Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Без ретуши
О «приключениях» одной эпиграммы...
Дмитрий Бродский, Москва

Есть у меня товарищ по фейсбуку – Абрам Торпусман из Иерусалима. Поправляя одну мою подружку по тому же фейсбуку, ошибочно сообщившую в комментарии, что эпиграмма: «Поэт горбат. / Стихи его горбаты. / Кто виноват? / Евреи виноваты», была адресована украинскому поэту Павло Тычине, он написал:


«Неверно. Павло Тычина, при всех своих тяжких грехах, антисемитом не был, в годы "борьбы с космополитизмом" не позволил ставить свою подпись под антисемитскими декларациями и в годы войны отметился стихотворением "Еврейскому народу". А стишок о горбатом антисемите относится к бездарному русскому "сатирику" Сергею Смирнову».

Я заинтересовался сюжетом и решил погуглить спорную эпиграмму. Оказалось, что она довольно живуча в окололитературных кругах и связана с противостоянием в 60-х годах прошлого столетия двух «партий» в литературе: антисемитов-почвенников и всех остальных, по тем или иным уважительным причинам не принимающих антисемитизм «на дух».

Так я нашёл упоминание эпиграммы в воспоминаниях литератора и общественной деятельницы времён российской «перестройки» Энгелины Борисовны Тареевой. Касаясь темы похорон известного советского поэта-интернационалиста Михаила Светлова, Энгелина Тареева писала: «Многие плакали. Там был и Сергей Смирнов, был такой поэт. Он был горбатый, стихи его были не самые высокохудожественные, и, к тому же, он был звериный антисемит. Известна эпиграмма на него, не знаю кто ее автор:

«Поэт горбат, стихи его горбаты.
Кто виноват? Евреи виноваты».


Так вот, Сережа Смирнов на похоронах рыдал, его невозможно было успокоить, он буквально терял сознание, хоть «скорую» вызывай. Он кричал: «Это мой литературный батя! Это мой отец, как же без него?! Без него невозможно. Как же мы теперь будем жить, мы же все перессоримся». О похоронах мне рассказала моя подруга Эмма, она там была». http://tareeva.livejournal.com/113996.html


Существенно уточнил ситуацию с судьбой четверостишья, ставшего поводом для данных заметок, Валентин Антонов. В своем эссе, посвященном поэту А. ВишневОму (на снимке), он перевёл её из легендарной в историческую плоскость. Привожу добытые мною данные: «Поэтом Александр Вишневой был от Бога. Вероятно, он с трудом представлял себе, как это вообще можно заниматься чем-либо ещё, кроме как писать стихи. Приехав из своего Симферополя покорять Москву, он в 1977 году с лёгкостью, несмотря на конкурс в 120 человек на место, поступил в очень престижный тогда Литературный институт: маститый советский поэт С. В. Смирнов, ведший там семинар, сразу выделил его среди множества абитуриентов.

Несколько слов по этому поводу: интересно, многие ли сегодня помнят не то чтобы стихи, но хотя бы само имя Сергея Смирнова?

Старейший наш поэт Кирилл Ковальджи, один из постоянных авторов «Солнечного ветра», — он, конечно, хорошо его помнит: «Его сборник «Откровенный разговор (1951) был для меня открытием. Я увлекся его стихами — живыми, светлыми, выгодно отличавшимися от потока тогдашних пафосных виршей своим мягким юмором, живыми деталями… С годами он стал писать всё хуже (я, честно говоря, перестал читать, потерял к нему интерес), ворвались в поэзию шестидесятники, оттеснили его скромный дар, он озлобился, подался к мракобесам и заслужил эпиграмму, которая его пережила: «Смирнов горбат. / Стихи его горбаты. / Кто виноват? / Евреи виноваты»…

Всего лишь через год после триумфального поступления Александра Вишневого в Литинститут тот же самый С. В. Смирнов на долгие годы определит судьбу своего первоначального любимца, недрогнувшей рукой написав о его стихотворениях такой отзыв: «Они, эти вещи, просто-напросто аполитичны, хотя в них присутствуют абсолютно все сегодняшние слова, фразы и понятия. Нет, нет и ещё раз нет! — говоришь этим стихам. Их никто не напечатает и они, похоже, никому не понадобятся, окромя сочинившего их».

