Logo
11-19 марта 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17
26 Мар 17










RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Памятный октябрь 1956-го...
Михаил Копелиович, Маале-Адумим

В том октябре (1956) в мире произошли три весьма знаменательных события. Синайская кампания Израиля, в союзе с Англией и Францией, против Египта во главе со взбалмошным постнацистом Насером, принявшим решение о закрытии для Израиля судоходства в Суэцком канале. Смена власти и режима (временная) в советских доминионах – Венгрии и Польше.


Война с Египтом продолжалась недолго, закончилась в ноябре убедительной военной победой союзников. Венгерская народная революция завершилась поражением спустя десять дней после своего начала (23 октября – 2 ноября) вследствие вооружённого вмешательства Советского Союза; новое, подвластное СССР коммунистическое руководство возглавил один из бывших лидеров Венгрии (до 1950 года), затем политзаключённый (1950-1956), обвинявшийся в так называемом титоизме, Янош Кадар. Увы, вскоре он превратился в «отличника» соцлагеря и в 1968 году согласился на участие своей страны в разгроме революции чехословацкой. Наконец, и в Польше в том же октябре совершилась революция, правда, «тихая», но принёсшая стране сравнительно более ощутимые позитивные плоды. Новый польский лидер Владислав Гомулка имел аналогичную кадаровской биографию, включая пребывание в местах заключения (1949-1956).

О Синайской кампании и венгерских событиях октября-ноября 1956 года известно многое, в том числе из мемуаров участников этих событий. С Польшей же получилось иначе. Поэтому о польском октябре скажу несколько подробней.

Лидер ПОРП Владислав Гомулка. Фото: twinn.pl/

Во-первых, предыстория. В конце 30-х годов, в период Большого террора в СССР, когда Сталин, наряду с расправой над старыми большевиками, соратниками Ленина, последовательно уничтожал старые кадры европейских компартий, польской пришлось тяжелее всех других. Эта компартия была полностью разгромлена и в 1938 году распущена. Почти все её руководители и активисты, находившиеся в ту пору в Советском Союзе, были арестованы и отправлены в лагеря (а кое-кто и расстрелян). Партию восстанавливали в годы войны и оккупации Польши нацистами немногочисленные подпольщики во главе с Марцеллием Новотко (убит оккупантами) и Владиславом Гомулкой, носившим псевдоним Веслав. Как пишет в своём исследовании «Большой террор» Роберт Конквест, «когда в 1944 году Сталину потребовалось создать коммунистическое польское правительство (первоначально в Люблине. - М.К.), его пришлось собирать "с бору по сосенке". К тем нескольким, кто имел счастье попасть в польскую тюрьму и выжить там – подобно Гомулке,– были добавлены люди типа президента Берута (в прошлом известен как следователь НКВД Рутковский; подчёркнуто мною. - М.К.)…» Берут руководил страной до 1956 года, превратив её, по известному образцу, в один большой застенок; он умер неожиданно при загадочных обстоятельствах вскоре после ХХ съезда КПСС.

Интересно и поучительно проследить идеологическую и политическую эволюцию Гомулки на протяжении периода его правления в Польше в качестве генсека ПОРП (Польской объединённой рабочей партии, – так назвали после войны воскрешённую компартию). Он был избран на свой высокий пост на внеочередном Пленуме ЦК ПОРП, состоявшемся в октябре 1956 года. В своей программной речи (она была опубликована в русскоязычном журнале «Польша», распространявшемся и в СССР) Гомулка резко критиковал систему культа личности (а не просто самый культ) сталинско-берутовской диктатуры, откровенно признав процветание при Беруте таких явлений, как подавление гражданских свобод, гонения на католическую церковь и… антисемитизм. В первые годы своего лидерства Гомулка провёл ряд либеральных реформ, в том числе роспуск ненавистных народу колхозов.

