Logo
12-28 сент.2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17








RedTram – новостная поисковая система

Наши традиции
Читая Книгу Книг
Нахум Пурер, Иерусалим

НЕДЕЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ
КНИГА «БЕРЕШИТ», РАЗДЕЛ «ВАЕЦЕ»

Содержание раздела

Спасаясь от мести Эсава, Яаков покидает Беэр-Шеву и отправляется в Харан к родне своей матери. По дороге он «задерживается» на 14 лет в иешиве Шема и Эвера. Закончив учебу, Яаков продолжает путь и прибывает к горе Мориа, месту будущего Храма. Он ложится спать на камни и видит пророческий сон: ангелы поднимаются и спускаются по лестнице, соединяющей небо и землю. Б-г обещает дать Яакову всю Эрец-Исраэль, произвести от него великий народ и быть ему защитой. Проснувшись, Яаков дает обет построить жертвенник в этом святом месте и выделять Б-гу десятую часть от всех своих приобретений.

В Харане Яаков встречает свою двоюродную сестру Рахель. Не имея денег для сватовства, он договаривается с ее отцом, своим дядей Лаваном, отработать пастухом семь лет за право жениться на Рахели. Однако по окончании этого срока Лаван обманывает Яакова - дает ему в жены старшую дочь Лею. Яаков трудится на Лавана еще семь лет за Рахель. Лея рожает четырех сыновей, будущих основателей колен Израиля: Реувена, Шимона, Леви и Иегуду. Рахель переживает свое бесплодие и дает Яакову служанку Бильгу, которая рожает Дана и Нафтали. Зильпа, служанка Леи, производит на свет Гада и Ашера, а сама Лея – Иссахара, Звулуна и дочь Дину. Наконец, у самой Рахели рождается ее первенец Йосеф. Яаков хочет уйти с семьей от Лавана, но тот не отпускает племянника, присутствие которого обеспечило ему процветание. Он заключает с Яаковом выгодное для себя трудовое соглашение. Однако в этот раз обман не удался: в стадах Яакова резко увеличивается приплод коз и овец. Чувствуя растущую зависть и вражду со стороны Лавана и его сыновей, Яаков тайно покидает их дом с семьей и скотом. Разгневанный тесть бросается в погоню, но, предупрежденный Б-гом, не решается атаковать Яакова. Заключив с Лаваном «пакт о ненападении», Яаков переходит границу Эрец-Исраэль и идет навстречу грозно поджидающему его брату Эсаву.

Полуночный миньян

«И очутился (Яаков) в одном месте…» (28:11).


РАШИ поясняет: «Он очутился там, потому в это время зашло солнце. Всевышний сделал так, что солнце закатилось неожиданно для Яакова – специально, чтобы он остановился в этом месте», где ему явился Б-г.

Исходя из этого, мудрецы Талмуда (трактат Брахот, 26б) приходят к выводу, что Яаков учредил вечернюю молитву Маарив…

***

Эта необычная история произошла в Иерусалиме. Сразу после своей бар-мицвы Шимшон дал себе зарок, что всегда и везде будет молиться только в миньяне, и ни в коем случае не в одиночку.

Много лет подряд он скрупулезно придерживался этого правила. Но однажды он сильно задержался на свадьбе, проходившей в другом городе, и вернулся домой только около двух часов ночи. Устав от веселья и дальней дороги, Шимшон сразу свалился в постель. Но, едва выключив свет, он вдруг понял, что забыл прочесть молитву Маарив.

Шимшон вскочил, как ошпаренный, и стал одеваться, лихорадочно соображая, где найти миньян в столь поздний час.

Не проблема, подумал он. Всякий религиозный иерусалимец скажет вам, что в любое время дня и ночи можно собрать миньян в синагоге «Зихрон-Моше», которая открыта круглые сутки, как дежурная аптека.

Но в ту ночь Шимшону не повезло. Синагога была пуста, и ни единой души вокруг.

Что прикажете делать? Шимшон долго не раздумывал. Он достал свой сотовый телефон и набрал номер большой таксомоторной компании: «Алло, пришлите, пожалуйста, к синагоге «Зихрон-Моше» пять автомобилей!»

