Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Эли Визель: слово вослед
Иосиф Лахман, Михаил Хазин, Бостон

2-го июля 2016 года в Нью-Йорке в возрасте 87 лет умер Эли Визель, лауреат Нобелевской премии мира, гуманист, просветитель, американский и французский еврейский писатель, журналист, общественный деятель, университетский профессор. Сам бывший узник нацистских концлагерей, Эли Визель стал неутомимым и памятливым свидетелем, талантливым защитником правды о Холокосте. В 1985 году Эли Визель был удостоен Золотой медали Конгресса США. Он отмечен и другими наградами многих стран за свою литературную, общественную, просветительскую деятельность. При жизни был награжден таким эпитетами, какие редко доставались другим выдающимся личностям: «Посланник человечеству», «Легенда нашего времени», «Выдающийся ум двадцатого века», «Голос справедливости». Его заслуги перед человечеством поистине неоценимы. Таким Человеком он был, - наш легендарный современник Эли Визель.


Эли Визель, 2 марта 2015, Вашингтон. Фото: пресс-служба ООН

Эли Визель родился 30 сентября 1928 года в местечке Сигет (Трансильвания, венгерская область Румынии). «Сигет был типичным штетлом (местечком), заповедным убежищем евреев», – пишет Визель. - Это был также центр хасидского иудейского учения. Визель усвоил идиш от родителей, изучал иврит в школе. К пятнадцати годам получил серьезное еврейское образование.

В мае 1944 года, под давлением нацистской Германии, венгерские власти депортировали в концентрационный лагерь Освенцим всех евреев Сигета, включая семью Визеля, – Эли, его трёх сестёр и родителей. В лагере на руке Эли вытатуировали номер «A7713».

По прибытии в лагерь Эли оказался вместе с отцом Шломо, отделённым от матери и сестёр. Мать и младшая сестра Ципора не выжили в заключении. Эли и Шломо были отправлены в одно из подразделений Освенцима - трудовой лагерь Моновиц, составлявший часть Освенцима. Несмотря на то, что их часто переводили из одного сектора Освенцима в другой, Визелю удалось целых 8 месяцев продержаться рядом с отцом. Зимой 1944/1945 года по «маршу смерти» Эли и отец были перегнаны из Освенцима в Бухенвальд.

11 апреля 1945 года лагерь Бухенвальд был освобожден американцами. За два с половиной месяца до освобождения лагеря отец Эли умер (28 января 1945 г.) от истощения и болезней, а также от побоев, нанесённых надзирателями и другими заключёнными, которые пытались отобрать у него скудный кусочек хлеба.

Жизнь, если это можно назвать жизнью, в концлагерях Освенцим и Бухенвальд Эли Визель описал в автобиографической повести, сначала на идише, под названием «Ун ди велт от гешвигн» («И мир молчал»), а затем на французском, под названием «Ночь». Эта удивительная повесть вошла в число наиболее выдающихся произведений мировой литературы. Так, по данным журнала News Week (29 июня 2009 года), она включена в список 100 лучших книг всех времен и народов.

После освобождения из лагеря Эли Визель попал в Париж, где в 1948-1951 годах учился в Сорбонне. Осваивал философию, затем начал работать журналистом. В 1955 году переехал в Нью-Йорк, а в 1963 году получил американское гражданство.

Визель начал свою литературную карьеру на идиш. Несмотря на то, что окончил Университет Сорбонны и уже довольно прилично знал французский, идиш оставался у него первым, родным языком. Многие годы Визель сотрудничал с различными периодическими изданиями на идише, в том числе со старейшей газетой «Форвертс», которая издается до сих пор. Несколько позже стал публиковаться на иврите, затем перешел на французский, английский.

Эли Визель опубликовал свыше 50 книг. Самой знаменитой была и остается его первая книга, написанная на идише. Издана она была в Аргентине в 1956 году.

Почему - идиш? Сам Визель объясняет: «Я написал свою первую книгу на идише как дань языку еврейских общин, которые были уничтожены». Автор посвятил еврейский вариант книги вечной памяти своей матери Сары, отца Шломо и маленькой сестренки Ципоры, погубленных нацистскими злодеями.

Но у Визеля были и другие мотивы для написания повести на идишe. После освобождения из Бухенвальда Эли серьезно заболел. Немного оправившись, он написал скетч на идишe, так как это был тогда единственный язык, которым он владел в совершенстве. Несмотря на то, что с момента освобождения из лагеря до первой публикации книги прошло более 10 лет, он все же чувствовал себя более уверенным в мамэ-лошн. И еще одно обстоятельство: он считал, что на французском языке книгу будет весьма трудно издать. Тут Визель как в воду глядел…

К сожалению, еврейский вариант книги прошел как-то незамеченным. На то был ряд причин. Главная: мир еще не был морально готов к глубокому осмыслению происшедшей всего несколько лет назад невиданной в истории трагедии.

