Logo
10-20 июля 2017


 
Free counters!
Сегодня в мире
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17
26 Июл 17








RedTram – новостная поисковая система

Взгляд
«Беяз руслар» на берегах Босфора
Владимир Ханелис, Бат-Ям

Несколько месяцев назад я получил по электронной почте письмо из Стамбула. В нем уроженка России Марина Яровая-Сигирджи писала, что работает над книгой о белой эмиграции 20-х гг. прошлого века в Турции и просит разрешения использовать мой материал "Миша Ротенберг - Эрол Гюней - Арэл Гинай", напечатанный в израильских СМИ. (В нем рассказывалось о судьбе еврейского мальчика, эмигрировавшего после революции вместе с родителями в Турцию. Впоследствии он окончил Стамбульский университет, стал крупнейшим переводчиком русской классической литературы на турецкий язык). Разрешение я, разумеется, дал и стал задавать вопросы о ее будущей книге. Так родилось это интервью. Но сперва – несколько фактов биографии г-жи Сигирджи и короткая историческая справка.


Марина Яровая-Сигирджи

Родилась Марина в 1965 году в Кемерово. Там же окончила университет, факультет романо-германской филологии (1982-1987). Переехала на Украину в 1987 году. Пятнадцать лет работала референтом-переводчиком в дочернем предприятии американской компании "Фридом Фарм Интернешнл". Затем была исполнительным и программным директором в телевизионной региональной компании "ВТВ Плюс", г. Херсон. Вела собственную учебную программу "Открытия, которые изменили мир". В 2009 проходила профессиональную стажировку в американской телекомпании FOX 41 WDRD в Луисвилле, штат Кентукки. С 2010 живет в Стамбуле. Владеет русским, украинским, английским языками. Изучает турецкий.

х х х

... В середине ноября 1920 года в бухту Константинополя «Золотой Рог» один за другим медленно входили корабли: военные, торговые, пассажирские... В эти дни закончилась эвакуация белой армии генерала барона П.Н. Врангеля из Крыма. Вместе с военными эвакуировались и гражданские лица. Сколько же бывших подданных Российской империи бежали в Константинополь, ближайший порт, главный транзитный пункт, в котором они могли найти убежище? Историки приводят такие цифры: 15 тыс. казаков, 12 тыс. офицеров, четыре-пять тыс. солдат регулярных частей, 10 тыс. юнкеров, семь тыс. раненых офицеров, более 30 тыс. офицеров и чиновников тыла и до 60 тыс. гражданских лиц – в основном членов семей офицеров и чиновников.

Но и до ноября 1920 года Константинополь был полон русскими эмигрантами. В апреле 1919 и январе-феврале 1920 года сюда прибыли белоэмигранты из Одессы и части вооруженных сил Юга России из Новороссийска. По некоторым данным каждый пятый из миллиона тогдашних жителей Константинополя был русским эмигрантом. И они стали, невзирая на чины и звания, устраиваться кто как мог.

Эмигранты открыли аптеки и кондитерские, рестораны и кабаре. Их названия напоминали старую, российскую жизнь: "Эрмитаж", "Аркадия", "Режанс", "Стелла", "Пал Палыч"... Мелькали вывески русских врачей, адвокатов, мастеровых. Приняла учеников первая гимназия и балетная школа, начали выходить русские газеты, открылись книжные магазины и библиотеки. Бывшие офицеры стали шоферами и механиками, о высокой репутации которых сами турки говорили: "русский механик" значит "лучший механик". Союз русских художников Стамбула устраивал выставки. Обширной и разнообразной была русская колония артистов. Известный опереточный артист Владимир Смирнов открыл кабаре-театр "Паризиана", Александр Вертинский выступал в популярном кабаре "Черная роза". До приезда русских эмигрантов в стране не было классического балета. Русская опера, оперетта, балет и концерты были вереницей красочных художественных событий, на которые сходились жители Стамбула. Русские салоны платьев и мехов, ателье и обувные мастерские стали модной новинкой Стамбула.

Однако уже к концу 1924 года эмигрантов из России в Стамбуле осталось 10-15 тысяч. Пережив пору недолгого расцвета белая эмиграция стала постепенно разъезжаться. Чехословакия принимала студентов, инженеров и врачей. Болгария и Сербия приютила большую часть армии. Аргентина звала безземельных казаков, в Германию стремились банкиры, литераторы, музыканты, меховщики. Франция нуждалась в дешевой рабочей силе. Часть эмигрантов уехала в США, а часть – примерно 12-15 тыс. человек вернулась в Россию. К 1930 году, по данным Верховного комиссара Лиги наций, белоэмигрантов в Стамбуле находилось 1400 человек. (В это число не включены люди, получившие статус беженца или турецкое гражданство.) Русский Стамбул опустел...

