Logo
20-30 нояб..2017


 
Free counters!


Сегодня в мире
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17
06 Дек 17









RedTram – новостная поисковая система

Времена и имена
Лео Вайс, он же Мухаммад Асад
Владимир Ханелис, Исраэль Спектор

В "МЗ" в № 517 и № 522 мы рассказывали о двух арабах-мусульманах. Они приняли иудаизм, взяли новые имена – Барух Мизрахи и Авраам Синай. Первый сражался за независимость Государства Израиль и погиб героем. Второй был агентом израильской разведки в Ливане и боролся с террористами. Сегодня мы хотим рассказать об уникальной даже для безумного ХХ века личности – сыне львовского адвоката, внуке черновицкого раввина Леопольде Вайсе.


Во все времена, особенно в средние века, евреи принимали ислам, добивались высоких должностей при дворах мусульманских правителей. Как правило, это были сефардские евреи. И тысячи иудеев вот уже много веков становятся христианами. Многие из них добились известности и богатства. Как правило, это ашкеназские евреи. Но чтобы ашкеназ принял ислам – это из ряда вон выходящее событие!

... Леопольд, Лео, как его звали в семье, родился 2 июля 1900 года во Львове. Тогда город назывался Лемберг и принадлежал Австро-Венгрии. Здесь же, во Львове, провел юность другой представитель династии галицийских раввинов – Мартин Бубер, которого многие считают одним из выдающихся еврейских мыслителей ХХ века. А Леопольда Вайса (после принятия ислама Мухаммада Асада) многие считают самым выдающимся мусульманским мыслителем – выходцем из Европы ХХ века. И Вайс, и Бубер вспоминали тогдашний Львов с теплотой. Но все это будет потом...

Леопольд Вайс, он же Мухаммад Асад, он же Леопольд Аравийский. Фото: yourmiddleeast.com/

А пока юный Лео прилежно изучает святые книги: ТАНАХ, Мишну, Гемару, путешествует с родителями по Европе. В 1914 году еврейский мальчик, патриот Австро-Венгрии подделывает документы, приписывает себе два года и вступает в армию. Его разоблачили и вернули домой, чтобы через четыре года призвать на военную службу. Но к тому времени война окончилась.

Семья Вайс переехала в Вену. Леопольд поступает в университет. Изучает историю искусств и философию. Однако вскоре бросает занятия, переезжает в Берлин, становится ассистентом кинорежиссера Мурнау и ведет богемный образ жизни.

Карьера в кино не задалась, и в 1921 году молодой Вайс устраивается телефонистом в редакцию "Франкфуртер цайтунг" – одной из самых уважаемых, солидных газет Европы. И тут первая улыбка Фортуны. Его друг, портье в гостинице, рассказал ему, что у них инкогнито остановилась для сбора средств для голодающих Поволжья жена Максима Горького Екатерина Пешкова. Не спросив разрешения начальства, Леопольд помчался в гостиницу.

Екатерина Пешкова рассказала Вайсу о катастрофических масштабах голода в России. Опьяненный удачей Леопольд упросил печатников поставить его материал в утренний выпуск газеты. Интервью произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Вайс получил выговор и... место репортера.

И снова улыбка Фортуны. Весной 1922 года он получает письмо от дяди – Дориана Фейгенбаума, сына его дедушки, черновицкого раввина, одного из первых студентов Зигмунда Фрейда. Дядя работал в иерусалимской психиатрической больнице. "Почему бы тебе, - писал он, - не приехать и не побыть со мной несколько месяцев? Я оплачу обратный билет. Ты сможешь вернуться, когда захочешь. К твоим услугам большой и красивый старый арабский дом... Мы будем проводить время вместе. У меня много книг. Когда устанешь осматривать здешние виды, то сможешь читать".

... Через некоторое время дядя встречал Лео, корреспондента берлинской газеты, в своем доме у Яффских ворот в Иерусалиме. Но Фортуна перестала улыбаться Лео. Она начала гримасничать. Восток, арабский, мусульманский Восток сразу же очаровал, захватил, навеки покорил Леопольда Вайса. Лео, по его собственным словам, почувствовал себя бо́льшим арабом, чем сами арабы.

Такие же сильные чувства, но со знаком минус, он испытывал по отношению к местным евреям и сионизму. Об этом он открыто говорил будущему президенту Израиля Хаиму Вейцману и Менахему Усышкину, известному сионистскому деятелю, идеологу еврейского заселения Эрец-Исраэль. В своих статьях Вайс выступал не только против Декларации Бальфура, поддержавшей создания еврейского национального очага в Палестине, но и против "посягательств евреев на арабскую землю". Как это все случилось, почему так перевернулось его мировозрение, его сознание, не мог объяснить даже дядя, психиатр-фрейдист.