В первые послевоенные годы к евреям-жертвам Катастрофы в мире относились, мягко говоря, не очень доброжелательно. Более того, в средствах массовой информации, не исключая еврейских, узников-евреев упрекали в том, что они сами виноваты, позволив, чтобы их массами, без какого-либо сопротивления, гнали на казнь: почему, мол, шли своей гибели, как овцы на забой?

Визель, живой свидетель и жертва этих страшных событий, один из первых возвысил свой голос в ответ на подобные упреки: «У евреев не было оружия. С чем могли они выступить против немецких пулеметов и танков? С кулаками? Или же им следовало бежать в сельские районы Польши, густо заселенные крестьянами, которые, скорее всего, не укрыли бы их, а сдали нацистам?»

Однако потребовалось пятнадцать с лишним лет, чтобы мир начал сознавать свою вину в гибели шести миллионов евреев от рук фашистов и их приспешников.

В 50-е годы Визель активно занимался журналистикой. Эта деятельность свела его со знаменитым французским писателем, лауреатом Нобелевской премии Франсуа Мориаком. Во время интервью Визель рассказал Мориаку о написанной им на идишe книге, о пребывании в нацистских концлагерях. Мориак тут же потребовал, чтобы автор переписал книгу на французском. Визель охотно взялся за работу, и вскоре французский вариант был готов.

Он существенно отличался от еврейского оригинала, и далеко не в лучшую сторону. Начать с того, что название книги было изменено: вместо «Ун ди велт от гешвигн» появилось другое, более «нейтральное» для западного читателя название - «Ночь». Далее, текст книги сокращен более, чем вдвое. Некоторые критики упрекали Визеля в том, что во французском варианте автор как бы унифицировал еврейские страдания. Читатель, владеющий языком идиш, без труда заметит, что еврейский вариант более пронзителен, художественно полнокровней русского.

В ряде мест русского варианта опущены фразы, звучащие горьким юмором. Например, автор описывает медосмотр узников (кстати, проводит его печально известный доктор Менгеле). «Доктор, перед которым стою, не осматривает меня. Только спросил: ты здоров? Это всё. Кто решится сказать, что он болен? Буна (отделение Освенцима, в котором находился Визель) очень близка к Освенциму и Биркенау…» Выделенные слова в русском варианте опущены.

Наконец, еврейский оригинал изобилует специфическими словами и выражениями, которые при переводе просто опускались. Например, говоря о том, какая тьма наступает в бараках, когда немцы гасят свет, Визель пользуется двумя ивритскими словами: «Хошех Мицраим», что означает «тьма египетская». Еврейский читатель прекрасно знает, что это одна из десяти казней египетских. В русском переводе эти слова опущены.

Тем не менее, и во французском варианте книга получилась превосходной.

Казалось, до издания адаптированной, предназначенной для нееврейского читателя книги, с рекомендацией и предисловием самого Франсуа Мориака, остался один шаг. Но не тут-то было. Мориак сам связался с несколькими французскими издательствами, но тщетно, – все они отвергли рукопись. И лишь одно издательство согласилось напечатать книгу. Это было в 1958 году. Но продавалась она вяло, что опять-таки свидетельствовало о неготовности мира к восприятию и оценке происшедшей катастрофы.

В том же 1958 году Визель пробует печатать книгу в английском переводе в Штатах. Однако никакого эффекта. Как вспоминает агент Визеля Джордж Борхард, никто в те дни не хотел говорить о Холокосте. Кроме того, издатели полагали, то книга Визеля – не произведение художественной литературы, а сухой рассказ свидетеля событий. Конечно, это было абсолютно неквалифицированное представление о книге.

Наконец, в 1959 году одно американское издательство – Hill and Wang - соглашается опубликовать книгу в переводе на английский.

И первые же отзывы о ней – весьма положительные. И только после процесса над Эйхманом в 1961 году, когда тема Холокоста становится одной из актуальнейших и широко освещаемой, книга Эли Визеля была оценена по достоинству. Правда, до всеобщего признания книгу Визеля оценил Франсуа Мориак. «Но вот что я утверждаю, - написал он в своем предисловии, - это свидетельство, пришедшее к нам после многих других и описывающее ужас, о котором, казалось бы, мы и так уже всё знаем, это свидетельство, тем не менее, совершенно особое, неповторимое, уникальное».

Книгу стали награждать самыми лестными эпитетами. Например, газета The New York Times охарактеризовала книгу, как «A SLIM VOLUME OF TERRIFYING POWER («Тонкий томик поразительной силы»).

