Logo
11-18 авг. 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
16 Авг 17
16 Авг 17
16 Авг 17
16 Авг 17
16 Авг 17
16 Авг 17
05 Авг 17









RedTram – новостная поисковая система

Наша история
Еврейский театр
в годы Катастрофы
Д-р Злата Зарецкая, Иерусалим

Творцам еврейского театра, не сдавшим вопреки страху смерти душу дьяволу и так - искусством своим освятившим имя Бога, посвящается! Через малое мое слово да оживет их величие! Без них не может быть полной ни история мировой культуры, ни история духовных путей иудейства. Ибо именно там, в Катастрофе, проявился наиболее ярко феномен еврейского художественного мышления.

Моше Пулавер играет на сцене в Аушвице, художник М. Адлер
(М. П. – актер театра «Арарат», Лодзь, 1927-1940, режиссер театра «Авангард»
гетто Лодзь, 1941-1943)


Что же это такое - Еврейский театр в годы Второй мировой войны? Что скрыто за его «пятой графой»? Откуда он родом? Кто его «родители»? Каким был репертуар и что влияло на его выбор? Какие жанры были предпочтительны и почему? Что известно о его драматургах? Какие цели они преследовали? И, наконец, как нацисты относились к еврейскому театру?

На карте распространения фашистских завоеваний театр отмечен почти в каждом крупном лагере и гетто (от Бухенвальда и Дахау до Ченстохова, Могилева и гетто Вильно). Этот театральный феномен совпал с временнЫми границами Катастрофы (1933 – 1947), то-есть от момента прихода фашистов к власти до расформирования последних послевоенных лагерей.

Почему же сценическое действо обреченных получило такое широкое распространение? Почему совпали интересы жертв и их убийц?

Эли Визель – писатель, спасенный из Освенцима – в книге «Катастрофа и литературная фантазия» подчеркнул главное: «Диалог или, если хотите, словесный поединок между Человеком и Богом не заканчивается тишиной. Человеку может быть не дано последнего слова, но у него есть последний крик. Этот момент означает рождение Искусства!» Суть, по свидетельству очевидца, – это «демонстративное искусство последнего крика» . Этически оно было двойственным и колебалось на весах между гуманизмом, героизмом, бесстрашием узников и соглашательским коллаборационизмом с врагом. И границы между двумя творческими позициями во многих случаях до сих пор остаются предметом острейших дискуссий.

Театр «Эльдорадо», Варшавское гетто, 1941

В каждом гетто эта неоднозначная модель могла иметь свои вариации. С другой стороны, феномен еврейского театра в годы Катастрофы отличается тем, что именно в условиях нацистского геноцида сохранялась возможность национального самовыражения. Более того, были достигнуты эстетические духовные вершины – такие, например, как «Голем» Лейвика в режиссуре Макса Вискинда в Виленском гетто в 1942 году или «Месия» Бернхардта в постановке Сами Федера в нацистском лагере Бунцлау в 1943-м, или «Кабаре «Кадеко» Макса Эрлиха в Вестерборке в 1941- 42...

В чем причины этого уникального художественного феномена? И где его истоки?

Истоки – в первом гетто «Культур-бунда», просуществовавшем в Германии с апреля 1933 по сентябрь 1941 года. Геттоизация – создание духовных границ по всей стране началась с приходом нацистов к власти. 7 апреля 1933 года министр пропаганды Геббельс назначил министром культуры Третьего Рейха Ханса Хинкеля

Ханс Хинкель, министр культуры Рейха

Дилетант, интриган и профессиональный лжец, он сразу занялся, прежде всего, духовной жизнью немецких иудеев. В своих первых декретах он объявил о необходимости вычленить, выдавить неарийцев из всех культурных институтов страны. Безработными стали Макс Рейнхардт, Эрвин Пискатор, Александр Гранах, Бертольд Брехт - еврейские звезды немецкой сцены... Многие эмигрировали, но некоторые всё же надеялись на особые условия работы у нацистов...

Каковы же они были, эти «особые условия», в «Культур-бунде»?
Прежде всего, евреям запретили играть немецкую и австрийскую классику – разрешили только иностранную. Нельзя было – Вагнера, Штрауса, Гете, Шиллера, Бетховена, Моцарта, Генделя... Можно – Софокла, Ибсена и даже пьесы из Эрец Исраэль. Так, в 1938 году в Берлине была показана пьеса Шуламит Бат-Дори «Испытание» – о современной ситуации еврейского ишува Палестины как иностранного государства.