Мухаммад Асад в студии пакистанского радио. Фото: © Wiki Commons

В Иерусалиме Вайс подружился с Якобом Исраэлем де Ханааном, личностью одиозной. Голландский еврей, принявший, христианство, гомосексуалист, журналист, он был яростным противником сионизма. Новые друзья и коллеги вместе путешествовали по Трансиордании, где Леопольд познакомился с эмиром Абдаллой, затем посетил Сирию.

Вернувшись в Берлин, Леопольд Вайс публикует статьи о мусульманском Востоке, читает лекции в берлинской Академии геополитики. В это же время он знакомится с талантливой художницей Эльзой Шейман, которая была старше Лео на 15 лет и имела сына от первого брака.

Но Европа кажется Вайсу скучным, вялым местом. Его тянет на любимый Восток, к новым приключениям, лицам, встречам. По словам одного из его биографов, однажды в поезде Вайс наблюдал невыразительные, сытые лица хорошо одетых пассажиров – зажиточных немецких бюргеров. Леопольду показалось, что на этих лицах он читает скрытые муки. Вернувшись домой, Лео увидел открытую страницу Корана: "Вы полны желания иметь больше и больше до тех пор, пока не дойдете до своих могил. Если бы вы только знали это, вы бы наверняка увидели ад, в котором находитесь".

Решение пришло мгновенно. Через несколько дней еврей Леопольд Вайс поднял правую руку и в присутствии двух свидетелей произнес: "Я заявляю, что нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед пророк его".

Так иудей Лео Вайс стал мусульманином Мухаммадом Асадом. Правда, частичку старого имени он все же сохранил: "асад" по-арабски означает "лев". Мусульманами стали его жена Эльза и приемный сын Генри. В начале 1927 года семья совершает хадж (паломничество) в Мекку. Но там скоропостижно умирает Эльза. Мухаммад отправляет пасынка в Берлин, а сам продолжает изучать арабский язык, Коран, обычаи Аравии, публикует проарабские статьи в европейских газетах, заводит влиятельных друзей. Среди них – сын правителя страны. Он представляет Асада отцу – основателю нового государства Саудовская Аравия Абд-Азизу Ибн-Сауду. Спустя некоторое время Мухаммад становится советником бедуинского короля и его секретным агентом.

Мухаммад Асад с женой в Пакистане, ок. 1957 года. Фото: © Poloplayers

Вот что писал Асад об Аравии и ее короле: "У меня роман с этой страной, и я переживаю его с такой полнотой и силой, как ни один европеец. Никто, я убежден в этом, не сможет устоять перед очарованием аравийской жизни, если хоть немного поживет с арабами, никто не сумеет вырвать Аравию из своего сердца. Даже покидая этот край, человек навсегда унесет с собой частицу упоительной атмосферы пустыни и будет мучиться ностальгией в красивейших и богатейших странах мира".

"Он называет меня другом, хотя мы далеко не равны в своем положении, ведь он – король, а я – всего лишь журналист. Но я решаюсь говорить, что мы друзья, ибо он поверяет мне свои сокровеннейшие мысли, причем делает это с такой щедростью, с какой помогает людям".

Однако роман с Аравией и дружба с королем не получились... Причины никто объяснить не может, но Мухаммад Асад вместе с молодой женой, 15-летней Мунирой Хуссейн аль-Шаммари, дочерью арабского шейха (умерла в 1978 году), и новорожденным сыном Талалом (впоследствии известным антропологом, профессором университета Нью-Йорка) уезжают из страны, а по некоторым сведениям – бегут под покровом ночи.

Он путешествует по всему мусульманскому миру от Гибралтара до Индии. Побывал Асад и в Иране. Из его статей, не утративших своего значения и сегодня, европейцы – может быть, впервые – узнали о расхождениях между иранскими шиитами и аравийскими суннитами, об их многовековой вражде и ненависти. (Многие мировые лидеры не знают и не понимают этого до сих пор.)

Из Ирана Асад едет в советскую Среднюю Азию. Вот как описывает это путешествие современный английский журналист: "В те годы туда еще пускали иностранцев, но Асад быстро убеждается, что правоверному мусульманину там не место. В Туркмении, в старинном городе Мерв (...) городское начальство рассказывает Асаду об успешной борьбе с пережитками феодализма (...) местные атеисты швыряют свиные головы за ограду единственной городской мечети (...) мулла этой мечети оказывается осведомителем, доносящим на своих прихожан".

Затем Мухаммад Асад уехал в британскую Индию, присоединился к борьбе мусульман за независимость Пакистана. Он сотрудничает с вождями этой борьбы – Мухаммадом Икбалем и Мухаммадом Али-Джинной. Асад выучил урду, помог выпустить первые газеты на этом языке.

