Logo
20-30 нояб..2017


 
Free counters!


Сегодня в мире
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17
14 Ноя 17









RedTram – новостная поисковая система

Парк культуры
Где вы, меценаты?
Андрей Зоилов, Тель-Авив

Некоторые события и явления оказываются важными и полезными не сами по себе, а в качестве индикатора, знака будущих событий. Так, к примеру, в средней полосе России прилёт грачей или голые ножки старшеклассниц на улице обозначали приход весны. Бывают индикаторы, которые нелегко распознать, хотя и желательно. Например, в израильском кибуце, разводящем коров, мне рассказывали о решении необычной ветеринарной задачи: как отличить в большом стаде несколько коров, переживающих период овуляции, то есть таких, которых пора осеменять. Проводить эту процедуру всем коровам подряд – дорого, да и технически очень сложно. Ветеринары выяснили, что пасущаяся корова в период овуляции ходит по лугу больше, чем не готовая к осеменению; причём заметно больше – примерно на треть. А число сделанных за день коровой шагов измеряется тысячами. К шеям пасущихся коров прикрепили обыкновенные недорогие шагомеры – и сразу стало гораздо проще в конце дня выбрать нужных. И приплод возрос, да не на треть, а вдвое.


В сфере культуры, в литературной деятельности тоже есть свои индикаторы. Один из них, замеченный специалистами – появление в типографской версии израильского сетевого журнала «Артикль». Повсеместное распространение Интернета, компьютеров и смартфонов обеспечило художественные тексты новыми, виртуальными носителями и неслыханными ранее возможностями распространения. Если Иоганн Гутенберг и Иван Фёдоров закладывали основы книгопечатания, то нынешние Биллы Гейтсы и Стивы Джобсы заботятся о том, чтобы у литературы отпала нужда в бумаге. Интернет истребляет понятие о тираже книги или журнала, заменяя его подсчётом «хитов и хостов». Электронные книги успешно состязаются в популярности с бумажными. В этих условиях переход привычного старшему поколению толстого литературного журнала из типографской версии в электронную удивления не вызывает. Но действие обратное, появление наряду с интернет-версией бумажного тиража и возможностей подписки свидетельствует о серьёзности издательских намерений. А значит – редакция заметила ту читающую аудиторию, на которую рассчитан журнал; эта аудитория реально существует, ходит по лугу и готова к осеменению – то бишь к подписке, регулярному чтению и сотрудничеству с обновлённым изданием. Обо всём этом мы побеседовали с главным редактором журнала «Артикль» Яковом Шехтером.

Яков Шехтер. Фото: yakovshechter.com

- Быть главным редактором «бумажного» литературного журнала – высокая ответственность, немалая честь и постоянная головная боль. Зачем вам новые хлопоты? Что побудило вас к этому подвигу?

- Однажды спросили старого раввина: «Ребе, а зачем нужно делать обрезание?». Раввин подумал и ответил: «Во-первых, это красиво…». Так же и с литературным журналом. А во-вторых, мне это интересно. Работа со словом, с новыми произведениями, с авторами. Что же касается чести, ответственности и особенно головной боли, - тут необходимы подробности. Много лет назад многоопытный литературный деятель Анатолий Алексин предупредил меня: «Запомни, Яша, для пишущего человека удача собрата – большое личное горе». Примерно такая же ситуация и с литературным журналом; неважно, сетевой он или бумажный. За бортом каждого номера остаётся куда больше авторов, чем в него попадает. Не попавшие оскорблены в лучших чувствах и обижены на всю оставшуюся жизнь. Обижены и многие попавшие. После выхода номера на меня обрушивается шквал писем. Там пропустили запятую, тут не выделено название, там строчки сбились: у автора они выстроены бабочкой, что придаёт ещё одно измерение его стиху о мимолетности мира, а в журнале это пропало. Как же так?! За каждым номером литературного журнала тянется, словно хвост кометы, шлейф обид, претензий, возмущённых писем. И это лишь то, что становится известным редколлегии. Думаю, что количество смачно сложенных кукишей, проклятий и бранных слов, произнесенных в наш адрес, куда больше.

- Есть ли у руководимого вами журнала концепция? Какие идеи собирается посеять новый журнал в читательские умы и сердца?

