Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Прямая речь
Поколение обречённых детей
Сергей Шафир, Ашдод

Так называлась моя статья, опубликованная 6 августа 1998 года в газете «Новости недели». Тема Семипалатинского полигона и пагубное влияние ядерных взрывов на людей и на окружающую среду, уже 27 лет является леммой моей жизни.


Тот, кто не помнит прошлое, у того нет будущего – это известное высказывание, транслируемое в разном формате, актуально будет всегда. И я, перелистывая сохраненные газетные вырезки, просматривая свой видеоархив, снова и снова возвращаюсь в свое прошлое.

Казахстан. 17 февраля 1989 года. Очередное подземное испытание ядерного устройства пошло не по плану. В соответствии с «Розой ветров» радиационное облако должно было под воздействием ветра уйти в сторону казахских поселков. Но оно накрыло городок военных Чаган. Зашкалило все счетчики Гейгера! Военные позвонили на Полигон. Их послали заниматься своим делом. Потом они позвонили в Москву. Их и оттуда послали. Тогда они позвонили Олжасу Сулейменову (на снимке). Тот, выступая в предвыборной программе по республиканскому телевидению, сообщил об этом факте и призвал всех сограждан собраться на митинг протеста в Союз писателей Казахстана.

«Здесь речь идет о жизни, на самом деле, и смерти. Вот такой гамлетовский вопрос стоит перед нами. И осознать его нам, дано, наконец. И это хорошо. Мы говорили, что у нас 40 лет мира. Оказывается, нет. Шла война, только незаметная. Здесь раздавались слова – «Геноцид». Я с этим не согласен. Ведь геноцид, это истребление только одной нации, одного народа, а у нас в Казахстане истреблялись все казахстанцы, все сто народов, которыми мы гордимся…»

Это случилось 28 февраля 1989 года и мне посчастливилось снять репортаж об этом историческом событии. С этого времени пошел отсчет международной антиядерной деятельности созданного на этом митинге Движения «Невада – Казахстан» (позже переименовано в «Невада – Семипалатинск»). И с того дня началась и моя работа над этой темой.


Сначала первый репортаж с митинга, затем по приглашению военных в составе большой группы журналистов и представителей общественности я побывал на показательном, якобы атомном взрыве и тайком, без сопровождения военных, со съемочной группой объездил почти всю территорию Полигона, буквально ногам впитывая из земли невидимую радиацию.

Я думаю, что некоторые мои проблемы со здоровьем, которые дали о себе знать в 1991 году уже в Израиле, начались именно по этой причине. Но они ничто по сравнению с тем, что испытали люди и их дети, которых я встретил там.

Вместе с медицинской комиссией, составленной из известных российских и казахстанских радиологов и медиков, я побывал в наиболее пострадавших поселках – Караул, Мостик, Саржал, Долонь и других.

Лариса Александровна и Федор Миронович Лясс, светлая им память

В этой комиссии был и известный советский радиолог Федор Миронович Лясс. В 1998 году я встретился с ним в Иерусалиме, и мы вспоминали события тех лет. 6 августа этого года, на 92-м году жизни, он ушел из жизни – через три месяца после смерти его жены Ларисы Александровны (6 мая 2016 г.) В память о Федоре Ляссе у меня осталась его книга «Последний политический процесс Сталина, или Несостоявшийся юдоцид» с его автографом.

Митинг протеста у села Караул

Затем 6-9 августа 1989 года, возле поселка Караул, состоялся первый международный митинг протеста. И опять фильм – «Караул», как документальное свидетельство очевидца и участника. В митинге принимало участие много людей, рожденных на этой земле в эпоху ядерного противостояния с Америкой и испытаний различной мощности ядерных устройств.

Спустя 19 лет, в 2008 году я снова приехал в Караул, чтобы найти участников митинга и в первую очередь – детей, повзрослевших на двадцать лет. Или не повзрослевших. Я видел и таких – не выросших, без рук или ног, с болезнью Дауна.

За эти годы Караул практически не изменился. Впрочем, как и всюду, здесь появились спутниковые антенны, иностранные машины и сотовые телефоны. Взрослых на улицах было мало. В основном, дети. До начала учебного года оставалось еще несколько дней. Для моих собеседников школьное детство ассоциируется с испытаниями, которые, как и уроки, шли точно по расписанию. После этой поездки появился фильм «Дети полигона»


«Я родился в 1953 году. Я ровесник и жертва водородной бомбы. Мы живем в зоне Полигона и сейчас здоровье, живущих здесь людей, крайне критичное. Абайский район это земля Абая, Мухтара, Шакарима. Почему должны исчезать их потомки. Я рос вместе с атомными испытаниями. После взрыва атомной бомбы возникал столб из пыли и смога, похожий на гриб. Последствия полигона еще существуют. Корм на пастбищах заражен радиацией, скот заражен, а мы едим это мясо.


«Мы были маленькими и когда видели все это в первый раз, думали, что это большой шар. Погибло много людей и это повторялось. Даже собаки нашего дома остались без шерсти. Раньше было много птиц, а после взрыва даже воробья ни одного в Саржале не осталось. Мы косили сено у горы Дегелен. Рядом было искусственное, «атомное» озеро, и мы там купались.

Потом умерли мои два двоюродных брата. Они заболели лейкозом. Многие ученики учатся дома. Некоторые стали глухонемые, у других психические отклонения. Самостоятельно не могут ходить, кушать. Некоторым уже за 20, за 30, а они сидят в колясках».