«Испытание» Ш. Бат-Дори, Берлин, 1938

Многие немцы приходили в театры «Культур-бунда» дышать воздухом мировой культуры, ибо им, как подданным Рейха, было запрещено смотреть Пиранделло и Шекспира из-за свободы ассоциаций в классике. Евреи не могли позволить себе никаких актуальных политических интерпретаций. В 1936 году по этой причине была снята «Антигона» Софокла в постановке Лео Эснера: в ее сценическом решении власти усмотрели антифашистские намеки.

«Антигона» Софокла , реж. Л. Эснер, Берлин, 1936

Но главное, что привлекало в театр немецких евреев, – это разрешение и даже поощрение традиционных тем и еврейских авторов. Процесс «Интудунг» (Intudung). Ханс Хинкель даже пытался представить духовную геттоизацию как прогресс, как «очевидное проявление великодушия властей». Он аргументировал свое видение ситуации тем, что «евреи, как меньшинство, получили награду – право сохранять и развивать свое культурное богатство». «Для нас, – говорил Хинкель, – это мера гуманизма!» Увы, цену этого «гуманизма» еврейские деятели культуры поняли гораздо позже.

А тогда, в 30-40 годах, в первом еврейском гетто был рай для национального искусства: по всей Германии ставили «Золотую цепь» по Ицхоку Лейбушу Перецу, «Мудрого Натана» по Эфраиму Лессингу, «Шабтая Цви» по Натану Быстрицкому, комедию Ференца Мольнара «Далила», оперетту Имре (Эммериха) Кальмана «Марица», «Сон Якова» Бера Хофмана...

«Набуко» Дж. Верди, Берлинская Опера, 1935

Парадокс: нацисты способствовали обновлению иудаизма и даже организовывали дискуссии на сценах «Культур-бунда» о национальной самоидентификации артистов и зрителей. Многие звезды еврейской сцены отказались от эмиграции, будучи уверенными в том, что они защищены властями Рейха!

Не уехали Фриц Виснер, Джени Бернштайн-Шафер, Лили Канн. Вернулась в Германию после гастролей в Голландии прима Берлинского кабаре Дора Герсон, из Америки в 1937 приехал актер, режиссер, музыкант Макс Эрлих.

Все они – будущие жертвы. Почему они выбирали сцены нацистской Германии? Ответ один: парадоксальная, притягательная двойственность, двуединство, двуличие каждой детали Еврейского театра в Третьем рейхе.

Разрешение развивать свое собственное наследие предопределяло свободу творческого самовыражения и профессиональную постановочную высоту, привлекавшие как евреев, так и нацистов. Это были «Небеса» - так описывала свое артистическое пребывание на сцене «Культур-бунда» Камилла Спира, «Божьим посланием» назвала Берлинскую оперу времен нацистов Маша Беняковская. Даже Хинкель, увлеченный качеством еврейской игры, максимально оттягивал решение судеб деятелей культуры. Однако Геббельс настоял на 11 сентября 1941...

Политическое и социальное ограничение, лимиты тем и зрительской аудитории, введенные нацистами, способствовали укреплению профессионального сопротивления, развитию духовных художественных достижений. Курт Тухольский, звезда немецкого кабаре 20-х годов, писал в 1935-м: «Теперь у нас, у евреев, есть театр, который лучше государственного». В 1946-м о немецком «Культур-бунде» вспоминал Фриц Вистен: «Игра была формой протеста против геттоизации. Ночь за ночью мы доказывали, что искусство не перестает потрясать людей даже при дисциплине гестапо».

При этом еврейское желание наслаждаться своим искусством совпало с колдовством фальши, магией обмана, которыми нацисты опутывали всех своих жертв. Вероломная гипнотическая лживость тоталитарной пропаганды – достижение Геббельса-Хинкеля, многое объясняющее в парадоксе Еврейского Театра в Годы Катастрофы.

Выражение прозревшего перед смертью Вилли Розена: «Это же «Золотая клетка!» стало как бы образом театра гетто, который удовлетворял запросам обеих сторон. Даже после погромов в «Kristallnacht» (Хрустальную ночь) 9-10 ноября 1938 года евреи пришли в свои театры, как будто ничего не произошло.

А нацистам, как это ни странно, вменялось в обязанность ходить по театрам «Культур-бунда», изучать еврейское искусство – при том, что интерес к нему всячески поощрялся. В 1938 году в переполненном зале Берлинского оперного театра нацисты слушали на языке идиш (!) созданную на хасидской музыке оперу Якова Вайнберга под управлением Хаима Винавера «Гехалуц» (первопроходец земли Израиля). Знаменитое сопрано Германии Маша Беняковская исполняла партию «сиротки из Варшавы».

