Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Шони Алекс Браун:
«Мое сердце – скрипка»
Эстер Гинзбург, Оснабрюк, Германия

Есть только одна вещь на свете, которая
может быть хуже Освенцимаа – это то,
что мир забудет, что было такое место.
Генри Аппель, бывший узник Освенцима

«Скрипка – моя любовь и спасение. С ней связана вся моя жизнь, начиная с раннего детства», - сказал однажды Шони Алекс Браун, известный скрипач и композитор, которому пришлось выживать в страшные годы Холокоста, будучи подростком. Сегодня он, став главным героем очерка, расскажет вместе со мной о том, что выпало ему пережить и выстрадать.


Шони (Шандор) Алекс Браун (на снимке) родился 14 июля 1930 года в городе Кристуру –Секиеск (Cristuru-Secuiesk), в Трансильвании, которая была в то время территорией Румынии. Его родители Йенё и Эштер (Эстер) Браун были религиозными евреями. Отец Шони был сыном раввина. В семье подрастало пятеро детей. Шони, еврейское имя которого было Ицхак, был четвёртым из них. Йенё Браун, поселившись с семьёй в этом маленьком многонациональном трансильванском городке, где местные жители говорили свободно на румынском, венгерском и немецком языках, имея профессию часовщика, открыл магазин по продаже часов и ювелирных изделий. Мать занималась детьми и вела хозяйство.

Когда Шони исполнилось четыре года, няня взяла его на прогулку в лес. Она прилегла и уснула, а ребёнок, услышав музыку, которую исполнял остановившийся на опушке леса цыганский табор, направился туда, желая послушать её. «Это была скрипичная музыка», - вспоминал Шони. Ребёнок шёл по лесу в направлении доносящихся звуков. Когда он заметил, что заблудился и вокруг никого нет, испугался и стал плакать, но к цыганам всё-таки попал. Одна из цыганок, услыхав плач и крики Шони, взяла мальчика в табор, где он провёл два дня. На третий день цыгане забеспокоились, кто этот ребёнок и где он живёт. Внимание Шони всё это время было приковано к скрипке. Она издавала такие замечательные звуки, каких ему в его маленькой жизни никогда прежде слышать не приходилось. Тем не менее, цыганка, которая приютила мальчика, твёрдо решила разыскать дом, где он живёт и вернуть ребёнка. Когда она привела его домой к поседевшим от горя родителям, первыми словами его были: «Я хочу это». При этом он руками изображал скрипку и смычок, сам не понимая, как «это» может издавать такие замечательные звуки. Названия этому предмету он подобрать не мог. «Когда я был найден, я умолял родителей купить мне скрипку, и год спустя они подарили мне маленькую скрипку, такую, чтобы я мог удержать её в руках».

Получив наконец такой желанный подарок, Шони с увлечением стал учиться играть на скрипке. Его родители ещё не знали о том, что в их ребёнке обнаружится природный талант музыканта, который впоследствии сумеет спасти ему жизнь. «Я играл на ней всё свободное время», - рассказывал Шони.

У него был врождённый талант музыканта, и уже в 10 лет он сыграл свой первый публичный концерт, который транслировался по радио Бухареста. В 11 лет Шони начал сочинять музыку. Два года спустя он получил стипендию Будапештской академии музыки и начал там учиться. В академии ему нужно было играть классические произведения, но Шони был влюблён в цыганскую музыку. Его учителям это не нравилось, они высказывали своё недовольство Шони и его родителям. «Когда вы изучаете классическую музыку, школа или учитель не позволит вам играть даже вальс Штрауса»,- отмечал потом Шони.

