Logo
11-19 марта 2017


 
Free counters!











RedTram – новостная поисковая система

Израиль
А судьи кто?
Петр Люкимсон, «Новости недели»

Те, кто действительно разбираются в хитросплетениях судебной системы Израиля, выражают недоумение по поводу ликования представителей правого лагеря относительно нового состава Верховного суда. И в обозримом будущем не предвидят никакого "поворота вправо" в работе этого высшего органа судебной системы. Новые члены Верховного суда в лучшем случае сохранят нынешний баланс сил. Если же учесть, что ближайшим летом Мирьям Наор на посту председателя Верховного суда сменит судья Эстер Хают, не раз открыто выражавшая поддержку леворадикальным силам израильского общества, то "левый крен" Верховного суда может даже усилиться


В беседах с автором этих строк многие юристы выразили несогласие со СМИ, которые дружно называют итоги выборов четверки новых судей большой победой министра юстиции Айелет Шакед. По их мнению, куда больших комплиментов заслуживает судья Мирьям Наор, проявившая подлинно государственный подход и решившая сохранить в Верховном суде соотношение между либералами и консерваторами. Что же касается "революции", которая произошла во время выборов новых судей Верховного суда, то она, пожалуй, заключается, в признании того факта, что его члены обладают вполне определенными политическими взглядами, и эти взгляды, вне сомнения, влияют на принимаемые ими решения. До недавнего времени те, кто провозглашали Верховный суд главным оплотом израильской демократии, этот факт категорически отрицали.

Но обо всем по порядку…

Здание Верховного суда Израиля в Иерусалиме. Фото: Ноам Москович/ walla co. Il

Насколько несостоятельны заявления об объективности и политической беспристрастности членов Верховного суда, блестяще доказал Кальман Либскинд в статье, опубликованной в "Маариве" две недели назад. Он начал с того, что привел решения по различным делам, которые принимал в качестве члена БАГАЦа уходящий в отставку судья Салим Джубран. Вывод после прочитанного напрашивался сам собой: когда речь шла о конфликте между арабами и евреями, судья Джубран почти всегда высказывался в пользу своих соплеменников, при этом нередко противопоставляя свою позицию остальным судьям, – как это было, к примеру, в случаях рассмотрения дел Ханин Зуаби.

"Я констатирую это отнюдь не для того, чтобы осудить Салима Джурбана. Напротив, я считаю, что он вполне достойно отстаивал в Верховном суде интересы того сектора, который представлял. Но вот столь же пропорционального представительства у сторонников правого лагеря и сефардской еврейской общины в этой инстанции никогда не было", - написал Либскинд. И привел примеры, когда БАГАЦ либо откровенно занимал сторону представителей левого лагеря, либо отказывался рассматривать иски, в которых речь шла о защите прав поселенцев и религиозной части израильского общества.

Таким образом, журналист "Маарива" подводил читателей к выводу о том, что выборы новых судей Верховного суда имеют наряду с юридической еще и политическую подоплеку. Окончательно это стало ясно в начале прошлой недели, когда страсти вокруг кандидатов в члены Верховного суда достигли апогея, и судья Мирьям Наор заявила по поводу одного из ведущих кандидатов, судьи Йосефа Эльрона, что он, на ее взгляд, "не сделан из того теста, из которого должен быть сделан судья Верховного суда". Трудно сказать, что именно она имела в виду, но многие поняли эти слова так, что, по мнению Мирьям Наор, судьи Верховного суда представляют собой особую, высшую касту, стоящую над всем остальным обществом, и чтобы войти в нее, надо быть сделанным из "особого теста". То есть, в числе прочего, придерживаться и вполне конкретных политических взглядов.

Теперь напомним, что в состав комиссии по выбору судей входили девять человек: члены Верховного суда Мирьям Наор, Эльяким Рубинштейн и Салим Джубран, министры Айелет Шакед ("Еврейский дом") и Моше Кахлон (Кулану"), депутаты Роберт Илатов (НДИ) и Нурит Корен ("Ликуд"), а также представители Коллегии адвокатов Илана Сакер и Халед Зуаби. При этом по действующему закону Гидона Саара для утверждения кандидатуры нового судьи Верховного суда за нее должны проголосовать не менее семи членов комиссии. С учетом того, что Салим Джурбан и Халед Зуаби однозначно поддерживали позицию Мирьям Наор, то ясно, что именно ее голос был решающим. Но за фигурой Наор постоянно маячила тень ее преемницы – судьи Эстер Хают, пытавшейся использовать все имевшиеся у нее рычаги, чтобы вмешаться в ход выборов и обеспечить наиболее комфортный состав судей на период своей каденции.