- Есть концепция, и есть споры вокруг концепции. До недавнего времени я делал этот журнал практически в одиночку. Переход на типографские рельсы требует иного подхода, поэтому мои друзья и единомышленники вошли в редколлегию и впряглись в лямку. Журнал «Артикль» обращён к различным плоскостям встречи между еврейскими литературными, философскими и религиозными традициями с одной стороны, и существованием человека в современном мире во всём его разнообразии, изменчивости и противоречивости - с другой. В текстах журнала разные литературные области, традиции и измерения вступают в диалог, противополагаются друг другу и высвечивают друг друга. Именно поэтому образы еврейской мистики встречаются в журнале с радикальными поэтическими экспериментами, иронично-отстранённая критическая проза – с исповедальной, обострённое внимание к израильским реалиям – с философским универсализмом, а рефлексия человеческой души находит своё выражение в обращении и к Талмуду, и к современней аналитической философии. Концепция, милая моему сердцу, сформулирована членом редколлегии профессором литературы Денисом Соболевым, но она не всем пришлась по вкусу. Сейчас мы спорим, обсуждаем, думаем.

- Значит, «еврейские традиции с одной стороны, и существование человека - с другой»… Журнал будет придерживаться обеих заявленных сторон или позволит себе другие ориентиры? К примеру, если в потоке «самотёка» поступят одновременно менее талантливо, на ваш взгляд, написанная повесть о евреях, и более талантливая повесть, в которой о евреях ни мысли, ни слова – какую вы предпочтёте?

- Мне кажется, что хорошая литература не связана с нацио¬нальными особенностями её героев. Национальные особенно¬сти только украшают текст. Даже самые специфиче¬ские. Все зависит от того, как их рассказать. Например, мы не будем публиковать тексты про современный Израиль, в которых подробно описываются взрывы в автобусах: как что куда полетело, где повисли куски кожи, сорванной с лица. Хотя параллельное нам издание охотно размещает такого рода тексты, именуя их автора выдающимся прозаиком. Ни плясок на крови, ни текстов с откровенной сексуальностью у нас нет, и не будет. Основной критерий, которого мы придерживаемся – художественная ценность произведения. Отбор авторов - вот что делает одно издание не похожим на другое. Литературный вкус редакторов определяет высоту планки. Взгляните на состав нашей редколлегии. Вот и всё! И этого достаточно.

- Вам, преуспевающему писателю, охота возиться с чужими рукописями?


- Определение «преуспевающий писатель» пробуждает во мне дрожь досады и недоумения. Наверное, я что-то упустил... Формально: в московском издательстве уже на выходе моя восемнадцатая книжка, девятнадцатую вычитывает редактор того же издательства, а в Одессе на полпути к типографии трёхтомник романа про Кумран и ессеев. Но всё это - лишь внешняя сторона, вовсе не означающая, что я куда-то успел. Когда редактор присылает поправки текста, который ещё вчера казался мне безупречным, и я начинаю видеть смысловые провалы, зубодробильные длинноты, неточные определения, сопливые эпитеты и стилистические заморочки, мне становится мучительно стыдно и больно за каждую написанную страницу. А ещё стыднее бывает, когда, читая Бунина, Набокова или Паустовского, вдруг осознаешь, что ни разу и ни при каких обстоятельствах не сможешь написать даже абзаца на том же уровне. И от этого хочется вытереть все файлы, выкинуть к чертовой матери компьютер и переквалифицироваться в бармены. Вот тогда у меня, наконец, появятся деньги, и начнётся интересная жизнь преуспевающего человека, осиянного благосклонностью красивых женщин. А пока этого не случилось, остаётся тащить свой воз, наполненный привычными хлопотами. Собирать материалы, отбирать подходящие, компоновать номер, возиться с его изданием, а потом пропускать мимо ушей бесчисленные язвительные замечания и лелеять скудные слова благодарности. И всё потому и только потому, что охота - пуще неволи.

При всём интересе, распространённости и бесплатности сети, существующие только в ней издания принадлежат к книжному зазеркалью. Это параллельные литературные миры: бумажный и виртуальный. Они не только не отражают друг друга, но почти не пересекаются и мало влияют один на другого. Да, с годами это отчуждение уменьшается, процесс эрозии набирает темпы, но всё равно сегодня уважением пользуются только те журналы и книги, которые изданы на бумаге. Возможно, проблема в поколениях, привыкших держать в руках книгу, вдыхать запах типографской краски, клея и бумаги. Возможно, виноваты авторы, страстно желающие дарить свои книги и подписывать экземпляры. При всех несомненных достоинствах сетевых книг солидность изданию придаёт только бумажный вариант. «Артикль» в сетевом виде достиг неплохих успехов, хорошего распространения и приличной известности. В интервью радио «Эхо Москвы» Дмитрий Быков назвал его лучшим журналом Израиля. Но следующий шаг, который необходимо сделать, чтобы перейти в разряд солидных «толстяков», - увы, возвращение к бумажному варианту.

