Logo
8-18 марта 2019



Hit Counter
Ralph Lauren Sportcoats


 
Free counters!
Сегодня в мире
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19
06 Апр 19












RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Поминовение труженика пера –
с утра до ночи или в ночь до утра
Лев Беринский. Акко


Дрезден, парламент Саксонии. Хуберт Витт
читает свой реферат о творчестве
еврейского поэта. 7 апреля 2014
Мы познакомились лично году в 2002-м в Дрездене, где он – в рамках фестиваля "Jiddische Woche" – участвовал в концерте певицы Мануэлы Беккер, прочитав свои немецкие переводы стихов Ицика Мангера.

По этим его переводам, к слову, я вообще впервые познакомился, в конце 80-х, с текстами поэта, а уж идишские оригиналы довелось прочитать лишь годы спустя в Израиле: в СССР, в единственном там еврейском журнале "Советиш Геймланд" не то что тексты, но и сами имена "буржуазных" писателей-евреев не появлялись, разве что как врагов советской страны и своего же, таким образом, народа.

Ну, буржуазным оказался, видимо, и Ицик Мангер "мит эйн пор ших, эйн хэмд ойфн лайб", наряду с Аврумом Суцкевером, Рейзл Жихлинской и другими замечательными поэтами, которых в ГДР уже начиная с 60-х годов можно было прочесть в переводах Хуберта Витт.

Чтобы понять, как такой культурно-исторический ляпсус мог случиться и на каком политико-географическом фоне соцлагеря, возглавляемом Советским Союзом, это происходило, сегодняшнему еврейскому или немецкому читателю нужно всё же дать объяснение, а самым компактным объяснением будут, пожалуй, несколько документированных цитат из обращений первого и несменяемого шефа "Советиш Геймланд" Арона Вергелиса в литературно-партийные органы СССР и даже из его "личного" письма Никите Хрущеву.

"В партийное бюро Союза советских писателей СССР
о "порочных особенностях" еврейской литературы*


16.12.1949

(...) Начав свою литературную деятельность еще в дореволюционные годы, такие еврейские писатели, как Гофштейн, Дер Нистер, Бергельсон, Маркиш и др., вошли в литературу как носители буржуазных и националистических идей. Еврейская литературная общественность глубоко повинна в том, что она легко простила этим писателям их бегство от революции, их белоэмигрантскую деятельность за границей в самые тяжелые для советской власти годы.

(...) Дер Нистер печатался и восхвалялся только в угоду американским почитателям «искусства для искусства», (...) Перец Маркиш и Давид Бергельсон никогда не порывали своих преступных связей с антисоветскими писателями Лейвиком, Опатошу и другими, проживающими в США. Они с ними переписывались и всячески их восхваляли как «выдающихся писателей еврейского народа». Они восхваляли Лейвика и Опатошу, этих опустившихся людей, людей без рода и племени, без чести и совести".

Из письма Арона Вергелиса Н.С. Хрущеву **

24 мая 1960 г. Вергелис пишет первому секретарю ЦК КПСС:

"В США, Израиле и др. странах расплодилась особая категория перебежчиков, живших во время войны и в первые послевоенные годы в СССР и уехавших на Запад. Эти люди, «живые свидетели» (например, еврейские писатели Граде, Эмиот, Суцкевер), поставляют на пропагандистский прилавок отвратительный антисоветский товар. Мне думается, что в этой сложной борьбе мы не должны подставлять для ударов бока. Мы должны лишить врагов их козыря и развернуть против них непримиримую борьбу".

Не удивительно, что став годом позже главным редактором журнала "Советиш Геймланд", Вергелис ни одного "буржуазного" литератора не публиковал, так что "железный занавес" надежно блокировал на протяжении полувека советских еврейских читателей (и писателей) от "вредного влияния" крупнейших представителей всемирной литературы на идиш.