х х х

- Марина Анатольевна, когда и почему вы стали заниматься историей белой эмиграции? Она была вам интересна и до приезда в Турцию? Возможно, кто-то из вашей семьи эмигрировал из России после революции?


- В моей семье не было эмигрантов, и я никогда не интересовалась этой темой. Знала лишь то, что можно было узнать о белой эмиграции, живя в Советском Союзе, не больше.

Приехав в Турцию, я стала интересоваться историей и культурой этой страны. Однажды читала о городе Гелиболу и, увидев его старое название – Галлиполи, вспомнила, что там находились части армии барона Врангеля. (Потом узнала, что это были лагеря 1-го армейского корпуса Белой армии.) Захотелось поехать туда и найти следы русских солдат. В Галлиполи я ездила три раза. Нашла по старым фото, по рельефу местности долину, в которой жили белогвардейцы. Позже я ездила в Чаталджинский район (под Стамбулом), где размещались еще четыре лагеря казаков.


«Посиделки» потомков русских белоэмигрантов

Интерес к этой теме возрастал... Было бы странно, живя здесь, не попытаться узнать об этой странице русской истории. Я начала искать материалы о белоэмигрантах в Константинополе. На эту тему написано несколько статей и книг. Но, как правило, в них кочует одна и та же информация. В основном перечисление имен известных артистов, писателей, художников, тех, кто приехал в Константинополь и оставался там в течение первых двух-четырех лет, об их влиянии на социальную, культурную жизнь города. Практически все эти люди затем уехали в Европу. Таким образом, вся имеющееся литература посвящена первым годам жизни эмигрантов в Турции.

Первым о судьбе белоэмигрантов, оставшихся здесь надолго, написал журналист Жак Делеон. Он родился в Турции. Его дядя был женат на белоэмигрантке. Книга написана на турецком языке. Называется она "Белые русские на Бейоглу". Издана в 1996 году. Далеон, конечно, молодец, что затронул эту тему, попытался рассказать о некоторых судьбах (хотя на момент выхода книги в Стамбуле были живы многие русские беженцы даже первого поколения и можно было узнать больше деталей из первых уст). Но, на мой взгляд, к сожалению, книга написана сумбурно, поверхностно. Плюс, я убеждена, что никакой иностранец не сможет понять русскую душу и раскрыть тему правильно.

Графиня Татищева со вторым мужем; могила графини Софьи Николаевны Татищевой.
Ее отец, Николай Владимирович, капитан Лейб-гвардии Преображенского полка. Убит
большевиками в 1918 году. Ее сын, Александр, живет в доме престарелых в Стамбуле.
В этой же могиле похоронена Анна Андреевна Фролова – дочь родоначальника русских
мозаичников А.И. Фролова. Он исполнил для Исаакиевского собора в Петербурге ряд главных
мозаичных икон. Третья женщина, похороненная в этой могиле – Алла Алексеевна Ёзгёнен
(отчество на памятнике написано неправильно), мать балерины Елены Гордиенко


Марина Яровая-Сигирджи с графом Александром Татищевым, сыном Софьи Николаевны.
На нем грязная рубаха – пишет картину...


Бытует мнение, что после массового отъезда эмигрантов в другие страны, в Турции не осталось людей, достойных внимания, о ком можно было бы рассказать. Но мне захотелось найти кого-либо из потомков тех беженцев, и через призму "простых судеб" узнать об их жизни на чужбине. С помощью знакомых начала искать потомков эмигрантов. Постепенно вошла в их довольно замкнутое общество. Своими впечатлениями от встреч с ними я делилась с сестрой. Она и заставила меня записывать услышанное и увиденное. Потом возникла идея оформить все это в книгу. Не с целью издания даже, а для того, чтобы сохранить материал.

- Какой вы представляете себе такую книгу? Это будут записи воспоминаний, сборник интервью, библиографический словарь русской эмиграции в Турции? Какими источниками, материалами вы пользуетесь?