«Сиротка из Варшавы» (исп. М. Беняковская), «Гехалуц» Я.Вайнберга,
Берлинская Опера, 1938


Таким образом, Еврейский театр 1933-47 годов был «сладким наркотиком» – путем усыпления бдительности, способом сглаживания национальной и человеческой самоидентификации евреев. Театр отвлекал внимание жертв от трагической реальности, помогал предотвратить панику, ослаблял восприятие реальной драмы истории. Для этой цели тюремщики предпочитали не трагические, но легкие шоу (например, «День рождения Гитлера» в Бухенвальде в 1935 году или деморализующее «Кафе-кабаре» – и для еврейских интеллектуалов, и для нацистов в одном зрительном зале (как это было в театре на ул. Лешно в Варшавском гетто в 1940-1943 г.г.), или постановка оперы Жака Оффенбаха «Сказки Гофмана» в гетто Терезин в 1944-м.

«Сказки Гофмана», опера Ж. Оффенбаха, гетто Терезиенштадт, 1944
(в зрительном зале – немцы вместе с евреями)


Театр был очень удобным средством концентрации евреев перед отправкой на смерть. Именно так это произошло в театре «Тип-топ» в Амстердаме в 1941 году. С тех пор и поныне ни один актер не выходил здесь на сцену. Прекрасное здание – только театральный мемориал.

Еврейский театр в Амстердаме. Мемориал Катастрофы

(Продолжение следует)
Количество обращений к статье - 1732
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (20)
Гость Моше Лифшиц | 03.02.2017 11:40
Господин Якиревич!
Очень Вам благодарен за отклик, но позвольте снова и снова объяснить мои тревогу и опасения.
Наше противостояние нацистам мы тогда проиграли.
Теперь, когда есть все возможности противостоять мечтателям нас уничтожить, есть смысл преодолеть в себе и в наших потомках навыки жертв.
Увы, многие из нас ведут себя как узники гетто, пытающиеся потаканием врагу выжить и преуспеть.
Бесполезная для большинства из них затея.
Правители нашей страны, мне больно произнести это, нередко напоминают юденрат.
Здоровым людям не придёт в голову воспитывать детей, помещая их в тюрьмы или дом умалишённых.
Узник советских лагерей Валаам Шаламов писал, что лагерный опыт безусловно отрицателен и вреден для нормальной жизни.
Смею утверждать то же самое об опыте пребывания в , изобретённых нацистами, лагерях смерти.
Гость | 02.02.2017 19:50
Уважаемый Моше Лившиц! Я тоже много разговаривал с узниками гетто: Варшавского, Виленского, Жмеринского, в том числе с родственниками моей жены. Много общался с Эфраимом Вольфом из Жменинского гетто. В клубах Израиля общался даже с родственниками руководителей восстания в Варшавском гетто. В 1987 году имел длительные беседы с капитаном Исраэлем Весельницким (одним из организаторов побега из 9 Форта) и Хьеной Боровской, одной из трёх членов Объединенной Боевой Организации Виленского гетто. Первый рассказал много интересного о борьбе руководимого им еврейского партизанского отряда, как и о преследовании советскими властями некоммунистических бойцоав партизанского о ряда. А Хьена Боровска поведала драматическую историю Ицика Витенберга, руководителя Боевой Организации. Это был беспристрастный рассказ о том, "что происходило в гетто". Я никогда не позволю себе воспроизвести некоторые детали этого рассказа: не имею на это права. Речь идёт о страшной эпохе, о о том, как нацисты обесчеловечивалр и свои жертвы. Но это не имеет ни малейшего отношения к тому, что народ в самых страшных условиях стремился к возвышенному. Это была та самая еврейская культура, которая преследовалась во все времена. Именно в этой культуре родился боевой клич: "Мы здесь!". Речь идёт о знаменитом "Партизанском гимне". И его распевали евреи Сопротивлеия. Но и после войны он оказался важнейшим символом национального достоинства. Правда, в тех слоях еврейства, которые хранили это достоинство. С грустью вспоминаю: в 80-х годах, когда исполнялся этот гимн, некоторые слушатели-евреи, не понимая, что поётся, вдруг вскакивали и, ёрничая, начинали маршировать и распевать: "Встань, казачка молодая...". Беда в том, что значительные массы евреев оказались вне этой культуры, особенно после 2-й Мировой войны. И потому так пронзительна глухота к величайшему культурному подвигу времён Катастрофы. Приятно, что Вас зовут Моше. Хочется надеяться, что обладатель такого звучного еврейского имени услышит и мои еврейские призывы.
Гость Моше Лифшиц | 01.02.2017 23:36