Чтобы мои последние слова не выглядели голословными, приведу несколько цитат из «тронной» речи Гомулки. Об экономическом положении страны на 11-м году строительства социализма было сказано (не без поэтической риторики): «Из порожнего даже и Соломон не нальёт» и «Струна натянута так сильно, что угрожает лопнуть». О системе культа личности: при этой системе «партия в целом могла действовать самостоятельно в рамках подчинения главному культу. Если кто-либо пытался эти рамки перешагнуть, ему грозило проклятие со стороны его товарищей. Если дело касалось всей партии, её предавали проклятию остальные коммунистические партии (намёк на компартию – впоследствии Союз коммунистов – Югославии.-М.К.)». А систему, о которой идёт речь, Гомулка далее, безо всяких экивоков и обиняков, назвал «системой, тщательно организованной и сокрушавшей каждую социалистическую мысль». И наконец, о партийных деятелях берутовского периода: одни безоговорочно верили Сталину, как человеку, который «указывает единственно правильный путь к социализму». Другие, сомневающиеся, справедливо опасались публично выражать свои мысли, поскольку это «может кончиться неприятными для них последствиями. Иным всё было безразлично, кроме пути, который мог их привести к удобному креслу или гарантировать такое кресло».

В первые годы правления Гомулки Польша стала самой свободной из коммунистических стран. Однако недолго музыка играла. К 1967 году Гомулка стал совершенно другим человеком, таким же как Тодор Живков в Болгарии, Вальтер Ульбрихт в ГДР, Антонин Новотный в Чехословакии и даже хуже, чем венгерский Кадар. Во-первых, он (Гомулка) однозначно осудил Израиль после Шестидневной войны. Во-вторых, набросился на «своих» евреев (да сколько их там осталось после Холокоста!), обвинив их в нелояльности к Польше и потребовав от тех из них, кто не признаёт социалистическую Польшу своей единственной родиной, убраться в свой любимый Израиль. В-третьих, вовлёк страну в участие в подавлении Пражской весны 1968 года. И в-четвёртых, в декабре 1970 года отдал приказ стрелять по рабочим Гданьской и Щецинской верфей, объявивших бессрочную забастовку из-за постоянного снижения зарплаты, повышения норм выработки и тотального дефицита в продуктовых магазинах севера Польши.

На октябрьском Пленуме 1956 года Гомулка среди прочего заявил, что он не остался бы и часу в ЦК, если бы не был уверен в поддержке масс. Спустя 14 лет он, как ортодоксальный коммунистический лидер, уже добивался иного: чтобы массы всегда и при любых обстоятельствах поддерживали его.

Выше я писал, что Гомулка образца 1956 года осуждал антисемитизм, получивший широкое распространение в Польше. Об этом он тоже забыл и превратился в оголтелого юдофоба.

Я также процитировал его высказывание против предания проклятию одних компартий со стороны других. А в августе 1968 года присоединился – не только на словах, но и на деле – к проклятию обновлённой компартии Чехословакии.

Одним словом, к концу своего правления он сжёг за собой все прежние мосты и поклонился обычаям, общепринятым в соцлагере. В 1970 году он вылетел, как пуля из ружья, из своего хорошо обжитого кресла, ибо пошёл тем самым путём, который это кресло ему вроде бы гарантировал. Такова обыкновенная карьера партократа, волею судьбы оказавшегося во главе своей партии и страны в кризисный момент их истории, обыкновенная даже для такого коммунистического лидера, который до её начала сам потерпел от системы культа личности в качестве фракционера и отступника.

Октябрь 2016
Количество обращений к статье - 601
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость | 24.10.2016 10:19
Вчера, в день 60-летия начала Венгерской революции российские каналы тоже "вспоминали". Могло показаться, что не было перестройки, 1991 года, всех последующих разоблачений и извинений перед венгерским народом. Опять контрреволюция, американское оружие, венгерские нацисты. Правда в одном эпизоде пожилая женщина говорила, что контрреволюционеры рыскали в поисках коммунистов и евреев, с которыми жестоко расправлялись. Из песни слова не выкинешь: в политбюро Матиаса Ракоши была чуть ли не половина евреев, и в ходе революции имели место антисемитские эксцессы. Но в целом не это определяло характер революции. А евреи присутствовали в обоих лагерях: как среди революционеров, так и среди коллаборационистов, помогавших советским оккупантам расправиться с повстанцами. Среди тех, кто бежал за границу, спасаясь от советских карателей, было много евреев. Кто-то их них прибыл в 1956 году и в Израиль.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com