Logo
12-28 сент.2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17
17 Окт 17








RedTram – новостная поисковая система

Личное
А в нашем парке старом...
Александр Драбкин, «Ди вох», Биробиджан

Старики, которым сейчас было бы уже далеко за сотню, во времена нашего детства ещё здравствовали. Они рассказывали, что когда-то биробиджанский парк был живописным островом на Бире. Там обитали зайцы и лисы, а охотники и просто любители живой природы до поры до времени переправлялись туда на лодках.

В 1936 году, когда остров стал уже называться парком, через протоку построили деревянный мостик, который река, видимо, не понимавшая решения городских властей, смывала не однажды, снова превращая парк в остров. Сохраненный строителями города в первозданном виде, бирский остров был не только местом праздника души, но и объектом бесконечных субботников. Здесь от наводнения к наводнению благоустраивали дорожки и скамейки приколачивали к деревьям, чтобы их не смывало и не уносило водой. В 1964-м парк защитили от реки дамбой – и его уже не топило, как раньше, и по дорожкам можно было гулять, и даже катать по ним детские коляски, у кого они были, конечно. Малышам небо едва было видно из-за деревьев, и это наверняка шикарное зрелище. Жаль, что я не помню его.

В те времена деревья в парке были большими, а мы маленькими. Деревьев было много, и охранял их дедушка Шухер. И ничего я вовсе не перепутал. Тогда, году эдак в 65-м, я уверен был, что паркового сторожа, который гонял нас за то, что мы безжалостно обрывали ягоды с черемух, зовут именно Шухером. «Шухер!» – кричал кто-то из пацанов, завидев сторожа, и мы срывались с деревьев и бежали в кусты. И я бежал, так ни разу Шухера и не увидев. Ягоды эти, к слову, мы тут же и поедали. При этом никакие запоры, которыми так грозили взрослые, нас не мучили.



В нашем парке всем без исключения хватало черемухи. И качелей. Качели были гораздо ниже деревьев, и взрослые качались на них не меньше детворы. Качели раскачивали до стука о верхнюю перекладину, и только она не давала сделать люльке полный круг. Всем было страшно и весело одновременно.

По большим праздникам на расходы в парке мама давала один рубль. Рубль, и ни копейкой больше. Но его хватало на все «двадцать четыре» удовольствия. Мороженое стоило тринадцать копеек (ну, пусть девятнадцать – если это пломбир), стакан газировки с сиропом – три копейки, качели-карусели – не больше двадцати. Иногда даже четыре копейки на автобус оставалось. Но в нашем тогдашнем возрасте ехать из парка на автобусе – это уже большая роскошь.

Возле парка, на том самом месте, где сейчас Центр детского творчества, был карьер, в котором начинали купаться 19 мая, в День пионерии. Иногда в этот день кто-то тонул, но это не пугало других. За карьером был небольшой лесок, а дальше, там, где сейчас спортивная площадка, – ещё один карьер с лодочной станцией и катамаранами. В тот карьер, где мы купались, кто-то из пацанов бросил мои спортивные тапочки. Я сколько ни нырял, не смог их найти. Так несколько дней и ходил на школьную площадку босиком. Это всё было по трём причинам: другой обуви в моём гардеробе не наблюдалось, до зарплаты маминой оставалось всего лишь несколько дней, и лето было тёплым.

Детство закончилось быстрее, чем летние каникулы. Местом встречи нашего класса был детский сектор парка – небольшая площадка с несколькими сооружениями для игр, невысокая металлическая лестница, пара качелей, бревно. Если кто-то из нас говорил «встретимся в парке», это означало «встретимся в детском секторе». Там – первые робкие попытки поцеловать подругу, уютная возможность выяснить отношения, помечтать о будущем. Недавно я пытался найти это место – не получилось. Видимо, ещё много лет тому назад качели и лестницу сдали в металлолом, а сама площадка заросла кустами.

Наверное, потому, что парк всегда стоял в окружении водоёмов, я не помню, чтобы там даже в самые пожароопасные периоды горели деревья. А вот летний кинотеатр «Юность» сгорел. Симпатичный такой, душевный кинотеатр. Летом в нём было прохладно без кондиционеров, а зимой... Зимой он не работал. На этом месте сейчас летняя эстрада.

