Logo
8-16 мая 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17
25 Май 17











RedTram – новостная поисковая система

Прямая речь
Лицемерие суда
Александр Баршай, пос. Элазар, Гуш-Эцион

Мало кто обратил внимание на лицемерное (можно также сказать трусливо-лицемерное или политически-лицемерное) противоречие в решении военного трибунала по делу сержанта Эльора Азарии.


Вердикт трех судей признает 19-летнего военнослужащего ЦАХАЛа в «НЕПРЕДУМЫШЛЕННОМ УБИЙСТВЕ» арабского террориста в Хевроне. Непредумышленное или непреднамеренное ( הריגה ) – это, как ни крути, означает, что Азария не замышлял, не намеревался, не хотел застрелить раненого бандита. Но трибунал всеми силами старался доказать и, очевидно, доказал, что военнослужащий Эльор Азария, прибежавший на место теракта, и всадивший пулю в лежавшего на земле человека, именно этого и хотел – застрелить, прикончить, лишить жизни того, кто только что пытался убить израильского солдата, к тому же друга Эльора,.

Так почему же военный суд, сказавший «А», вильнул, не решился, не осмелился сказать «Б»? Если бы члены суда были предельно последовательны и принципиальны, они, по всей логике их системы доказательств, должны были признать и обвинить подсудимого Азарию в том, что он умышленно и вполне осознанно убил раненого террориста. Так, собственно, и сформулировал обвинение военый прокурор, подполковник Надав Висман.

Между прочим, первым (если я не ошибаюсь), кто обратил внимание на это противоречие, несоответствие логике в приговоре суда, стал (во всяком случае, в русскоязычной прессе) Михаил Копелиович. В своей заметке «Что происходит с нами?», опубликованной в интернет-газете «Мы здесь» (№539), он пишет:

«4 января 2017 года триумвират судей военного суда во главе с полковником Майей Геллер признал военнослужащего Элиора Азарию виновным в непредумышленном убийстве террориста в Хевроне. При этом, по утверждению судьи Геллер, наиболее достоверными должны считаться показания тех свидетелей, которые утверждали, будто перед выстрелом в лежащего бандита слышали слова Азарии: «Террористу положена смерть!» Тем самым 19-летний солдат был движим справедливой ненавистью к нейтрализованному, но, быть может, всё ещё опасному террористу, и, стало быть, он совершил свой поступок УМЫШЛЕННО. Как тут связать концы с концами?».

Прав Копелиович. Действительно, никак не связать. Поэтому неудивительно, что подобное решение суда вызывает к жизни комментарии совершенно противоположного свойства, мнения, которые кажутся кощунственными, несправедливыми, абсурдными для большинства нормальных, здравомыслящих людей, для большей части израильского общества. Вот как, например, откликнулся на заметку М.Копелиовича анонимный комментатор: «Азария преднамеренно убил раненого палестинца. Террористом ли он был, это может решить только суд, а не какой-то Азария. То, что суд принял решение о непреднамеренном убийстве, указывает на трусость судей и их предвзятость. Теперь раненых наших солдат тоже будут добивать. Я за пожизненное заключение Азарии. Он опозорил армию. Сколько ещё таких убийц в ЦАХАЛЕ?».

Можно сколько угодно рассуждать и спорить о том, почему военный суд принял столь противоречивое решение, можно сколько угодно осуждать или, наоборот, оправдывать судей. Но суть дела, корень проблемы, по-моему, не в суде, а в тех правилах, инструкциях, законах и подзаконных актах, на которые опирается наша судебная система. Именно эти правила, эти юридические взгляды надо проанализировать и переосмыслить, привести их в соответствие с реальностью, с изменяющейся действительностью. А так – из чего исходил военный суд в данном случае?

