Logo



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!



RedTram – новостная поисковая система

Израиль
Путешествие к праведникам
Петр Люкимсон, «Новости недели»

"Сегодня, 5 Ава, – день смерти рабби Ицхака Лурия Ашкенази, великого Ари. Не хочешь ли вместе с нами съездить на его могилу?" – спросили друзья.


Признаюсь, я заколебался. Во-первых, потому что не очень понимал, зачем вообще нужно посещать могилы праведников. А во-вторых, я немало читал о том, что эти могилы превратились в настоящую индустрию вымогательства – тебя там моментально обступают толпы попрошаек, требующих "цдаку", и некоторые из них заработали на этом промысле миллионы. Тем не менее, предложение побывать ночью в Цфате выглядело соблазнительным, и мы поехали...

"Галилея, Галилея - всех пророков галерея...". Эта строчка из стихотворения безвременно ушедшего поэта и барда Якова Когана невольно начала крутиться в моей голове, как только мы въехали в Верхнюю Галилею, и один из инициаторов нашего путешествия, Яков Шехтер, стал показывать одну местную достопримечательность за другой: "Сейчас мы проезжаем мимо могилы отца пророка Шмуэля Эльканы... Мимо могилы пророка Хавакука... Мимо могилы великого мудреца... Здесь лежит пророк... Неподалеку могила рабби Тарфона..."

Имена мелькали, каждое невольно вызывало в памяти целые страницы истории, и одно только их перечисление заняло бы немало места.

Что поразило почти сразу, так это то, что вся дорога из центра до окрестностей Цфата заняла чуть более двух часов, благодаря новым, отличным, широким дорогам, проложенным в последние годы и связавшим Верхнюю Галилею с остальными районами страны.




- А знаете, - заметил Яков Шехтер, - ведь о том, чтобы побывать на этих могилах, мечтали на протяжении столетий тысячи и тысячи наших предков, но исполнить эту мечту удавалось лишь единицам. Паломничество сюда занимало полгода, а то и год, было сопряжено с огромными расходами – и с риском для жизни. А мы сели, включили зажигание - и вот уже тут! Что это, как не исполнение предсказаний наших пророков?!

- Я подумал о другом, - сказал его брат-близнец Давид Шехтер. – В 1987 году, когда мы, наконец, прибыли в Израиль, наши родственники, репатриировавшиеся в начале 1970-х, повезли нас на экскурсию по стране. И во время поездки один из них сказал ошеломленно: "А знаете, ведь за полтора десятка лет, прошедших с нашего приезда, евреи построили совершенно новую страну – куда более комфортную и впечатляющую, чем та, которую мы впервые увидели". И сейчас, пока мы ехали, я вдруг понял, что могу это повторить: "За годы моей жизни в Израиле евреи построили совершенно новую страну!" Фантастика!

Наша первая остановка была на горе Мирон, на могиле великого РАШБИ - рабби Шимона Бар-Йохая, считающегося основоположником Каббалы, автором мистической книги "Зоар". Было бы просто нелогично поехать на могилу святого Ари и не побывать в гробнице РАШБИ, чье учение он развивал. К тому же здание, возведенное над могилой великого еврейского мудреца и мистика, считается историческим памятником: оно было возведено в XVI веке неким еврейским богачом, незаслуженно обидевшим пожилую женщину. Согласно легенде, богач спросил святого Ари, как может искупить тот грех, и тот сказал: "Построй бейт-мидраш у могилы РАШБИ". С тех пор здание много раз ремонтировалось, но в основе осталось прежним.

Часы показывали около половины девятого вечера. К входу в гробницу подъезжали все новые и новые автобусы с паломниками из Бней-Брака и Иерусалима. У камня, обозначающего место захоронения РАШБИ, было не протолкнуться, но весь этот живой поток двигался и вскоре я вплотную приблизился к этому покрытому красным бархатом камню и прикоснулся к нему рукой...

Потом мне сказали, что обычно так близко протолкнуться к могильному камню праведника удается далеко не всем: ежедневно сюда приезжают тысячи людей, которые молят о выздоровлении от тяжелой болезни для себя и своих близких, об удачном браке для дочери, об исцелении от бесплодия и решении многих других проблем. Разумеется, евреи молят об этом не РАШБИ – у нас нет культа мертвых. Нет, мы обращаемся к Богу, но считается, что в заслугу того или иного покойного праведника Всевышний может благосклоннее принять просьбу. Да и душа праведника, время от времени спускающегося к месту своего успокоения, может, услышав просьбу обычного еврея, подхватить ее и донести до Престола Творца.