С началом Второй Мировой войны времена в Европе резко переменились. В 1940 году их город перешел к Венгрии, а в 1944 году Гитлер начал преследования и депортации венгерских евреев. В их небольшом городке проживало всего несколько еврейских семей. Все они сразу же стали ненавистны местному населению. Бывшие друзья- неевреи, как и клиенты отца, отвернулись от их семьи. Отец был сначала принуждён работать в субботу, а затем нацисты вообще отобрали у него магазин. Евреи должны были носить на одежде желтые звёзды, обязаны были соблюдать комендантский час, еврейских детей исключили из школы. Из Академии музыки Шони был, как еврей, отчислен. Весной 1944 года их семью переселили в гетто, а двух старших сыновей отправили на принудительные работы, откуда они так и не вернулись.

Книга Шони Брауна «Мое сердце – скрипка»; на фото справа Шони всего 19...

В мае 1944 года семью Браун в числе 300 000 других евреев Венгрии депортировали в Освенцим (Аушвиц). Чем это было для их семьи, для 13-летнего Шони, нельзя выразить никакими словами. Как отмечал один из оставшихся в живых узников Холокоста, «один день, проведённый в Аушвице, нельзя описать даже в двух томах книги».

Шони позднее вспоминал, что по прибытии в Аушвиц их построили в две шеренги и лагерный «ангел смерти», доктор Йозеф Менгеле, проводя селекцию и командуя при этом хлыстом влево-вправо, сразу же отобрал мать Ештер и младшую сестру, маленькую Аранку налево, что означало, как они потом узнали, на смерть в газовой камере. Когда очередь во время селекции дошла до Шони, Менгеле спросил его, сколько ему лет. Шони, который выглядел старше своего возраста, интуитивно догадался, что нужно прибавить возраст, иначе он может быть уничтожен. Он ответил Менгеле, что ему 16 лет, прибавив себе три года. Менгеле засомневался, но показал хлыстом направо, тем самым оставив Шони в живых. Вместе с братом и другими узниками, прибывшими из Венгрии, 13-летний подросток Шони Браун был направлен на работу в зондеркоманду. В его обязанности входило перетаскивание трупов узников лагеря в крематорий после уничтожения в газовых камерах. Для Шони было страшным потрясением и подлинным кошмаром то, что ему, мальчику, ежедневно приходилось видеть и самому выполнять. Картины «будней» зондеркоманды преследовали Шони потом на протяжении всей его жизни. К счастью, в зондеркоманде ему пришлось быть всего несколько месяцев, хотя каждый проведённый там день был как год. Из Аушвица Шони вместе с братом был отправлен по обмену на другого узника в Кохендорф, подлагерь Нацвейлер-Штуттхоф где уже некоторое время находился их отец. Это было для них спасением: на следующий день после их отправки узники из зондеркоманды, с которыми они работали вместе в Аушвице, были расстреляны, а на их место прибыли другие.

Йенё Браун, попав из Аушвица в Кохендорф (Kochendorf), трудился на тяжёлых подземных работах по перестройке местной соляной шахты в оружейный завод. Лозунг Геббельса «истребление через труд» был в Кохендорфе полностью реализован в жизнь.

В день своего 42-летия Йонё был до смерти избит охраной лагеря, т.к. не мог проснуться вовремя к началу селекции, которую проводили ежедневно в 5 часов утра. Это жестокое избиение происходило на глазах у обоих его сыновей. Шони рассказывал об этом с глубокой болью: «Они недосчитались одного заключённого. Капо пошёл искать по баракам и в одном из них нашёл его спящим в углу. Капо выволок его на улицу, держа за воротник, как собаку за ошейник. Это был отец... Стоял февраль, было холодно, на плацу лежал снег. Отец был в одной рубахе. Охранник повернулся к нам и сказал: «Насколько я понимаю, у этой еврейской собаки здесь двое сыновей. Выйдите из строя и подойдите к нему. Вы будете свидетелями его наказания». Таким образом, мы должны были выйти. Мы вышли и стояли рядом с отцом. Затем охранник повернулся ко всем остальным и сказал: «Из-за этой грязной еврейской собаки, которая прячется от работы, я потерял десять минут времени, чтобы разыскать его». Он ударил отца и сделал жест охране, чтобы начать избивать его. Они бросились к отцу и, как разъярённая стая волков, накинулись на него. Они жестоко били его ногами. Он еле держался на ногах. Мы упали на колени. Мы умоляли: «Пожалуйста, не бейте его! Остановитесь! Бейте нас! Пожалуйста, не делайте этого!». Но они не слышали наши мольбы. Затем я стал медленно петь двадцать второй псалом. Я думаю, что это был двадцать второй: «Б-г мой, Б-г мой! Зачем ты оставил нас?..». Они били его, пока он не рухнул, наш отец, он молчал и только губы его шевелились... И я заметил, подойдя чуть ближе к нему, что он еле слышно произносил молитву «Шма, Исраэль». Молитву, которую евреи обычно читают в предчувствии гибели. Потом он затих...».

