание. США

С 1991 года Михаил Глейзер в США, работает преимущественно как живописец и график. Создал ряд крупных работ. Среди них - «Еврейская рапсодия» (1991), «Зима. Отъезд» (1991), «Бордвок. Променад» (1991), «Праздник Торы» (1992), «Лехаим» (1992), «Парк евреев» (1996), «Оркестр» (1993), «Весна» (1993), «Бордвок» (2000) и другие.

Известна серия его работ о районе Бруклина Краун-Хайтсе «Еврейские традиции и праздники». И много других.

Каждый свой приезд в Америку мы с женой непременно навещаем нью-йоркский дом Глейзеров. Последний раз мы виделись в августе минувшего года.

В домашней мастерской художника (имеется и просторная, светлая в еврейском районе Бруклина Краун-Хайтсе, но здесь - уютней) всегда присутствует дух творчества. В воздухе витает запах красок и растворителей. На столике - небольшая палитра с красками. Слева - холодные, справа - теплые тона. Картонные листы на стеллажах. На стене большое живописное полотно, еще неоконченное.

В этот раз он показал мне не только новые работы, но и то, что называется хорошо забытое старое.

Михаил Глейзер, как он мне признавался и раньше, часто откладывает работы, чтобы они отлежались. И потом смотрит на них свежим глазом. Иногда он принимает сделанное ранее в целом, а иногда возвращается к картинам и завершает их каким-то ему одному ведомым волшебным образом, преображая сюжет и придавая ему иные нюансы и настроения. Так произошло с одним из циклов «Старые незабытые истории».


«Портной», холст, масло. 60 х 38 см. 1994 г. Частное собрание. Россия



«Поэт», холст, масло. 120 х 140 см. 1982 г. Собственность автора. Нью-Йорк

Есть у него работы с современными сюжетами. А есть и посвященные уже ушедшей натуре. Но той, уход которой ещё застало наше поколение.

У Михаила есть целый цикл, посвященный традиционным еврейским профессиям. Еврей-молочник, еврей-балагула…Последнего мы с ним помним ещё по рынку в хулиганском районе Киева Демеевке. Еврей-сапожник, имевший свою будку в квартале от мастерской художника. С протекающей крышей. Прибивая оторванный каблучок к «лодочке», он напевал себе под нос «Аф дым припечек брент а фаерл» и изрекал с горьким философским юмором: «Мне хорошо, у меня всё есть, у меня даже костюм есть на похороны».

Одна из тем многих его картин – исход, проводы. Эта вечная еврейская тема. Вот тут уж точно всё прошло через сердце художника, всё свершалось на его глазах.

И одинокий скрипач, стоящий на заснеженном перроне, пришел к нему прямиком из жизни.

«Скрипач зимой-2», картон, масло. 30 х 20 см. 1989 г. Частная коллекция. Россия



Он вспоминает, как провожал своих родственников из провинции, как ждали поезда и как раз по еврейскому календарю тогда начинался праздник Хануки. В семье были старики, помнившие еврейские традиции, и они зажгли свечки. И устроили праздничную трапезу.

Хваткий глаз художника всё это запомнил и перенес на полотно.

Но не стану красть время и место у самого художника. Перед вами вернисаж. И, как это принято на вернисаже, каждый волен уноситься на крыльях собственных ассоциаций.

Желающие могут заглянуть и на сайт художника - http://www.michaelgleizer.com/graphics.htm

А закончу я эти заметки цитатой из статьи о художнике профессора Михаила Германа, опубликованной в журнале «22» (128, 2003, июль) http://club.sunround.com/22/128_german.htm - «Михаил Глейзер: "Вечные сюжеты":

«Я бы сказал, что с годами искусство Глейзера становится не только артистичнее, обретая то, что называется трудно переводимым термином "brio". Оно обретает возвышенную мудрость, умножаемую - нет, не иронией, скорее светлой улыбкой художника, видящего естественную уравновешенность мироздания. В его искусстве явь и сны плавно и естественно перетекают друг в друга, персонажи мнимые и реальные спокойно друг друга навещают, ведомое и видимое непринужденно меняются местами. Поразительно, как художнику, решительно не склонному к бытописательству, все же удается вплавить дюжину жанровых (подобных клеймам) сценок в плоскость холста. И не только не нарушить его двухмерность, но даже сохранить ощущение чисто пластической цельности, где сюжеты - просто составные части некоего парада ассоциаций, нарядных, церемонных, чуть нереальных».

Количество обращений к статье - 9412
Вернуться на главную    Распечатать

© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com