Logo
6-16 февр. 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
25 Фев 17
25 Фев 17
25 Фев 17
25 Фев 17
25 Фев 17
25 Фев 17
25 Фев 17












RedTram – новостная поисковая система

Наши традиции
Читая Книгу Книг
Нахум Пурер, Иерусалим

НЕДЕЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ
КНИГА «БЕРЕШИТ», РАЗДЕЛ «ХАЕЙ САРА»

Содержание раздела

Сара, праматерь еврейского народа, умирает в возрасте 127 лет. Оплакав жену, Авраам решает похоронить ее в пещере Махпела в Хевроне. Хозяин участка, знатный хетт Эфрон, предлагает отдать его бесплатно, но Авраам платит полную цену. Затем Авраам поручает своему домоправителю Элиэзеру найти подходящую жену для сына Ицхака и берет с него клятву, что он будет искать девушку на родине Авраама, у его родни, а не среди аморальных ханаанеев, населявших Эрец-Исраэль. Элиэзер отправляется за реку Евфрат, в город Арам-Нахараим, и просит Б-га дать ему знак для правильного выбора. Вечером, когда Элиэзер приводит верблюдов на водопой, у источника появляется юная пастушка Ривка. Элиэзер просит у нее воды, и девушка не только поит незнакомца, но и с готовностью черпает воду (почти 700 литров) для его десяти верблюдов. Такая редкостная отзывчивость доказывает, что Ривка – подходящая жена для Ицхака и достойна стать праматерью еврейского народа. Элиэзер встречается с отцом Ривки Бетуэлем и ее братом Лаваном. После длительных переговоров, получив щедрые дары, семья соглашается отпустить девушку с гостем. Ривка приезжает в Эрец-Исраэль и выходит замуж за Ицхака. Позаботившись о сыне, Авраам «уходит на покой»; он повторно берет в жены Агарь, получившую новое имя - Ктура. У них рождаются шестеро сыновей. Авраам дает им подарки и отсылает на восток. Основатель династии еврейских праотцов умирает в возрасте 175 лет; Ицхак и Ишмаэль хоронят его рядом с Сарой в пещере Махпела.

Жадность не окупается

«И выслушал Авраам Эфрона, и отвесил Авраам Эфрону серебро, о котором говорил в уши хеттов – четыреста шекелей серебра, принимаемых всеми торговцами» (23:16).

Имя Эфрон упоминается в этом стихе дважды, причем во второй раз в нем отсутствует буква «вав». РАШИ объясняет это ущербное написание имени хетта тем, что он много говорил, но не сделал для Авраама даже малого.

По словам Вильненского гаона, эпизод с продажей пещеры Махпела тесно связан с отказом Авраама принять военные трофеи, предложенные ему царем Сдома после разгрома коалиции четырех царей (см. раздел «Лех леха»). Свое решение Авраам объяснил так: «Ни нитки, ни ремешка для обуви не возьму я из всего, что принадлежит тебе, и ты не скажешь: «Я обогатил Аврама» (14:23). Наш первый праотец принципиально избегал бесплатных даров.

Можно предположить, что по той же причине («И ты не скажешь: «Я обогатил Аврама») Авраам не захотел положить в карман тысячу серебряных шекелей, которые получил впоследствии от царя Грара Авимелеха. В прошлом разделе «Ваера» мы читали историю о том, что, когда Авраам оказался в Граре, Авимелех, плененный красотой Сары, взял ее к себе во дворец, думая, что она сестра Авраама, но по требованию Б-га немедленно отпустил, осыпав подарками недавнюю пленницу и ее мужа: «И взял Авимелех мелкого и крупного скота, рабов и рабынь, и дал Аврааму, и возвратил ему жену его Сару…. И Саре сказал: «Вот я дал тысячу сребреников брату твоему…» (20:14,16).

По всей вероятности, Авраам тяготился этими деньгами и решил отдать их Эфрону после смерти Сары в обмен на пещеру Махпела для ее захоронения – не потому, что такова была цена пещеры, а просто, чтобы скорее избавиться от «позорных» денег.