В конце марта 1945 года Шони был отправлен в концлагерь Дахау, где оставался до самого освобождения. Его использовали на каторжных работах на каменоломне, где и взрослые узники выжить почти не могли. В своей книге «Моё сердце – скрипка» («My Heart is a Violin“), которая вышла в свет в 2003 году, Шони рассказал, как однажды к ним в барак вошёл охранник со скрипкой в руках. Он спросил, умеет ли кто-то из заключённых играть на скрипке. За игру он обещал дополнительную продуктовую добавку. «Трое из нас вышли к нему. Я был в их числе. Первый из нас, который играл, был скрипач-виртуоз. Такой игры я больше никогда не слышал. Охранник замахнулся на него и ударил его железной дубинкой по голове. Тот упал замертво. Второй был настолько перепуган случившимся, что стал играть, буквально сотрясаясь от страха. Это вызвало такую звериную ярость у охранника, что он, увидев это, убил несчастного ударом дубинки. Последним в очереди был я. Охранник передал мне скрипку. Я был вне себя от ужаса. Всё окаменело во мне. Я сделал паузу, потому что не знал, что исполнять. Больше года я не держал в руках скрипку. В этот момент охранник, полностью теряя терпение, снова схватился за дубинку. Не раздумывая, я вдруг заиграл вальс Штрауса «Голубой Дунай». Я его никогда не играл и играл только на слух. Эту мелодию я слышал от цыган и от брата, который был прекрасным аккордеонистом. Я сыграл как говорится, «на одном дыхании». Охраннику, видимо, понравилась моя игра и я получил дополнительный продуктовый паёк. Это действительно было чудом. Поистине, руки В-вышнего лежали на моей скрипке. Она спасла мне жизнь. Не могло быть по-другому».

С тех пор Шони стал любимцем лагерных охранников и был освобождён от тяжелых работ. Ему приходилось часто играть для них во время пьяных вечеринок. Каждый раз при этом он рисковал жизнью. Иногда, пропустив лишнего, охранники, соревнуясь между собой в меткости, могли начать стрелять из пистолета поверх голов музыкантов, старающихся их развлечь, но любимая скрипка оберегала Шони всегда.

За день до освобождения лагеря американскими войсками, 29 апреля 1945 года, Шони вместе с тысячами других заключённых должен был участвовать в марше смерти. Их гнали колонной в сопровождении вооружённой охраны. Куда их гонят, они не знали. Группе узников, в том числе и Шони, удалось сбежать и спрятаться в лесу, но конвой это заметил и прочесал лес перекрёстным огнём. Одна из пуль попала в грудь Шони. Он был тяжело ранен и находился без сознания. Трупы убитых, в том числе и Шони, погрузили на грузовик, который должен был вывезти их для захоронения. Ему повезло: один из французских узников, знавший Шони, врач по образованию, вытащил его, почти бездыханного из грузовика и тайком сумел переправить в барак к французским заключённым. Там он лично, не имея необходимых инструментов, практически голыми руками удалил пулю. Шони, спасённый милостью Б-жьей, к счастью, остался жить.