Мы знакомы с тобою две тысячи лет,
Ты пришла ниоткуда, ушла никуда,
Мимолетные ливни замыли паркет,
Это стоило им небольшого труда.

Мы знакомы с тобою две тысячи дней,
И у каждого легкая придурь твоя,
Мимолетные птицы напомнят о ней
Тем золотоволосым осинам, что я

Посадил на осеннем сыром пустыре
Под горою, которую с разных углов
Мимолётные звёзды пасут на заре.
Мы знакомы с тобою две тысячи слов.

Это ведь только Александр Вишневой испытывал «священный ужас перед глубиной слова» и ничего в своей жизни, кроме поэзии, не признавал.

А маститый советский поэт С. В. Смирнов, успевший испытать ужас совсем иного рода, на рубеже 70-х и 80-х годов видел жизнь во всей её многогранности и нелитературности.

Как бы там ни было, но в положенный срок защитить дипломную работу Вишневому не позволили: ещё долгих три года «поэт от Бога» мотался между Симферополем и Москвой, всякий раз привозя на суд маститых коллег по перу всё новые и новые её (дипломной работы) варианты — с одинаковым неуспехом. В конце концов, диплом поэту выдали, но — как литературоведу, а не как поэту». http://vilavi.ru/pod/230612/230612.shtml

Вероятно, я правильно понял, что получить пропуск в официозную поэзию помешал поэту «пятый пункт», а попросту антисемитизм С.В. Смирнова и его «единозлобников»…

Теперь стало ясно, «птице какого полета» был посвящен стих и как он звучал первоначально, до тех пор, пока его не стали применять как оружие в политических, в том числе, как следует из невольной ошибки моей фейсбушной подруги, и в антиукраинских целях…

Осталось только выяснить, кто же был автором этого едкого стиха…
Я заложил в поисковом окне Google в качестве ключевых слов следующую строку «автор эпиграммы Смирнов горбат, стихи мои горбаты: - А чем я виноват? - Евреи виноваты!»

Первая же ссылка дала мне выход на скан потрепанной машинописной копии, мерцающего тонкой щемящей иронией, исполненного достоинства стихотворения Леонида Аронзона, и очень важные авторские пояснения к нему. Читаем:

Я сам горбат,
стихи мои горбаты:
- А чем я виноват?
- Евреи виноваты!

Собачью их тоску
в глазах их бесконечных
ещё припав к соску
я пил, себя калеча.

Давида знак ко лбу
прибила мне Расея -
что ни еврей – горбун,
все горбуны – евреи.

Конек ли Горбунок,
что дурня приготовил,
иль мёртвый педагог
- одной со мною крови!

Случись вдруг выбирать
себя мне как творенье,
не отдал бы горба:
не стал бы не евреем:

всю жизнь бы был горбат
стихи писал горбаты…
- Но чем я виноват?
- Евреи виноваты!


Леонид Аронзон. 31. «Я сам горбат…» (1967?). – Недатированная машинопись. / Собрание В. Аронзона. Избранные стихотворения. Факсимильное электронное издание / Публ. И. Кукуя. – Франкфурт/М. : Новая камера хранения, 13.10.2010. Сам автор в объяснении к приведенному стихотворению пишет, что его начало «– парафраз эпиграммы А. И. Безыменского на поэта С. В. Смирнова, имевшего соответствующий физический недостаток и известного своим антисемитизмом: «Поэт горбат, стихи его горбаты. / Кто виноват? Евреи виноваты». (СП, № 320 (Т. 2. С. 153, 272-273): http://www.newkamera.de/aronson/fx/31.html)

Итак, теперь мы знаем, что написал эпиграмму советский поэт еврейского происхождения Александр Безыменский.