К воскресенью стало ясно, что особых разногласий между членами комиссии нет по поводу лишь одного кандидата: почти все они сходились в том, что христианин Джордж Кара в качестве представителя арабского сектора предпочтительнее его основного соперника, мусульманина Халеда Кабуба. А вот страсти вокруг места, забронированного для женщины, накалились до предела. Айелет Шакед горячо поддерживала кандидатуру судьи Хайфского окружного суда, религиозной еврейки Яэль Вильнер, а Эстер Хайют убеждала Мирьям Наор поддержать кандидатуру либо Навы Бен-Ор, либо Рут Ронен: с обеими Хают связывает давняя личная дружба и близость мировоззрения, обе считаются видными представительницами либерального лагеря в нашей судебной системе.

Мирьям Наор в какой-то момент явно склонялась к тому, чтобы выполнить просьбу Эстер Хают, и тогда Айелет Шакед пригрозила приостановить работу комиссии и провести закон, по которому кандидатуры судей будут утверждаться простым большинством. В воздухе явно запахло юридической войной.

Не меньшие страсти разгорелись и вокруг кандидатуры председателя Хайфского окружного суда Йосефа Эльрона, который в целом ряде своих решений и статей проявил себя в качестве представителя правых и даже близких к религиозным кругам взглядов. Кандидатуру судьи Эльрона активно поддерживал министр финансов Моше Кахлон (он, как и Эльрон, хайфчанин, и их, по слухам, связывает личная дружба едва ли не с юности). Проблема усугублялась тем, что судьи Хайфского окружного суда уже давно расколоты на два лагеря: один поддерживает Эльрона, другой составляют сторонники его предшественницы Бильги Гиль-Ор. Последние (как утверждается, не без поддержки Эстер Хают) стали всячески чернить личность судьи Эльрона, утверждая, что он неоднократно, особенно когда дело касалось израильских арабов, выносил неоправданно жесткие приговоры, которые потом пересматривались Верховным судом. Далее последовали заявления, что судебные постановления Йосефа Эльрона недостаточно профессиональны, что его никак нельзя считать гением от юриспруденции и т. д.

Очевидно, именно появившиеся в СМИ и на и юридических Интернет-форумах нападки на Йосефа Эльрона побудили Мирьям Наор заявить, что он сделан не из того теста…

Но среди 26 кандидатов в члены Верховного суда, помимо Эльрона, были еще, как минимум трое, чья приверженность правому мировоззрению не вызывала сомнений: судья Иерусалимского окружного суда Давид Минц, нынешний генеральный опекун проф. Давид Хан и профессор Бар-Иланского университета Гиди Шафир. Каждый из них является автором ряда трудов по юриспруденции, сделавших их известными в израильских и международных юридических кругах, так что подвергать сомнению их профессионализм никто не решился.

Айелет Шакед не скрывала, что хотела бы видеть в составе Верховного суда профессора Шафира, но в данном случае, видимо, была готова пойти на компромисс. Это мгновенно почувствовала судья Наор, которой как раз вовсе не хотелось видеть в Верховном суде духовного близнеца покойного судьи Эдмонда Леви, каковым Шафир считается у израильских юристов. В итоге, повторим, многие отдают должное Мирьям Наор, которая вместо войны с молодой и энергичной Шакед решила пойти на компромисс с ней, одновременно не допустив того, чтобы подавляющее большинство членов Верховного суда составляли сторонники Эстер Хают. Что бы ни говорили о судье Наор наиболее радикальные сторонники правого лагеря, она проявила себя как мудрая женщина, которой дороги интересы страны и гражданский мир внутри нации. Новыми членами Верховного суда стали Яэль Вильнер, Давид Минц, Йосеф Эльрон и Джордж Кара.

Пройдет не так уж много времени, и они сменят в креслах Верховного суда Мирьям Наор, Эльякима Рубинштейна, Салима Джубрана и Цви Зильберталя. И нам бы хотелось вкратце познакомить читателя с каждым из них.

Новые судьи Верховного суда: сверху - Яэль Вильнер и Йосеф Эльрон, внизу – Давид Минц
(слева) и Джордж Кара. Фото: news walla co. Il


Итак, Яэль Вильнер. Она стала первой религиозной еврейкой - судьей Верховного суда и в силу одного лишь этого обстоятельства уже вошла в историю. Яэль Вильнер является внучкой выдающегося раввина Цви Ариэля, входившего в свое время в ближайшее окружение основоположника религиозного сионизма рава Кука, а семья ее мужа дала еврейскому народу немало как великих раввинов, так и яростных антиклерикалов. Окончив в Иерусалиме религиозную школу для девочек, Яэль Вильнер прошла альтернативную службу в Кирьят-Шмоне, с блеском окончила юрфак и стажировалась в прокуратуре у будущего председателя Верховного суда Дорит Бейниш. Судейский экзамен Вильнер сдала в 1998 году, тогда же приступила к обязанностям судьи мирового суда, а в 2004 году стала судьей Хайфского окружного суда.