После начала Второй мировой войны британские власти интернировали австрийского подданного Мухаммада Асада и его семью в лагерь для перемещенных лиц в Бомбее, в котором они были единственными мусульманами. Здесь же в 1942 году "Лев" узнал, что его отец, сестра и мачеха (мать умерла в 1919 году) сгорели в печах Холокоста. Говорят, в этот день Лео в первый и последний раз в жизни плакал...

Война окончилась. Освободившись из лагеря, основатель пакистанского государства Мухаммад Икбаль пригласил его помочь написать конституцию страны и создать светское государство – исламскую республику. Асад согласился, но настоял, чтобы новая конституция гарантировала право женщин быть избранными в любые структуры власти. Когда в 1988 году Беназир Бхутто была избрана первой женщиной на посту премьер-министра Пакистана, став одновременно и первой женщиной-лидером в мусульманском мире, она подчеркнула большую роль Асада в этом.

В 1951 году пакистанское правительство назначило Мухаммада Асада своим представителем в ООН. "Нью-Йорк таймс" так описала нового посла Пакистана в ООН: "Худой, с бесстрашным взглядом, известный знаток исламского закона. Он знает польский, английский, немецкий, фарси, арабский и другие языки; путешественник с глубоким знанием городов и пустынь от Касабланки до Пенджаба, многословный просветитель исламского мира, неординарный человек, родившийся во Львове".

Этот "неординарный человек", считавший себя посланником в ООН не только Пакистана, но и всего мусульманского мира, постоянно очень резко выступал в стенах этой организации против Израиля и сионизма. Израильские дипломаты наградили его кличкой "вероотступник". Но ничто человеческое не было ему чуждо...

В Нью-Йорке у Мухаммада Асада начался бурный роман с польской иммигранткой Полой Казимирской. Жену-бедуинку Асад отослал отцу-шейху в Саудовскую Аравию. Пола приняла ислам и стала его третьей женой., Хамидой. В Пакистане к горячим романтическим делам воего посланника отнеслись весьма и весьма холодно. Пришлось уйти в отставку. Заметим, что еще спустя десятилетия после этого в Пакистане продолжали помнить Асада и ценить. Лидер страны генерал Зия уль-Хак уговаривал его вернуться и предлагал важный пост в своем правительстве.

Перед зданием ООН в Вене есть площадь имени Мухаммада Асада. Второй справа -
сын Асада-Вайса, профессор антропологии Нью-Йоркского университета. Фото: islam.ru


Около 20 лет Мухаммад Асад жил в Танжере (Марокко), был профессором Каирского университета Аль-Азхар, писал научные труды, воспоминания. Остановимся коротко на его научном и литературном наследии, Главным трудом, делом жизни Асад считал свой комментированный перевод Корана на английский язык. По мнению специалистов, в литературном отношении ему нет равных. Но этот перевод вызвал гнев и раздражение в ортодоксальных мусульманских кругах. Они сочли его чересчур современным, модернистским и по-европейски либеральным. В Саудовской Аравии этот перевод был запрещен. Кроме перевода Корана Асад написал: "Принципы мусульманского государства", "Сахих аль-Бухари: ранние годы ислама", "Это наш закон", работы по государственным аспектам шариата и т.д. Бестселлером стала книга Мухаммада Асада "Путь в Мекку" о его переходе в ислам. Она издавалась много раз на многих языках. В 2001 году газета "Гаарец" писала: "Необычная история о еврее, который изменил свое имя, свою веру, своих жен, свою национальность, а также лицо исламского мира".

В "Пути в Мекку" Асад искал объяснения своим поступкам у праотца Авраама: "Это мой давний предшественник, которого Бог отправил в неведомые страны для открытия самого себя, легко бы понял, почему я оказался в Аравии, поскольку он также бродил через чужие земли, прежде чем смог построить свою жизнь как нечто ощутимое, и он был гостем во многих странах, прежде чем ему было разрешено пустить свои корни..." (Асад никогда не скрывал своего еврейского происхождения, хотя это и вызывало иногда подозрения в Саудовской Аравии и Пакистане.)

Не так давно на экраны вышел немецкий документальный фильм о жизни Асада – "Путь в Мекку". А в 2008 году площадь перед главным входом в штаб-квартиру ООН в Вене назвали в его честь. Это была первая западноевропейская площадь, названная в честь мусульманина. Интересно, увековечена ли память о Леопольде Вайсе – Мухаммаде Асаде в его родном Львове?

Война между Ираном и Ираком потрясла Асада. Он навсегда покидает мусульманский Восток и перебирается в Европу – сначала в Португалию, в Лиссабон. Рушилась его мечта – мусульманского либерала и реформатора – о светском, основанном на гуманизме, вере в человека исламском государстве, о новом поколении мусульман. Он безжалостно критиковал аятоллу Хомейни, сказав, что он хуже шаха; короля Саудовской Аравии и президента Египта Насера, которого хорошо знал лично. Асада беспокоил рост фундаментализма в исламе. "Мне стало ясно, - писал он, - что проблемы мусульман заключаются не в недостатках ислама, а в нежелании мусульман жить в согласии с исламским мировозрением". Асад продолжал верить в "ислам с человеческим лицом", точно так же, как некоторые коммунистические лидеры верили в "социализм с человеческим лицом".