«У меня двое сыновей. Сейчас у них анемия, болеют. Поэтому я думаю, что если у матери анемия, то она передается и детям. Они не могут долго готовить уроки. Часто говорят – мама, мы устали, голова кружится. Значит, у многих детей анемическая болезнь. Стоят на учете. Когда я вышла замуж, как любая женщина хотела стать матерью. Конечно, я боялась, ведь я выросла на земле Полигона. И мой муж тоже из того же района и переживал за то, чтобы наши дети родились здоровыми. Потому что я много видела детей инвалидов в Караул-Тобе.

Был такой страх, пока не родила. Второго ребенка родила только через пять лет. После родов мама спрашивает: как ты, как твой малыш? Я говорю: мама, почему ты так спрашиваешь? А она продолжает: а руки, ноги целы? Я говорю: не знаю, не смотрела. Нам же давали ребенка в пеленках. Но сразу же побежала в палату и испуганно стала считать пальчики. Так волновалась, что мне показалось, будто у него шесть пальчиков. Потом начала громко считать – раз, два, три. Слава Б-гу, руки и ноги целы».

Врач, участница митинга

«За 30 лет работы врачом-акушером я принимала роды у матерей трех поколений. Сейчас положение очень тяжелое. Дело дошло до того, что молодые боятся иметь детей. Вот только один пример из моей практики. За шесть месяцев этого года из 48 новорожденных 12 появились на свет неполноценными, 6 умерли, у остальных нет либо руки, либо ноги. Многие поражены болезнью Дауна. Я обращаюсь к властям от имени родителей – закройте Полигон! Я требую этого как мать и как врач».

Мы внуки Шакарима,
Мухтара и Абая.
Мы дети тех детей
Что сорок лет назад вдохнули
ядовитый воздух Полигона,
Сегодня говори решительное
НЕТ!


Ее зовут Балнур. Живет в Семипалатинске. В то время она была школьницей. Активисткой. Отличницей. Участвовала в различных мероприятиях. Сейчас замужем.

\
Балнур Садыкбаева – 19 лет назад и сегодня

«У меня три дочери. Айзада, Нуршат и Алтынай. Я благодарна Господу за то, что дал мне детей. Но всегда боюсь за их будущее. Тысячу раз прошу Господа, чтобы дал им здоровое, светлое будущее, чтобы они выросли счастливыми казахстанцами, чтобы они могли служить своему отечеству. У нас не то, что Семипалатинск, у нас весь Казахстан – Полигон!

Не хочу, чтобы все это отразилось на наших детях. Пусть все плохое остается в прошлом. Чтобы было только хорошее, чтобы исполнились мечты наших родителей, наших предков. Чтобы наши дети были счастливыми. Да, мы были детьми Полигона и об этом должны знать наши дети».

Каково будущее тех детей? Согласен с Балнур: этого не знает никто. Одно я знаю наверняка. В их воспоминаниях уже не будет ядерных взрывов, хотя Полигон навсегда останется частью их биографии.

А что ждет наших детей, внуков и всех нас? Опять ракеты, хадрей битахон? Первого сентября израильские школь ники сядут за парты. Начнутся уроки иврита, Танаха, литературы, математики, истории.

Израильские школьники. Вглядитесь в их лица и сравните с лицами детей Полигона...

И я хотел бы, чтобы наши дети, их родители, учителя и политики знали и о том, как на протяжении более сорока лет в соседней стране испытывались атомные, водородные и термоядерные изделия (так скромно назывались бомбы) неся в окружающую среду невидимую смерть.

P.S. Грозит ли Израилю ядерное нападение?

Я житель Ашдода. Вместе с родными прятался в комнате безопасности во время последнего военного столкновения с террористами из Газы. Однажды ракета, летящая над Ашдодом, застала меня с внучкой в маленьком парке. Спрятаться было негде. И что же делать? Мы прислонились к дереву и только наблюдали за ее полетом и взрывом. Спасибо «Железному куполу».

Нетрудно себе представить, что было бы, если бы у Израиля не было такой защиты, а ракета несла ядерную боеголовку. И вот она взрывается в воздухе?! Напомню, что американские атомные бомбы поразившие Хиросиму и Нагасаки, тоже были взорваны в воздухе.

25 лет назад, 29 августа 1991 года, Полигон размером с Израиль был закрыт, но еще очень долго эта земля будет заражена. А новые и новые поколения семипалатинцев, карагандинцев и других жителей приполигонных городов и областей, будут болеть и «дарить» эти болезни своему потомству.

Помните об этом. И сделайте что-нибудь, чтобы нас не постигла та же участь.

Я живу в Израиле уже 25 лет. Ровно столько лет назад был закрыт Семипалатинский испытательный ядерный полигон (СИЯП). Ровно столько лет я представляю в Израиле международное антиядерное Движение «Невада-Казахстан». И сегодняшняя статья – мой вклад в это бессрочное протестное дело.

Из реферата, опубликованного в Интернете под названием «Семипалатинский ядерный полигон – 616 ядерных взрывов»:
«Суммарная мощность открытых и подземных ядерных взрывов на Семипалатинском полигоне примерно в 1.000 раз выше хиросимской бомбы. В начале 90-х годов был проделан анализ младенческой смертности в областях, примыкающих к Семипалатинскому полигону. Оказалось, что она возрастала не только в первом, но и во втором поколениях людей. Пик её приходился на 1975-76 гг., когда дети облучённых родителей сами стали производить на свет детей. В настоящее время число лиц, непосредственно облучившихся за 1949-1965 гг., составляет 30-35 % из общего числа населения Семипалатинской области. Второе поколение людей, рождённых от облучённых родителей в 1965-1980 гг., составляет 40-45 % населения области. Наконец, третье поколение, рождённое после 1980 г., составляет 20-30% от общей численности населения. Общее число облучённых людей в Казахстане составляет около 1,5 млн. человек, из которых 500 тыс. получили дозу от 10 до 400 сЗв.»

Количество обращений к статье - 1351
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com