В 2007 году широкую огласку получил приговор судьи Вильнер, обязавшей государство выплатить миллионную компенсацию 11-летнему мальчику, которого учительница выгнала из класса, и он, оказавшись в школьном дворе во время урока, получил тяжелую травму и потерял 50% зрения.

В 2010 году Вильнер обязала государство финансировать обучение на дому ребенку, который не мог посещать школу, сделав таким образом первый шаг к узакониванию в Израиле домашнего образования.

В 2011 году судья Вильнер оказалась в центре общественного внимания, когда отклонила просьбу родителей убитого солдатом ЦАХАЛа семилетнего мальчика вызвать в суд ребенка, который утверждал, что в него вселилась душа покойного, – чтобы доказать, что солдат открыл огонь необоснованно. Вильнер тогда заявила, что вопрос о том, насколько обоснована вера в реинкарнацию, а значит и достоверность подобного свидетельства, находится за рамками современной юриспруденции.

Одним из последних решений судьи Вильнер, вызвавших бурную полемику в обществе, стал ее отказ снизить сумму алиментов с мужчины, утверждавшего, что он несет равную с женой нагрузку заботы о детях.

Ну, а в либеральных кругах до сих пор не могут простить Яэль Вильнер то, что она отклонила апелляцию против строительства нового города Хариш, большинство жителей которого должны составить ультраортодоксы. Но даже противники Яэль Вильнер отмечают, что она относится к числу тех немногих израильских судей, для которых важно, прежде всего, торжество справедливости (в том виде, в каком она ее понимает), а не просто буквы закона, и вместе с тем с юридической точки зрения все ее постановления логически безупречны.

Судья Джордж Кара знаменит, в первую очередь, тем, что именно он возглавлял судейскую бригаду, приговорившую к семи годам заключения экс-президента Моше Кацава.

Свою юридическую карьеру Кара начал в 1973 году после окончания Тель-авивского университета - в качестве частного адвоката. В 1989 году он стал судьей Тель-авивского мирового суда, а в 1991-м получил пост окружного судьи.

Кара известен склонностью выносить достаточно жесткие приговоры криминальным авторитетам и чиновникам, уличенным в коррупции. Так, в свое время он приговорил криминального авторитета Ицхака Хадифа к 44 месяцам тюрьмы и крупному штрафу. Одобрение репортеров вызвал и суровый приговор "серому банкиру" Бени Равизаде, которого Джордж Кара отправил на 40 месяцев тюрьму, добавив к этому сроку 12 месяцев условно и полмиллиона шекелей штрафа.

Судья Давид Минц - пожалуй, единственный из новых членов Верховного суда, который не является уроженцем Израиля, а репатриировался из Великобритании во вполне сознательном возрасте, в 21 год. Было это в 1970 году. Далее, как нетрудно догадаться, была служба в ЦАХАЛе, и 1973 год Минц встретил в качестве офицера танковых войск. Учебу на юрфаке Еврейского университета в Иерусалиме Давид Минц совмещал с работой помощника преподавателя и с учебой в религиозном Институте Ариэля. Так что диплом юриста и звание раввина он получил одновременно, после чего приступил к работе в качестве частного адвоката.

В 2009 году Минц стал судьей Иерусалимского мирового суда, а в 2011-м вошел в состав судей окружного суда столицы. Среди судей и адвокатов он считается одним из выдающихся юристов нашего времени, и на его лекциях в Еврейском университете, где он числится внештатным преподавателем, обычно не протолкнуться. Однако после избрания Давида Минца членом Верховного суда в центре внимания СМИ оказались не прошлые его дела (о которых мы не раз рассказывали на страницах криминальной хроники "НН"), а тот факт, что он является жителем поселения Долев в Шомроне, в силу чего, по логике многих обозревателей, будет защищать интересы поселенцев. Министр юстиции Айелет Шакед в ответ на подобные предположения заметила, что они как раз и срывают маску с тех, кто до сих пор настаивал на объективности БАГАЦа. При этом, заметила Шакед, никто до сих пор почему-то не делал акцент на том, сколько судей Верховного суда живут в Тель-Авиве.

Любопытно, что соседом судьи Минца в Долеве является депутат Моти Йогев ("Еврейский дом"), тот самый, который после очередного решения БАГАЦа по Амоне заявил, что пришло время подогнать к зданию Верховного суда бульдозер и снести это здание к такой-то матери.