- Это будут очерки о жизни белоэмигрантов в Турции. (Конечно, чтобы ввести читателя в курс дела, без исторической справки не обошлось.) В них я иду по следам этих людей в современном Стамбуле: кто они, когда приехали, где жили, чем занимались, какую память о себе оставили... Опираюсь на воспоминания Аверченко, Чебышева, Шульгина, Корвацкого и других, а также на воспоминания потомков беженцев. Параллельно рассказываю о судьбах людей, оставшихся в Стамбуле навсегда. Возможно, кому-то это покажется скучным – ведь эти люди не стали знаменитыми. Но тем, кто интересуется жизнью соотечественников в зарубежье, их историей, надеюсь, понравится.

Я пытаюсь восстановить имена тех, кто здесь остался. Их не так много. Никто не может назвать точную цифру. Но, примерно, тысяча или чуть больше человек. Очень сложно с женщинами. Они выходили замуж, меняли фамилии, растворяясь порой в чужой культуре.

Еще одна проблема – из-за нехватки места на христианских кладбищах в одну могилу хоронили по несколько человек (с перерывом в пять лет). Бесхозные могилы вскрывали, вынимали кости и укладывали новые тела. Таким образом, многие могилы интересных людей найти невозможно. Я обследовала греческое кладбище в Шишле (Стамбул) с самым большим количеством русских захоронений и еще пять-шесть небольших кладбищ. Искала русские могилы на четырех кладбищах на Принцевых островах в Мраморном море, недалеко от Стамбула. На этих островах тоже селили эмигрантов.

Многие фамилии я нашла на разных интернет-сайтах, в списках участников белого движения. Один из самых больших и полных из них – сайт историка Волкова. Я получила от него разрешение на использование данных. В большинстве случаев информация об этих людях заканчивается словами: "эмигрировал с армией Врангеля в Константинополь". И все! После моего исследования можно будет дописать: "жил в Стамбуле", умер тогда-то. А иногда добавить сведения о жизни данного человека в Турции, поставить его фото... В книге будет огромное количество снимков из личных архивов потомков белоэмигрантов, а также современных фотографий, сделанных мной. Я получила разрешение от Гарвардской библиотеки (США) на использование уникальных исторических снимков из коллекции Чарльза Клэфлина Дэвиса, сделанных им в Чаталджинских лагерях.

- Сколько потомков эмигрантов 20-х гг. из России живут сейчас в Стамбуле. Кто эти люди? Они охотно делятся воспоминаниями?
 
- Из второго поколения эмигрантов осталось, возможно, человек десять. Я точно знаю о существовании шести. Тесно общаюсь с двумя-тремя. Но они входили в так называемый "костяк", знали практически всех активных эмигрантов, тех, которые "держались своих". Например, мадам Рока (Роксолана Умарова), она родилась в России; Лариса Тимченко, родилась уже в Турции. Третье поколение: внучка великой актрисы Веры Холодной – Вера Холодная, внук графа Татищева – Александр Татищев... Представители третьего поколения, в основном, разъехались по свету. Те, кто остался здесь, ассимилировались и не говорят по-русски. Не все хотят общаться.

Для России эмигранты были "предателями родины", затем стали иностранцами и неверными в чужой стране. Они привыкли быть осторожными и ничего не рассказывать о себе. Поэтому второе и третье поколение мало знает о прошлом своих родственников – иногда его "просто нет"... на всякий случай. Нужен особый такт, подход, огромное терпение, чтобы эти люди начали доверять тебе и разговаривать с тобой.

- Поддерживают ли потомки эмигрантов связь друг с другом? Объединены ли в какие-нибудь общества?

- Поскольку их осталось "всего-ничего", да и возраст у всех солидный, то и общения большого нет. Но они перезваниваются. А мои "девочки", так они себя называют, встречаются. Прошлым летом мы проводили много времени вместе с Ларисой Васильевной, Верочкой, мадам Рокой. Мадам Рока обалденный организатор (любит путешествовать, много читает), "загружает" всех нас в свой микроавтобус, и мы едем по всяким интересным местам в окрестностях Стамбула. Сидим в ресторане, любуемся видами.

В 1954 году при трех русских Афонских подворьях с домовыми храмами, которые также приняли русских беженцев (этому будет посвящена отдельная глава в книге) белоэмигранты создали Общество помощи бедным людям. Оно помогало нуждающим деньгами, лекарствами и т.д. Общество существует до сих пор, хотя, по большому счету, бедных уже нет. Деньги идут на содержание и поддержание церквей при Афонских подворьях. Мне показали невероятно интересные архивы общества. Я увидела его устав, отчетные книги, много других документов – всё на турецком языке.