В тот вечер в гробнице РАШБИ можно было увидеть, наверное, представителей всех направлений иудаизма, и знатоки легко отличали в толпе гурских хасидов от бельзских, бельзских от вижницких, ну, а бреславских хасидов и хабадников легко может опознать и любой светский. Полосатые халаты представителей "старого ишува" перемежались элегантными костюмами американских бизнесменов, идиш с ивритом, в котором слышалось множество акцентов – американский, французский, русский...

В небольшом зале всем желающим совершенно бесплатно предлагали кугель, хумус, салаты, чай или кофе. Говорят, в обычные дни здесь также всегда можно отведать чолнт, но дело происходило в три траурные недели, когда евреи не едят мяса.

- Пожалуйста, зайдите поесть! Очень вас прошу! – сказал мне какой-то вижницкий хасид.

На мой недоуменный вопрос он пояснил, что все угощение покупается на пожертвования, сделанные либо в память об умершем, либо обратившимся к Творцу с какой-то заветной просьбой. И, отведав, скажем, кугель, я способствую тому, чтобы эта просьба была услышана на Небесах. Мне сразу стало ясно, почему на могиле РАШБИ постоянно обретаются десятки бомжей, а многие попросту живут в ее окрестностях – здесь невозможно остаться голодным.

Что же касается той самой "индустрии попрошайничества"... Да, она, безусловно, существует. Вот только так ее называют те, кто не понимает смысла великой еврейской заповеди о "цдаке" – пожертвовании бедным во имя восстановления справедливости. За час пребывания "в гостях у РАШБИ" ко мне подошли всего несколько человек с просьбой о пожертвовании, но ни один из них не был назойливым. В конце концов, согласно еврейской традиции, еще неизвестно, кто кому должен быть благодарен: нищий тебе за то, что ты дал ему пару монет, или ты нищему – за то, что он помог тебе выполнить эту заповедь.

Среди прочих, ко мне с просьбой о "цдаке" подошел молодой иешиботник.

- Я и еще несколько ребят из нашей иешивы собираем деньги свадьбу другу. Он из большой и бедной семьи, ни у него, ни у родителей нет денег, чтобы оплатить торжество, - пояснил он, когда я спросил, почему такой молодой и здоровый парень просит милостыню, а не идет работать.

- Тогда почему этот твой друг не пойдет работать и не заработает себе на свадьбу? – спросил я.

- Но ведь он учит Тору! – последовал ответ. – Разве это не самое важное в жизни?

…Еще через полчаса мы уже подъезжали к нижним воротам цфатского кладбища – того самого, на котором покоится рабби Ицхак Лурия Ашкенази. Выполняя указания полицейских, регулирующих движение и следящих за порядком, мы не без труда нашли место для парковки и как-то вписались в кажущийся поистине бесконечным людской поток, вливающийся в ворота кладбища. В этом потоке тоже мелькали всевозможные шляпы и кипы – черные и вязаные; светские женщины поспешно накрывали головы платками и оголенные плечи кофтами; светские мужчины покупали кипы у расставленных неподалеку столиков с религиозными аксессуарами.

- Сегодня особенный день! - сказал кто-то за моей спиной. – Говорят, сегодня душа святого Ари спускается к его могиле и обходит всех пришедших евреев, прислушиваясь к их душам и запоминая просьбы, чтобы потом повторить их перед Престолом Всесвятого, да будет Он благословен!

На кладбище, вдоль идущей между могилами тропы тоже расположились столики, за которыми шла бойкая торговля всевозможной религиозной литературой. Некоторые продавали книги собственного сочинения, изданные за свой счет – комментарии к Торе, Мишне, Талмуду; собственные мыли о том, как следует построить счастливую еврейскую семью или воспитывать детей. Получалось, что пишущих и мечтающих увидеть свою книгу изданной в религиозной среде не меньше, а то и побольше, чем в светской.