И, наконец, замыкает четверку новых судей Верховного суда Йосеф Эльрон, чья кандидатура стала основным "яблоком раздора" между членами комиссии. Последним по времени приговором, вынесенным судьей Эльроном, стало пожизненное заключение Михаилу Гайбданову и признание совершенного им убийства Владимира Дранова предумышленным. Апелляция по этому делу еще, безусловно, будет обсуждаться в Верховном суде, но Йосеф Эльрон, разумеется, в этом участвовать не будет.

К пожизненному заключению Йосеф Эльрон приговорил также жителя Бейт-Джана Исама Ниджама, признав его виновным в умышленном убийстве дочери за ее отказ выйти замуж по воле родителей.

Биография судьи Эльрона в чем-то символична. Он родился в 1951 году в лагере для новых репатриантов, девятым ребенком в семье выходцев из Ирака. По окончании школы, в 1973-1977 годы Йосеф Эльрон служил в армии и демобилизовался в звании капитана. Затем в качестве сотрудника службы безопасности жил и работал в Лондоне, одновременно приступив там к учебе на юрфаке. В 1983 году он возвращается в Израиль с дипломом магистра юриспруденции и приступает к работе в адвокатской конторе "Соломон Лифшиц и компаньоны", но израильскую лицензию адвоката получает лишь в 1985 году.

В 1994 году Эльрон становится судьей Хайфского мирового суда, в 2003 году – окружного, с 2005 года начинает возглавлять судейские бригады, а в 2012 становится зам. председателя Хайфского окружного суда и в 2013-м – его председателем. Эльрон, в основном, специализировался на уголовных делах и даже в двусмысленных ситуациях, когда было немало поводов для сомнений, предпочитал обвинение в умышленном убийстве непредумышленному. Адвокаты считают многие его приговоры спорными и излишне суровыми. Йосефа Эльрона неоднократно "уличали" в высказываниях, с головой выдающих его симпатии к традиционным еврейским ценностям, за что он и заслужил среди коллег репутацию "консерватора".

Но, как справедливо заметил один из журналистов, не стоит спешить с выводами и развешивать ярлыки: далеко не всякий еврей в кипе придерживается правых взглядов, как и далеко не каждый судья, живущий в Иерусалиме, является левым радикалом. Повторим, особой перемены в расстановке сил в Верховном суде не произошло, и потому многие надежды, связанные с новыми судьями, могут оказаться напрасными.

В то же время, несомненно, правы те, кто утверждает, что судья, живущий в еврейском поселении, должен воспринимать "проблему Амоны" иначе, чем житель Рамат-Авива. Но как это разница в видении ситуации воплощается на практике и воплощается ли вовсе, нам еще предстоит узнать.
Количество обращений к статье - 349
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Константин Энтелис | 23.03.2017 00:25
Мне не совсем понятно недовольство гостя 20:08… Совсем не понятно…
«…колоритное отображение …. по гендерному, религиозному ,по месту рождения и очевидно по политическим слабостям.»
Что тут не так? «Без гнева и пристрастия», это откуда?
Почему бы Израилю не существовать по своим законам… Не списанных механически с римского права, законов салических франков, кодекса Наполеона и т. д…. Зачем нужна законодательная глобализация?... Я не критикую и не возражаю, просто спрашиваю…
Гость | 20.03.2017 04:07
Гость | 19.03.2017 15:38
Ха.Ха. Вы изволите думать? размышлять?
Ответ давно припасён: "Ваш иск к рассмотрению не принимаем." точка. БАГАЦ тем и отличается от обычного субъекта правосудия ,что он абсолютно своевластный, своевольный и не кому и не чему не подотчётен.
…"что хочу, то и ворочу" и тем до чрезвычайности опасен.
Гость | 19.03.2017 15:38
Чтобы узнать о профессионализме израильского суда, надо дождаться его решения по вопросу: есть Б-г или нет?
Гость | 18.03.2017 07:22
Очевидно высшим критерием доверия к судье Верховного Суда Израиля является его армейская служба в ЦАХАЛ.
Гость | 17.03.2017 20:08

В Израиле судьи зулусы есть ?
Премного благодарен автору за колоритное отображение «избрания» судей Высшего Суда; по гендерному, религиозному ,по месту рождения и очевидно по политическим слабостям.
Это система «избрания» намного сквернее чем даже «избрание» старшин Кагала.
Явно и бесцеремонно отброшена основная заповедь правосудия: [Без гнева и пристрастия.]
Непостижимо как при сём Высшем Суде возможно и возможно ли создать ЕВРЕЙСКОЕ государства в Эрец-Исраэль. И выполнить Решение Ассамблеи ООН [….самим предпринять все необходимые шаги к осуществлению резолюции на права еврейского народа на создание своего государства …..].

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com