Господин Якиревич!
Мне 70 лет и о том, что происходило на самом деле в гетто
я слышал от очевидцев, не написавших вспоминаний.
Как говорится, история пишется победителями.
Гость Аарон (Вильям) Хацкевич, NYС | 01.02.2017 12:53
Тема очень тяжёлая, пропасть, в которую не всем дано заглянуть. Спасибо автору за смелость и память.
Д. Якиревич | 27.01.2017 16:47
P. S.
Из всего обилия литературы на тему еврейской культуры в гетто я встретил единственный пример еврейского кабаре в Треблинке, где подонки из Еврейской среды, выслуживавшиеся перед нацистами, вместе с ними присутствовали на пьянках в этом кабаре. В остальных случаях речь шла исключительно о выступлениях для евреев. В том числе, о выступлениях НЕЛЕГАЛЬНЫХ!
Д. Якиревич | 27.01.2017 16:39
Уважаемые читатели и комментаторы! Феномен еврейского театра давно был описан в литературе, посвящённой жизни и движению Сопротивления еврейских гетто, прежде всего, Варшавского и Виленского. Вообще, во многих гетто шла интенсивная культурная жизнь, не только по линии театра. И все авторы в этой тематике усматривали совершенно другие акценты. Прежде всего, речь шла о том, что даже в нечеловеческих условиях евреи продолжали жить культурной жизнью. И проходила она рука об руку с Сопротивлением. Например, автор слов знаменитого "Партизанского гимна" Гирш Глик являлся членом Боевой организации Виленского гетто.
История сохранила для нас богатейшие образцы фольклора Варшавского, Лодзинского, Виленского и других гетто. В частности, песенный фольклор Виленского гетто остался замечательной страницей еврейской песенной культуры. Возможно, не превзойдённой до сих пор. Приходится лишь сожалеть, что на государственной церемонии в День Катастрофы и Героизма больше не звучат эти потрясающие песни, вытесненные ресторанным шлягером на плохоньком идише.
ГостьБорис сандлер | 27.01.2017 15:45
Очень хорошо знал певицу Машу Беняковскую.Родом из Вильно, она в те годы училась в Берлинской консерватории. В 1939 она успела уехать из Германии в Америку, буквально последним пароходом. В Нью Йорке ее знали под именем Маша Беня. Много выступала. Записала несколько пластинок с песнями на идише. Пела часто вместе с другим большим еврейским певцом, Сидором Беларским.
Гость Моше Лифшиц | 26.01.2017 20:44
"Я очень любил театр"- рассказывает немолодой человек, немногий из выживших в варшавском гетто.
Он был одним из тех подростков, которые выбирались из гетто добывать еду для себя и на продажу.
"Я шёл в театр по вечернему гетто, а по обочинам улиц валялись тела умерших от голода".
"Стоп , стоп дяденька"- подумал я.
Мог бы на вырученные за продукты деньги спасти от голодной смерти хоть кого-нибудь вместо того чтобы тратить их на билеты в театр.
О, Б-же!
Зал театра, кроме сидящих в первых рядах живодёров-нацистов, заполняли обитатели гетто , у которых водились те же деньжата.

Гость Моше Лифшиц | 25.01.2017 21:00
Шесть евреев прятала от нацистов в течение двух лет у себя в подвале русская семья.
Две женщины были среди евреев.
Для того чтобы выжить было необходимо установить повседневный быт , дисциплину, чтобы в мире и согласии дождаться спасения.
Одна из установок- запрет на интимные сношения.
В преддверии смерти - в бою, на эшафоте, у операционного стола Муза и Эрос - профанация.
Так же как позировать перед фотокамерой очаровательным полуголым израильским солдаткам с оружием в руках - профанация.
Оружие - преддверие смерти.
Необходимо понять, что наше отношение к прошлому определяет наше настоящее и будущее.
Александр Гордон, Хайфа | 24.01.2017 23:13
Сильный материал. Спасибо. Брехт - не еврей. Советую исправить.
Гость Моше Лифшиц. | 23.01.2017 10:08