«Суд заключил, что Эльор Азария действовал не из «чувства опасности», а из убеждения, что «террорист должен умереть», и тем самым нарушил правила применения оружия, содержащиеся в уставе ЦАХАЛа. Устав не дает солдатам права убивать террористов только за то, что те намеревались убивать солдат. И даже если бы солдат действительно опасался взрывного устройства, это опасение само по себе тоже не являлось бы оправданием убийства. Правила применения оружия должны выполняться с максимальной строгостью, так как они основаны на принципе святости человеческой жизни, — заявил военный суд».

Вот в чем фишка! В уставе Армии обороны Израиля! В абсолютизации и универсальном применении принципа «святости жизни»! Вот где простор для невесёлых и трудных размышлений, вот где поле для радикальных изменений и жестких непривычных решений!

Теракт в Иерусалиме 8 января 2017. Фото: Reuters

Тотальный, безжалостный, безграничный террор, уже много лет полыхающий в нашей маленькой и предельно демократичной стране, давно и настоятельно требует принятия неординарных, жестких и, быть может, входящих в противоречие с общепринятыми мер борьбы. С нами ведут неконвенциональную войну, не подчиняющуюся никаким правилам и законам. И конвенциональными методами террор не победить!

… Вот я слушаю по радио весьма авторитетного, очень эрудированного адвоката и, полагаю, глубоко порядочного человека, который утверждает, что как только террорист поднял руки вверх, в него нельзя не только стрелять, но даже ударить его – уже преступление. И это не выдумка уважаемого адвоката. Таковы правила, таков закон. А я сразу же вспоминаю, как араб-террорист открыл огонь в упор по машине моей дочери, которая вместе со своей дочерью – моей внучкой - стояла в пробке возле ворот поселения Алон-Швут 19 ноября 2015 года. 17 автоматных пуль пробили стекла и двери их автомобиля, и только невероятное чудо спасло жизнь Майи и Дарьи-Адассы Бренер – заметив ехавшего по обочине и стреляющего из автомобиля боевика, они успели пригнуться, и смерть пролетела мимо них. Не так повезло людям в машинах, стоявших в пробке позади Майи и Даши и впереди них. Террорист успел убить трех человек и ранить еще нескольких, пока у него не кончился боезапас. Он еще пытался протаранить израильскую машину, остановился, спокойно вышел из своей и поднял руки. И всё! Никто из многочисленных солдат из подразделения «Кфир» (того самого, в котором служит и Эльор Азария), день и ночь с оружием в руках несущих службу на перекрестке «Цомет а-Гуш», не выстрелил, не открыл огонь на поражение в террориста, только что на их глазах убившего трех человек.

Машина моей дочери Майи после теракта

Теперь этот убийца спокойно проводит время в комфортабельной израильской тюрьме, где смотрит телевизор, общается по телефону с родными и близкими, делает утреннюю зарядку и полноценно питается три раза в день. И при желании может еще бесплатно получить высшее образование , не слезая, так сказать, с тюремной шконки. Таков результат наших правил открытия огня, устава нашей армии, наших законов! Но правильны ли эти правила? Верен ли такой закон в отношении нелюдей, которым неведомы никакой закон и никакие правила?

Быстро и решительно менять правила ведения войны с террором и террористами, выделив их в особую, чрезвычайную, – как стихийное бедствие - угрозу жизни людей и страны! Вот, на мой взгляд, неотложная, критически важная задача для израильских законодателей в эти дни. Убедительное, на мой взгляд, доказательство актуальности этой задачи принес последний ужасный теракт-бойня в Иерусалиме, когда многие солдаты и офицеры ЦАХАЛа, ставшие не только свидетелями, но и жертвами террориста, не решились открыть огонь по нему, памятуя печальную участь сержанта Азарии.

А если бы в наших военных уставах было четко записано (вопреки мнению прогрессивной юридической общественности), что террорист – как явление чрезвычайное и неконвенциональное – стоит вне закона и должен быть уничтожен на месте – до, во время или после теракта, - тогда немыслим был бы процесс, подобный суду над Азарией. Тогда никому не пришло бы в голову измерять расстояние от бандита до ножа, брошенного им. Тогда никто не стал бы решать дилемму - опасен ли еще террорист или он уже не представляет опасности. Ведь террорист всегда опасен – сидит ли он в тюрьме или уже выпущен из нее за «хорошее» поведение, тяжело ранен или уже выздоравливает, с ножом ли он, с пистолетом или с бутылкой керосина, на тракторе ли пошел он на «дело», на грузовике с краном или на новенькой «Тойоте», а то и в салоне автобуса.