Книги, кстати, стоили недорого, и таблички на многих столиках сообщали, что часть вырученных денег будет передана в тот или иной благотворительный фонд. За некоторыми столиками собирали ту же "цдаку", в том числе - и на вполне известные и обычно никак не ассоциирующиеся с религиозными фонды или организации. Некоторые просто раздавали диски с беседами на различные религиозные темы. Раздавали бесплатно, но если в обмен на диск ты протягивал монету в два или пять шекелей, тебя искренне благодарили.




А еще через пару минут, уже почти у самого начала подъема к могиле святого Арии, нам открылось поистине потрясающее зрелище - десятки столов, уставленных всякой снедью. Господи, чего здесь только не было! Разнообразная свежая выпечка, кугель сладкий и кугель острый, иерусалимский; рис с овощами, рыба под томатным соусом, салаты, компоты, крупные ломти арбуза, яблочный штрудель, чай и кофе. В установленной ХАБАДом палатке подавали запеченного лосося с картофелем и всевозможными салатами. Ну и, само собой, при желании там можно было принять рюмочку: какой же ХАБАД без этого?!

Не успевала за одним из столов закончиться выпечка, рыба или что-то еще, как к нему уже в огромных коробках тащили новые порции. И все это, заметьте, опять-таки совершенно бесплатно, все на те же пожертвования.

Разумеется, я не могу даже приблизительно назвать сумму этих пожертвований, но ясно, что речь идет о сотнях тысяч шекелей. Казалось, чтобы накормить пришедшие в тот вечер на старое цфатское кладбище тысячи и тысячи людей, работают несколько огромных кухонь и пекарен. Масштабы еврейской благотворительности, щедрости еврейского сердца невольно впечатляли! И еще: несмотря на обилие народа, давки у столов не было – люди подходили, с достоинством брали то, что им понравилось, и с таким же достоинством отходили в сторону.

Но главное, безусловно, состояло не в угощении. Главное – в той удивительной атмосфере единения еврейского народа, всех его слоев, той особой ауре духовности, которая словно была разлита в воздухе, от которой и я, и, думаю, почти все пришедшие в ночь на 5 Ава на кладбище испытывали захватывающее дух ощущение душевного подъема.

Конечно, при желании в происходившем можно было усмотреть проявление еврейского фанатизма, пережитки прошлого, невежество и все такое прочее. А можно – величие еврейского народа, на протяжении столетий хранящего память о великих предках, обретшего, наконец, возможность жить в собственной стране и посещать их могилы, не жалеющего денег на благотворительность, умеющего и хорошо поесть, и самозабвенно молиться. А громкие звуки шофара, доносившиеся время от времени откуда-то сверху, напоминали о Синайском откровении, об Иерусалимском Храме, о грядущем приходе Машиаха...

Наконец, мы начинаем медленно, шаг за шагом подниматься к могиле Ари. Впереди нас – спины, спины, спины. Но и назад повернуть уже невозможно, позади тоже толпа. Подъем долгий – могила расположена на самой вершине высокого холма, и из-за огромного количества людей подобраться к ней совсем непросто. На каждой террасе, отделяющей один пролет от другого, стоят сборщики "цдаки" – на приданое для бедных невест, на продукты для малообеспеченных семей. Какой-то ультраортодокс держао в руках счет за электричество на тысячу шекелей – по его словам, он собирал деньги, чтобы выплатить долг "Хеврат хашмаль", поскольку его дети сейчас сидят без света.

Признаюсь, до самой могилы Ари я не дошел, остановился метрах в тридцати ниже - дальше было не протолкнуться - и начал читать молитву. Но Яков Шехтер каким-то образом сумел до нее добраться! А я молился и думал о том, что если бы Ари увидел, сколько евреев спустя почти 450 лет после его кончины приходят почтить его память, он, безусловно, был бы счастлив.

Когда мы спустились вниз, где продолжалась бесконечная раздача съестного, была уже полночь. Но народ все прибывал и прибывал, и конца этому не было видно. Теперь уже машину приходилось парковать в нескольких сотнях метров от кладбищенских ворот и дальше идти пешком. На автостоянках стайки иешиботников выискивали попутки до Иерусалима, Тверии, Хеврона, Бней-Брака. В воздухе веяло прохладой, а на душе было очень тепло.

- Ну что, евреи, - сказал Давид Шехтер, – поехали домой?! Часа за два управимся. По большому счету, мы и так дома...

Фото: Давид Шехтер
Количество обращений к статье - 1618
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2020, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com