- Предусмотрены ли в «Артикле» гонорары авторам и зарплаты сотрудникам? Принимает ли журнал коммерческую рекламу? Готовы ли вы в интересах журнала выделить какое-либо место для оплаченных авторами публикаций?

- Я большой сторонник гонораров. Пусть мизерных, пусть почти символических, но гонораров. Автор не должен ощущать себя графоманом, которого печатают из милости. Как только у нас появятся средства, мы обязательно будем платить. И авторам, и сотрудникам. Пока вся работа в журнале осуществляется исключительно в охотку. Мы надеемся, что количество подписчиков будет постоянно расти, и это даст возможность держать голову над водой. На каком-то этапе журнал станет не только самоокупаемым, но и начнёт приносить прибыль, - и тогда мы вернёмся к разговору о гонорарах. Рекламу мы принимаем, но, разумеется, не любую. Только из тех областей, что простираются вокруг писательского стола и клавиатуры компьютера. А про оплаченные авторами публикации мне вспомнилась история, которую мне когда-то рассказала  Людмила, сестра знаменитого скульптора Эрнста Неизвестного. «Брата пригласили в мастерскую Томина лепить сапоги для памятника какому-то вождю или генералу. Обещали хорошо заплатить. Эрнст отказался.

– Эрик, – спросила его наша мама, – ну почему бы тебе не заработать денег, а после несколько месяцев заниматься своим творчеством?

– Мама, – ответил Эрик, – это то же самое, что сказать Людке: выйди, доченька, один вечер на панель, заработай денег, а со следующего утра снова стань честной девушкой».

- Удовлетворяет ли вас художественный уровень поступающих в журнал рукописей? Кого из маститых, известных в Израиле писателей вы рассчитываете привлечь к сотрудничеству?

- Искусство – товар штучный. В нём не существует массовых тенденций, каждая присылаемая рукопись - это нечто отдельное, особенное. Увы, уровень большинства получаемых материалов невысок. Виню я в этом повальную компьютеризацию и лично Била Гейтса. Созданный им текстовый редактор «Ворд» очень путает начинающих авторов. «Ворд» позволяет быстро превратить мысли в текст, причесать его, отформатировать и придать ему на экране вид книги. Автору начинает казаться, будто цель достигнута. Он быстренько прицепляет файл к электронному письму и запуливает его в редакции журналов. Сегодня процесс творения приобрел явные черты скоропостижности. Это раньше надо было окунать гусиное перо в чернильницу, выводить каждую букву, присыпать её песком. Думать над словом, предложением, абзацем, зная, что исправить непросто. А сколько сил приходилось потратить на переписывание текста от руки? Потом запечатать в конверт, пойти на почту, отправить, - и каждый день проверять почтовый ящик, пришёл ли ответ… Сегодня автор уже через неделю начинает бомбардировать редакции запросами: вы уже прочли присланные мною рассказы (повести, романы, пьесы)? В каком номере они будут опубликованы? Из-за этих ковровых бомбардировок в журналах сложилась практика вообще не отвечать авторам. В переписку вступают лишь с теми, чьи произведения приняты для публикации, остальным достается презрительное молчание. Но мы отвечаем. Каждый, приславший нам письмо, получает или уведомление о том, что его произведение принято, или отказ. Разумеется, без оценок и рецензий. Просто – да или нет. Нет ничего оскорбительнее для пишущего человека, чем многомесячное ожидание ответа из редакции. Я бы посоветовал начинающим авторам отложить в сторону компьютер и перейти на бумагу. Лёгкость компьютерных редакторов – верный путь к болоту графомании.