Могила сестры Веры Холодной – Надежды. После смерти Веры она забрала ее детей
и увезла в Турцию. В этой же могиле похоронена Нонна, одна из дочерей Веры Холодной


- Эмигранты 20-х гг. из России – это не только русские, но и украинцы, евреи, грузины, армяне... Остались ли потомки этих людей в Стамбуле?

- В Турции белоэмигрантов называют "беяз руслар" – "белые русские". Но когда я начала заниматься судьбами людей, оставшихся в Турции, то к своему удивлению обнаружила, что большая их часть – выходцы из Украины. Возможно, близость к Украине заставляла их остаться здесь. Да, среди эмигрантов было немало греков, татар, армян, евреев, итальянцев, грузин. Например, в крови Ларисы Тимченко течет греко-русско-украинская кровь. Ее дед, обрусевший грек, был крупным судовладельцем в Сочи. А отец – украинец.

Потомки эмигрантов рассказывали мне, что в 20-х гг. владельцем одного из русских ресторанов в Стамбуле был еврей из Одессы Пуриц. Сейчас я выясняю, а не тот ли это Пуриц, владелец ювелирного магазина на Дерибасовской, угол Ришельевской, которого обокрала известная "Сонька Золотая ручка"? Хотя, скорее всего, это другой – Саша Пуриц. Но про ювелира М. Пурица тоже слышала – был здесь такой.

- Какой след и память оставила белая эмиграция в истории, в жизни Стамбула?

- Центральная улица города – Пера, ныне Истикляль, полностью принадлежала русским. В каждом ее доме были русские ателье, аптеки, магазины, кафе и рестораны. Я могу сегодня показать, где что было. В своей книге я проведу читателей по этой улице и расскажу о самых интересных заведениях, открытых русскими. До сих пор существуют два ресторана созданные эмигрантами – "Режанс" и "Аяспаша". (О них в отдельной главе книги.) А в одном из кафе на Пасху турки продают куличи, о чем сообщает вывеска в витрине на русском языке.
- В сегодняшней России повышенный интерес к истории и, в частности, к новейшей истории, истории белой эмиграции. Об этом снимают телефильмы, издают книги, пишут научные статьи. Оказывают ли вам помощь в работе посольство РФ в Турции, консульство в Стамбуле, Русский культурный центр?
- Никакой помощи мне никто не оказывает. Наверное, они и не знают о моей работе, о моем исследовании. По большей части я все делаю сама – ищу контакты с людьми, встречаюсь с ними, роюсь в архивах, смотрю нужные материалы в Интернете. Помогают мне лишь простые люди. Среди них турки и греки.

- Спасибо за интервью. Ждем вашу книгу.

- Если у читателей вашей газеты есть какая-нибудь информация, фотографии на интересующую меня тему, пожалуйста, пришлите. Буду очень благодарна.

*     *     *

КНИГИ В.ХАНЕЛИСА
"Родились и учились в Одессе.
Материалы к энциклопедическому словарю".

570 стр. большого формата, около 5.000 персоналий.
Стоимость книги: в Израиле - 99 шек.;
в Европе, США и странах СНГ - $34,99.


"В нашем странном городе".
Сборник мистических и фантастических рассказов.

Стоимость книги в Израиле - 55 шек.;
в Европе, США и странах СНГ - $19,99. В цены входит пересылка.
Для заказов обращаться: V. Hanelis, 11 Livorno str., apt. 31,
Bat-Yam, Israel-59644, telfax +972-3-551-39-65,
e-mail - vhanelis@gmail.com
Количество обращений к статье - 582
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (2)
Гость - правнук Якова Пурица, сын Родиона Пурица - | 20.04.2017 22:12
Дом на углу Дерибасовской 6 и Ришельевской 11 в Одессе принадлежал Якову Пуриц, который таки эмигрировал в Стамбул.
Именно он был владельцем этого дома и ювелирного магазина, в котором работал его брат Моисей.
(tr.s.sergey@gmail.com)
Гость | 02.04.2017 10:02
Как всегда у Ханелиса - все по делу: безумно интересно, содержательно и по-людски.
Он превосходный писатель, вдумчивый, исторически мыслящий журналист - знаток эпох, стилей, социальной психологии и культуры.
"ТУРЕЦКИЙ ГАМБИТ" - один из кодов нашего культурного мышления. Ведь мало кто из израильтян осознает, что все мы в значительной мере "турецкоподданные" (параллелям от Вамбери до Остапа Бендера - несть числа!).
Это интервью, равно как и статьи Владимира Ханелиса, помогают всем нам понять себя и более адекватно относиться друг к другу и историческим неурядицам.

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com