А ведь был у нас какой-то момент осенью 2015 года, когда на пике «интифады одиночек» кто-то дал приказ не церемониться с террористом, вне зависимости от того, успел он нанести удар или только собирался зарезать человека, все равно кого - еврея, араба, француза или американца. Среди застреленных на месте теракта преступников были тогда не только молодые мужчины, но и женщины и даже подростки. И никто не тащил солдат или полицейских в трибунал, никто не требовал расследовать их действия, как нарушение принципа «святости человеческой жизни»! И, между прочим, интифада ножей при этом как-то потихоньку пошла на спад. Но ненадолго. А после все еще не законченной саги Азарии арабский террор снова усилился.

И напоследок – две цитаты. Одно суждение принадлежит председателю партии «Еш атид» Яиру Лапиду. Он сказал это в 2015 году, в самый разгар интифады ножей: «Каждый, кто придет с ножом, должен знать, что его застрелят».

А вот высказывание капитана 1-го ранга военно-морских сил США, экс- начальника штаба Военной миссии связи НАТО в Москве Гарри Табаха о генерале Джеймсе Маттисе, которого Дональд Трамп намерен назначить министром обороны Соединенных Штатов:

«…Но генерал Маттис – другой. Он жесткий, суровый, но чрезвычайно умный. Я вас уверяю: российские самолеты над американскими кораблями летать больше не будут. Потому что он их собьет. Маттис усилит престиж вооруженных сил. Он очень популярен в армии. Его уважают. Он не посылал морских пехотинцев в атаку, если сам с ними не шел… Агрессоров он не любит. Маттис открыто заявляет: "Агрессоров надо убивать". Он не использует мягкие формулировки "нейтрализовать", "убрать"… Убить – и точка. Он очень интересный человек…».