Осталось установить малое: какой вид изучаемое четверостишье имело изначально?
Был ли в исходной миниатюре упомянут обыгрываемый персонаж?
Применяю уже испытанную методику поиска: делаю запрос следующего вида: «Безыменский Поэт горбат, стихи мои горбаты,- а чем я виноват?- евреи виноваты!»

Мой приём оправдался «с лихвой»… Я без труда нашёл эссе художника Юрия Черепанова, касающееся предмета моих поисков. Приведу его полностью:

«Соревнование «менестрелей»

Журнал «Крокодил» выпускал еще и приложение — Библиотечку «Крокодила». В нее входили сборники фельетонов, рассказов или стихов поэтов-сатириков. Мне довелось иллюстрировать стихи Сергея Смирнова. Он был поэтом широкого диапазона. Перу Смирнова принадлежали поэмы, баллады и многочисленные сборники эпиграмм и пародий.

Прежде чем рисунки отправлялись в производство, надо было получить одобрение автора. Сергей Васильевич жил на Ленинском проспекте. К моим иллюстрациям претензий не было.

А.И. Безыменский (слева) и С.В. Смирнов

Я было собрался уходить, но тут Смирнов, хитро улыбаясь, попросил меня задержаться. «Не могли бы вы, так сказать для внутреннего пользования, изобразить еще один сюжетик, конечно, за особую плату», — и он протянул листок бумаги. Я прочел:
Волосы дыбом, зубы торчком.
Старый мудак с комсомольским значком.

«Ну как, узнаете, кто это?» Я, конечно, узнал в этой эпиграмме известного поэта Александра Безыменского, но выполнить такой щекотливый заказ отказался, сославшись на то, что рисовать шаржи не умею.

Прошел год. При распределении иллюстраций Библиотечки «Крокодила» мне достался сборник стихов, как вы, наверное, догадываетесь, поэта Безыменского. События развивались прямо в зеркальном отражении.

Он сам горбат, стихи его горбаты,
Кто виноват? Евреи виноваты!

Эту эпиграмму А. Безыменский не предложил мне для иллюстрации, а просто довел до сведения, очевидно, как ответ на выпад Смирнова.

Правда, на этот раз Александр Ильич не стал допытываться, для кого предназначена эта эпиграмма. Слишком явным был намек на физический недостаток Сергея Смирнова.

Как должна быть тонка грань между острой иронией и злобным оскорбительным выпадом, и как легко ее перейти. От ярого антисемитизма к глумлению над физическими недостатками». Черепанов Юрий. «Репорта
ж из Крокодила». Часть 8, 20 июня 2011г.: http://old-crocodile.livejournal.com/209636.html

Возможно я не столь рафинированный моралист как художник Черепанов. Поэтому, я вполне допускаю в азарте борьбы с ни чем (кроме зависти, замешанной на крови) необоснованным антисемитизмом, к тому же использующим ЛЮБЫЕ морально запрещенные приемы (напомню «исходник»: Волосы дыбом, зубы торчком. Старый мудак с комсомольским значком»), в том числе, и попытки глумления над «физическими недостатками» жертвы, ответ «той же монетой». Хотя не совсем «той же» …

Ведь, если бы не было, известного обеим сторонам конфликта, его МОТИВА, нечего было бы и изощряться во взаимном сарказме…

По-моему, Александр Ильич ответил хулигану от поэзии адекватно…Он что, не мог предположить, что со стороны жертвы может тоже «прилететь», и покрепче (во всяком случае, остроумней), и «по его ж…» (ныне литературной норме)?