Можно, конечно, рассказывать детям своим и внукам, какое место в юности мы отводили общественно полезному труду, как вставали к станкам на летних каникулах – зарабатывали деньги, чтобы помочь маме купить одежду к школе... И всё это будет правдой только наполовину. Главное, куда тянулась душа и вели крепкие ещё ноги, так это на танцплощадку. Она была единственной в нашем городе, и ни одна дискотека, ночной бар, современный клуб не смогут заменить её. Огромная, почти как стадион (так нам казалось тогда), танцплощадка жила своей индивидуальной жизнью по своим законам и правилам. Когда это культурное сооружение строили, деревья – боже упаси! – не рубили. Так они там росли прямо из деревянного настила. Поэтому даже в небольшой дождь можно было стоять под ними или танцевать. Музыка была исключительно живой, её слышно было уже при входе в парк, и нежный легкий холодок в груди предсказывал, что сейчас там ты встретишь…




На танцплощадке почти никогда не дрались. Дрались за танцплощадкой после её закрытия. Я ни разу не был в числе дерущихся, но даже в то время знал, что ножи в ход пускают только уроды. На этот случай многие из нас носили солдатские, а лучше – офицерские, ремни. У меня тоже был ремень, я быстро научился одним движением наматывать его на руку, но драться так и не пришлось. К 23 часам обязательным милицейским мероприятием было «закрытие танцев». К танцплощадке стягивались все пешие и моторизованные экипажи города, и разъезжались они только тогда, когда народ разбредался из парка.

В голодные для культуры времена (впрочем, они для неё всегда голодные) в парке жили медведи. Один или два, точно не помню. Это были добрые, но печальные медведи, потому что, видя лес вокруг, они всё-таки сидели за решёткой. Зимой им наверняка хотелось спать, но берлога в парке для них была не предусмотрена. Это я сейчас так думаю, а тогда водил к ним детей. А где ещё им можно было увидеть настоящего мишку?!