Из Португалии Мухаммад Асад переехал в Испанию, в Гранаду, на землю средневекового Гранадского эмирата, последнего мусульманского государства на Пиренейском полуострове, оплота ислама. Он умер 23 февраля 1992 года. Похоронен на маленьком мусульманском кладбище города Марбелья. В отличие от праотца Авраама Леопольд Вайс так нигде и не пустил свои корни. За десять лет до смерти Мухаммад Асад сказал, что если бы сейчас он встретил араба в первый раз в жизни, то, скорее всего, не проникся бы симпатией к нему...

х х х

О другом Махаммаде Асаде – немецком писателе, журналисте и мистификаторе, уроженце Киева, бакинце Льве Абрамовиче Нусенбауме, - мы расскажем в ближайших номерах "МЗ".

*     *     *

КНИГИ В.ХАНЕЛИСА
"Родились и учились в Одессе.
Материалы к энциклопедическому словарю".

570 стр. большого формата, около 5.000 персоналий.
Стоимость книги: в Израиле - 99 шек.;
в Европе, США и странах СНГ - $34,99.


"В нашем странном городе".
Сборник мистических и фантастических рассказов.

Стоимость книги в Израиле - 55 шек.;
в Европе, США и странах СНГ - $19,99. В цены входит пересылка.
Для заказов обращаться: V. Hanelis, 11 Livorno str., apt. 31,
Bat-Yam, Israel-59644, telfax +972-3-551-39-65,
e-mail - vhanelis@gmail.com
Количество обращений к статье - 1206
Вернуться на главную    Распечатать
Комментарии (5)
Гость | 05.05.2017 09:03
Владимир Ханелис - литератор от Бога, каких в других странах среди пишущих на русском языке мало где сыщешь.
Его гуманистические персоналистские шедевры о трагических путях человеческого выбора - жанр в высшей степени редкий: невольно вспоминается любимая всеми уникальная тихоновская повесть "Вамбери".
В современном мире доминирует жестокость, хамство, двоедушие и кондовый шовинизм. А люди, проникающие в культуру, язык и жизненный уклад другого народа - золотой фонд человечества. Израиль и евреи в этом плане - впереди планеты всей.
Не могу не считать абсолютным уникумом нашего великого литератора, лингвиста, культуролога и театрального деятеля Рои Хена - за которым стоит семь поколений выходцев из Магриба- чье знание проблем славистики просто непостижимо, парадоксально. И не менее парадоксально, что он здесь такой не один!
Позиция Владимира Ханелиса, как литератора и журналиста-репортера, кажется людям примитивным, сторонникам малообразованной кучности, довольно странной: он не подрывник человеческих связей, а гуманист, наводящий мосты.
У Хаима Соколина в знаменитой повести "И сотворил Бог нефть" в совершенно дивной мистической коде выходит на сцену герой, как две капли воды похожий на описанного в этом очерке Владимира Ханелиса. То ли это юнгианская синхронность, то ли - знание обоими литераторами одного и того же источника?!
Мне всегда казалось, что, будь во главе Израиля люди мыслящие, сильные, а не хитровато-подозрительные местечковые мещане, эта страна могла бы быть не пугалом огородным, а мировым центром культуры и обучения. Здесь все для этого было и есть. Но история распоряжается не по оптимальному сценарию - а как ей заблагорассудится...
Спасибо автору и редакции за серию замечательных очерков о подлинных "героях нашего времени" - людях не лишних, а замечательных!
Гость И. | 04.05.2017 09:11
Нет худших врагов Израиля, чем евреи-ренегаты. Ни погромы, ни Холокост, ни гибель близких, ни арабские войны против Израиля, и против своих же братьев - мусульман не поколебали его убеждений. При всем масштабном даровании он остался убогим ненавистником своего народа, а по сути - себя самого.
Игорь | 02.05.2017 02:21
Прочел про этого Мухаммада и как в дерьме искупался.
Гость | 01.05.2017 21:23
праотец "бецелим". Премерзкий тип.
Нет ему прощенья.
Гость | 01.05.2017 16:48
подружился с Якобом Исраэлем де Ханааном - правильно: де Хаан

Добавьте Ваш комментарий *:

Ваше имя: 
Текст Вашего комментария:
Введите код проверки
от спама
 
Загрузить другую картинку

* - Комментарий будет виден после проверки модератором.



© 2005-2017, NewsWe.com
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено,
при согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на NewsWe.com