В ранние 70-е годы Холокост начал интенсивно изучаться в американских университетах. Книга Эли Визеля становится одним из важнейших источников для изучения Катастрофы. В конце 90-х книга стала стандартной в программах колледжей и школ. В этот период стали продавать по 400.000 экземпляров в год.

Чем подкупает эта книга? Прежде всего, искренностью автора, глубокой исповедальностью, острой наблюдательностью, умением в лаконичной форме и в то же время - образно, отразить то, что он видел и пережил в нацистских лагерях. Это книга о невероятной человеческой жестокости. Каждое слово автора, даже самое обыкновенное несет огромную эмоциональную нагрузку.

«Ночь» до сих пор остается одной из наиболее читаемых книг. Всё новые поколения узнают о Катастрофе европейского еврейства, читая небольшую повесть Эли Визеля. Сам автор считает свою повесть продолжением «Дневника» Анны Франк.

В 1986 году Эли Визель был удостоен Нобелевской премии мира за свою правозащитную деятельность. Комментируя решение Нобелевского Комитета, представитель этого Комитета Эгиль Орвик отмечал: «Визель обращается к человечеству с посланием о мире, искуплении, человеческом достоинстве. Он верит, что силы, борющиеся со злом, в конце концов, одержат победу». Правозащитная и литературная деятельность Визеля чрезвычайно обширна, многогранна.

В творчестве Эли Визеля существенное место занимает тема национальной самоидентификации евреев. В его рассуждениях, конечно, нет и намека на возвеличивание своего народа. Но он твердо и последовательно отстаивает позицию: пока существуют другие народы, должен сохраниться и еврейский народ. И объясняет, что значит быть евреем, какие обязательства это накладывает на человека. «Еврей может быть атеистом или ортодоксом, это дело его личного выбора, но еврей не имеет права отказаться от национальной памяти, предать свою историю, миллионы загубленных соплеменников». Более того: «Только используя свой уникальный еврейский опыт, еврей может помочь другим. Еврей самоосуществляется как человек только через свое еврейство». Утрата национального чувства приводит к ущербу личности, в пределе - к нравственному нигилизму, к дегуманизации. Разрывы исторической памяти после Холокоста недопустимы.

Одна из замечательных черт Эли Визеля – принципиальность и отвага в отстаивании своей позиции, даже если имеешь дело с «сильными мира сего». Вот один пример.

Весной 2014 года республиканцы Американского Конгресса пригласили премьер-министра Израиля выступить в Конгрессе по поводу ведшихся тогда переговоров об атомной программе Ирана. Демократы встали стеной против приглашения Нетаньяху. Свое отрицательное отношение к визиту Нетаньяху высказал и Президент Барак Обама. Он публично заявил, что не будет присутствовать на такой встрече. Эли Визель обратился к Бараку Обаме, убеждая его изменить свое решение. К сожалению, голос Визеля не был услышан властями Америки. Хотя Визель успеха не добился, своим поступком он доказал, что является истинным, не формальным лидером еврейской общины США, смелым и честным защитником интересов Израиля.

В 1965 году Эли Визель посетил Советский Союз с целью получить достоверные сведения о положении евреев в СССР. Здесь он встретился с тысячами представителей еврейской общины. Под впечатлением от увиденного и услышанного Визель написал книгу «Евреи молчания». Название ее многозначно: хотя вначале может показаться, что заглавие относится лишь к вынужденным молчать евреям СССР, к концу книги становится ясно, что Визель осуждает проживающих в свободном мире «евреев молчания», - за их равнодушие и пассивность перед лицом чужих страданий.

Спустя почти 20 лет, в 1989 году, Эли Визель вновь побывал в СССР. Он был приглашен на открытие культурного центра имени Соломона Михоэлса и в своем выступлении сказал: «Теперь я вижу, что евреи не только перестали молчать, но они громко заговорили о своем праве на возрождение своей культуры в СССР, а более всего – о праве на выезд на историческую родину».

Нам, бостонцам, повезло. Мы, как говорится, живьем могли общаться с этим удивительным человеком. Как это было?

В течение многих лет Эли Визель, постоянно живший в Нью-Йорке, являлся профессором Бостонского Университета. Ежегодно он в осенний семестр читал студентам курс лекций по иудаике. Помимо занятий со студентами, он ежегодно, осенью, читал общедоступный цикл из трех лекций в одной из самых просторных аудиторий Бостонского университета. С конца 90-х годов мы регулярно посещали эти публичные выступления. Особенно нравились нам лекции на библейские темы, оригинальное и остроумное толкование библейских текстов, а также хасидских историй и легенд.

В конце 1999 года руководители Бостонского общества борьбы с антисемитизмом и расизмом и Бостонской ветеранской ассоциации организовали Всеамериканскую научную конференцию на тему «Противостояние современному фашизму, антисемитизму, расизму и экстремизму».