С нашим журналом сотрудничают маститые писатели Израиля: Дина Рубина, Марта Кетро, Давид Маркиш, Игорь Губерман, Александр Иличевский, Феликс Чечик, Михаил Сипер. Зарубежье представляют Вероника Долина, Катя Капович, Апполинария Аврутина, Александр Городницкий, Глеб Шульпяков, Алексей Слаповский, Борис Евсеев, Александр Генис, Афанасий Мамедов, Борис Херсонский, Максим Кронгауз. Всех перечислить невозможно, так что тех, кого не упомянул, прошу не обижаться.

- Основная масса читающих по-русски потребителей литературных журналов находится, увы, не в Израиле, а в СНГ, преимущественно – в России. Намерены ли вы распространять журнал там? И не помешает ли существование сетевого издания продажам издания типографского?

- Я не рассчитываю, что мужик в Пензенской или Вологодской области понесёт с базара домой журнал «Артикль». Мы обращаемся не к миллионам русскоязычных людей, а к нескольким сотням тысяч человек, сидящих перед экранами компьютеров. Мир сегодня ужался до размеров смартфона. Этим сотням тысяч людей совершенно всё равно, где физически находится редколлегия «Артикля». Чтобы увидеть наши тексты, достаточно лишь пару раз ткнуть пальцем в клавишу или в экран. Тем же, кто по старинке любит, сидя в кресле, перелистывать лежащий на коленях толстый литературный журнал, мы предоставляем возможность подписаться на «Артикль». Стоит это немного, а деньги, потраченные на подписку, всегда окажутся меньше удовольствия, полученного от чтения нашего журнала.

Уверенные ответы рулевого «Артикля» надёжно свидетельствуют о росте, но ещё не о расцвете. И пусть этот рост заметен пока только специалистам; он совпал с подъёмом новой волны алии, которую некоторые журналисты уже прозвали «путинской» и «сырной», - по аналогии с «колбасной» в девяностых. Закалённые кризисами в России и Украине репатрианты, попадая в тепличные условия Израиля, раскрывают свои многочисленные таланты, в том числе и литературные. А значит, и расцвета ожидать не долго. Об этом рассказала Ирина Маулер, заведующая отделом поэзии журнала – самым вдохновенным и цветистым отделом, быстрее всех откликающимся на литературное новаторство.

- Вы заведуете отделом поэзии, но что же такое, по-вашему, есть поэзия? Каким образом вы отличаете истинную поэзию от суррогатов и имитаций?

- Поэзия - дело тонкое, эмоциональное, неопределённое, в руки не дающееся. Её нельзя потрогать, понюхать, попробовать на зуб; на неё нельзя посмотреть. Но её можно почувствовать. Если она есть: слова трогают душу, заставляют задуматься, впечатляют своей необычностью, красотой образа, нестандартностью видения. Хорошая поэзия раздвигает границы обыденности, это «счастье слышать то, что не слышно». Конечно, о вкусах не спорят, но, на мой взгляд, настоящая поэзия бесспорна.

- До сих пор вы возглавляли отдел поэзии сетевого журнала, теперь он обрёл бумажную версию. Не опасаетесь ли атаки графоманов, желающих разместить свои стихи именно на тех страницах, за качество которых вы отвечаете?

- На обложке нашего бумажного журнала - современное здание тель-авивского комплекса «Азриэли», которое как бы даёт понять читателю, что времена наступили стремительные, многоуровневые, захватывающие. Такими мы видим наших нынешних авторов и хотели бы видеть будущих. Если начинать какое-то предприятие с опасений, то не стоит и начинать. Всегда найдутся отговорки: не получится, не хватит времени, что скажут, что подумают… И таким вопросам нет конца - при желании ничего не делать. А если интересно, увлекает, важно, - то и вопросов не возникает; делаешь - и всё. Как говорит рыцарский девиз: «Делай, что должно, и будь, что будет». Так и на мой вкус - лучше делать, что можешь, чем сидеть, сложа руки.

- Замечаете ли вы некоторое снижение читательского интереса к стихотворным текстам в наши дни? Как вы полагаете, чем можно стимулировать, повысить интерес и внимание общества к современной поэзии?
 