Диспетчер раздраженно ответил сонным голосом: «Адони, где я возьму вам пять машин в три часа ночи!? Я ведь не волшебник… У меня в наличии только четыре…».

«Ладно, пришлите четыре…».

Шимшон набрал еще один номер: «Алло, мне нужно пять такси. К «Зихрон-Моше»… Прямо сейчас».

Минут через двадцать на узкой тихой улочке у пустой синагоги выстроились в цепочку девять такси. Один из водителей удивленно спросил Шимшона: «Адони, зачем вам столько машин? Здесь, вроде, не отмечают ни свадьбу, ни бар-мицву».

Вместо ответа Шимшон обратился сразу ко всем водителям: «Господа, пожалуйста, включите счетчики, и пойдемте вместе со мной в синагогу. Мы прочтем вечернюю молитву…».

Шоферы достали из «бардачков» пыльные ермолки, которые надевали последний раз, наверное, в тринадцатилетнем возрасте, когда праздновали бар-мицву.

Молитва не получилась короткой и гладкой. Хотя иврит был родным языков у водителей, молиться они не умели: не знали, как отвечать на кадиш, когда говорить вслух и когда читать текст молча.

Короче, молитва слегка затянулась, но, в конце концов, благополучно завершилась. Когда молящиеся вышли на улицу, снимая ермолки с головы, все счетчики показывали около 80 шекелей. «Сколько я вам должен?» - спросил Шимшон водителя первого такси в этом необычном кортеже и вынул из кармана заранее приготовленную пачку денег.

«Адони, за кого вы меня принимаете!? – возмутился тот. – Неужели я возьму деньги у такого цадика, как вы? Да вы знаете, сколько лет я не молился!? А тут такая милая компания…».

Шимшон не стал его переубеждать и подошел к следующему водителю. Ответ был почти таким же. Третий, четвертый и все остальные вплоть до самого последнего девятого таксиста тоже отказались брать плату. Заурчали моторы, и машины плавно укатили в темную иерусалимскую ночь, оставив на пустой улице растерянного Шимшона с пачкой денег в руке…

Дети своих отцов

Как бы далеко ни ушел еврей от своего наследия, в его сердце продолжает тлеть искорка древней веры.

Ведь иудаизм – это не просто религия. Она объединяет еврейский народ, исторически восходящий к одной семье праотцев. Наша вера передается не по интеллектуальным каналам, а по наследству; она заложена в наших генах. Мы связаны длинной цепочкой поколений с теми евреями, которые в глубокой и седой древности вышли из Египта и получили Тору из рук самого Б-га. В конечном счете, мы – дети Авраама, Ицхака и Яакова: отца, сына и внука…

В Талмуде сказано, что именно они ввели три обязательные ежедневные молитвы: утреннюю - Шахарит, дневную – Минха и вечернюю – Маарив, которые мы произносим уже много веков.

На иврите слово «отец» - это «ав». «Ав» состоит из двух первых букв еврейского алфавита – «алеф» и «бет». Тора начинается с буквы «бет»: «Берешит бара Элоким эт ха-шамаим ве-эт ха-арец…» - «Вначале создал Б-г небо и землю».

Почему в начале Торы не стоит первая буква «алеф»? Почему рассказ о Сотворении мира начинается со второй буквы? «Алеф» смотрелась бы естественнее на этом месте.

Нет, «алеф» не может быть началом цепочки, потому что «алеф» - это буква, которая должна стоять вне ряда, особняком. Числовое значение «алеф» - один. Есть только одна Сущность, которая действительно «одна» и нигде и ни в чем не повторяется. Это Всевышний, бесконечный в своей единственности.


Мир – вторичен, и поэтому он начинается со второй буквы «бет».

На святом языке отец – это тот, кто соединяет «бет» с «алефом». Наши праотцы сами воплощают собой молитву, ибо, что такое молитва, если не средство соединения «бета» с «алефом», земного с запредельным?

Три молитвы – это их наследие нам с вами; это искра, которая живет в сердцах их детей и передается из поколения в поколение.

Поэтому если вам доведется побывать в Иерусалиме и увидеть поздней ночью вереницу пустых такси с работающими счетчиками у входа в синагогу, знайте, что дети не забывают своих отцов, сколько бы событий и эпох их ни разделяли…
Количество обращений к статье - 456
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (0)

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com