Конец цитаты.
Количество обращений к статье - 1123
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (13)
Илья Розенфельд | 18.01.2017 12:55
Согласен с комментариями, но не с решением суда. Наказания должны быть жесткими и тюрьма должна быть тюрьмой, а не комфортным отбыванием срока, это д.б. наказание, а не якобы перевоспитание. И должна применяться смертная казнь, реальная, не на бумаге. Например - США не слушают стыдливых лицемеров и смертную казнь не отменяют. И никто не посмеет их упрекать. Я уверен, что очень скоро сонная Европа вернется к этому пониманию.Нарастающие акты террора быстро изменят лицемерную стыдливость и мнимое благочестие в странах ЕС и Англии.
Гость | 12.01.2017 13:37
Умница, Элеонора! Вы мудрее, достойнее и откровеннее всех этих заштатных болтунов со степенями и без, с заслугами и без оных! Голда Елин, которую нам - участникам семинара Сусленского - еще посчастливилось застать и выслушать в ее офисе на Мельчет, была бы счастлива, что ее дело продолжено Вами - человеком умным, сильным, опытным и правдивым. Решительным в борьбе за свободу человеческой личности, попираемой интересантами, корпорациями и толпой. Здоровья и успехов Вам на этом пути
Ваш постоянный читатель.
Элеонора Шифрин | 12.01.2017 11:00
Вчера (в среду 11 января) показали по Первому каналу ИТВ специально снятый в связи с "делом Азарии" док.фильм о батальоне "Кфир", к которому Азария принадлежит. Там солдаты прямо говорили, что пострадал парень по двум причинам: 1)левые пособники террористов засняли весь инцидент на камеру. В ходе борьбы с террористами подобные ситуации происходят нередко, и никого под суд не отдают, потому что это военный инцидент. Либо солдат выполнил приказ командира, либо если нет, то получит административное взыскание и наказание вроде месяца без отпусков. Если бы не камера, то не было бы никакого "дела Азарии".
2)командиры не выполнили своих функций и предали солдата: стоявший там командир должен был приказать "не стреляй" или отдать какой-то другой приказ и взять на себя ответственность. По их словам, армия, осбенно такой батальон как "Кфир" - это хорошо отлаженный механизм, где не может быть такого, что солдат сам решает что делать, идет и делает. Там интервьюировали парня, который в подобной ситуации НЕ выстрелил, потому что командир приказал не стрелять, а секунду спустя раздался взрыв (террорист нажал на кнопку): командир погиб, а сам этот солдат был тяжело ранен. Но и сегодня ему трудно однозначно ответить на вопрос, должен был ли он нарушить приказ командира.
Другой солдат (он командовал подразделением, кажется) рассказал, как он сам, будучи тяжело ранен, собрал все силы, встал и начал отдавать приказы и какое-то время действовал, пока не упал. Поскольку в случае Азарии террорист был по ряду признаков жив, то нельзя было наверняка знать, насколько тяжело он ранен (или прикидывается мертвым), и были все основания опасаться, что он тоже что-то сделает (вскочит с ножом или взорвет пояс, который вполне мог быть под толстой курткой, или что-то еще). М.б. поэтому и боялись к нему подходить стоявшие вокруг, в том числе и командиры. В этой ситуации, когда все боялись взять ответственность на себя, это сделал солдат-отличник Азария. Как говорили солдаты в фильме, если уж судить, то следовало судить всю цепочку командиров снизу и до вышестоящих. Но когда левые предъявили свою съемку, все командиры радостно подставили солдата вместо себя.
Юрий | 12.01.2017 07:43
Думаю при всеобщей любви к болтологии(в чем премьер наш великий мастак) абсолютно все неправильно воспринимают слова ПРАВА ЧЕЛОВЕКА!
Эти слова означают именно права Человека, а не любого прямоходящего, именно Homo sapiens, а не двуногое (хотел сравнить с обезьяной да жаль обижать животное таким сравнением с тварями безмозглыми!)
Гость | 11.01.2017 22:11
"Рассудительный Гость | 10.01.2017 03:14
А может быть, проще ввести для террористов смертную казнь?"
ЕСТЬ, есть в законе смертная казнь для террористов, но
её не применяют судьи, враги страны. Левые.
"по телевизору рассказывали об активистах партии МЕРЕЦ.

Одна из них сказала тогда, что она прекрасно понимает, что их деятельность может привести к ликвидации государства Израиль, буде увенчается успехом. Ну, что ж, быть по сему, если того требуют соображения справедливости и прав человека.