Богатство само шло в руки Эфрону, но он не сумел воспользоваться уникальным случаем из-за собственной жадности. Вместо того, чтобы подождать, когда Авраам сам назовет цену пещеры, он поспешил запросить четыреста серебряных шекелей. Это была явно завышенная сумма: Эфрон понимал, как нужна Аврааму «Маарат а-Махпела» и что он не постоит за ценой, но в результате Эфрон потерял целых шесть сотен шекелей, которые Авраам намеревался дополнительно заплатить ему. Намекая на грубый промах хетта, Тора убрала букву «вав» (гематрия – шесть!) из его имени как раз в том месте, где говорится об оплате: «…и отвесил Авраам Эфрону серебро».

«Если бы вы тогда плакали…»

"И пришел Авраам справить траур по Саре и оплакать ее" (23:2).

"Рабби, наш мальчик, наш единственный сын хочет жениться на нееврейке. Мы никогда не были религиозными, но традиции уважаем и надеялись, что он, по крайней мере, возьмет в жену еврейскую девушку и у нас будут внуки-евреи. Что нам делать!?"

Раввин печально смотрел на плачущих родителей. Наконец, он сказал: "Я расскажу вам одну историю. В царской России запрещалось продавать спиртные напитки без специальной лицензии. Не желая платить импортные пошлины, группа контрабандистов придумала смелый план контрабандной доставки запрещенного товара.

Еврейское местечко располагалось сразу в двух сопредельных государствах. Одна его часть принадлежала Австро-Венгрии, а другая располагалась на территории России. Кладбище находилось на российской стороне, поэтому похоронные процессии часто пересекали государственную границу.

Контрабандисты одолжили катафалк и гроб, заполнили его бутылками со спиртным и положили сверху крышку. Подойдя к русской границе, они изобразили скорбь на лицах и склонили головы, как будто хоронили безвременно умершего родственника. Спектакль удался. Охрана немедленно пропустила скорбную процессию.

Воодушевленные первым успехом, они повторили операцию, и снова удачно. Но в третий раз произошла осечка: пограничники заподозрили неладное и открыли гроб...

На первом опросе контрабандисты горько плакали, звеня наручниками. Один из них, прервав рыдания, спросил начальника пограничного поста: "Как вы догадались остановить нас?"

Тот ответил: "Когда вы шли с той стороны границы, один из наших людей увидел, что вы улыбаетесь и оживленно беседуете друг с другом. Но ведь на похоронах не смеются. Если бы вы плакали тогда, то вам не пришлось бы плакать сейчас".

"К сожалению, то же самое произошло и с вами, - сказал раввин расстроенным родителям. Если бы судьба вашего сына тревожила вас раньше, вы бы не плакали сегодня. Вы опоздали на двадцать лет. Я ничем не могу вам помочь…".

В начале сегодняшнего раздела сказано: "И пришел Авраам справить траур ("лиспод") по Саре и оплакать ее". Авраам произнес надгробное слово ("эспед"), в котором отметил заслуги умершей, упомянув, в первую очередь, достойное поведение Ицхака в эпизоде с его несостоявшимся жертвоприношением на горе Мориа. Он сказал, что именно Сара привила сыну любовь к Б-гу, твердость убеждений и готовность к самопожертвованию.

Лучшей наградой родителям становятся их успехи в воспитании, достойные черты характера, привитые детям. Но детей воспитывает, в первую очередь, личный пример родителей. У Ицхака было гораздо больше возможностей и соблазна, чем у нынешних молодых евреев, взять жену из среды иноверцев. Ведь семья Авраама жила в окружении ханаанеев.

Но он знал, что на нем лежит громадная ответственность быть продолжателем отцовского дела, заложить основу еврейского народа, носителя высшей Б-жественной истины, что его будущая семья станет звеном в длинной цепи поколений и обрывать эту цепь по личной прихоти - верх безответственности.

Впрочем, если бы его родителями Авраам и Сара не были такими гигантами духа, он, возможно, рассуждал бы иначе. Можно ли винить молодого человека за нежелание выбрать путь, которым не шли его родители, лишь "уважавшие" традицию, но не воспитавшие в ней своего сына?
Количество обращений к статье - 152
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com