Все последующие годы парк высыхал, как высыхает с годами старик от недугов. Карьеры засыпали и построили спортивные площадки и Дворец пионеров. Одни аттракционы демонтировали, новые строили, но уже на других местах, вырубая старые деревья, в том числе и любимую нами черёмуху. Шухер, наверное, ушел на пенсию или вообще умер. Парк лысел, как голова раввина под кипой. Неизменным остался только круглый газон в самом центре парка. Боюсь, чтобы и его не закатали в асфальт.
Количество обращений к статье - 801
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (7)
Александр Драбкин, Биробиджан | 14.12.2016 15:48
Уважаемый Лев Ефимович! Искренне тронут Вашим комментарием к моему материалу о парке. Особенно приятно читать места,где вы вспоминаете о близком мне человеке, замечательном поэте Анатолии Кобенкове. Такое ощущение, что я снова услышал смех его и голос, и не по телефону, а живой голос где-то в закоулках парка. Интересны и рисунки этих мест, вроде и знакомые раньше, но звучащие по-новому. Еще раз спасибо Вам сердечное. Саша Драбкин.
Владимир, Хабаровск | 14.12.2016 01:23
Да, Биробиджан симпатичный город, напоминает что-то от прежнего Хабаровска, в смысле уютный и не суетный, а наш город, увы, стремительно утрачивает душу и вряд ли его будет вспоминать с такой же теплотой нынешняя молодежь. Рад, что среди откликнувшихся на эту публикацию есть и мои знакомые, желаю вам удачи.
Лев Звенигородский | 13.12.2016 16:02
Спасибо, Саша, за то, что разбудил воспоминания. Для меня биробиджанский парк был главным местом в детской жизни. Сюда по воскресеньям мы ходили с родителями в детский сектор. Действительно, ничего особенного из аттракционов не было - качели, бочка, которую надо было крутить ногами, да пара-тройка каких-то других нехитрых сооружений. На мосту, ведущием в парк стояли две кассы. Взрослые покупали здесь билеты, потом, в середине моста контролеры рвали их и складывали в урны.
Иногда, когда мы были без родителей, "прорывались" в парк под мостом, перелезая под местом, где стояли контролеры, по "быкам" и перекладинам.
Особым "геройством" было выскочить перед носом у контролера и рвануть бегом в сторону парка...
Здесь, когда мне было лет пять, играл в волейбол мой отец - Ефим Звенигородский. Он выступал за "Спартак". С тех пор я стал болеть за все спартаковские команды.
Потом, когда мы переехали из Железнодорожного поселка на улицу Пушкина, вход в парк был рядом с нашим домом. Так что все остальное детство прошло по сути в парке. К тому времени билетов покупать уже не надо было, а со временем мост снесли и построили дамбу.
Здесь, в парке я, защищая своего детского друга Вальку Козлова, получил по "сопатке", да так, что пришел домой в рубашке красной от крови. А Валька, испугавшись хулиганов, сбежал.
До того, как там построили кинотеатр "Юность", там был большой летний театр, где давали концерты и показывали кино. Помню, как восьмилетнем возрасте вместе с двоюродным братом Толей Кобенковым смотрели мы там черно-белый фильм-концерт Аркадия Райкина. Тогда «театр» был деревянным, просто обшит тесом, и сквозь щели между досками проникал свет, мешая смотреть фильм.
Здесь, в парке я сам впервые поймал свою первую рыбку на удочку, купленную отцом...
Здесь часто давал свои незабываемые уроки жизни и кино мой учитель Ефим Николаевич Фельдман. Вместе с ним всей ватагой студийцев мы пытались ловить с моста рыба, а когда она не ловилась, то Ефим Николаевич пытался стрелять по стайкам чебаков из духового ружья. Но ни одного поражения — легкие пульки отскакивали от воды...
Здесь с соседями-друзьями и одноклассниками Мишей Браверманом и Женей Бенштейном мы по утрам совершали пробежки, а на нас из-за домика сторожа, который был недалеко от танцплощадки, с лаем вылетали собаки, отпущенные с цепи для охраны парка на ночь.
Здесь вместе с закадычным другом детства и юности Митей Фельдманом мы поверяли друг другу сердечные секреты.
Здесь я впервые целовался, впервые посетил танцплощадку. Это был мой первый и единственный поход — танцевать я так и не научился...
Сюда, в старших классах мы сбегали с уроков, а однажды в знак протеста из-за какой-то мелочи, сбежали из школы всем классом, прекрасно понимая, что всех все равно не накажут, и доведя до публичных слез и истерики классного руководителя и учителя истории Татьяну Израйлевну Ходор.
Здесь мы уже в солидном возрасте с Толей Кобенковым гуляли, вспоминая детство, говорили о жизни...
Еще раз спасибо, Саша!
Гость | 13.12.2016 08:51
Уважаемые и добрые и замечательные люди Валерий Кац, Марат Баскин, Зиси Вейцман! Сердечное спасибо вам за душевные коментарии. Желаю вам крепкого здоровья, счастья, и добра вокруг. С уважением! Александр Драбкин
Валерий Кац | 12.12.2016 15:18
Спасибо, Александр, за такой лирический и ностальгический рассказ. Наш парк - изюминку города - помню ещё без излишеств и построек. Его мы иногда посещали в школьные годы - это же недалеко от первой школы. Не часто, но было. А какая там была танцплощадка! Мой школьный друг Петя Зильберштейн из соседнего класса, когда впервые попал в Нью-Йорк, объявил жене: здесь есть всё. А искал "Метель" Свиридова. Продавец музыкального магазина на Брайтоне, милая женщина, пыталась уточнить: это композитор? Очень известный ответил мой друг, не знаете? Композитора не знаю,смутилась она,а Вас знаю. Вы же играли в оркестре в Биробиджанском парке, я даже танцевала с Вами. Жена Пети тогда сказала: здесь есть, кажется, больше чем всё. Так что парк помнят и очень далеко от нашего города даже через много лет. Школу мы заканчивали, кажется, за год до Вашего рождения. Ещё раз спасибо. Будьте здоровы и успешны.
Марат Баскин | 12.12.2016 01:19
Очень лирический рассказ о времени и о себе. Чувствуется, что написал его поэт. Часто вспоминается время, когда мы были маленькими, а деревья - большими.
Зиси Вейцман, Беэр-Шева. | 11.12.2016 12:44
Добрая, ностальгическая история.Бывал я в этом парке, в основном, летом и осенью в мои короткие, но частые приезды в Биробиджан. Зимой, помнится, раза два всего из любопытства.
Спасибо, Саша, что вспомнил.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com