Для меня лично частичным, но хоть каким-то спасением от культурной тюремщины стало владение немецким языком (в 68-м году я закончил соответствующий факультет), на немецком я впервые прочел Рильке и Яндла, Энценсбергера, Макса Фриша, через немецкий – Бекетта, Сьюзен Зонтаг, стихи Марка Шагала, "Пропиллеи" Дали... Геттингенский университет присылал мне по линии образовательно-студенческих связей (я в те годы учился в Литинституте и параллельно, по индивидуальному плану, в пединституте) десятки книг, высококачественные альбомы авангардной мировой живописи, московские молодые художники приезжали в мой пригород посмотреть Кандинского, великого Сальвадора, Шагала, Клее... Всё это я получал бесплатно (но вот за модную тогда в Европе белую нейлоновую рубашку к моему дню рождения от Эстер Лоерброкс из Западного Берлина – сюжет скорее лирический – пошлину с меня содрали рубашек на десять...). Некоторые посылки с книгами и альбомами и даже – был случай – с грампластинками возвращались к отправителям, о чем они меня, ФРГэшные очкарики, с недоумением извещали. (Вдруг, пока здесь описываю сие, вспрыгнул дикий вопрос в мозгу: а кто тогда – в СССР? в Москве? на Главпочтамте? – был в состоянии определить, что "пропустить" для меня, а что тем фрицам возвернуть? Какой всеохватный такой Леонардо али Дант, советский, што ли, Эразм, к тому ж полиглот, саморучно пролистывал книжку за книжкой или пусть имена по какой хоть наслышке бы слыхивал?

По весу, што ль? По расцветке картонной коробки? По адресу отправителя: "наши" немцы?.. не "наши"?

По фамилии получателя – кому как покажется: еврей? не еврей?

Вот такой вот был фон, чтобы вы лучше поняли, в какое время, на каком пространстве и под каким присмотром – домашним и Старшего Брата – работал и публиковал недоступных нам еврейских писателей переводчик Хуберт Витт.


Немецкая ката. Фленсбург, 19 в.
При первой встрече, в Дрездене, я, подойдя к нему после концерта, душевно поблагодарил его за тот вклад, что он некогда внес в мое приближение к идишской нефольклорной культуре.

А когда мы перешли на более "бытовые" темы нашего переводческого ремесла, я поделикатней объяснил ему, что в своем переводе стихотворения Мангера "Милхомэ-баладэ" он употребил слово "хаты" – вошедшее в идиш из украинского – которое следовало, конечно же, перевести для их читателей и слушателей на немецкий, но он только хмыкнул и вскользь заметил, что "ката" – это слово немецкое...


MILKHOME BALADE

Shpingeveb un troyer hiln ayn di khates
vayt in di okopes blutikn di tates

Un di mames hurn in di shtaln mitn toyt
far a hitl tsuker un a labn broyt.

Shteyen kinder bay di fentster un zey zeen
berdike soldatn tsu di frontn geyen.

“Viktorya, viktorya!”, un dos lid
nemt di freyd fun ale derfer mit.

Royte volkns in di harbstike farnakhtn,
farblutikte bandazhn in di shlakhtn.

Shteyen kinder bay di fentster un zey zen
berdike soldatn tsu di frontn geyen.

“Viktorya, viktorya!”, un dos lid
nemt dos gold fun ale felder mit.

Berdike soldatn, letste vegn, letste shoen,
un der ovnt zingt dos gayster-lid fun kroen.

Shteyen kinder bay di fentster un zey zeen
di royte erd in a shvindlrod zikh dreyen.

O, yeder veg a krayts, oyf yedn krayts a poyer,
shtot un dorf tseshosn, shpingeveb un troyer.

Royte sreyfes, bloe gazn, shrek-signaln,
oyf vayse gaysterferd raytn generaln.

Alte generaln – geboygene in dreyen
ibern toytn-guf fun rizike armeyen.

Demerung in tifus-flekn, letste shoen,
un der ovnt zingt dos gayster-lid fun kroen.

Tsitern di kinder un zey tulyen zikh tsuzamen,
shrayt in zey di benkshaft tsu der mamen.

Nor di mames hurn in di shtaln mitn toyt
far a hitl tsuker un a labn broyt.

Geshribn in tog, ven Hitler iz gevorn kantsler.


KRIEGSBALLADE

Spinnweb und Trauer hülln die Katen ein.
Fern in den Gräben leiden Väter blutige Pein,

und die Mütter huren in den Ställen mit dem Tod
für ein Zuckerhütchen und ein Laibl Brot.

Stehen Kinder an den Fenstern, und sie sehen
bärtige Soldaten an die Fronten gehen:

Viktoria! Viktoria! Und ihr Lied
nimmt das Gold von allen Fenstern mit.

Rote Wolken in den Abendbränden
gleichen durchgebluteten Verbänden.