Многоуважаемые Злата и Сава!
Не осуждаю и не имею права осуждать несчастных узников и актёров в гетто.
Но происшедшее тогда - наши боль и позор.
Ни в коем случае не забывать, но отнестись к этому как к высокому искусству большая ошибка.
Есть лекарство - благо, а есть яд - смерть.
Думаю, что нет смысла отравлять сейчас наши души картинами преисподней.
Автор - З. З. | 22.01.2017 22:27
Уважаемый Моше Лившиц!
По поводу Пулавера и Вашего комментария к нему. Посмотрите внимательно на этот рисунок - Актер играет в бараке для заключенных - нацистов там не видно. Но очевидна радость зэков, на минуту забывших обо всем, получивших порцию арттерапии, которая спасала, помогала многое выдерживать, не сгибаться...
Гость Sava-Моше Лифшиц. | 22.01.2017 21:21
Не все так просто и однозначно воспринимается в приведенных сюжетах.Ваше, Моше, восприятие о том,что:"Негоже в преддверии смерти развлекать палачей", верно, но оно справедливо лишь относительно и частично в конкретной безысходной ситуации узников-смертников.Пока
в едва дышащих душах обреченных на погибель несчастных узников сохраняется надежда на вероятность выживания, они стремятся любыми возможными средствами не упустить использование такой возможности.Развлечение палачей, и между прочим,одновременно обреченных сокамерников, явилось для них единственной и безальтернативной, хотя и тщетной, попыткой осуществить надежду на спасение.
Других побудительных мотивов у них не было.
Гость Моше Лифшиц | 22.01.2017 09:44
"Моше Пулавер играет на сцене в Аушвице, художник М. Адлер"
Впечатление от этого рисунка как-будто заглянул , Б-же упаси, в преисподнюю.
"искусством своим освятившим имя Б-га"
"именно там, в Катастрофе, проявился наиболее ярко феномен еврейского художественного мышления".
Господи , спаси и помилуй от такого творчества.
Негоже в преддверии смерти развлекать палачей.

Захар Гельман, Реховот. | 22.01.2017 00:05
Важная тема, требующая дальнейшего исследования.
Гость Sava | 21.01.2017 19:55
Очень интересная и мало известная широкому читателю информация о феномене особых изощренных отношений между палачами и жертвами.
Просматривается определенная аналогия в сущности таких отношений в обеих тоталитарных режимах, Гитлера и Сталина.Последний,как известно,препятствовал развитию еврейской культуры и искусства, вплоть до полного закрытия.Но достичь нацистского уровня наглости, жестокости и цинизма, слава богу, не успел.
Гость Моше Лифшиц | 21.01.2017 19:18
О спектакле «Адам, сын собаки» по роману Иорама Канюка в постановке театра «Гешер». Два слова приходят на ум при просмотре спектакля: порнография и душегубы. Порнография — это выставлять напоказ забавы ради интимные места тела и сношения, не предназначенные для всеобщего обозрения.
И не предназначены ни для зрения, ни для слуха,
ни для других человеческих чувств, не смели прои-
зой􀌮 ти отвратительней􀌮 шие издевательства нацистов
над людьми. Поэтому разыгрывать с неуемным смаком сцены
тех издевательств на театральных подмостках —
порнография.
Кто-то воскликнет: «Не имеете права запрещать!»
Не могу и не думаю запрещать.
Французский􀌮 режиссер Клод Ланцман снял замеча-
тельный􀌮 фильм о Катастрофе.
А создатели спектакля «Адам, сын собаки», не оза-
ботясь чудовищной􀌮 серьезностью темы, подобно по-
становщикам порнофильмов используют ее для эф-
фектных сцен и острых ощущений􀌮 .
Душегубы.
Нацисты поразили евреев бациллой􀌮 , имя которой􀌮
«быть жертвой􀌮 », и государство Израиль могло бы
стать им лечебницей􀌮 .
А здоровые, вроде, люди, по доброй􀌮 своей􀌮 воле, как
бы понарошку, для театра, заражают себя этой􀌮 ба-
циллой􀌮 и корчатся на сцене в полном удовольствии
от болезни.
Не хватает только всамделишного партнера-на-
сильника.

Господа! Не дразните дьявола.
Болезни, даже понарошку, знаете, заразны, бывают
и эпидемии.
И за насильником дело не станет.
Объявится, не дай􀌮 Б-г, в Вене ли, в Дамаске, почуяв
запах жертвы.
Зачем нам погибать?
Владимир, Хабаровск | 21.01.2017 12:05
Публикация необычная и потребовавшая смелости от автора, уж очень болезненная тема. И все же, думаю, такие статьи тоже нужны, за что благодарность автору.
Валерий, Бат-Ям | 21.01.2017 02:45
Обалдеть! Нацисты в еврейском театре. Мы еще многого, видимо, не знаем. Жду продолжения. Автору - салют, респект и спасибо.
Д. Якиревич | 20.01.2017 17:41
Браво, Злата!
Страницы: 1, 2  След.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com