Всё, тушите свет. Это всё, что вам надо знать про партию МЕРЕЦ в частности и левых в целом."
Гость | 11.01.2017 14:30
Мой приятель рассказывал мне, что провожая сына в армию, он сказал ему твердо: "Помни, что бы ни произошло, я предпочитаю навещать тебя в тюрьме, чем на кладбище".
Думаю, что любые родители солдат подпишутся под этим "напутствием". Разница между ними и правительственными чиновниками в том, что чиновникам как раз удобнее на кладбище: это приближает их к требуемой от них "пропорциональности".
Гость | 10.01.2017 17:56
Два юриста (в любой стране) - три мнения. Что касается Израиля - трудно себе представить, сколько мнений у евреев может быть по одному событию.
Поэтому давно требуется законодательно разделить объявленные военные действия (в т.ч.операция антитеррора)и внезапное нападение на граждан или объекты, когда реакция должна быть мгновенной и с учетом почти на 90% состояния аффекта. В таких случаях необходимо еще учитывать, кто противостоит террористу - если военнослужащий или охранник,то это обученные люди и технически, и психологически. А если это простой гражданин(гражданка),даже имеющие оружие? Известна статистика, что любителей охоты на зверя (птицу),когда надо убить животное, в обществе ничтожное число(на грани погрешности),а здесь надо стрелять в человека - пусть подонка, которому нет места на Земле? Во многих случаях на это можно пойти только с большого перепугу или, как принято говорить, когда не отдаешь себе отчета. А если, как обычно, это в первый раз и навыков никаких нет?
Кнессет обязан безотлагательно разобраться(с привлечением общественности) и принять соответствующий закон. Имя ему уже есть:"Закон Азарии".
Гость | 10.01.2017 16:09
Пора же наконец власть употребить. Законы на все есть! А то "Васька слушает и ест"
Мне всегда непонятен термин "два (или более) пожизненных заключений" Если заключение пожизненное, то оно одно и пожизненное - без права на ПОМИЛОВАНИЕ
А твоей дочери и внучки длинной и счастливой им жизни!
Саша! Я с тобой, Елеонорой и со всеми у кого есть еще мозги и кто действительно хочет и делает все возможное , чтобы Израиль НИКОГДА, БОЛЕЕ НИКОГДА не знал ужасы ХОЛОКОСТА и пусть мир люди всегда наслаждаются нашим прекрасным Иерусалимом и нашими песнями
Всегда твой Лев
Рассудительный Гость | 10.01.2017 03:14
А может быть, проще ввести для террористов смертную казнь? Тогда у солдата не будет соблазна застрелить сдавшегося террориста, поскольку преступник все равно будет казнен.
Гость | 10.01.2017 01:27
Исторически существует закон "взаимной вежливости". Или как говорили на Руси "кто к нам прийдёт с мечом, тот от меча и погибнет". Хватит Израилю нянчиться с террористами, тем более, что против террористов воюют все страны мира.
Moshe, Ariel | 09.01.2017 22:21
Наверное, хватит многословно доказывать, что вся история с Азарией не имеет ни малейшей связи с нормальным человеческим здравым смыслом. Вменяемым это давно ясно. Отмеченное уже неоднократно вопиющее противоречие между сознательными действиями Азарии и "непреднамеренным" убийством возможно даже и не свидетельство несостоятельности судей, а этакое демонстративное профессиональное неряшество. Смотрите, дескать, мы недвусмысленно выполняем социальный заказ!
Суд выполнил социальный заказ тех сил, которые представляют собой реальную власть в Израиле. Для которых Премьер, правительство и Кнессет - всего лишь хорошо приспособленная скрывающая ширма. Они десятилетиями удерживают официальных избранников народа в состоянии, которое можно назвать синдромом Шарона. Синдром выражается в безоговорочном признании приоритета этой заширменной власти, в отдельных случаях - в полном пресмыкательстве перед ней. Посмотрите на поведение Нетаниягу, Либермана и прочих "лидеров" под этим углом. Вот о чем давно пришло время говорить.
Игорь | 09.01.2017 21:53
"Вот в чем фишка! В уставе Армии обороны Израиля! В абсолютизации и универсальном применении принципа «святости жизни»! "
Конечно, Устав НЕОБХОДИМО изменить, дополнив условиями борьбы с террором. А иначе такой устав как бы позволяет только читать лекцию о вегетарианстве на пиршестве людоедов. И результат аналогичный.
Элеонора Шифрин | 09.01.2017 19:33
Саша, трагедия куда глубже. Несостоявшийся убийца Вашей дочери и внучки (длинной и счастливой им жизни!) и убийца троих менее везучих людей не просто комфортабельно проводит время и может за наш счет получить высшее образование и все необходимое лечение. Ужас в том, что его сидение в нашей тюрьме ежедневно провоцирует похищения (или попытки похищения) наших солдат, в обмен на жизнь которых террористы будут требовать освобождения этих убийц. Они не просто заслужили смерть: сохранение им жизни - это преступление против наших солдат, которым сначала запрещают их отстреливать на месте теракта, а потом еще и подставляют под опасность похищения. Безусловно, следует немедленно менять правила открытия огня против террористов!
Страницы: Пред.  1, 2

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com