После освобождения лагеря Шони был доставлен в госпиталь в Гаутинг (Gauting), что неподалёку от Мюнхена (München). Он должен был оправиться от брюшного тифа, полученного в результате массовой эпидемии в лагере. Там, в госпитале, волею судьбы, он познакомился со своей будущей женой, Шери, также как и он пережившей суровые годы лагерных испытаний.

Закончив лечение в госпитале, Шони твёрдо решил продолжить своё музыкальное образование. Он стал учиться музыке сначала в Мюнхене, а затем в знаменитом Моцартеуме в Зальцбурге, в Австрии. В 1950 году 20-летний Шони Браун переезжает вместе с супругой в Соединённые Штаты Америки, открыв новый этап в жизни и творчестве. Здесь он изучает музыку у знаменитого скрипача и педагога Джозефа Джинголда (Josef Gingold) в Case Western Reserve University в Кливленде (Cleveland), получив диплом магистра. Затем семья переезжает в Лос-Анджелес.


Став профессиональным скрипачом, Шони Алекс Браун начал свою концертную деятельность. Его репертуар включал в себя не только классическую, романтическую, но и народную музыку. Особое предпочтение он отдавал цыганской музыке, которую всегда исполнял с особым удовольствием. Браун гастролировал с сольными концертами по Соединённым Штатам, где быстро добился славы. В 1984 году он выступал в Белом доме перед президентом Рейганом. Он также давал свои концерты в самых различных странах Европы и Израиля, покоряя сердца своей замечательной скрипкой. Им записаны 11 компакт-дисков с концертной музыкой. Шони Алекс Браун сумел проявить себя также и на композиторском поприще. Им написано более двухсот различных музыкальных произведений. Особой вехой в его творчестве бесспорно стала написанная им «Симфония Холокоста», которая была номинирована на Пулитцеровскую премию в 1994 году. Эта симфония явилась отражением всего того, что было пережито Брауном в годы Холокоста в нацистских лагерях уничтожения. Тема Холокоста проходит красной нитью через всю его жизнь, оставляя в душе свой неизгладимый след.

В последние годы его жизни Шони был очень встревожен тем, что по всему миру поднимают голову те, кто пытается, посягнув на святое в истории, отрицать Холокост. «Они говорят, что это всё еврейская пропаганда, - говорил он, выступая на встречах с молодёжью Америки. – В ответ на это я хочу им и вам, здесь собравшимся, показать кое-что, я хочу показать шрам от моего пулевого ранения, полученный мною в последний день пребывания в лагере смерти Дахау. Этот шрам расскажет обо всем сам за себя. Добавить мне к этому больше нечего».

3 октября 2002 г. от детей Шони Алекса Брауна Дины и Роберта пришло траурное сообщение. В возрасте 72-х лет от пневмонии скончался их любимый отец, всемирно известный композитор и музыкант от Б-га. Он, перенёсший в жизни так много страданий и горя, всегда оставался замечательным, добрым и светлым человеком, не расстававшимся со своей любимой скрипкой, которая спасла ему жизнь. Чарующие звуки её в исполнении Шони Брауна всегда дарили людям радость и счастье.
Количество обращений к статье - 2595
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (4)
Эстер Гинзбург 08.11.2016 | 08.11.2016 14:39
Сердечное спасибо моим благодарным читателям. Другие очерки по этой теме предлагаю вашему вниманию на моей авторской странице
"Ester Ginsburg" на Fasebook. Желаю всего самого доброго.
Юрий | 01.11.2016 03:34
спасибо за прекрасный очерк!
Юрий, Т-А | 24.10.2016 15:52
Сколько еще таких безвестных звезд на еврейском небе!
Юлия Систер, Реховот | 24.10.2016 15:00
Спасибо Эстер Гинзбург за прекрасный очерк о Шоне Алексе Брауне. Это вклад в историю и трагедию Холокоста, в историю
музыки, её яркого представителя. Добрая память герою очерка!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку





© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com