Что же мы получили в результате? Исследуемое четверостишье было придумано в ответ на антисемитский выпад одного из «адмиралов» советского литературного процесса… И изначально (в печатной версии) имени адресата не содержало…

Хотя ввиду «прозрачности» аллюзии вызывало смех у одних и импотентную ярость у других участников «литературного процесса» 60-х.

Напоследок я бы хотел вспомнить о Павле Тычине, который, как оказалось, уже многие годы расплачивается за чужие грехи…

В качестве компенсации за то, что его имя незаслуженно треплется как украинца-антисемита, приведу ссылку на текст его собственного стихотворения, посвященного евреям…

Это искреннее произведение опубликовано на украинском языке и переведено на русский поэтом Фелисом Рахлиным. Читайте:
Рахлин Феликс (Афула, Израиль). Павло Тычина – о еврейском народе/ Интернет-журнал «Мы здесь», № 529, от 27 июля – 13 августа 2016 г. : http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=573

30 авг. 2016 г.


Об авторе этой статьи


Бродский Дмитрий Александрович родился в 1949 году в Москве, окончил естественно-географический факультет Московского областного педагогического института им Н.Крупской и двухгодичные курсы при НИИ Общей и педагогической психологии АПН СССP.


С 1966 по 1976 г.г. работал в Лаборатории поведения низших позвоночных Института эволюционной морфологии и экологии животных им А.Н. Северцова. В 1976 году стал членом-корреспондентом Московского общества испытателей природы. По идейным соображениям ушел из академической науки и пытался заниматься педагогикой. В результате, до 1978 г. служил методистом по краеведению и музейному делу на Московской станции юных туристов при Главном управлении народного образования г. Москвы. Одновременно вёл психолого-мировоззренческий кружок.

Был изгнан из системы «народного образования» по приказу Главного управления народного образования г. Москвы с формулировкой "за совершение аморального проступка". Причина - несанкционированное создание и применение в работе со школьниками мировоззренческого вопросника, включающего 280 пунктов.

Примерно с этого же времени попал под наблюдение КГБ СССР в качестве одного из участников неформальной группы педагогов. В 1980 году по счастливому стечению обстоятельств был снят с «оперативной разработки» спецслужб.

С 1978 года и до начала "перестройки" зарабатывал в сфере обслуживания и, одновременно, самостоятельно изучал психологические и социологические проблемы, а также тиражировал и распространял литературу, запрещенную властями, организовывал домашние концерты и чтения. С 1988 года основал просветительско-правозащитную группу "Обратная связь" : http://feedbackgroup.info/index.html

В ноябре 1988г. Д. Бродский стал руководителем отдела комплектования Московской независимой общественной библиотеки (МНОБ), а осенью 1992 года собранием учредителей МНОБ был назначен её директором. С 1993 года он создал Сектор общественных библиотек и библиотек общественных организаций в Московской библиотечной ассоциации (МБА) и возглавлял его вплоть до завершения существования МБА в 1999 г.

С 1995 до 2010 г. Д.Бродский - активный участник антивоенного движения. Позднее он переключился с уличного активизма на просветительскую деятельность в интернет-сообществах. Пропагандирует гуманистические идеи в рамках разрабатываемой им «теории надежды»: https://www.facebook.com/Теория-надежды-156737994360721/?fref=ts

В 2014 г. Д.Бродский стал активным участником Российского гуманистического общества, входящего в состав Международного гуманистического и этического союза.

Область интересов: философские проблемы этики, проблемы антропосоциогенеза, психология мировоззрения, мировоззренческие аспекты этики и права, социологические и политологические проблемы.

Имеет 73 публикаций разного жанра в печатных и виртуальных изданиях: в области зоопсихологии, психологии мировоззрения, этики правосознания, педагогики, социологии, проблем благотворительности: в том числе социозащиты, мирозащиты, правозащиты, по психологическим основам политологии, по библиотековедению и социологии библиотечного дела. В «МЗ» публикуется впервые.
Количество обращений к статье - 2137
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com