Конференция состоялась в здании синагоги Бней Моше в октябре 1999 года и оказалась весьма успешной. Нам удалось привлечь к ней ряд известных и уважаемых общественных деятелей (Леонид Стонов, Семен Резник, Израиль Арбайтер и др.) Почетными гостями конференции были представители мэрии Бостона, Антидиффамационной лиги, Американского Еврейского Комитета и других организаций.

Послали мы официальное приглашение и Эли Визелю. Вскоре получили письмо от его секретарши: профессор сейчас заграницей и не будет в Бостоне до сентября. И всё! У нас закралось сомнение, показала ли секретарша наше письмо адресату. Решили написать ему письмо на идише, стараясь убедить Визеля, что его, пусть краткое, выступление на нашей конференции будет исключительным событием в жизни русскоязычной общины Бостона.

На это письмо Эли Визель ответил также на идише. В нем он сообщил, что охотно пришел бы на наше собрание, но живет в Нью-Йорке и не будет в Бостоне до сентября.

Мы тут же написали Визелю, что наша конференция состоится в октябре, т. е. после начала занятий в университете. На это послание последовало уточнение: Визель бывает в Бостоне лишь два дня в неделю – в понедельник и вторник. Ответ Визелю гласил, что были бы чрезвычайно рады его посещению конференции утром в понедельник, 18 октября. На это последовало короткое дружелюбное согласие: Эли Визель придет к нам в этот день часов в 11 утра.

Ровно в 11 он появился в дверях зала конференции. Зная, что он очень торопится, так как прервал занятия со студентами, мы вынуждены были ограничить выступление находившегося на трибуне оратора и с ходу дали слово Визелю.

Появление Эли Визеля на нашей трибуне, естественно, было встречено радостными аплодисментами. Когда они утихли, Визель задал собравшимся вопрос: на каком языке они хотели бы, чтобы он выступил, – на английском или на идише? Почти все в один голос крикнули: идиш!

Было очевидно, что среди почти 200 слушателей далеко не все понимают идиш. Но своим желанием послушать речь гостя именно на идише они выразили признание и благодарность Эли Визелю за его неутомимую деятельность по сохранению и обогащению еврейской культуры, еврейских ценностей. Конечно, еврейскую речь почтенного оратора пришлось переводить на русский.

В своем кратком выступлении Визель прежде всего отметил, что ему чрезвычайно приятно видеть радостные лица бывших «евреев молчания», и горд тем, что внес свой вклад в борьбу за права российских евреев.

В эти грустные дни прощания с Эли Визелем нам вспоминается, как в Бостоне отмечалось его 80-летие. Бостонский Университет решил в честь знаменательной даты провести масштабную научную конференцию, на которой мы присутствовали. Достаточно сказать, что конференция длилась три дня с утра до вечера. С докладами на ней выступили десятки ученых из ведущих научных центров США, а также из Канады, Израиля. Многогранное творчество Эли Визеля подверглось в выступлениях и докладах глубокому и всестороннему анализу. Чтобы дать представление о широте их охвата, приведем лишь названия и тематику некоторых из них: «Эли Визель как интерпретатор Библии», «Эли Визель и раввинские сказания», «Эли Визель и совесть человечества», о вкладе Эли Визеля в исследование Холокоста, хасидизма, Талмуда, Агады, о его мастерстве писателя, наставника студенческой молодежи.

По этому поводу сам Эли Визель с юмором заметил, что, конечно, приятно, когда говорят о твоей книге... А когда о твоих книгах говорят три дня, это вообще paradise, райское блаженство... Но сидеть и слушать все это три дня подряд – трудная работа...

Просветитель и гуманист, международный лидер движения – Помнить о Холокосте, Эли Визель был всемирно признанным моральным авторитетом, глубоко мыслившим и заботившимся о своем народе и человечестве.

После Холокоста, когда мир оказался не в силах выдержать на своих плечах, в своей душе непомерный груз памяти, Эли Визель не мог позволить себе, да и миру увязнуть в тине забвения. А достойная память всегда взывает к действию, к активности.

Смерть Эли Визеля – горькая утрата для еврейского народа и всего человечества.
Количество обращений к статье - 1514
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (3)
Д. Якиревич | 21.07.2016 10:32
P. S.
Мне кажется, что этот материал должен занять место в верхнем баннере сайта.
Д. Якиревич | 21.07.2016 07:13
Покойный Эли Визель являлся высочайшим моральным авторитетом для евреев всего мира. Его имя навсегда войдёт в историю нашего народа. Это имя должны знать и чтить во всех уголках еврейского мира. Эрэ зайн ондэйнк!
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYС | 17.07.2016 08:47
Светлая память. Спасибо!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com