- Думаю, что это вы так мягко говорите о снижении интереса к поэзии в наши дни, чтобы не обидеть. Можно сказать и прямо: а кому вообще нужна поэзия в наше-то время всеобщего потребления материальных благ?! Вот посмотрите, что строят чаще всего? Каньоны. А что там можно делать? Поэтические книги читать в кафе? Приходит человек после работы домой, - там дети, стирка, уборка, телевизор; или, может быть, - покупки, спортивный зал, бассейн, опять телевизор. Так вот, в этом конечном пункте дня нужно больше интеллектуальных, поэтических, образовательных программ вместо детективов, криминала, мыльных опер. Я имею в виду основные каналы. И в школах бы не помешало прививать вкус к хорошей поэзии. Может быть, выделять на это дополнительные часы, а может - построить по-другому учебную программу… Редакторы нашего журнала Яков Шехтер и Михаил Юдсон делают реальное дело для этого повышения интереса к современной литературе и, в частности, к поэзии. Они работают над журналом, можно сказать, не покладая рук. Результаты налицо: их можно видеть на презентациях журнала, где у наших читателей появилась возможность «вживую» пообщаться с талантливыми авторами, услышать стихи, прозу, авторскую, - вернее поэтическую, - песню. Там можно и подписаться на наш журнал, чтобы получать его, как в добрые старые времена, прямо домой. Разве не приятно: чашечка утреннего кофе и журнал «Артикль» – к завтраку. Впрочем, не надо себе отказывать в хорошем: читать его полезно также в обед и в ужин. Ведь красивое, точное, умное слово для души столь же необходимо, как полезная еда и спорт для тела. Нужно просто об этом не забывать.

- Не мешает ли вашему собственному творчеству ответственная должность, требующая и времени, и внимания, и хлопот?

- Скажу честно: много чего мешает моему творчеству, а особенно - нехватка качественного утреннего времени. Что делать: литература сегодня не кормит. Прошли те волшебные времена, когда члены Союза писателей СССР имели возможность жить литературным трудом, и жить неплохо. Но, как написал Александр Кушнер: «Времена не выбирают, в них живут и умирают». Да, многое мешает мне… Но чтение чужих текстов - это же интересно! Читаешь неизвестного тебе автора и пытаешься понять его настроение, умение, желания. И ждёшь необычных, вдохновенных строк, которые сами за себя все скажут.

- Чего, по вашему мнению, не хватает журналу, чтобы стать ещё лучше, ещё популярнее?


- Думаю, что журналу хватает всего. Вот в этом номере рассказы знаменитых писателей Дины Рубиной и Давида Маркиша, проза Игоря Губермана, Якова Шехтера и Анны Файн, поэзия Бориса Херсонского, Александра Елина, произведения талантливых публицистов Давида Шехтера, Эдуарда Бормашенко, Михаила Сидорова. Ну просто, как говорит Миша Юдсон, «праздник любви дорогой». Бери да читай себе в удовольствие. А популярность сегодня делает реклама. А для рекламы нужны деньги. Так что отвечу просто, без затей: чтобы наш журнал стал ещё популярнее, нужны спонсоры. И как можно больше. Эх, где вы, меценаты? Третьяковы, Мамонтовы, Морозовы - откликнитесь!
Количество обращений к статье - 708
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (1)
Гость | 31.12.2016 22:07
Пустое дело - фонд Сореса ушел из России и стали загибаться журналы, печатавшие авторов с мировой репутацией ("Новый мир", "Знамя" , "Октябрь" и др.).Чтобы не кануть в Лету, они перешли в сеть и если г-н Шехтер не только писатель, но, как тот чукча, еще и читатель, то с этой обстановкой он должен быть знаком.
Что касается меценатов - спросите у милого сердцу руководителя "Артикля" г-на Быкова. Вот уж кто по завету Б-га добывает хлеб в поте лица своего! Мотается по странам и континентам для ничтожных приработков на выступлениях (его аналог - Губерман, пусть не обижается, он человек достойный, а Быков, которому нет и 50-ти, батрак на всю оставшуюся жизнь),звучит до оскомины из каждого утюга, работает в частной школе и т.д. - ничего не поделаешь,кушать всем хочется. "Сель ави" - такое определение ситуации ,наверняка, теперь можно услышать от французов, бегущих в Израиль.
Помните вопли в чеховских "Трех сестрах": в Москву, в Москву? Так вот, любители словесности: в сеть, в сеть!
И пусть скажут спасибо рабы букв, что им не нужны галеры и достаточно только клавиатуры. А ведь сейчас по всей Руси великой стон раздается, этот стон у работников театра и кино песней зовется :SOS, погибаем без бюджетного ручейка, дайте присосаться! Для многих из них, не имеющих дружбанов во власти ,нет ответа. А вы со своим наивняком о "меценатах"!

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com