Stehen Kinder an den Fenstern, und sie sehen
bärtige Soldaten an die Fronten gehen:

Viktoria! Viktoria! Und ihr Lied
nimmt die Freud von allen Dörfern mit.

Letzte Wege, letzte Stunden, sie vergehen.
Und der Abend singt das Geisterlied der Krähen.

Stehen Kinder an den Fenstern, und sie sehen
unsre Erde wie ein Schwindelrad sich drehen.

An jedem Weg ein Kreuz, an jedem Kreuz ein Bauer.
Stadt und Dorf zerschossen. Spinnweb und Trauer.

Typhusflecken-Dämmer. Letzte Stunden, die vergehen.
Und der Abend singt das Geisterlied der Krähen.

Drängen Kinder sich zusammen, und sie zittern,
schreit in ihnen Sehnsucht nach den Müttern,

doch die Mütter huren in den Ställen mit dem Tod
für ein Zuckerhütchen und ein Laibl Brot.

Geschrieben am Tage, als Hitler Kanzler wurde.

                                            Übersetzung: Hubert Witt

...В 2014-м на мой юбилей, организованный, что нормально, не в Израиле, не в России и не в много-переведенной мной Румынии, а в Дрездене, Хуберт приезжал из Лейпцига дважды: первый раз с рефератом о моем творчестве на идиш, и спустя несколько дней – уточнить то-сё из моей биографии, предпочтений и... просто выпить по-свойски.

И ВОТ ЕГО НЕТ װײ איז מיר, , ЕГО УЖЕ НЕТ...

Лев Беринский. Акко, 21.11.2016

ХУБЕРТ ВИТТ. ПЕРЕВОДЫ ИЗ ИДИШСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

* Der Fiedler vom Ghetto. Jiddische Dichtung aus Polen, Leipzig (Reclam) 1966.
* Meine jüdischen Augen. Jiddische Dichtung aus Polen (mit Illustrationen von Hermann Naumann), Leipzig 1969.
* Mendele Mojcher Sforim: Fischke der Lahme (mit Lithographien von Anatoli Kaplan), Leipzig 1978.
* Reyzl Zhichlinski: "Vogelbrot". Gedichte aus 5 Jahrzehnten. Leipzig (Insel-Bücherei) 1981, und "Di lider" – Die Gedichte. Frankfurt a.M. 2003.
* Itzik Manger: Poesiealbum Nr. 205, Berlin 1984.
* Scholem Alejchem: "Stempenju" (mit Lithographien von Anatoli Kaplan), Leipzig 1989.
* Chajm Bejder: "Memorial", Dresden (Rocktheater), 2002.
* Lejser Ajchenrand: Aus der Tiefe rufe ich. Gedichte. Zürich 2006.
* Abraham Sutzkever: "Gesänge vom Meer des Todes". Gedichte. Zürich 2009.

"Wilner Getto 1941-1944". Zürich 2009.

Как издатель он выпускал книги многих известных писателей еврейского происхождения, таких как: Гюнтер Кунерт, Йозеф Рот, Арно Шмидт, Вольф Бирман...

=================

О Хуберте Витт см. напр.:
Christoph Links: Witt, Hubert. In: Wer war wer in der DDR? 5. Ausgabe. Band 2, Ch. Links, Berlin 2010, ISBN 978-3-86153-561-4.

Примечания:
*) http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/68544
**) http://www.lechaim.ru/ARHIV/144/zavesa.htm 
Количество обращений к статье - 1268
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (4)
Зиси Вейцман, Беэр-шева. | 27.11.2016 19:39
Блестящий материал! У автора, Льва Беринского, золотое перо.
Общаясь с Беринским вне этой темы, узнаю много нового и полезного. Спасибо, Лёва!
Юлия Рец | 26.11.2016 22:23
Потрясающие,пронзительные стихи и отличный перевод.Светлая память Х.Витту. И спасибо автору за статью.
Захар Гельман, Реховот. | 26.11.2016 20:52
Такие статьи могут писать только весьма сведущие люди. И важно, чтобы они их писали. Кроме них, никто не напишет.
Лина, Иерусалим | 26.11.2016 11:09
Светлая память Хуберту Витту.
Недаром писатель Гешл Рабинков чётко сказал о Вергелисе: "У меня не было ученика талантливее и подлее Арона".

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2019, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com